Апелляционное определение СК по административным делам Московского городского суда от 26 февраля 2018 г. по делу N 33а-1113/2018

 

Судебная коллегия по административным делам Московского городского суда в составе председательствующего Шаповалова Д.В.,

судей Михайловой Р.Б, Ставича В.В,

при секретаре Гришине Д.А,

с участием прокурора Артамоновой О.Н,

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Шаповалова Д.В. административное дело по апелляционной жалобе Кругликова В.В. на решение Чертановского районного суда г. Москвы от 23 октября 2017 года, которым постановлено:

"Зарегистрированному кандидату в депутаты Совета депутатов Муниципального округа Нагорный по многомандатному избирательному округу N2 Кругликову В.В. в удовлетворении административного искового заявления к Территориальной избирательной комиссии Нагорного района г. Москвы об отмене протокола Участковой избирательной комиссии N1908 от 11.09.2017 об итогах голосования на выборах депутатов Совета депутатов Муниципального округа Нагорный от 10 сентября 2017 года по многомандатному округу N2 - отказать",

УСТАНОВИЛА:

Кругликов Владимир Владимирович обратился в суд с административным иском к Территориальной избирательной комиссии Нагорного района г. Москвы об отмене протокола Участковой избирательной комиссии N1908 от 11.09.2017 об итогах голосования на выборах депутатов Совета депутатов Муниципального округа Нагорный от 10 сентября 2017 года по многомандатному округу N2, мотивируя свои требования тем, что подведение итогов голосования и подсчет голов избирателей производился с нарушением норм действующего законодательства.

Административный истец в судебное заседание явился, заявление требования поддержал. Представители административных ответчиков явились, возражали против удовлетворения иска.

Суд постановилприведенное выше решение, об отмене которого по доводам апелляционной жалобы просит Кругликов В.В.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, выслушав административного истца Кругликова В.В, представителей административных ответчиков - Клепинина Д.А, Иванову Т.А, заключение прокурора Артамоновой О.Н, обсудив доводы апелляционной жалобы, приходит к следующим выводам.

В соответствии с ч. 2 ст. 310 КАС РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для административного дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для административного дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам административного дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Таких нарушений при рассмотрении настоящего спора судом первой инстанции допущено не было.

Решением Совета депутатов Муниципального округа Нагорный г. Москвы назначены выборы депутатов Совета депутатов муниципального округа Черемушки в городе Москве на 10 сентября 2017 года.

10 сентября 2017 года состоялись выборы депутатов по многомандатным округам N1-2 муниципального избирательного округа Нагорный г. Москвы. В состав избирательного округа входил в частности избирательный участок: N1908.

13 сентября 2017 года Избирательной комиссией внутригородского муниципального образования в г. Москве - муниципального округа Нагорный г. Москвы на основании протоколов избирательных комиссии по многомандатным округам N1-2 от принято решение N*** о признании выборов депутатов Совета депутатов муниципального округу Нагорный г. Москвы по многомандатным округам N1-2 состоявшимися и действительными. Списочный состав Совета депутатов муниципального округа Нагорный утвержден.

Согласно пояснениям представителей ТИК Нагорного района и УИК N1908 в день голосования и до окончания подсчета голосов, каких-либо жалоб на нарушение избирательного законодательства, нарушениях при подсчёте голосов и подведении итогов выборов не поступало.

Обращаясь в суд Кругликов В.В. указал на то, что по его мнению, подведение итогов голосования и подсчет голосов избирателей на УИК N1908 производился с нарушением норм действующего законодательства, а именно: избирательные бюллетени не предъявлялись всем присутствующим лицам для визуального контроля; избирательные бюллетени складывались способом, не позволяющим контролировать точность подсчета голосов.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении заявленных требований Кругликовым В.В, пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для признания действий избирательной комиссии незаконными, признании результатов голосования недействительными и отмене решений об итогах голосования, обязании произвести новый подсчет голосов.

Судебная коллегия считает решение суда правильным и оснований для его отмены не находит.

В соответствии с Конституцией Российской Федерации высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы (статья 3, часть 2), граждане Российской Федерации имеют право избирать и быть избранными в органы государственной власти, органы местного самоуправления, а также участвовать в референдуме (статья 32, часть 2). Данные конституционные положения согласуются со статьей 3 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод и пунктом "b" статьи 25 Международного пакта о гражданских и политических правах, согласно которым каждый гражданин должен иметь без какой-либо дискриминации и без необоснованных ограничений право и возможность голосовать и быть избранным на подлинных периодических выборах, проводимых на основе всеобщего и равного избирательного права при тайном голосовании и обеспечивающих свободное волеизъявление избирателей.

Законодательной основой регулирования отношений, в рамках которых реализуется конституционное право граждан избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, является Федеральный закон "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", имеющий прямое действие и подлежащий применению на всей территории Российской Федерации (пункты 1 и 2 статьи 1).

Согласно п. 1 ст. 75 Федерального закона от 12 июня 2002 г. N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" решения и действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц, а также решения и действия (бездействие) комиссий и их должностных лиц, нарушающие избирательные права граждан и право граждан на участие в референдуме, могут быть обжалованы в суд.

В соответствии с пунктом 1.2. статьи 77 Закона об основных гарантиях избирательных прав суд соответствующего уровня может отменить решение комиссии об итогах голосования в случае:

а) нарушения правил составления списков избирателей, участников референдума, если указанное нарушение не позволяет с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей, участников референдума;

б) нарушения порядка голосования и установления итогов голосования, если указанное нарушение не позволяет с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей, участников референдума;

в) воспрепятствования наблюдению за проведением голосования и подсчета голосов избирателей, участников референдума, если указанное нарушение не позволяет с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей, участников референдума;

г) нарушения порядка формирования избирательной комиссии, комиссии референдума, если указанное нарушение не позволяет выявить действительную волю избирателей, участников референдума;

д) других нарушений законодательства Российской Федерации о выборах и референдуме, если эти нарушения не позволяют выявить действительную волю избирателей, участников референдума.

Указанное согласуется с разъяснениями, данными в пункте 39 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, изложенными в пункте 39 Постановления от 31 марта 2011 года N 5 "О практике рассмотрения судами дел о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации".

Согласно правовым позициям Конституционного Суда Российской Федерации, выраженным в Постановлении Конституционного Суда Федерации от 22 апреля 2013 года N 8-П, конституционные принципы правового государства, основанного на верховенстве права и правовой демократии, предполагают в целях поддержания гражданского мира и согласия необходимость установления нормативно-правового регулирования, которое обеспечивало бы цивилизованные формы разрешения избирательных споров, что делает наиболее востребованными именно судебные механизмы защиты избирательных прав.

В силу приведенных правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, судебная защита должна быть доступной для избирателей и эффективной не только в случаях, когда нарушения избирательных прав, включая право избирать в органы государственной власти, органы местного самоуправления, возникают в период избирательной кампании до начала или непосредственно в ходе голосования, но и на следующих стадиях избирательного процесса, направленных на определение результатов выборов.

Вместе с тем судебная защита активного избирательного права, равно как и права быть избранным в органы государственной власти, органы местного самоуправления, не может осуществляться без учета того обстоятельства, что следствием пересмотра результатов выборов как состоявшегося акта прямого волеизъявления населения может быть нарушение стабильности функционирования институтов представительной демократии, дисквалификация актов реализации избирательного права.

Поэтому не любые, а только существенные нарушения законодательства, допущенные при подсчете голосов и установлении итогов голосования, определении результатов выборов, не позволяющие установить действительное волеизъявление избирателей, могут служить основанием для отмены итогов голосования, результатов выборов судом на соответствующей территории.

Данный вывод согласуется с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 15 января 2002 года N 1-П, и имеет значение применительно к формированию конкретных юрисдикционных процедур, инициирование которых должно быть обусловлено наличием веских оснований полагать, что при подсчете голосов и установлении итогов голосования, определении результатов выборов волеизъявление избирателей было действительно искажено.

Следовательно, механизм судебной защиты избирательных прав граждан, нарушенных при подсчете голосов и установлении итогов голосования, определении результатов выборов, должен основываться на согласовании частных и публичных интересов, недопустимости злоупотребления правом.

Таким образом, для удовлетворения требований административного иска необходимо наличие доказательств таких бесспорных нарушений, которые исключали бы возможность установления действительной воли избирателей.

В соответствии с пунктом 1 статьи 67 Закона об основных гарантиях избирательных прав участковая комиссия оформляет свое решение об итогах голосования протоколом об итогах голосования на соответствующем избирательном участке.

Итоги голосования по избирательному участку N1908 оформлены протоколом об итогах голосования на участке. Указанный протокол подписан председателем УИК, его заместителем, секретарем и членами комиссии.

Положением пунктов 1, 2 статьи 30 Закона об основных гарантиях избирательных прав установлено, что на всех заседаниях комиссии, а также при подсчете голосов избирателей, участников референдума и осуществлении участковой, территориальной комиссиями работы со списками избирателей, участников референдума, с бюллетенями, открепительными удостоверениями, протоколами об итогах голосования вправе присутствовать члены вышестоящих комиссий и работники их аппаратов, кандидат, зарегистрированный данной либо вышестоящей комиссией, или его доверенное лицо, уполномоченный представитель или доверенное лицо избирательного объединения, список кандидатов которого зарегистрирован данной либо вышестоящей комиссией, или кандидат из указанного списка, член или уполномоченный представитель инициативной группы по проведению референдума.

Для присутствия на заседаниях комиссии и при осуществлении ею работы с указанными избирательными документами, документами, связанными с подготовкой и проведением референдума, указанным лицам не требуется дополнительное разрешение.

Комиссия обязана обеспечить оповещение и возможность свободного доступа указанных лиц на свои заседания и в помещение, в котором проводится подсчет голосов избирателей, участников референдума, осуществляется работа с указанными избирательными документами, документами, связанными с подготовкой и проведением референдума.

На всех заседаниях комиссии и при осуществлении ею работы с указанными документами, а также при подсчете голосов избирателей, участников референдума вправе присутствовать представители средств массовой информации.

Решения комиссий, непосредственно связанные с подготовкой и проведением выборов, референдума, публикуются в государственных или муниципальных периодических печатных изданиях либо доводятся до сведения избирателей, участников референдума иным путем, а также передаются в иные средства массовой информации в объеме и в сроки, которые установлены законом.

Следовательно, о принятом решении участковая избирательная комиссия в обязательном порядке информирует своих членов с правом совещательного голоса, наблюдателей и других лиц, присутствовавших при составлении ранее утвержденного протокола об итогах голосования, а также представителей средств массовой информации.

Судом первой инстанции обоснованно указано на отсутствие в материалах дела достоверных и достаточных доказательств чинения препятствий со стороны членов участковой избирательной комиссии при осуществлении процедуры подсчета голосов избирателей на участке N1908.

Из показаний допрошенного свидетеля Ермишина И.Н. следует, что он нарушений при подсчете голосов не обнаружил, жалоб не подавал. Предполагает, что имели место нарушения, поскольку на участке N1908 результаты сильно отличаются от данных, полученных на других участках для голосования.

Каких-либо жалоб от наблюдателей и других лиц, присутствовавших в помещении для голосования, в избирательную комиссию не поступало.

Порядок сортировки избирательных бюллетеней, извлеченных из переносных и стационарных ящиков для голосования, по голосам избирателей за каждого кандидата (список кандидатов) установлен п. 14 ст. 68 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации".

В соответствии с п. 14 данной статьи члены участковой комиссии сортируют бюллетени, одновременно отделяя бюллетени неустановленной формы и недействительные бюллетени. При этом члены участковой комиссии с правом решающего голоса поочередно оглашают содержащиеся в каждом из бюллетеней отметки избирателя, участника референдума и представляют бюллетени для визуального контроля всем лицам, присутствующим при непосредственном подсчете голосов.

Согласно пункту 15 данной статьи сортировка бюллетеней, поданных за каждого из кандидатов, при проведении выборов по многомандатным избирательным округам не производится. Отметки избирателя поочередно оглашаются с представлением бюллетеня для визуального контроля. После оглашения данные, содержащиеся в бюллетене, заносятся в специальную таблицу, содержащую фамилии всех кандидатов, внесенных в бюллетень, и суммируются.

На основании исследованных доказательств, суд первой инстанции установил, что в процессе оглашения данных о результатах голосования, бюллетени раскладывались в отдельные пачки, что делает возможным и доступным для лиц, присутствующих при подсчете голосов, визуальный контроль за ходом сортировки бюллетеней и процессом подсчета голосов избирателей.

Доводы жалобы относительно того, что расстояние от лица, оглашающего бюллетени, исключало возможность визуального обзора бюллетеней наблюдателями, не могут быть приняты судебной коллегией, поскольку в участковую избирательную комиссию таких жалоб не поступало.

Совокупность приведенных доказательств в их взаимосвязи с учетом доводов административного иска позволяет сделать вывод, что требования заявителя основаны на предположении, что имели место нарушения, не позволяющие определить действительную волю избирателей.

Доводы о том, что при подсчете бюллетеней к обозрению присутствующих они не предъявлялись, что не позволило проверить правильность произведенного подсчета бюллетеней и соответственно достоверно установить итоги голосования, не нашли своего подтверждения и опровергаются материалами дела.

При этом судебная коллегия отмечает, что административный истец являлся зарегистрированным кандидатом и имел объективную возможность контроля выборного процесса, ничто не препятствовало ему лично находиться на избирательном участке во время подсчёта голосов и его действия фактически свидетельствуют о согласии с действиями избирательной комиссии в юридически значимый период.

Последующее несогласие административного истца с действиями избирательной комиссии связано исключительно с неудовлетворенностью итогами голосования на данном избирательном участке и результатами выборов на соответствующем избирательном округе.

Согласно абзацу 3 пункта 39 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 марта 2011 года N 5 "О практике рассмотрения судами дел о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" в случае отмены решения комиссии об итогах голосования, результатов выборов, референдума суд вправе принять решение о проведении повторного подсчета голосов избирателей, участников референдума, а если допущенные нарушения не позволяют с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей, участников референдума, - признать недействительными итоги голосования, результаты выборов, референдума.

Статьей 10 Конституции Российской Федерации установлено, что государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную.

Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны.

Вмешательство суда в порядок формирования органов государственной власти и определения результатов выборов (итогов голосования) представительного органа нарушит принцип разделения властей.

Таким образом, поскольку по смыслу действующего избирательного законодательства невозможность установления действительной воли избирателей должна быть настолько очевидной, что сомнения в правильности подсчета голосов должны возникнуть только на основании внешних доказательств.

Изучив в совокупности имеющиеся в материалах дела доказательства, оснований полагать, что нарушения, на которые ссылается административный истец, привели к искажению действительной воли избирателей, у суда апелляционной инстанции не имеется.

Судебная коллегия, исходя из принципа недопустимости отмены итогов голосования только по формальным основаниям, исходя из правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, приведенных ранее, приходит к выводу, что нарушения избирательного законодательства, на которые ссылался административный истец, не привели к искажению воли избирателей, а равно не создали условий невозможности установления действительной воли избирателей.

При этом в смысле принципов, на основе которых осуществляется избирательный процесс, отмена результатов выборов судом является крайней мерой, применение которой в каждом конкретном случае должно быть, безусловно, обоснованным и следовать из обстоятельств дела.

В рассмотренном случае, поскольку действительная воля избирателей установлена верно, оснований ставить ее под сомнение ни судом первой, ни судом апелляционной инстанций не выявлено, судебная коллегия полагает возможным согласиться с существом постановленного судом решения.

Произвольное вмешательство суда в выборный процесс, только исходя из формальных оснований, приведет к умалению значения формируемых выборных органов и нивелирует волеизъявление избирателей, являющихся высшим носителем суверенной государственной власти в Российской Федерации.

Доводы, изложенные в апелляционной жалобе, аналогичны позиции административного истца в суде первой инстанции, были предметом рассмотрения суда первой инстанции, им дана надлежащая правовая оценка, аргументированно изложенная в обжалуемом судебном акте, не согласиться с которой у судебной коллегии по административным делам Мосгорсуда оснований не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 309, 311 КАС РФ, судебная коллегия,

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Чертановского районного суда г. Москвы от 23 октября 2017 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Кругликова В.В. без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.