Апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 12 февраля 2018 г. по делу N 33-5922/2018

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Ульяновой О.В.,

судей Митрофановой Г.Н, Зельхарняевой А.И,

при секретаре Югай А.С,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Митрофановой Г.Н. гражданское дело по апелляционной жалобе Сергеевой А.А. на решение Хамовнического районного суда г. Москвы от 15 сентября 2017 года, которым постановлено:

- в удовлетворении исковых требований Сергеевой Анны Александровны, Сергеева Филиппа Михайловича к Дубину Михаилу Леопольдовичу, Дубиной Елизавете Михайловне, Гундарь Вячеславу Владимировичу о признании сделок недействительными, применении последствий недействительности сделок - отказать,

УСТАНОВИЛА:

Сергеева А.А, Дубин Ф.М. обратились в суд с иском Дубину М.Л, Дубиной Е.М, Гундарю В.В. о признании сделок недействительными, применении последствий недействительности сделок, ссылаясь на то, что истцы проживают в квартире по адресу: *****. Сергеева А.А. состояла в браке с Дубиным М.Л. в период с 15 марта 1996 г. по 18 мая 2012 г. 25 декабря 2012 г. Дубин М.Л. передал право собственности на квартиру Дубиной Е.М, а последняя 27 февраля 2017 г. передала право собственности на квартиру по договору купли-продажи Гундарю В.В. Договор дарения является ничтожной сделкой, поскольку являлся мнимым, был заключен с целью сокрытия этого имущества от возможности обращения взыскания на него при разделе имущества супругов, так как с мая 2011 г. рассматривался спор о разделе совместно нажитого имущества Сергеевой А.А. и Дубина М.Л, Сергеевой А.А. предъявлены требования о взыскании многомилионной компенсации. Апелляционным определением Московского городского суда от 15 февраля 2017 г. с Дубина М.Л. в пользу Сергеевой А.А. взысканы денежные средства в размере 30 000 000 руб. Кроме того, договор дарения заключен при наличии конфликта интересов и без согласия Сергеевой А.А. как законного представителя Дубиной Е.М, которой на момент заключения договора дарения было 16 лет. Сергеева А.А. своего письменного согласия на заключение сделки дочерью не давала. Договор дарения нарушает права проживающего в квартире несовершеннолетнего Дубина М.Ф, что влечет ничтожность такой сделки как противоречащей основам правопорядка и нравственности. Дубина Е.М. не имела интереса в пользовании квартирой, не вносила плату за квартиру. Договор купли-продажи квартиры также является ничтожной сделкой, поскольку при его заключении допущено злоупотребление правом. Дубин М.Л. и Гундарь В.В. длительное время знакомы и тесно общаются. Интересы указанных лиц по делу N 2-2231/17 о выселении истцов из квартиры, находящемуся в производстве Хамовнического районного суда города Москвы, представляет одно и то же лицо. Ответчик Гундарь В.В. в квартире не появлялся, не осматривал ее, плату за жилое помещение не вносит. Таким образом, оспариваемые договоры являются мнимыми, заключены с целями, заведомо противными основам правопорядка и нравственности.

В этой связи истцы просили суд признать недействительным договор дарения квартиры по адресу: *****, от 25 декабря 2012 г, заключенный между Дубиным М.Л. и Дубиной Е.М.; признать недействительным договор купли-продажи квартиры по адресу: *****, от 27 февраля 2017 г, заключенный между Дубиной Е.М. и Гундарем В.В.; признать право собственности на указанную квартиру за Дубиным М.Л.; взыскать с ответчиков в солидарном порядке в пользу Сергеевой А.А. судебные расходы по оплате государственной пошлины в размере 60 000 руб.

Заявленные основания иска истцы в последующем уточнили, указали также, что оспариваемые договоры были заключены с нарушением требований закона, что в силу ст. 168 ГК РФ является самостоятельным основанием для признания их ничтожными. В нарушение требований ст. 26 ГК РФ на заключение договора дарения не было получено согласие Сергеевой А.А. Оба договора были заключены без согласия органов опеки и попечительства, необходимого в силу ст. 292 ГК РФ.

В судебном заседании представитель истца Сергеевой А.А. заявленные исковые требования поддержал в полном объеме.

Сергеева А.А, являясь также законным представителем истца Дубина Ф.М. в судебное заседание не явился, о времени и месте судебного разбирательства извещен надлежащим образом.

Представитель ответчика Дубина М.Л. в судебном заседании исковые требования не признал по основаниям, изложенным в письменных возражениях относительно иска.

Представитель ответчиков Дубиной Е.М, Гундарь В.В. в судебном заседании исковые требования не признал.

Дело рассмотрено в отсутствие неявившегося лица в соответствии со ст. 167 ГПК РФ.

Судом постановлено указанное выше решение, об отмене которого по доводам апелляционной жалобы просит истец Сергеева А.А, считая его незаконным и необоснованным; полагая, что судом неправильно установлены обстоятельства дела, неверно применены нормы процессуального и материального права; ссылаясь на то, что суд необоснованно отказал в приобщении к материалам дела доказательств, подтверждающих наличие деловых отношений между Дубиным М.Л. и Гундарем В.В.; суд необоснованно указал на пропуск срока исковой давности и не учел довод истца о злоупотреблении ответчиками правом.

Проверив материалы дела, выслушав представителей истца Сергеевой А.А. - Зотова А.В, Анохина А.А, поддержавших доводы жалобы, возражения представителя ответчиков Гундаря В.В. и Дубиной Е.М. - Кибер Е.Н, представителя ответчика Дубина М.Л. - адвоката Сероштановой Е.В, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Судом установлено и из материалов дела следует, что Сергеева А.А. состояла в браке с Дубиным М.Л. в период с 15 марта 1996 г. по 18 мая 2012 г.

Дубин Ф.М, 20 октября 2000 года рождения, Дубина Е.М, 10 сентября 1996 года рождения, являются общими детьми Сергеевой А.А. и Дубина М.Л.

Дубин М.Л. являлся собственником квартиры по адресу: *****, квартира поступила в собственность Дубина М.Л. в порядке приватизации.

В указанной квартире проживают истцы.

Между Дубиным М.Л. и Дубиной Е.М. был заключен договор дарения от 25 декабря 2012 г, в соответствии с которым Дубин М.Л. подарил Дубиной Е.М. квартиру по адресу: *****.

Право собственности Дубиной Е.М. на указанную квартиру зарегистрировано 11 января 2013 г.

Согласно письму судебного пристава-исполнителя ОСП по ЦАО N 1 УФССП России по Москве от 08 августа 2017 г. взысканные в пользу Сергеевой А.А. денежные средства в размере 30 150 212 руб. 75 коп. выплачены Дубиным М.Л. в полном объеме.

Разрешая дело по существу, оценив в совокупности доказательства, собранные по делу, установленные в процессе его разбирательства фактические обстоятельства, суд первой инстанции, руководствуясь, в том числе, ст.ст. 168, 169, 170 ГК РФ, пришел к выводу об отсутствии законных оснований для удовлетворения исковых требований, поскольку доводы истца в ходе судебного разбирательства своего подтверждения не нашли.

Так, суд указал, что истцом не представлено доказательств мнимости сделки по дарению, а то обстоятельство, что Дубина Е.М. проживала в другом жилом помещении и не намеревалась вселяться в спорную квартиру, не свидетельствует об отсутствии интереса в заключении договора и мнимости сделки.

Доводы истца о том, что оспариваемый договор был заключен в целях сокрытия имущества от обращения на него взыскания в целях удовлетворения требований Сергеевой А.А, заявленных в рамках раздела совместно нажитого имущества, отклонены судом как несостоятельные.

Суд отметил, что доказательств того, что отчуждение указанной квартиры повлекло за собой невозможность исполнения апелляционного определения Московского городского суда от 15 февраля 2017 г. в части взыскания с Дубина М.Л. в пользу Сергеевой А.А. денежных средств в размере 30 000 000 руб, не имеется.

При совершении дарения одним из родителей принадлежащего ему имущества в пользу несовершеннолетнего ребенка наличие согласия второго родителя законом не предусмотрено. Соответствующие требования в ст. 26 Гражданского кодекса Российской Федерации отсутствуют.

Какой-либо конфликт интересов, факт нарушения прав несовершеннолетних детей при заключении оспариваемого договора дарения судом не установлены.

Отказывая истцу в удовлетворении требований, суд также указал на пропуск им срока исковой давности в отношении требований о признании недействительным договора дарения. Течение указанного срока началось не позднее 28 июня 2013 г, когда свидетельство о государственной регистрации права собственности Дубиной Е.М. было представлено в материалы дела о разделе совместно нажитого имущества.

Из материалов дела также следует, что между Дубиной Е.М. и Гундарь В.В. был заключен договор купли-продажи от 27 февраля 2017 г, в соответствии с которым Дубина Е.М. продала Гундарю В.В. квартиру по адресу: *****.

Право собственности Гундаря В.В. на указанную квартиру зарегистрировано 09 марта 2017 г.

Доказательств недействительности указанной сделки не представлено.

То обстоятельство, что ответчики давно знакомы и поддерживают хорошие отношения, по мнению суда, не исключает возможность заключения между ними реальных сделок по передаче прав на недвижимое имущество.

Суд заметил, что факт обращения Гундаря В.В. с иском о выселении Сергеевой А.А, Дубина Ф.М, Дубина М.М. из спорной квартиры, вопреки доводам истца, свидетельствует о намерении покупателя реализовать свои правомочия собственника, то есть о реальном исполнении договора купли-продажи.

Нарушений прав несовершеннолетнего Дубина М.Ф. при заключении данного договора также допущено не было.

Согласие органов опеки и попечительства в силу ст. 292 ГК РФ требуется только в случае отчуждения жилого помещения, в котором проживают находящиеся под опекой или попечительством члены семьи собственника данного жилого помещения либо оставшиеся без родительского попечения несовершеннолетние члены семьи собственника, если при этом затрагиваются права или охраняемые законом интересы указанных лиц.

В рассматриваемом случае лиц, находящихся под опекой или попечительством, несовершеннолетних, оставшихся без родительского попечения не имеется.

Судебная коллегия с выводами суда первой инстанции соглашается в полном объеме и, проверив дело с учетом требований ст. 327.1 ГПК РФ, согласно которой суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления, считает, что судом все юридические значимые обстоятельства по делу определены верно, выводы суда, изложенные в решении, соответствуют собранным по делу доказательствам, соответствуют нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения.

Обжалуя решение, истец полагает, что судом допущены нарушения процессуального законодательства и неправильно применены нормы материального права.

Однако судебная коллегия не усматривает какого-либо нарушения или неправильного применения норм материального права или норм процессуального права.

Так, доводы апеллянта о том, что суд отказал ей в сборе доказательств и отказался принимать представленные ею доказательства, являются несостоятельными, поскольку в силу ч. 2 ст. 56 ГПК РФ именно суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, а согласно ст. 59 ГПК РФ суд принимает только те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела.

Таким образом, исходя из обстоятельства дела, судом правомерно не истребованы и не приобщены документы, на которые ссылается сторона истца, как не имеющие юридического значения для разрешения спора, что коллегия в данном случае находит правильным.

Ссылки Сергеевой А.А. на неправильное применение судом норм материального права судом апелляционной инстанции во внимание не принимаются, так как основаны на неправильном понимании обстоятельств дела и ошибочном толковании положений действующего законодательства.

Также коллегия обращает внимание, что в соответствии с ч.3 ст. 166 ГК РФ требование о признании последствий недействительности ничтожной сделки вправе предъявить сторона сделки, а в предусмотренных законом случаях также иное лицо.

Требование о признании недействительной ничтожной сделки независимо от применения последствий ее недействительности может быть удовлетворено, если лицо, предъявляющее такое требование, имеет охраняемый законом интерес в признании этой сделки недействительной.

Из искового заявления усматривается, что Сергеева А.А. оспаривает действительность договоров дарения и купли-продажи; в то же время она не является стороной в данных сделках, договорами ее права не затрагиваются и не нарушаются, так как истец обосновывает свои требования на том, что указанные сделки заключены ответчиками в целях сокрытия имущества от взыскания в пользу Сергеевой А.А. по другому судебному постановлению, однако из материалов дела следует и правильно отмечено судом, что спорная квартира совместно нажитым имуществом Сергеевой А.А, и Дубина М.Л. не признана, а указанная задолженность Дубиным М.Л. была погашена в полном объеме, в связи с чем суд апелляционной инстанции полагает, что у Сергеевой А.А. при оспаривании настоящих сделок отсутствует законный интерес. При таких обстоятельствах требования истца о признании сделок недействительными не могут быть удовлетворены.

Также коллегия полагает, что судом, вопреки доводам жалобы, правильно исчислены сроки исковой давности, а ссылка на то, что истец могла узнать о нарушении своих прав только из текста договора дарения, несостоятельна, учитывая, что свидетельство о праве собственности Дубиной Е.М. на спорную квартиру имелось в материалах дела по иску Сергеевой А.А. к Дубину М.Л. о разделе совместно нажитого имущества и истец имела возможность с ним ознакомиться с 28 июня 2013 года, при этом требования об оспаривании договора дарения заявлены только в июле 2017 года, то есть за пределами установленного для таких требований ст. 181 ГК РФ срока исковой давности.

Таким образом, доводы апелляционной жалобы не опровергают выводов суда, опровергаются исследованными доказательствами, сводятся к их иной оценке, не содержат обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке, в связи с чем судебная коллегия приходит к выводу о том, что решение районного суда подлежит оставлению без изменения.

Оснований для отмены решения суда по доводам апелляционной жалобы не имеется.

Решение суда соответствует ст. 198 ГПК РФ.

Руководствуясь ст.ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Хамовнического районного суда г. Москвы от 15 сентября 2017 года оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.