Апелляционное определение СК по уголовным делам Северо-Кавказского окружного военного суда Ростовской области от 22 февраля 2018 г. по делу N 22-62/2018

 

Судебная коллегия по уголовным делам Северо-Кавказского окружного военного суда в составе:

председательствующего Генералова А.В, судей Подольского Р.В. и Жидкова С.В, при секретаре судебного заседания Любовине М.М, с участием прокурора отдела военной прокуратуры Южного военного округа "данные изъяты" Колпикова Е.С, осужденного Безъязыкова А.В, защитника Жарикова Ю.Д, рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам защитника Ваниева А.Р. и потерпевшего ФИО1 на приговор Новороссийского гарнизонного военного суда от 28 ноября 2017 г, в соответствии с которым военнослужащий войсковой части N "данные изъяты"

Безъязыков Алексей Викторович, родившийся ДД.ММ.ГГГГ г. в г. "адрес", с основным общим образованием, несудимый, проходящий военную службу по призыву с ДД.ММ.ГГГГ г,

осужден за совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 335 УКРФ, к лишению свободы на срок 1 год.

В соответствии с ч. 1 ст. 55 УК РФ осужденному Безъязыкову А.В. данное наказание заменено содержанием в дисциплинарной воинской части на тот же срок.

Заслушав доклад судьи Жидкова С.В, выступления осужденного Безъязыкова А.В, защитника Жарикова Ю.Д, в обоснование доводов апелляционных жалоб, а также возражения прокурора Колпикова Е.С, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Безъязыков признан виновным в нарушении уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, связанном с унижением чести и достоинства потерпевшего ФИО1 и сопряженном с насилием, повлекшем тяжкие последствия, при следующих, установленных судом первой инстанции обстоятельствах.

В 17-м часу "адрес" г, в войсковой части N, дислоцированной в "адрес", "данные изъяты" Безъязыков, исполняя обязанности военной службы, вопреки требованиям ст. 16, 19 и 67 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, неоднократно в присутствии сослуживцев оскорблял "данные изъяты" ФИО1, негативно высказываясь о его внешности и личности, провоцируя последнего провести спарринг в боксерских перчатках. ФИО1 сначала отказывался, а затем после очередных оскорбительных высказываний Безъязыкова согласился с его предложением.

В 18-м часу того же дня, в спортивном зале войсковой части N Безъязыков в присутствии военнослужащих указанной воинской части, действуя умышленно, желая продемонстрировать свое мнимое превосходство над не состоящим с ним в отношениях подчиненности ФИО1, унизить его честь и достоинство, подчинить своему влиянию, применил сопряженное с очевидным для него нарушением порядка воинских отношений насилие, нанеся потерпевшему множество сильных ударов руками в боксерских перчатках по телу и голове, от которых ФИО1 упал на пол, ударившись об него головой.

В результате ФИО1 причинена открытая черепно-мозговая травма, повлекшая тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, а также кровоподтек в правой щечной области, физическая боль и моральные страдания.

В апелляционной жалобе защитник Ваниев просит изменить приговор, считая, что суд неверно квалифицировал действия Безъязыкова по ч. 3 ст. 335 УК РФ, которые, по его мнению, подлежат квалификации по ч. 1 ст. 118 УК РФ, а также считает необходимым "повторно рассмотреть ходатайство потерпевшего ФИО1 о прекращении уголовного дела в связи с примирением с Безъязыковым". В случае отказа в удовлетворении данного ходатайства защитник просит изменить назначенное осужденному наказание в виде содержания в дисциплинарной воинской части на штраф в минимальном размере, предусмотренном санкцией ч. 1 ст. 118 УК РФ.

В обоснование защитник утверждает, что судом дана выборочная, в пользу стороны обвинения, оценка показаниям потерпевшего и свидетелей ФИО20, ФИО21, ФИО22, ФИО23, ФИО24, ФИО25, ФИО26, ФИО27, ФИО28, ФИО29, ФИО30, ФИО31 и ФИО32 об обстоятельствах проведения спарринга и нанесения осужденным ударов потерпевшему в голову, от которых тот упал на пол. По мнению автора апелляционной жалобы, судом в пользу стороны обвинения были проигнорированы факты добровольного участия ФИО1 в спарринге с Безъязыковым, обоюдности нанесения ударов руками в боксерских перчатках по лицу и телу.

Кроме того, автор апелляционной жалобы считает, что в материалах дела отсутствуют доказательства, свидетельствующие о наличии у Безъязыкова умысла на причинение потерпевшему тяжкого вреда здоровью, поскольку он не мог предполагать, что в результате его ударов ФИО1 потеряет сознание и упадет, ударившись головой о пол.

При этом защитник Ваниев ссылается на заключение судебно-медицинского эксперта, согласно которому от удара Безъязыкова в голову ФИО1 у последнего образовался только кровоподтек в области правой щеки.

Защитник также считает, что приговор является несправедливым ввиду чрезмерной суровости назначенного наказания, поскольку суд не принял во внимание, что потерпевший ФИО1 заявил ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с примирением с Безъязыковым, а в случае отказа в его удовлетворении - просил не лишать Безъязыкова свободы, так как сразу после случившегося он оказывал ему первую помощь и возместил причиненный вред.

В апелляционной жалобе потерпевший ФИО1, считая приговор несправедливым вследствие чрезмерной суровости назначенного осужденному наказания, просит его изменить и переквалифицировать действия Безъязыкова с ч. 3 ст. 335 на ч. 1 ст. 118 УК РФ, а затем прекратить уголовное дело в связи с примирением сторон по данной статье Особенной части уголовного закона. В случае невозможности удовлетворения данного требования, потерпевший просит изменить осужденному наказание в виде содержания в дисциплинарной воинской части на штраф в минимальном размере.

Кроме того, в апелляционной жалобе потерпевшего ФИО1 приводятся доводы об отсутствии у осужденного умысла на причинение тяжкого вреда здоровью, которые аналогичны изложенным в жалобе защитника Ванеева.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель - помощник военного прокурора Новороссийского гарнизона "данные изъяты" Мирошников А.А. просит приговор в отношении Безъязыкова оставить без изменения, а апелляционные жалобы защитника Ваниева и потерпевшего ФИО1 - без удовлетворения.

Рассмотрев материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений государственного обвинителя, заслушав выступления лиц, участвовавших в судебном заседании суда апелляционной инстанции, судебная коллегия приходит к выводу, что приговор в отношении Безъязыкова является законным, обоснованным и справедливым, а апелляционные жалобы - не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из протокола судебного заседания, в ходе судебного разбирательства в соответствии со ст. 15, 244 и 274 УПК РФ обеспечено равенство прав сторон, которым суд первой инстанции, сохраняя объективность и беспристрастность, в условиях состязательного процесса создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела.

Все представленные сторонами доказательства исследованы судом, все заявленные участниками судебного разбирательства ходатайства разрешены в установленном законом порядке, в том числе ходатайство потерпевшего о прекращении уголовного дела.

Судебной коллегией не установлено нарушений, которые бы ограничили право стороны защиты на представление доказательств, а также каких-либо данных, могущих свидетельствовать об исследовании недопустимых доказательств, ошибочном исключении из разбирательства по делу допустимых доказательств или об отказе сторонам в исследовании доказательств, которые могли бы иметь существенное значение для правильного разрешения дела.

Вывод суда о виновности осужденного Безъязыкова в совершении инкриминированного преступления, вопреки мнению защитника Ваниева, основан на всестороннем и полном анализе совокупности исследованных в судебном заседании доказательств, которые являются относимыми, допустимыми и взаимно дополняют друг друга.

Помимо частичного признания Безъязыковым своей вины, его виновность в совершении инкриминированных в вину действий подтверждается показаниями потерпевшего ФИО1, свидетелей ФИО41, ФИО42, ФИО2, ФИО44, ФИО45, ФИО25, ФИО47, ФИО27, ФИО49, ФИО50, ФИО51, ФИО52, ФИО32, заключениями судебно-медицинских экспертов о механизме и характере образования у ФИО1 тяжкого телесного повреждения, протоколами осмотра места происшествия, следственного эксперимента и иными исследованными в судебном заседании доказательствами.

Оценка судом первой инстанции совокупности вышеприведенных доказательств свидетельствует об умышленном, целенаправленном и последовательном характере действий Безъязыкова, связанных с неоднократными оскорблениями ФИО1 в присутствии сослуживцев "девочкой", "не мужчиной", т.е. унижением его чести, достоинства, сопровождавшихся провокационным предложением провести с ним бой в боксерских перчатках - спарринг, который произошел в 18-м часу ДД.ММ.ГГГГ в спортивном зале воинской части в присутствии других военнослужащих.

При этом Безъязыков, занимавшийся до призыва на военную службу боксом и превосходя потерпевшего ФИО1 физически, доподлинно знал, что последний для него не является равным соперником, а вышеуказанные действия были предприняты им с целью унизить честь и достоинство ФИО1 перед сослуживцами.

При этом суд первой инстанции верно исходил из того, что Безъязыков, имея физическое превосходство над потерпевшим и боксерские навыки, умышленно наносил акцентированные удары кулаками в голову ФИО1 и осознавал, что в результате последнему может быть причинен любой вред здоровью, в том числе тяжкий, предвидел такую возможность, в том числе от падения в бессознательном состоянии на пол и удар головой о пол с твердым покрытием, не желал наступления таких последствий, но относился к этому безразлично.

Вопреки утверждениям авторов апелляционных жалоб, военный суд верно оценил вышеизложенные обстоятельства, с учетом сложившихся между подсудимым и потерпевшим отношений, и обоснованно исходил из того, что инкриминируемое Безъязыкову деяние совершено в расположении воинской части, в период исполнения каждым обязанностей по военной службе, в установленное распорядком дня время, причем в присутствии других военнослужащих, а поэтому обоснованно посчитал очевидным нарушение Безъязыковым уставных правил взаимоотношений между военнослужащими.

Ввиду изложенного, утверждение защитника о том, что Безъязыков совершил общеуголовное преступление, связанное с выяснением личных отношений с потерпевшим, последствием которого явилось причинение последнему тяжкого вреда здоровью, является несостоятельным.

Утверждение в апелляционной жалобе защитника о том, что тяжкое телесное повреждение ФИО1 причинено не в результате умышленных действий Безъязыкова, а по причине того, что от нанесенного осужденным удара кулаком в боксерской перчатке в голову ФИО1, последний споткнулся о какие-то посторонние предметы (лавку) из-за чего и произошло его падение на пол, сопровождавшееся ударом головой о пол, является надуманным.

Так, в судебном заседании суда первой инстанции свидетели ФИО20 и ФИО2, являвшиеся очевидцами, так называемого спарринга, показали, что после нанесенного Безъязыковым сильного удара кулаком в боксерской перчатке в голову ФИО1, последний не спотыкался о находившиеся в спортивном зале какие бы то ни было предметы, а сразу же, потеряв ориентацию, упал на покрытый пластиком бетонный пол, ударившись о пол головой, и лежал после этого некоторое время без сознания. При этом ФИО1 пришел в сознание только в умывальной комнате, куда его доставили осужденный и другие военнослужащие.

Таким образом, с учетом исследованных в судебном заседании доказательств, судом первой инстанции верно установлены фактические обстоятельства содеянного Безъязыковым, а его действия правильно квалифицированы по ч. 3 ст. 335 УК РФ, как воинское преступление, повлекшее тяжкие последствия, связанные с умышленным причинением потерпевшему тяжкого вреда здоровью.

Вопреки мнению авторов апелляционных жалоб, наказание Безъязыкову назначено в соответствии с требованиями ст. 6, 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного им преступления, данных о его личности, и мнения потерпевшего, первоначально ходатайствовавшего о прекращении уголовного дела, а затем - о смягчении Безъязыкову наказания.

При этом суд обоснованно указал в приговоре и в должной мере учел, что Безъязыков к уголовной ответственности привлекается впервые, ранее ни в чем предосудительном замечен не был, по месту жительства и по службе характеризуется положительно, воспитывался без отца, компенсировал потерпевшему моральный вред.

Вышеизложенные положительные данные о личности Безъязыкова и послужили в соответствии с ч. 1 ст. 55 УК РФ основанием для вынесения судом первой инстанции правильного и справедливого решения о замене осужденному единственно возможного наказания, предусмотренного санкцией ч. 3 ст. 335 УК РФ, в виде лишения свободы, содержанием в дисциплинарной воинской части, учитывая его правовой статус военнослужащего, проходящего военную службу по призыву, как на момент совершения преступления, так и осуждения.

С учетом фактических обстоятельств дела и степени общественной опасности содеянного осужденным, суд обоснованно не нашел оснований для изменения в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ категории совершенного Безъязыковым преступления на менее тяжкое.

Ввиду изложенного, полагать приговор несправедливым ввиду чрезмерной суровости назначенного Безъязыкову наказания, оснований не имеется, а утверждения апелляционных жалоб защитника и потерпевшего об обратном, нельзя признать состоятельными.

Нарушений уголовно-процессуального закона, могущих повлечь отмену либо изменение приговора, судом первой инстанции не допущено.

На основании изложенного и руководствуясь 389.20, 389.28 и 389.33 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Новороссийского гарнизонного военного суда от 28 ноября 2017 г. в отношении Безъязыкова Алексея Викторовича оставить без изменения, а апелляционные жалобы защитника Ваниева А.Р. и потерпевшего ФИО1 - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Вы можете открыть актуальную версию документа прямо сейчас.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.