Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Бурятия от 21 февраля 2018 г. по делу N 33-530/2018

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Бурятия в составе председательствующегосудьиГончиковой И.Ч.

судей коллегииВольной Е.Ю, Кушнаревой И.К.

при секретареЗарбаевой В.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску

Щукина ФИО15 к Саркисяну ФИО16, ПАО "Росгосстрах" о возмещении ущерба на решениеТарбагатайского районного суда Республики Бурятия от 10 ноября 2017 года, которым исковые требования удовлетворены частично, постановлено:

Взыскать с Саркисяна А.Г. в пользу Щукина И.А. компенсацию морального вреда в сумме 15 050 рублей.

В удовлетворении исковых требований Щукина И.А. о взыскании упущенной выгоды отказать.

Взыскать с Саркисяна А.Г. государственную пошлину в доход муниципального образования "Тарбагатайский район" в размере 300 руб.

Заслушав доклад судьи Кушнаревой И.К, пояснения лиц, участвующих в деле, заключение прокурора, изучив материалы дела и обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА

:

Обращаясь в суд с иском, Щукин И.А. просил взыскать с Саркисяна А.Г. утраченный заработок в размере 18 539,20 руб, дополнительно понесенные расходы на проезд до лечебного учреждения в сумме 4 800 руб, упущенную выгоду в сумме 115 000 руб, компенсацию морального вреда в размере 300 000 руб.

Мотивируя свои требования, Щукин И.А. указал, что в результате ДТП, произошедшего 10 марта 2017 года на 472 км автодороги Р-258 "Байкал" по вине Саркисяна А.Г, ему был причинен вред здоровью и имуществу. В отношении виновника ДТП Саркисяна А.Г. возбуждено дело об административном правонарушении.

После ДТП по причине полученных травм, "... ", истец был госпитализирован в травматологическое отделение Республиканской клинической больницы им. Н.А. Семашко, где находился на лечении с 10 марта по 27 марта 2017 года. Ему проведена операция и множественные исследования всего организма с помощью компьютерной томографии, ренгенографии. В результате указанных исследований он получил значительную дозу облучения, что не могло не причинить вред его здоровью.

После выписки из стационарного учреждения истец продолжил лечение в поликлинике по месту жительства до 19 апреля 2017 года. Всего находился на лечении 41 день. Однако, судебно-медицинская экспертиза в отношении него, была проведена в рамках дела об административном правонарушении сразу после выписки из стационара и экспертом не учтен период амбулаторного лечения, а также дополнительно проведенные исследования, вследствие чего неверно определена степень вреда здоровью, как легкая, по длительности лечения. С данным выводом экспертизы истец не согласен, поскольку период нетрудоспособности составил 41 день. Не учтено причинение вреда облучением. Считает, что ему причинен вред средней тяжести.

Районным судом ПАО "Росгосстрах" привлечено к участию в деле в качестве соответчика, Бурятский территориальный Фонд обязательного медицинского страхования (далее - БТ ФОМС) - третьим лицом, не заявляющим самостоятельных требований, на стороне ответчика.

В части взыскания утраченного заработка судом первой инстанции производство по делу прекращено, в связи с отказом в данной части истца от иска.

Оставшиеся исковые требования истец Щукин И.А, его представитель по доверенности Буянова И.А. поддержали, просили удовлетворить, дополнительные расходы на проезд и упущенную выгоду просили взыскать с ПАО "Росгосстрах".

Ответчик Саркисян А.Г, его представитель Гладких В.Г. иск не признали, не согласились с возражениями истца по поводу заключения судебно-медицинского эксперта о степени вреда, указывая, что данное заключение не является предметом исследования в рамках настоящего дела, поскольку данное заключение было принято судом при рассмотрении дела об административном правонарушении в отношении Саркисяна А.Г, привлечении его к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.24 КоАП РФ за нарушение Правил дорожного движения РФ, повлекшее причинение легкого вреда здоровью. Указанное обстоятельство, по их мнению, по правилам ст. 61 ГПК РФ не подлежит доказыванию и оспариванию при рассмотрении настоящего дела. Оснований считать, что истцу был причинен вред здоровью иной степени, чем установлено выводами экспертизы и постановлением по делу об административном правонарушении, не имеется. Период нетрудоспособности истца в 41 день сам по себе не свидетельствует об иной степени причиненного вреда, чем установлено экспертизой, так как более продолжительный период лечения может быть обусловлен различными факторами, в том числе и особенностями организма истца. Упущенная выгода отсутствует, так как страховой компанией произведена выплата истцу по рыночной стоимости автомобиля. При определении размера компенсации морального вреда просили учесть, что ответчиком по просьбе истца было перечислено 8 000 руб. в качестве компенсации морального вреда, а также им оплачены расходы на стоянку поврежденного автомобиля истца в сумме 11 950 руб, которые ответчик не обязан был уплачивать.

Представитель ответчика ПАО "Росгосстрах" Лаврина Н.В. просила рассмотреть дело в ее отсутствие, ранее представила возражения на иск, в котором не признала требования Щукина И.А. в части дополнительно понесенных расходов, упущенной выгоды, на том основании, что для производства выплаты за счет страховой компании истцом не соблюден досудебный порядок, предусмотренный ст. 16.1 Закона об ОСАГО.

Представители третьих лиц Страховой компании "Гелиос" и БТ ФОМС, извещенные о рассмотрении дела, в суд не явились.

Дело рассмотрено в отсутствие неявившихся лиц.

Суд постановилвыше приведенное решение, а также определение, которым исковые требования в части взыскания дополнительных расходов на проезд к лечебному учреждению оставил без рассмотрения, в связи с несоблюдением досудебного порядка урегулирования спора.

Обжалуемым решением районный суд определилразмер компенсации морального вреда в размере 35000 рублей, вычел из данной суммы 8000 рублей, уплаченных Саркисяном А.Г. добровольно в счет компенсации морального вреда, 11950 рублей, уплаченных ответчиком за хранение поврежденного транспортного средства истца, и определилко взысканию компенсацию морального вреда в размере 15050 рублей.

В апелляционной жалобе истец Щукин И.А. и его представитель Буянова И.А. не согласились с вынесенным решением в части определения размера компенсации морального вреда в сумме 35 000 руб. и вычета из нее 11 950 рублей (расходы ответчика на оплату стоянки), сослались на неправильное применение норм материального права и определение обстоятельств. Полагали, что судом неправомерно отказано в проведении экспертизы, неправомерно не учтены продолжительность амбулаторного лечения, получение повышенной дозы облучения, испытание истцом физической боли при лечение и в настоящее время при движении, перенесенные операции и которые предстоит перенести истцу на коленном суставе в будущем для восстановления здоровья, переживания истца, не прошедшее чувство страха перед смертью, бессонница. Пояснили, что при рассмотрении административного дела истец не обжаловал экспертизу в силу состояния своего здоровья, а также по просьбе Саркисяна А.Г, который просил дело не "ворошить" и дал расписку с обязательством оплатить деньги. Считают, что расходы ответчика в размере 11 950 рублей не могут засчитываться в счет возмещения вреда здоровью.

Возражения на апелляционную жалобу поступили от ответчика Саркисяна А.Г, в которых он не согласился с доводами апелляционной жалобы, просил в ее удовлетворении отказать, решение суда оставить без изменения.

В суд апелляционной инстанции истец Щукин И.А, не явился, представлено заявление о рассмотрении дела в его отсутствие.

Ответчик Саркисян А.Г. на рассмотрении дела коллегией не явился, извещен надлежаще, причины неявки не сообщил, его представитель Гладких В.Г. не возражал против рассмотрения дела в отсутствие ответчика.

Представители ответчика ПАО "Росгосстрах", третьего лица БТ ФОМС не явились, представили заявления о рассмотрении апелляционной жалобы в их отсутствие.

Третье лицо СК "Гелиос" извещено надлежащим образом, о причинах своего отсутствия не сообщило, ходатайств об отложении судебного заседания не заявляло.

С учетом положений ст. 167 ГПК РФ судебная коллегия посчитала возможным рассмотреть настоящее дело в отсутствие не явившихся лиц.

Представитель истца Буянова И.А. доводы апелляционной жалобы поддержала, просила удовлетворить.

Представитель ответчика Саркисяна А.Г. по доверенности Гладких В.Г. просил решение суда оставить без изменения, отказать в удовлетворении жалобы.

Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции в пределах доводов апелляционной жалобы (ст. 327.1 ГПК РФ), судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с ч. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В соответствии с пунктами 1, 3 ст. 1079 ГК РФ, юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 3 ст. 1083 настоящего Кодекса.

Согласно абзацу 2 п. 3 ст. 1079 ГК РФ, предусмотрено, что вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (ст. 1064), то есть по принципу ответственности за вину.

Как следует из материалов дела 10 марта 2017 года в 8 час. 20 мин. Саркисян А.Г, управляя транспортным средством Камаз г/н... 03 с прицепом ГКБ г/н.., груженным пиломатериалами, в нарушение п. 11 Правил дорожного движения РФ пунктов 7.6, 7.18 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств, являющегося приложением к Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностям должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, утвержденным постановлением Правительства РФ от 23 октября 1993 года N 1090, ст. 12.5 КоАП РФ, двигался по автомобильной дороге Р-258 "Байкал" с технически неисправным тягово-сцепным устройством.

На 472 км автодороги в результате расцепа, прицеп, двигаясь по инерции, выехал на дорожную полосу встречного движения, где столкнулся с двигающимся во встречном направлении транспортным средством Тойота Надя под управлением Щукина И.А.

В результате ДТП транспортному средству и здоровью Щукина И.А. причинены повреждения.

Экспертным заключением ГБУЗ "Республиканское бюро судебно-медицинской экспертизы" от 30 марта 2017 года установлено причинение Щукину И.А. вреда здоровью легкой степени тяжести по признаку кратковременного расстройства здоровья не более 21 дня.

Постановлением по делу об административном правонарушении, принятым 4 мая 2017 года Тарбагатайским районным судом Республики Бурятия Саркисян А.Г. признан виновным в совершении правонарушения, предусмотренного п. 1 ст. 12.24 КоАП РФ.

Таким образом, вина Саркисяна А.Г. в ДТП от 10 марта 2017 года установлена судом и ответчиком не оспаривалась. В результате ДТП причинен вред здоровью истца.

На основании ст. 150 ГК РФ жизнь и здоровье являются нематериальными благами и защищаются законом.

Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда (ст. 151 ГК РФ).

В силу ст. 1099 ГК РФ основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными настоящей главой и ст. 151 настоящего Кодекса.

Согласно разъяснениям, данным в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда", под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная "... " и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

В соответствии с разъяснениями, данными в п. 32 Постановления Верховного Суда РФ N 1 от 26 января 2010 года "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни и здоровью гражданина" учитывая, что причинение вреда жизни или здоровью гражданина умаляет его личные нематериальные блага, влечет физические или нравственные страдания, потерпевший, наряду с возмещением причиненного ему имущественного вреда, имеет право на компенсацию морального вреда при условии наличия вины причинителя вреда.

При этом суду следует иметь в виду, что, поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда.

При определении размера компенсации морального вреда суду с учетом требований разумности и справедливости следует исходить из степени нравственных или физических страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, степени вины нарушителя и иных заслуживающих внимания обстоятельств каждого дела.

Определяя размер компенсации морального вреда в сумме 35 000 рублей, судом первой инстанции учтены легкая степень причиненного здоровью истца вреда, время прохождения лечения (операция, обследования, облучения и т.п.), полученного лечения, пояснения истца о психологических последствиях ДТП и полученных травмах, семейное и материальное положение истца, материальное положение ответчика.

В соответствии с п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 года N 23 "О судебном решении" в силу ч. 4 ст. 61 ГПК РФ вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях деяний лица, в отношении которого вынесен приговор, лишь по вопросам о том, имели ли место эти действия (бездействие) и совершены ли они данным лицом. Исходя из этого суд, принимая решение по иску, вытекающему из уголовного дела, не вправе входить в обсуждение вины ответчика, а может разрешать вопрос лишь о размере возмещения. На основании ч. 4 ст. 1 ГПК РФ, по аналогии с ч. 4 ст. 61 ГПК РФ, следует также определять значение вступившего в законную силу постановления и (или) решения судьи по делу об административном правонарушении при рассмотрении и разрешении судом дела о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесено это постановление (решение).

Саркисян А.Г. признан виновным в совершении правонарушения, предусмотренного п. 1 ст. 12.24 КоАП РФ - нарушение правил дорожного движения, повлекшее причинение легкого вреда здоровью потерпевшего.

В силу приведенных разъяснений, данных Верховным Судом РФ, судебное постановление по делу об административном правонарушении в отношении Саркисяна А.Г. имеет преюдициальное значение в части установления вины в ДТП и совершение им виновных действий. Размер же причиненного вреда устанавливается при рассмотрении соответствующего иска потерпевшего. В данном случае заключение судебно-медицинской экспертизы преюдициального значения не имеет, а размер вреда и компенсации морального вреда должен устанавливаться с учетом всех обстоятельств по делу. Доводы ответчика о преюдиции установленных по делу об административном правонарушении обстоятельств, а именно степени вреда здоровью на основании экспертного заключения, не состоятелен.

Экспертным заключением ГБУЗ "Республиканское бюро судебно-медицинской экспертизы" от 30 марта 2017 года не были учтены длительность лечения истца в поликлинике по месту жительства, в связи с чем сделан вывод о наличии только легкого вреда здоровью только по длительности лечения не более 21 дня. Поскольку суд отказал в проведении экспертизы, при определении размера компенсации морального вреда здоровью он должен был учесть обстоятельства и период амбулаторного лечения потерпевшего.

Судебная коллегия соглашается с доводами апелляционной жалобы в части того, что судом не в полной мере учтены степень физических и нравственных страданий. Суд не учел последствия полученной травмы, а также физические страдания, связанные с продолжающимися болями, ограничениями в движении, длительность лечения истца, с учетом его долечивания в условиях амбулатории, возраст истца, ухудшение его материального положения, так как длительное время он не имел возможности работать, лишился своего имущества, что также причиняло ему нравственные страдания, переживания по поводу своего будущего. Выплата истцу в дальнейшем утраченного заработка и страховой выплаты за поврежденное транспортное средство, не свидетельствует о том, что истец не перенес нравственные переживания по поводу утраты своего имущества и несвоевременного получения заработной платы.

Указанные обстоятельства влияют на определение размера компенсации этого вреда.

С учетом установленных законом критериев суд в каждом конкретном случае должен определить размер компенсации, способный уравновесить имущественную либо неимущественную потерю посредством уплаты потерпевшему денег в сумме, которая позволит в той или иной степени восполнить понесенную утрату.

В любом случае компенсация морального вреда должна отвечать цели, для достижения которой она установлена законом - компенсировать потерпевшему перенесенные им физические и (или) нравственные страдания.

При определении компенсации морального вреда подлежащей взысканию с ответчика в пользу истца, судом не было в полной мере учтено, что взыскиваемая сумма компенсации морального вреда должна согласовываться с конституционными принципами ценности жизни и достоинства личности. В то время как взысканная судом сумма не отражает должным образом пережитые истцом нравственные и физические страдания от пережитого ДТП и полученной травмы.

Оценивая степень причиненных истцу нравственных и физических страданий, судебная коллегия учитывает, индивидуальные особенности истца, связанные с его возрастом (36 лет), эмоциональным состоянием, что ДТП произошло исключительно по вине ответчика, грубое нарушение им требований к безопасности транспортных средств, поскольку исправность и безопасность соединения прицепа с автомашиной зависела только от действий ответчика, который перед поездкой должен был проверить исправность всех частей транспортного средства; непосредственно обстоятельства ДТП, что жизнь и здоровье человека относятся к числу наиболее значимых человеческих ценностей (ст. 3 Всеобщей декларации прав человека и ст. 11 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах), длительность лечения истца, в том числе в лечебном учреждении по месту жительства, а также нравственные переживания истца по поводу последствий травмы, состояния здоровья, в результате проведенных в медицинских исследований при помощи рентгеновских аппаратов, утраты имущества, лишения в период лечения заработка, в котором он несомненно нуждался, своего будущего.

При этом закон не связывает право на возмещение вреда только в связи с наступлением неблагоприятных последствий.

Доводы ответчика о том, что им оказана материальная помощь в виде оплаты расходов на хранение поврежденного транспортного средства истца в размере 11950 руб, не могут служить основанием к снижению размера компенсации морального вреда, так как в соответствии с п. 3 ст. 1099 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда. Данное обстоятельство учитывается при определении размера компенсации морального вреда, как действия ответчика по уменьшению последствий полученного потерпевшим вреда, но не может уменьшать сам размер компенсации на сумму расходов ответчика.

То, что данные средства выплачены ответчиком добровольно, не является основанием для включения их в размер компенсации морального вреда, поскольку данные расходы понесены в счет возмещения имущественных убытков истца.

Довод ответчика, что он не обязан оплачивать расходы потерпевшего по стоянке поврежденного автомобиля, не основаны на нормах закона. Обязанность причинителя вреда возместить вред (убытки), причиненный потерпевшему в полном объеме установлена статьями 1064, 15 ГК РФ. Оплатив расходы за хранение поврежденного транспортного средства потерпевшего на автостоянке в сумме 11950 руб, Саркисян А.Г. тем самым исполнил свою обязанность.

Кроме того, судом первой инстанции при определении размера компенсации неправомерно учтено материальное положение ответчика и семейное положение истца, поскольку доказательств тому не представлено.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия полагает, что размер компенсации морального вреда, взысканный судом первой инстанции, в пользу Щукина И.А. в полной мере не отражает должным образом его нравственные страдания, явно несоразмерен, и считает необходимым изменить решение суда в этой части, увеличив компенсацию морального вреда до 58 000 руб.

С учетом ранее выплаченных Саркисяном А.Г. 8000 руб. в счет компенсации морального вреда, судебная коллегия полагает подлежащей взысканию в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 50000 руб.

Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Бурятия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Тарбагатайского районного суда Республики Бурятия от 10 ноября 2017 года изменить в части взысканного размера компенсации морального вреда в пользу Щукина И.А, изложив абзац 2 резолютивной части решения в следующей редакции:

Взыскать с Саркисяна ФИО17 в пользу Щукина ФИО18 компенсацию морального вреда в размере 50000 руб.

В остальной части решение оставить без изменения.

 

Председательствующий судья:

 

Судьи коллегии:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.