• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Определение Московского городского суда от 26 февраля 2018 г. по делу N 4г-1193/2018

 

Судья Московского городского суда Г.А. Тихенко, изучив кассационную жалобу представителя ответчика Ухорской В.А. по доверенности Чубатенко И.И., поступившую в Московский городской суд 22.01.2018 г., на решение Чертановского районного суда

г. Москвы от 23.03.2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 24.07.2017 г. по гражданскому делу по иску Сластновой Г.В. к Ухорской В.А. о признании договора дарения недействительным,

установил:

Сластнова Г.В. обратилась в суд с иском к Ухорской В.А. о признании договора дарения квартиры недействительным, мотивируя требования тем, что истец являлась собственником квартиры N75, расположенной по адресу: г. Москва, ул. *, д. 14, корп.2. На момент совершения сделки дарения квартиры в силу своего возраста (90) лет она не осознавала сути сделки, была введена в заблуждение ответчиком, дарить свою квартиру Ухорской В.А, постороннему человеку, она не хотела, подписывая договор дарения, истец полагала, что уполномочивает Ухорскую В.А. на уход за собой, помощь в хозяйстве и по дому, в которой она в силу возраста нуждалась. Кроме того, при заключении договора дарения истец в силу заболеваний и возраста находилась в таком состоянии, когда не понимала характер своих действий и не могла ими руководить. На основании изложенного истец просила суд признать недействительным договор дарения квартиры N75, расположенной по адресу: г.Москва, *, д. 14, к. 2, заключенный 05 апреля

2016 года с ответчиком, прекратить право собственности Ухорской В.А. на указанную квартиру, возвратить Сластновой Г.В. в собственность квартиру N75, расположенную по адресу: г. Москва, *, д. 14, к.2.

Истец Сластнова Г.В. в судебное заседание явилась, заявленные исковые требования поддержала, в судебном заседании пояснила, что не имела намерения дарить свою квартиру ответчику, договор дарения она не читала. В день заключения договора сын ответчика Ухорской В.А. привез ее в МФЦ, где она подписала какие-то бумаги, что это были за бумаги, ей никто не пояснил, сама она дума, что документы касались прописки (регистрации) в квартиру подруги ответчика - Юлии, которая обещала за ней ухаживать.

Представитель истца по доверенности Болдин Е.С. в судебное заседание явился, заявленные исковые требования поддержал.

Ответчик Ухорская В.А. в судебное заседание явилась, исковые требования не признала, в судебном заседании пояснила, что знакома с истцом более десяти лет, Сластнова Г.В. была подругой ее свекрови, после смерти которой они с истцом продолжили общение. Между ней и истцом существовала устная договоренность, что в обмен на уход за Сластновой Г.В, та подарит ей квартиру. Договор дарения истцу читали и объяснили, что он собой представляет, истец все понимала, у Сластновой Г.В. не было никаких вопросов.

Представитель ответчика адвокат Чубатенко И.И. в судебное заседание явился, против удовлетворения исковых требований возражал, по основаниям, изложенным в отзыве на исковое заявление (л.д. 65-66).

Представитель третьего лица Управления Федеральной службы государственной регистрации кадастра и картографии по г. Москве в судебное заседание не явился, о дате судебного заседания извещен надлежащим образом.

Решением Чертановского районного суда г. Москвы от 23.03.2017 г, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 24.07.2017 г, постановлено:

Признать недействительным договор дарения квартиры N75 общей площадью

42,2 кв.м, расположенной по адресу: г.Москва, *, д.14, корп.2, заключенный 05 апреля 2016 года между Сластновой Галиной Васильевной (даритель) и Ухорской Верой Александровной (одаряемый), зарегистрированный в Управлении Росреестра по Москве 19 апреля 2016 года.

Прекратить право собственности Ухорской Веры Александровны на квартиру N75 общей площадью 42,2 кв.м, расположенною по адресу: г.Москва, *, д.14, корп.2.

Возвратить Сластновой Галине Васильевне в собственность квартиру N75 общей площадью 42,2 кв.м, расположенную по адресу: г.Москва, *, д. 14, корп.2

Не согласившись с указанными выше судебными постановлениями, представитель ответчика по доверенности Чубатенко И.И. обратился в Московский городской суд с кассационной жалобой, в которой ставит вопрос об их отмене, просит прнять по делу новое решение, которым в удовлетворении исковых требований отказать.

В соответствии с ч. 2 ст. 381 ГПК РФ по результатам изучения кассационной жалобы или представления прокурора судья выносит определение:

1) об отказе в передаче кассационных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, если отсутствуют основания для пересмотра судебных постановлений в кассационном порядке. При этом кассационные жалоба, представление, а также копии обжалуемых судебных постановлений остаются в суде кассационной инстанции;

2) о передаче кассационных жалобы, представления с делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (ст. 387 ГПК РФ).

Таких нарушений судебными инстанциями при рассмотрении дела допущено не было.

Судом первой инстанции установлено, что истец Сластнова Г.В. являлась собственником двухкомнатной квартиры, площадью 42,20 кв.м, расположенной по адресу:

г. Москва, ул. *, д.14, к.2, кв.75, на основании договора передачи квартиры N* от 11.03.2001 года. В указанной квартире зарегистрирована и проживает истец Сластнова Г.В.

05 апреля 2016 года между истцом (дарителем) и ответчиком Ухорской В.А. (одаряемой) был заключен договор дарения спорной квартиры N75, расположенной по адресу: г. Москва, *, д.14, к.2, согласно которому передача квартиры дарителем и ее принятие одаряемым оформляется актом приема-передачи. 05 апреля 2016 года между сторонами был подписан акт приема-передачи квартиры, по которому даритель передал, а одаряемый принял квартиру, распложенную по указанному выше адресу, в том числе ключи от квартиры, а также квитанции и счета об оплате коммунальных платежей и прочие документы. Данный договор был зарегистрирован в Управлении Федеральной службы государственной регистрации кадастра и картографии по Москве, и 19.04.2016 года Ухорской В.А. было выдано свидетельство о государственной регистрации права.

В подтверждение доводов возражений ответчика в судебном заседании были допрошены свидетели: Калейникова Ю.С, Докудовский CO, Ухорская А.И, Насырова Н.Р.

Так свидетель Калейникова Ю.С в судебном заседании 23 ноября 2016 года показала суду, что лично знакома как с истцом Сластновой Г.В, так и с ответчиком Ухорской В.А, с которой они вместе работают. С истцом свидетель познакомилась в начале апреля 2016 года, когда по поручению Ухорской В.А, стала осуществлять уход за истцом. Несколько раз в неделю она навещала истца, убиралась в квартире, покупала продукты, неделю проживала в квартире, оплату за ее услуги осуществляла Ухорская В.А... При самом подписании договора дарения свидетель не присутствовала, но о договоре дарения слышала. Сама Сластнова Г.В. часто называла Ухорскую В.А. хозяйкой и говорила о том, что последняя должна за ней ухаживать.

Свидетель Докудовский С.О. в ходе судебного разбирательства 23 ноября 2016 года показал суду, что является сыном ответчика Ухорской В.А, истцу Сластнову Г.В. знает на протяжении полутора лет. В день заключения договора дарения отвозил свою мать вместе с истцом в МФЦ, сам при подписании договора дарения не присутствовал. Свидетелю известно, что между его матерью (ответчиком) и истцом существовала устная договоренность о том, что Ухорская В.А. осуществляет уход за Сластновой Г.В. с последующим заключением договора дарения. Разница между договором дарения и договором ренты свидетелю неясна.

Свидетель Ухорская А.И. в ходе судебного разбирательства 23 ноября 2016 года показала суду, что является дочерью ответчика Ухорской В.А. Истца Сластнову Г.В. знает с десяти лет. Ей известно со слов ответчика, что в обмен на уход за Сластновой Г.В. с ней был заключен договор дарения.

Свидетель Насырова Н.Р. в ходе судебного разбирательства 16 декабря 2016 года показала суду, что ни с истцом, ни с ответчиком лично не знакома, является сотрудником Многофункционального центра государственных услуг г. Москвы, со всеми клиентами, обращающимся в Центр, она общается по должностному регламенту. Психофизическое состояние клиентов, при их обращении не определяет, договор клиентам она не читает и его условия не разъясняет. Процесс подписания проходит следующим образом: стороны подписывают договор, при подписании которого сотрудники центра могут не присутствовать, далее, свидетель его регистрирует, затем выдает заявление для подписи клиентам. Поскольку в день проходит более 1000 человек, вспомнить истца Сластнову Г.В. и ответчика

Ухорскую В.А. свидетель не может.

Определением Чертановского районного суда г. Москвы от 11 января 2017 года по делу в отношении Сластновой Г.В. была назначена амбулаторная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза, проведение которой поручено экспертам ГБУЗ г.Москвы "ПКБ N1 им.Алексеева ДЗ г.Москвы".

Согласно заключению амбулаторной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы N84-4 от 27 февраля 2017 года, комиссия экспертов пришла к заключению, что в юридически значимый период у Сластновой Г.В. имелось органическое расстройство личности в связи с сосудистым заболеванием головного мозга. Однако, в связи с отсутствием описания психического состояния Сластновой Г.В. в интересующий период, решить вопрос о степени выраженности имевшихся у нее изменений психики и ее способности понимать значение своих действий и руководить ими при подписании договора дарения квартиры 05 апреля 2016 года не представляется возможным.

Разрешая настоящий спор, суд первой инстанции, руководствуясь положениями

ст. ст. 179, 218, 432, 572, 574 ГК РФ, оценив в совокупности доказательства, собранные по делу, установленные в процессе его разбирательства фактические обстоятельства, суд первой инстанции пришел к правильному выводу об удовлетворении заявленных требований о признании договора дарения недействительным, при этом исходил из того, что в ходе разбирательства дела было подтверждено, что истец при заключении с ответчиком договора дарения заблуждалась относительно природы сделки, полагала, что заключает договор, по которому ответчик будет осуществлять за ней уход, принимая во внимание возраст истца на момент заключения сделки (90 лет), учитывая то, что стороны не являются родственниками, что объектом дарения являлось единственное для истца жилое помещение, что истец на момент заключения договора проживала и продолжает проживать в спорном жилом помещении, согласно выводам судебной экспертизы в юридически значимый период у Сластновой Г.В. имелось органическое расстройство личности в связи с сосудистым заболеванием головного мозга, а также учитывая показания свидетелей Калейниковой Ю.С, Докудовского C.O, Ухорской А.И, показавших, что при заключении договора дарения ответчик обещала осуществлять за Сластновой Г.В. уход и оказывать ей помощь.

Судебная коллегия с выводами суда первой инстанции обоснованно согласилась, не найдя оснований для отмены решения по доводам апелляционной жалобы.

Доводы настоящей кассационной жалобы являлись предметом рассмотрения суда первой и апелляционной инстанции, им дана надлежащая правовая оценка, не согласиться с которой у суда кассационной инстанции оснований нет.

Выводы суда основаны на законе и не противоречат собранным по делу доказательствам, которым суд дал оценку в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ.

Доводы жалобы направлены на иную оценку установленных судом обстоятельств и исследованных судом доказательств.

При рассмотрении данного гражданского дела судом дана надлежащая оценка объяснениям сторон и собранным по делу доказательствам.

Право оценки представленных доказательств принадлежит суду, рассматривающему спор по существу. Суд кассационной инстанции правом истребования и оценки доказательств не наделен. В соответствии со ст. 390 ГПК РФ суд кассационной инстанции не вправе переоценивать доказательства и устанавливать новые факты и правоотношения.

Оснований для передачи жалобы для рассмотрения в судебном заседании Президиума Московского городского суда по доводам жалобы не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь п. 1 ч. 2 ст. 381, ст. 383 ГПК РФ,

определил:

в передаче кассационной жалобы представителя ответчика Ухорской В.А. по доверенности Чубатенко И.И. на решение Чертановского районного суда г. Москвы от 23.03.2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 24.07.2017 г. для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции отказать.

 

Судья Московского

городского суда Г.А. Тихенко

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.