Апелляционное определение СК по административным делам Северо-Кавказского окружного военного суда Ростовской области от 28 февраля 2018 г. по делу N 33-246/2018

 

Судебная коллегия по административным делам Северо-Кавказского окружного военного суда в составе

председательствующего Василенко И.И,

судей: Гришина С.В. и Коробенко Э.В,

при секретаре судебного заседания Капусте А.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе представителя истца - Подшибякина П.Ю. на решение Ростовского-на-Дону гарнизонного военного суда от 14 декабря 2017 г, которым отказано в удовлетворении иска в интересах командующего войсками Южного военного округа (далее - ЮВО) к подполковнику Тиу Александру Васильевичу о возмещении материального ущерба.

Заслушав доклад судьи Коробенко Э.В, изложившего обстоятельства дела, содержание решения суда и доводы апелляционной жалобы, объяснения представителя командующего войсками ЮВО - Подшибякина П.Ю. в обоснование апелляционной жалобы, судебная коллегия

установила:

командующий войсками ЮВО через своего представителя обратился в суд с иском, в котором просил взыскать с Тиу А.В. 186625 руб. 26 коп. в порядке привлечения его к полной материальной ответственности за ущерб, причиненный им при прохождении военной службы.

Гарнизонным военным судом в удовлетворении иска отказано в связи с истечением сроков давности привлечения ответчика к материальной ответственности.

В апелляционной жалобе представитель истца просит решение суда отменить и принять по делу новое решение об удовлетворении иска. В обоснование автор жалобы, ссылаясь на нормы действующего законодательства, регулирующие спорные правоотношения, указывает, что выводы суда о пропуске истцом срока привлечения Тиу А.В. к материальной ответственности являются необоснованными. Судом первой инстанции оставлено без внимания, что 20 ноября 2015 г. командир войсковой части N обращался в Махачкалинский гарнизонный военный суд с аналогичным иском к ответчику, однако иск был возращен его подателю. 7 июня 2016 г. командир указанной воинской части вновь обратился в тот же суд с иском к Тиу А.В. о возмещении материального ущерба, который был принят к производству суда и по нему возбуждено гражданское дело. В последующем определением суда дело передано на рассмотрение в Ростовский-на-Дону гарнизонный военный суд, как принятое с нарушением правил подсудности. Определением гарнизонного военного суда от 4 октября 2016 г. иск оставлен без рассмотрения, так как подписан и подан лицом, не имеющим полномочий на подписание и предъявление иска. По мнению автора жалобы, срок привлечения к материальной ответственности является разновидностью срока исковой давности, а поэтому со дня обращения командиром указанной воинской части в суд течение указанного срока было прервано. В связи с этим командующий войсками ЮВО после получения сведений о служебно-должностном положении ответчика и объяснений от него обратился в суд с настоящим иском в пределах установленного процессуального срока. Также судом не был учтен тот факт, что в период с 1 января по 10 октября 2016 г. проводились мероприятия, связанные с передислокацией войсковой части N из г. Новосибирска в г. Екатеринбург, а в период с 10 июня 2016 г. по 1 июня 2017 г. - мероприятия по формированию и укомплектованию этой воинской части.

Рассмотрев материалы дела и обсудив доводы, приведенные в апелляционной жалобе, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения решения суда первой инстанции.

В соответствии со ст. 28 Федерального закона "О статусе военнослужащих" военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, в зависимости от характера и тяжести совершенного им правонарушения привлекается к дисциплинарной, административной, материальной, гражданско-правовой и уголовной ответственности в соответствии с настоящим Федеральным законом и другими федеральными законами.

Пунктом 4 ст. 3 Федерального закона "О материальной ответственности военнослужащих" предусмотрено, что военнослужащие могут быть привлечены к материальной ответственности в течение трех лет со дня обнаружения ущерба. Днем обнаружения ущерба следует считать день, когда командиру воинской части, а в соответствующих случаях вышестоящим в порядке подчиненности органам военного управления и воинским должностным лицам стало известно о наличии материального ущерба, причиненного военнослужащим.

Согласно этой норме срок привлечения военнослужащего к материальной ответственности за ущерб, причиненный им при исполнении обязанностей военной службы имуществу, находящемуся в федеральной собственности, исчисляется со дня обнаружения ущерба. При этом указанный срок не может быть приостановлен, прерван или восстановлен, как это предусмотрено в ст. 203 и 204 ГК РФ, поскольку данный срок не является разновидностью сроков исковой давности, а регламентирует порядок привлечения военнослужащих к материальной ответственности.

Следовательно, вопреки доводам жалобы, привлечение военнослужащего к материальной ответственности по истечении трехлетнего срока со дня обнаружения ущерба невозможно вне зависимости от причин, по которым этот срок был пропущен. Данный срок является пресекательным и восстановлению не подлежит.

Судом первой инстанции установлено, что Тиу А.В. до 5 апреля 2013 г. проходил военную службу на воинской должности командира стрелковой роты снайперов войсковой части N. 6 июня 2011 г. ответчику было выдано по накладной 43 комплекта радиостанций Р-169П-1-01 и 43 единицы гарнитур ГБШ-П2.

Из заключения по материалам разбирательства следует, что 5 ноября 2013 г. начальником связи войсковой части N была проведена проверка наличия и технического состояния связи в стрелковой роте снайперов названной воинской части, в результате которой была выявлена недостача 9 единиц радиостанций Р-169П-1-01, стоимость которых составила 186625 руб. 26 коп. Об этом в этот же день было доложено командованию.

На основании данного заключения командиром войсковой части N издан приказ от 13 ноября 2013 г. о включении суммы недостающего имущества в книгу учета недостач и принятии мер по взысканию с Тиу А.В. причиненного ущерба.

Поэтому гарнизонный военный суд правильно признал, что срок привлечения Тиу А.В. к материальной ответственности подлежит исчислению с даты обнаружения недостачи 9 единиц радиостанций Р-169П-1-01, то есть с 5 ноября 2013 г, поскольку именно с этой даты стало известно о причинении материального ущерба.

На дату принятия судом решения по данному делу - 14 декабря 2017 г, трехлетний срок, в течение которого Тиу А.В. мог быть привлечен к материальной ответственности, истек.

Поэтому гарнизонный военный суд пришел к обоснованному выводу о невозможности привлечения Тиу А.В. к материальной ответственности.

Обращения в 2015 и 2016 годах командира воинской части в суд с аналогичными исками к Тиу А.В. и проведение в войсковой части N в течение длительного времени мероприятий организационного характера, правового значения по делу не имеют, поскольку данные обстоятельства не являются юридически значимыми применительно к сроку, в течение которого военнослужащий может быть привлечен к материальной ответственности.

Таким образом, апелляционная жалоба удовлетворению не подлежит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 328 и 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Ростовского-на-Дону гарнизонного военного суда от 14 декабря 2017 г. по иску в интересах командующего войсками Южного военного округа к Тиу Александру Васильевичу оставить без изменения, а апелляционную жалобу представителя истца - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.