Апелляционное постановление Московского городского суда от 21 февраля 2018 г. по делу N 10-3274/2018

 

Московский городской суд в составе председательствующего - судьи Расновского А.В., при секретаре Будигине Д.В., с участием прокурора отдела управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации Бобек М.А., обвиняемых Трибунского С.Г., Эристова Х.А., Кушхова А.Х., защитников - адвокатов Рязанова В.Г., Косенко Д.В., Косолапова Ю.А., представивших удостоверения и ордера в защиту интересов обвиняемых, рассмотрел в открытом судебном заседании материал о продлении срока содержания под стражей по апелляционным жалобам защитников-адвокатов Бишенова А.С., Косолапова Ю.А., Ромашова А.М., Рязанова В.Г., обвиняемого Трибунского С.Г., на постановление Тверского районного суда г. Москвы от 31 января 2018 года, которым

ТРИБУНСКОМУ С.Г,

ЭРИСТОВУ Х.А,

КУШХОВУ А.Х,

обвиняемым в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ, продлен срок содержания под стражей на 3 месяца, а всего до 10 месяцев 8 суток, то есть до 5 мая 2018 года.

Выслушав выступления обвиняемых Трибунского С.Г, Эристова Х.А, Кушхова А.Х, защитников - адвокатов Рязанова В.Г, Косенко Д.В, Косолапова Ю.А, по доводам апелляционных жалоб, мнение прокурора Бобек М.А, полагавшего необходимым постановление суда оставить без изменения,

УСТАНОВИЛ:

Настоящее уголовное дело возбуждено 5 декабря 2014 года следователем 4-го отдела СУ УМВД России по г. Калининграду по признакам состава преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ.

Срок предварительного следствия по уголовному делу продлен 18 января 2018 года руководителем следственного органа - заместителем начальника Следственного департамента МВД России до 41 месяца, то есть до 5 мая 2018 года.

28 июня 2017 года, в связи с тем, что на Трибунского С.Г, указали очевидцы, как на лицо совершившее преступления, он был задержан следователем в порядке, предусмотренном п.2 ч.1 ст.91, ст. 92 УПК РФ и в тот же день допрошен в качестве подозреваемого с участием защитника.

28 июня 2017 года, в связи с тем, что на Эристова Х.А. и Кушхова А.Х, указали очевидцы, как на лиц совершивших преступление, а также в связи с обнаружением у них явных следов преступления, они были задержаны следователем в порядке, предусмотренном пп.2 и 3 ч.1 ст.91, ст. 92 УПК РФ и в тот же день допрошены в качестве подозреваемых с участием защитников.

30 июня 2017 года судьей Тверского районного суда города Москвы в отношении подозреваемых Эристова Х.А, Кушхова А.Х, Трибунского С.Г. избрана мера пресечения в виде заключения под стражей.

6 и 7 июля 2017 года Эристов Х.А, Кушхову А.Х. и Трибунскому С.Г, соответственно, предъявлены обвинения в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ и в тот же день они допрошены в качестве обвиняемых в присутствии адвокатов.

Срок содержания обвиняемых под стражей неоднократно продлевался, в частности 31 января 2018 года судьей Тверского районного суда города Москвы на 3 месяца, а всего до 10 месяцев 8 суток, то есть до 5 мая 2018 года.

В апелляционной жалобе защитник-адвокат Бишенов А.С, в защиту интересов Кушхова А.Х, не соглашаясь с постановлением суда,

находит его незаконным, необоснованным, и ссылаясь на Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N41 от 19 декабря 2013 года "О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога" и N48 от 15 ноября 2016 года "О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности" полагает, что убедительных обоснований и доказательств наличия обстоятельств, перечисленных в ст. 97 УПК РФ, являющихся основанием для содержания Кушхова А.Х. под стражей, представленные следствием и исследованные судом материалы не содержат, а выводы суда о наличии у него возможности препятствовать каким-либо способом производству по делу носят голословный характер, обращает внимание на то, что тяжесть обвинения не может служить единственным основанием для длительного содержания обвиняемого под стражей, указывает что судом надлежащим образом не рассмотрен вопрос о невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения, полагает, что деяния, инкриминируемые Кушхову А.Х. совершены в сфере предпринимательской деятельности, в связи с этим содержание последнего под стражей не отвечает требованиям закона, просит постановление суда отменить, избрать в отношении Кушхова А.Х. иную, более мягкую меру пресечения.

В апелляционных жалобах обвиняемый Трибунский С.Г. и защитник-адвокат Бишенов А.С, не соглашаясь с постановлением суда,

находят его незаконным, необоснованным, полагают, что убедительных обоснований и доказательств наличия обстоятельств, перечисленных в ст. 97 УПК РФ, являющихся основанием для содержания Трибунского С.Г. под стражей, представленные следствием и исследованные судом материалы не содержат, а выводы суда о наличии у него возможности препятствовать каким-либо способом производству по делу носят голословный характер, полагают, что судом надлежащим образом не оценены данные о личности обвиняемого и его семейное положение, просят постановление суда отменить, избрать в отношении Трибунского С.Г. иную, более мягкую меру пресечения.

В апелляционной жалобе защитники-адвокаты Ромашов А.М, Рязанов В.Г. в защиту интересов обвиняемого Эристова Х.А, не соглашаясь с постановлением суда,

находят его незаконным, необоснованным, и анализируя ход расследования и его результаты, полагают, что убедительных обоснований и доказательств наличия обстоятельств, перечисленных в ст. 97 УПК РФ, являющихся основанием для содержания Эристова Х.А. под стражей, представленные следствием и исследованные судом материалы не содержат, а выводы суда о наличии у него возможности препятствовать каким-либо способом производству по делу носят голословный характер, обращает внимание на то, что тяжесть обвинения не может служить единственным основанием для длительного содержания обвиняемого под стражей, указывает что судом надлежащим образом не рассмотрен вопрос о невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения, полагает, что деяния, инкриминируемые Эристову Х.А. совершены в сфере предпринимательской деятельности, в связи с этим содержание последнего под стражей не отвечает требованиям закона, ссылаются на то, что доказательств причастности обвиняемого к вменяемому деянию не представлено, просят постановление суда отменить, избрать в отношении Эристова Х.А. иную, более мягкую меру пресечения.

Выслушав мнение участников процесса, проверив представленные материалы, обсудив доводы апелляционных жалоб, суд апелляционной инстанции приходит к выводу об отсутствии оснований для их удовлетворения.

В соответствии с ч.1 ст.97 УПК РФ при наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый может скрыться от предварительного следствия и суда, продолжить заниматься преступной деятельностью, угрожать свидетелям, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по делу, в отношении него может быть избрана мера пресечения. При этом в ч.1 ст.108 УПК РФ указано о том, что заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше трех лет при невозможности применения иной более мягкой меры пресечения. Также следует иметь в виду, что обоснованное подозрение предполагает наличие достаточных данных о том, что соответствующее лицо могло совершить преступление, в том числе указанных в статье 91 УПК РФ.

В соответствии со ст. 109 УПК РФ в случае невозможности закончить предварительное следствие в срок до 2 месяцев срок содержания обвиняемого под стражей может быть продлен, при этом согласно ч.2 ст.109 УПК РФ срок содержания под стражей свыше 6 месяцев может быть продлен в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, только в случае особой сложности уголовного дела, при наличии оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ.

Согласно ст.110 УПК РФ мера пресечения отменяется, когда в ней отпадает необходимость, или изменяется на более строгую или более мягкую, когда изменяются основания избрания меры пресечения, предусмотренные ст. ст. 97, 99 УПК РФ.

Вопреки доводам жалоб, обжалуемое судебное постановление основано на объективных данных, содержащихся в представленных материалах, и принято в соответствии с положениями ст. 109 УПК РФ, с соблюдением норм уголовно-процессуального закона, регламентирующего порядок продления меры пресечения в виде заключения под стражу.

Обоснованность подозрения Трибунского С.Г, Эристова Х.А, Кушхова А.Х, в причастности к вменяемому деянию подтверждается представленными следователем вместе с ходатайством материалами, при этом, суд апелляционной инстанции отмечает, что Трибунский С.Г, Эристов Х.А, Кушхов А.Х, в порядке, предусмотренном ст. ст. 91, 92 УПК РФ были задержаны обосновано, уполномоченным на то должностным лицом, в соответствии с требованиями закона. Обвинения им предъявлены с соблюдением установленной законом процедуры, а избрание меры пресечения в виде заключения под стражу и последующее продление срока её действия произведены в соответствии с нормами уголовно-процессуального законодательства.

Как следует из представленных материалов, ходатайство о продлении срока содержания под стражей обвиняемых Трибунского С.Г, Эристова Х.А, Кушхова А.Х, возбуждено перед судом надлежащим должностным лицом с согласия соответствующего руководителя следственного органа в предусмотренные уголовно-процессуальным законом сроки, и отвечает требованиям ст. 109 УПК РФ, в нем должным образом изложены мотивы и основания необходимости применения данной меры пресечения, к нему приложены материалы их подтверждающие.

Из протокола судебного заседания следует, что ходатайство следователя рассмотрено в установленном ст. 109 УПК РФ порядке, а по его результатам принято предусмотренное законом процессуальное решение.

Удовлетворяя названное ходатайство следователя, суд первой инстанции, обоснованно признав его законным и обоснованным, а испрашиваемый срок - разумным, продлил срок содержания обвиняемых под стражей, правильно указав, что они обвиняются в тяжком преступлении, за совершение которого уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше трех лет, а с учетом данных о личности каждого из обвиняемых, оснований для изменения меры пресечения не имеется, в то время, когда существует необходимость производства по уголовному делу в стадии предварительного следствия.

При этом суд первой инстанции, обосновав свои выводы представленными на судебную проверку материалами уголовного дела, пришел к правильному выводу о том, что Трибунский С.Г, Эристов Х.А, Кушхов А.Х, находясь на свободе, с учетом тяжести инкриминируемого им преступления, могут скрыться от органов следствия и суда, воспрепятствовать производству по делу.

В связи с вышеизложенным, суд апелляционной инстанции, анализируя в совокупности расследуемые обстоятельства, тяжесть обвинения, представленные материалы и сведения, стадию производства и сложившуюся следственную ситуацию по уголовному делу, связанную с проведением мероприятий направленных на установление обстоятельств, подлежащих доказыванию, данные о личности каждого из обвиняемых полагает, что суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о наличии высокой степени риска сокрытия обвиняемых от правосудия и совершения действий по воспрепятствованию производству по делу.

Установив, что мера пресечения в виде заключения под стражу в отношении Трибунского С.Г, Эристова Х.А, Кушхова А.Х, избрана и её действие продлено в судебном порядке с соблюдением требований ст. ст. 97-99, 108, 109 УПК РФ, а обстоятельства, послужившие основаниями для её применения, до настоящего времени не отпали и не изменились, с учетом необходимости проведения следственных и процессуальных действий, направленных на завершение досудебного производства по уголовному делу, представляющему в расследовании особую сложность, обусловленную характером расследуемой деятельности группы лиц, количеством обвиняемых, необходимостью проведения значительного объема следственных, процессуальных действий, суд пришел к обоснованному выводу о необходимости её продления и отсутствии оснований для её изменения на более мягкую.

Постановление суда первой инстанции основано на фактических обстоятельствах, на основании которых принято решение о продлении срока содержания обвиняемых под стражей, учтены данные о его личности каждого из обвиняемых, тяжесть инкриминируемого преступления, объемы проведенных как проведенных следственных действий, так и запланированных мероприятий.

В соответствии с частью 1 статьи 22 Конституции Российской Федерации право на свободу и личную неприкосновенность может быть ограниченно федеральным законом лишь в той мере, в какой необходимо в целях установленных частью 3 статьи 55 Конституции России, а именно защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности. Провозглашенная в статье 46 Конституции Российской Федерации гарантия судебной защиты предполагает обеспечение каждому обвиняемому в преступлении права на рассмотрение его дела в суде без неоправданной задержки.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, высказанной в Постановлении от 22 марта 2005 года N4-П должна обеспечиваться соразмерность ограничений, связанных с применением в отношении лица заключения под стражу в качестве меры пресечения, тяжести инкриминируемого ему преступления, его личности, поведению в период предварительного следствия, а также наказанию, которое в случае признания его виновным в совершении преступления может быть ему назначено.

По смыслу закона содержание обвиняемого под стражей может быть оправдано при наличии явного требования общественного интереса, который, несмотря на презумпцию невиновности, превосходит важность принципа уважения свободы личности.

Санкция соответствующей части вышеуказанной статьи Уголовного закона, по которой Трибунскому С.Г, Эристову Х.А, Кушхову А.Х, предъявлены обвинения, предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до 10 лет.

Таким образом, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что Трибунский С.Г, Эристов Х.А, Кушхов А.Х, обвиняются по статье Уголовного закона, целью которой является уголовно-правовая охрана здоровья собственности, а соответственно связанные с этим права и законные интересы граждан на свободное пользование, владение и распоряжением своим имуществом. При этом, законодателем за совершение данного преступления установлен такой размер наказания, который относит его к категории тяжких, что свидетельствует о соответствующем уровне его общественной опасности и значимости публичных интересов и отношений в этой сфере, в случае посягательства на них. В настоящее время, учитывая общий срок содержания обвиняемых под стражей и тот срок, на который судом продлен срок нахождения обвиняемых под стражей, наказание предусмотренное законом за совершение данного преступления, принимая во внимание общественные отношения, являющиеся объектом указанного деяния, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о соразмерности примененной меры пресечения, предъявленным обвинениям, а также о том, что в данном случае, общественные, публичные интересы, в том числе связанные с расследованием, превосходят важность принципа уважения личной свободы, а срок содержания под стражей отвечающим назначению уголовного судопроизводства.

Оценивая расследуемые обстоятельства, имеющиеся в представленных материалах данные об интенсивности следственных и процессуальных действий, необходимость выполнения мероприятий, направленных на окончание досудебного производства, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что неоправданной задержки при производстве по делу не допущено.

Соглашаясь с решением суда о продлении срока содержания обвиняемых Трибунского С.Г, Эристова Х.А, Кушхова А.Х, под стражей, суд апелляционной инстанции не находит новых оснований, не ставших предметом судебного разбирательства при решении вопроса о мере пресечения, которые могли бы послужить основанием для её отмены или изменения. То есть, те обстоятельства, которые послужили основанием для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, в настоящее время не отпали, а объективных данных для изменения меры пресечения на иную, не связанную с содержанием под стражей, с учетом предъявленных обвинений и данных о личности каждого из обвиняемых, не имеется.

Объективных сведений, препятствующих содержанию обвиняемых под стражей в условиях следственного изолятора, в том числе по состоянию здоровья, в представленных материалах, не имеется.

Доводы стороны защиты, связанные с оценкой фактических обстоятельств дела, обоснованности их правовой оценки, а также собранных доказательств, рассмотрению не подлежат, поскольку являются предметом судебного разбирательства по существу уголовного дела.

Руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.15, 389.20, 389.28 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:

Постановление Тверского районного суда г. Москвы от 31 января 2018 года, которым продлен срок содержания под стражей обвиняемых Трибунского С.Г, Эристова Х.А, Кушхова А.Х. на 3 месяца, а всего до 10 месяцев 8 суток, то есть до 5 мая 2018 года оставить без изменения, апелляционные жалобы защитников и обвиняемого - без удовлетворения.

 

Председательствующий А.В. Расновский

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.