Апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 06 февраля 2018 г. по делу N 33-5176/2018

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Вьюговой Н.М.,

судей Сальниковой М.Л, Бобровой Ю.М,

при секретаре Сусловой А.Д,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Сальниковой М.Л. дело по апелляционной жалобе представителя ответчика РСА по доверенности Кривошеевой Н.А. на решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 30 августа 2017 года, которым постановлено:

Взыскать с Российского Союза Автостраховщиков в пользу Галицкого В.Ф. компенсационную выплату в размере 400 000 руб, штраф в размере 40 000 руб, расходы по оплате юридических услуг 10 000 руб. и расходы по оплате государственной пошлины 7 200 руб.

установила:

Истец Галицкий В.Ф. обратился в суд с иском к ответчику РСА о взыскании компенсационной выплаты в размере 400 000 руб, штрафа в размере 50% от суммы, присужденной судом, судебных расходов по оплате услуг представителя в размере 25 000 руб, по оплате государственной пошлины в размере 7 200 руб, указывая на то, что 18 января 2017 года по адресу: *, произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобиля Митсубиси, г.р.з. *, принадлежащего истцу на праве собственности. В результате данного ДТП автомобилю истца причинены механические повреждения. Дорожно-транспортное происшествие произошло вследствие нарушения Правил дорожного движения водителем Машхади А.Б, управлявшим автомобилем ГАЗ, г.р.з. *, гражданская ответственность которого на момент ДТП была застрахована в ООО "Антал-Страхование". Истец обратился в независимое экспертное учреждение для определения действительного размера ущерба, согласно экспертному заключению N22-01-17-Э от 22.01.2017 г. стоимость затрат на восстановление автомобиля истца с учетом износа составила 539 161 руб. 67 коп. Поскольку у ООО "Антал-Страхование" отозвана лицензия на осуществление страховой деятельности, истец обратился за компенсационной выплатой в РСА, однако в выплате было отказано. 06 июня 2017 года истец направил ответчику претензию о возмещении суммы компенсационной выплаты, в досудебном порядке спор не урегулирован.

Представитель истца Галицкого В.Ф. по доверенности Дрынкин И.В. в судебном заседании поддержал исковые требования.

Представитель ответчика РСА по доверенности Москвичева Е.В. в судебном заседании иск не признала, представила письменные возражения на иск, в случае удовлетворения исковых требований просила применить ст. 333 ГК РФ.

Судом постановлено вышеуказанное решение, об отмене которого просит представитель ответчика РСА по доверенности Кривошеева Н.А. по доводам апелляционной жалобы, указывая на то, что судом неверно оценены доказательства по делу, необоснованно отвергнуто трасологическое заключение, представленное ответчиком, судом сделан неверный вывод о взыскании штрафа, явно завышены судебные расходы.

Проверив материалы дела, обсудив вопрос о возможности рассмотрения дела в отсутствие неявившихся сторон, судебная коллегия, обсудив доводы апелляционной жалобы, находит решение суда подлежащим оставлению без изменения, как постановленное в соответствии с фактическими обстоятельствами и требованиями действующего законодательства.

Согласно ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

В соответствии с п. п. 3, 4 ст. 931 ГК РФ в случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявлять непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы. Договор страхования риска ответственности за причинение вреда считается заключенным в пользу лиц, которым может быть причинен вред.

Согласно ст. 19 ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" компенсационные выплаты осуществляются профессиональным объединением страховщиков, действующим на основании устава и в соответствии с настоящим Федеральным законом, по требованиям лиц, имеющих право на их получение.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, 18 января 2017 года по адресу: *, произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобиля Митсубиси, г.р.з. *, принадлежащего истцу на праве собственности, автомобиля ГАЗ, г.р.з. *, под управлением Машхади А.Б, и автомобиля Шкода, г.р.з. *, под управлением Анчабадзе Р.Р. В результате данного ДТП автомобилю истца причинены механические повреждения. Как следует из материалов дела, ДТП произошло вследствие нарушения Правил дорожного движения водителем Машхади А.Б, управлявшим автомобилем ГАЗ, г.р.з. *, который допустил столкновение с автомобилем истца.

Истец обратился в независимое экспертное учреждение для определения действительного размера ущерба. Согласно экспертному заключению N22-01-17-Э от 22.01.2017 г, составленному ООО "Эксперт-сервис", стоимость затрат на восстановление автомобиля истца с учетом износа составила 539 161 руб. 67 коп.

Гражданская ответственность водителя Машхади А.Б. на момент ДТП была застрахована в ООО "Антал-Страхование" по полису * N*.

Приказом Банка России от 02.06.2016 года у ООО "Антал-Страхование" отозвана лицензия на осуществление страховой деятельности.

Поскольку у ООО "Антал-Страхование" отозвана лицензия на осуществление страховой деятельности, истец обратился за компенсационной выплатой в РСА.

Решением от 20.03.2017г. РСА отказал в компенсационной выплате, обосновывая свой отказ данными, полученными в результате трасологического исследования N15/697259 от 16.03.2017 г, составленного ООО "Фаворит", сравнительным исследованием динамических и статических следов контактно-следового деформирующего взаимодействия, отобразившихся на автомобиле Митсубиси, г.р.з. *, с наиболее выступающими частями деталей ГАЗ, г.р.з. *, Шкода, г.р.з. *, методом сопоставления общих и частных признаков в исследуемых следах установлено их различие по общим и частным признакам. Данные различающиеся признаки образуют разные индивидуальные совокупности и свидетельствуют о том, что повреждения на автомобиле Митсубиси, г.р.з. *, и повреждения на автомобилях ГАЗ, Шкода образованы при обстоятельствах, отличных от заявленных.

Истец обратился к ответчику с претензией о возмещении суммы компенсационной выплаты, однако до настоящего времени выплата не произведена.

Указанные обстоятельства установлены, сторонами не оспариваются.

В соответствии с Федеральным законом N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности транспортных средств" компенсационная выплата осуществляется в тех случаях, когда страховая выплата по обязательному страхованию не может быть осуществлена вследствие отзыва у страховщика лицензии на осуществление страховой деятельности или применения к страховщику процедуры банкротства.

В соответствии с п. 1 ст. 24 указанного закона профессиональное объединение страховщиков является некоммерческой организацией, представляющей собой единое общероссийское профессиональное объединение, основанное на принципе обязательного членства страховщиков и действующее в целях обеспечения их взаимодействия и формирования правил профессиональной деятельности при осуществлении обязательного страхования.

К функциям и полномочиям профессионального объединения страховщиков в соответствии со ст. 25 закона относится, в том числе и осуществление компенсационных выплат потерпевшим в соответствии с учредительными документами профессионального объединения и требованиями настоящего Федерального закона.

При таких обстоятельствах, в связи с отзывом у страховой компании ООО "Антал-страхование" лицензии, и признании ее несостоятельной (банкротом) у Российского Союза Автостраховщиков возникла обязанность по осуществлению истцу Галицкому В.Ф. компенсационной выплаты.

Согласно ст.7 ФЗ "Об ОСАГО" страховая сумма, в пределах которой страховщик при наступлении каждого страхового случая обязуется возместить потерпевшим причиненный вред, составляет: в части возмещения вреда, причиненного имуществу каждого потерпевшего, 400 тысяч рублей.

Размер причиненного истцу имущественного ущерба, с учетом износа принадлежащего ему транспортного средства суд определилв размере 539 161 рубль 67 копеек на основании заключения N 22-01-17-Э от 22 января 2017 года, составленного экспертом-оценщиком ЭОО "Эксперт-Сервис", дав данному заключению надлежащую оценку, учтя при этом, что оно является полным, т.к. перечень необходимых для восстановления автомобиля работ соответствует повреждениям, указанным в справке о ДТП; заключение подготовлено компетентными экспертами, внесенными в государственный реестр экспертов-техников. Кроме того, суд указал, что экспертиза стоимости восстановительного ремонта принадлежащего истцу автомобиля выполнена на основании Единой методики определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства, утвержденной Положением Банка России от 19 сентября 2014 г. N 432-П.

Одновременно, суд первой инстанции не принял в качестве доказательства представленное стороной ответчика краткое заключение автотехнической экспертизы N* от 16.03.2017 г, составленное ООО "Фаворит", поскольку в заключении приведено формальное (краткое) описание объектов оценки, не отражающее их фактическое состояние, исследование выполненной оценки поверхностное, неполное, лишено качественного анализа и не подтверждено документально; транспортные средства экспертом не осматривались, его компетенция на составление экспертного заключения ничем не подтверждена, данные о включении его в реестр экспертов-техников отсутствуют.

Также отклонено судом представленное стороной трасологическое заключение N* от 16.03.2017 г, составленное ООО "Фаворит", поскольку транспортные средства экспертом не осматривались, что было подтверждено в судебном заседании экспертом Хусяиновым Р.Р, который пояснил, что произвел данное заключение по имеющимся документам и им были сделаны предварительные выводы; для более тщательного исследования ему необходимы схема места ДТП, объяснения участников и фотографии второго автомобиля, что на исследование представлено не было.

С учетом изложенного, коллегия считает правильным вывод суда первой инстанции о взыскании с ответчика - Российского Союза Автостраховщиков, в пользу истца компенсационной выплаты в размере 400 000 руб, т.е. в пределах лимита ответственности по Закону об ОСАГО.

Учитывая, что в добровольном порядке требования истца о выплате компенсации РСА не исполнило, суд первой инстанции обоснованно применил положения о штрафе, предусмотренные п. 3 ст. 16.1 Закона об ОСАГО и ст. 333 ГК РФ, снизив его размер до 40 000 руб, в связи с его несоразмерностью объему нарушенных прав, необходимостью соблюдения баланса интересов сторон.

Руководствуясь ст. 100 ГПК РФ, суд обоснованно определилк взысканию с ответчика в пользу истца, с учетом конкретных обстоятельств дела, длительности рассмотрения дела, его категории, с учетом принципов разумности и справедливости, расходы на оплату услуг представителя в сумме 10 000 рублей.

В соответствии со ст. 98 ГПК РФ суд распределил судебные расходы по оплате государственной пошлины.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда по настоящему делу.

Доводы апелляционной жалобы о неправомерности взыскания штрафа не могут быть приняты во внимание, поскольку не основаны на обстоятельствах дела.

Доводы апелляционной жалобы о том, что суд неправильно оценил представленные ответчиком доказательства в виде автотехнического и трасологического заключения ООО "Фаворит", не могут служить основанием для отмены решения суда, поскольку все собранные по делу доказательства оценены судом первой инстанции по правилам ст. 12, 67 ГПК РФ. Результаты оценки доказательств отражены в решении суда, в котором приведены мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Само по себе несогласие ответчика с данной судом первой инстанции оценкой указанных доказательств не дает оснований считать решение суда неправильным. При этом, судебная коллегия учитывает, что ни в судебном заседании суда первой инстанции, ни в заседании коллегии представитель ответчика РСА ходатайств о назначении по делу судебной автотехнической и трасологической экспертизы не заявлял, полагал возможным рассмотреть дело по имеющимся в деле доказательствам.

В целом доводы апелляционной жалобы аналогичны доводам возражений ответчика, они были предметом исследования суда первой инстанции, который дал им надлежащую оценку, по существу они сводятся к переоценке выводов суда, основаны на неправильной оценке обстоятельств данного дела, ошибочном применении и толковании норм материального права, фактически выражают субъективную точку зрения ответчика о том, как должно быть рассмотрено настоящее дело и оценены собранные по нему доказательства в их совокупности, а потому не могут служить основанием для отмены правильного по существу решения суда.

Никаких иных юридически значимых для дела обстоятельств, которые не были бы учтены судом первой инстанции при вынесении судебного решения по делу, апелляционная жалоба не содержит.

Таким образом, выводы суда основаны на объективном и непосредственном исследовании представленных сторонами доказательств, правовая оценка которым дана судом в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ, нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену решения суда, не имеется, фактические обстоятельства дела судом установлены правильно.

Довод апелляционной жалобы о том, что сумма расходов на оплату услуг представителя также завышена судом, не может быть принят во внимание, поскольку размер взысканных судом расходов по оплате услуг представителя соответствует конкретным обстоятельствам по делу, характеру и существу рассмотренного судом спора, объему оказанных услуг.

Таким образом, выводы суда основаны на объективном и непосредственном исследовании представленных сторонами доказательств, правовая оценка которым дана судом в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ, нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену решения суда, не имеется, фактические обстоятельства дела судом установлены правильно.

Апелляционная жалоба не содержит правовых оснований, предусмотренных ГПК РФ, к отмене постановленного судом решения.

Исходя из изложенного, судебная коллегия приходит к выводу о том, что оснований для отмены или изменения решения суда не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ судебная коллегия

определила:

Решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 30 августа 2017 года оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.