Апелляционное определение СК по административным делам Северо-Кавказского окружного военного суда Ростовской области от 28 февраля 2018 г. по делу N 33а-237/2018

 

Судебная коллегия по административным делам Северо-Кавказского окружного военного суда в составе:

председательствующего - Потапченко И.Н,

судей: Патланя В.А. и Тогубицкого В.А,

при секретаре судебного заседания Стецурине Е.Ю.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по апелляционной жалобе административного истца и его представителей - Токаевой З.Т. и Хабаевой Ф.О. на решение Владикавказского гарнизонного военного суда от 28 ноября 2017 г, которым отказано в удовлетворении заявленных требований сержанта запаса Гагоева Алана Темболатовича о признании незаконными действий командира войсковой части N, связанных с привлечением истца к дисциплинарной ответственности, досрочным увольнением его с военной службы и исключением из списков личного состава воинской части.

Заслушав доклад судьи Тогубицкого В.А, изложившего обстоятельства дела, содержание решения суда, доводы апелляционной жалобы и возражений относительно нее, объяснения административного истца в обоснование поданной жалобы, заключение военного прокурора отдела военной прокуратуры Южного военного округа майора юстиции Арефьева М.С, полагавшего необходимым решение суда оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

в связи с выполнением Гагоевым А.Т. 16 июня 2017 г. обязанностей военной службы в состоянии алкогольного опьянения 23 июня 2017 г. составлен протокол о грубом дисциплинарном проступке.

За совершение указанного дисциплинарного проступка Гагоев А.Т. на основании приказа командира войсковой части N от 24 июня 2017 г. N 231 привлечен к дисциплинарной ответственности в виде досрочного увольнения с военной службы в связи с невыполнением условий контракта.

Приказом того же должностного лица от 15 августа 2017 г. N 161 с/ч Гагоев А.Т. с той же даты исключен из списков личного состава воинской части.

Гагоев А.Т. обратился в суд с административным исковым заявлением, в котором оспорил указанные протокол о грубом дисциплинарном проступке, приказы командира войсковой части N, просил обязать указанное должностное лицо их отменить, восстановить его на военной службе, обеспечив денежным довольствием за период необоснованного увольнения, а также взыскать с войсковой части N судебные расходы на оплату услуг представителей в размере 50000 руб. и компенсацию морального вреда в размере 150000 руб.

Решением суда в удовлетворении административного иска отказано.

В апелляционной жалобе административный истец и его представители просят решение суда отменить и принять новое об удовлетворении заявленных требований. По мнению авторов жалобы, служебное разбирательство проведено с нарушением соответствующего порядка. Они утверждают, что судом не дана надлежащая оценка показаниям свидетеля Д.А. о том, что Гагоев А.Т. был отстранен от выполнения служебно-боевой задачи вовсе не за несение службы в состоянии алкогольного опьянения, а по иным обстоятельствам. При этом свидетели не смогли подтвердить факт употребления истцом алкогольных напитков, поскольку об этом им стало известно со слов других лиц. В жалобе обращается внимание на то, что в ходе служебного разбирательства не установлены обстоятельства употребления истцом алкоголя (где, с кем, когда: до или после снятия с заслона), а также не предлагалось пройти медицинское освидетельствование на состояние алкогольного опьянения. В подтверждение этого в жалобе ссылаются на показания свидетеля В.Э.

Авторы жалобы считают, что составленные документы сфальсифицированы, поскольку подписаны одними и теми же лицами, в том числе находившимися в отпуске.

В жалобе отмечается, что с материалами служебного разбирательства истец своевременно ознакомлен не был, а военнослужащие, заактировавшие его отказ от подписи, не смогли подтвердить даты и обстоятельства составления актов, состав лиц их подписавших. Они также обращают внимание на то, что истец привлечен к дисциплинарной ответственности за исполнение обязанностей военной службы в состоянии алкогольного опьянения, в то время как медицинское освидетельствование, на которое он давал согласие, не проводилось. Вопреки сведениям, содержащемся в оспариваемом приказе, Гагоев А.Т. свою вину не признавал, при этом протокол о грубом дисциплинарном проступке датирован ранее отраженных в нем объяснений очевидцев.

Авторы жалобы указывают на иные обстоятельства, свидетельствующие, по их мнению, о незаконности оспариваемых приказов: составление служебной характеристики не уполномоченным лицом; противоречивые показания свидетеля - В.С., касающиеся составления им рапорта, послужившего основанием для проведения служебного разбирательства; обеспечение Гагоева А.Т. вещевым имуществом после исключения из списков личного состава воинской части - в ноябре 2017 года.

В возражениях на апелляционную жалобу старший помощник военного прокурора Владикавказского гарнизона просит решение суда оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Рассмотрев материалы дела и обсудив доводы, приведенные в апелляционной жалобе, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения решения суда первой инстанции.

Как следует из п. 2 ст. 28.5 Федерального закона "О статусе военнослужащих" и Перечня грубых дисциплинарных проступков военнослужащих (приложении N 7 к Дисциплинарному уставу Вооруженных Сил РФ), отказ военнослужащего от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения, равно как исполнение обязанностей военной службы в состоянии опьянения, относятся к числу грубых дисциплинарных проступков.

В соответствии со ст. 54, 80-82 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил РФ дисциплинарное взыскание является установленной государством мерой ответственности за дисциплинарный проступок, совершенный военнослужащим, и применяется в целях предупреждения совершения дисциплинарных проступков. К военнослужащему, совершившему дисциплинарный проступок, могут применяться только те дисциплинарные взыскания, которые определены настоящим Уставом, соответствуют воинскому званию военнослужащего и дисциплинарной власти командира (начальника), принимающего решение о привлечении нарушителя к дисциплинарной ответственности. Принятию командиром (начальником) решения о применении к подчинённому военнослужащему дисциплинарного взыскания предшествует разбирательство. Разбирательство по факту совершения военнослужащим грубого дисциплинарного проступка заканчивается составлением протокола. При назначении дисциплинарного взыскания учитываются характер дисциплинарного проступка, обстоятельства и последствия его совершения, форма вины, личность военнослужащего, совершившего дисциплинарный проступок, обстоятельства, смягчающие и отягчающие дисциплинарную ответственность.

Эти требования Устава командованием выполнены.

Судом первой инстанции установлено, что 16 июня 2017 г. Гагоев А.Т, находясь при исполнении обязанностей военной службы, отказался от медицинского освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, признавшись в том, что выпил пиво.

Обстоятельства совершения указанного проступка установлены в ходе служебного разбирательства на основании объяснений военнослужащих В.В., В.Э., А.В. По результатам служебного разбирательства врио начальника штаба войсковой части N - капитаном А.Н. составлен протокол о грубом дисциплинарном проступке.

Из этих объяснений в частности следует, что около 20 часов 16 июня 2017 г. при проверке личного состава на заслоне проверяющим майором Д.А. выявлены признаки алкогольного опьянения у Гагоева А.Т. После этого он был доставлен на ВПУ батальона, где в беседе с заместителем командира бригады полковником В.С. признался в употреблении пива.

Данные обстоятельства Гагоев А.Т. собственноручно изложил 17 июня 2017 г. в объяснении при проведении служебного разбирательства (т. 1 л.д. 32).

Свидетель Д.А. показал, что в связи с участием Гагоева А.Т. в конфликте с другими сослуживцами он доставил последнего на ВПУ батальона. При этом в суде первой инстанции Гагоев А.Т. пояснил, что сам сообщил Д.А. об употреблении пива (т. 1 л.д. 75).

В суде первой инстанции свидетель В.С. показал, что 16 июня 2017 г. Д.А. доставил с заслона Гагоева А.Т, пояснив при этом, что в ходе выполнения служебно-боевой задачи тот вел себя неадекватно, провоцировал конфликт с сослуживцами. В.С. обратил внимание на то, что от Гагоева А.Т. исходил запах алкоголя, речь немного заплеталась, он вел себя неестественно, был возбужден. На его вопрос Гагоев А.Т. сообщил, что пил пиво. На предложение пройти медицинское освидетельствование Гагоев А.Т. ответил, что признает употребление пива, поэтому от прохождения медицинского освидетельствования отказывается. Он поставил задачу командиру войсковой части N запротоколировать эти обстоятельства.

Командир войсковой части N подполковник В.Н. в судебном заседании пояснил, что лично составил акт отказа Гагоева А.Т. от прохождения медицинского освидетельствования, его подписали офицеры А.В, Б.Б. и Т.Т, присутствовавшие при этом.

Допрошенные судом А.В. и Б.Б. подтвердили, что лично присутствовали при отказе Гагоева А.Т. от прохождения медицинского освидетельствования, а также от подписания протокола о грубом дисциплинарном проступке, заактировав в последующем эти обстоятельства совместно с Тянтовым.

Присутствие Т.Т. в расположении части в период отпуска В.Н. объяснил необходимостью отработки служебных документов. Обстоятельств, свидетельствующих об обратном, в суде не установлено и из дела не усматривается.

Таким образом, мотив отказа Гагоева А.Т. от прохождения медицинского освидетельствования обоснованно расценен судом как обусловленный признанием им своей вины в употреблении алкогольных напитков.

Составление актов одним и тем же составом военнослужащих не свидетельствует об их фальсификации. К тому же сведения, отраженные в этих актах, были подтверждены в ходе судебного разбирательства.

Свидетель В.С. в суде пояснил, что составлял рапорт об исполнении Гагоевым А.Т. обязанностей военной службы в состоянии опьянения со слов, поскольку находился на другом заслоне. Между тем такой порядок составления рапорта В.С., как командиром роты, о незаконности служебного разбирательства не свидетельствует, поскольку в данном случае рапорт явился, по сути, лишь формальным основанием для командования к проведению разбирательства.

Что касается показаний В.Э., то он также подтвердил содержание разговора между Гагоевым А.Т. и В.С. об употреблении пива, при этом не исключил возможность предложения должностными лицами Гагоеву А.Т. пройти медицинское освидетельствование в период его отсутствия.

Составление служебной характеристики на Гагоева А.Т. временно исполнявшим обязанности командира воинской части Сарженко административный ответчик объяснил занятостью командира роты выполнением служебно-боевой задачи, а также длительностью периода их совместной службы, что представляется суду убедительным и о нарушении порядка составления характеризующих материалов в отношении истца не свидетельствует.

Отдельные противоречия в хронологии составления объяснений В.В., В.Э., А.В. и протокола о грубом дисциплинарном проступке с учетом данных в суде В.Э., А.В. показаний, на правильность вывода суда о совершении Гагоевым А.Т. указанного проступка не влияют.

Согласно ст. 28.4 Федерального закона "О статусе военнослужащих" и ст. 55 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил РФ к солдатам матросам, сержантам и старшинам, проходящим военную службу по контракту, может применяться дисциплинарное взыскание в виде досрочного увольнения с военной службы в связи с невыполнением условий контракта.

В п. 3 ст. 32 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" предусмотрено, что условия контракта о прохождении военной службы включают в себя обязанность гражданина добросовестно исполнять все общие, должностные и специальные обязанности военнослужащих, установленные законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Обязательным условием досрочного увольнения с военной службы в порядке реализации дисциплинарного взыскания по основанию, предусмотренному подп. "в" п. 2 ст. 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе", должно являться совершение военнослужащим дисциплинарного проступка, а под невыполнением условий контракта о прохождении военной службы должны подразумеваться именно существенные нарушения условий контракта, в частности совершение одного из грубых дисциплинарных проступков, составы которых перечислены в п. 2 ст. 28.5 Федерального закона "О статусе военнослужащих", либо совершение военнослужащим дисциплинарного проступка при наличии у него неснятых дисциплинарных взысканий. Данная правовая позиция, в частности, изложена в Постановлении Конституционного Суда РФ от 21 марта 2013 г. N 6-П.

С учетом изложенного суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что командование обоснованно расценило совершение административным истцом грубого дисциплинарного проступка в качестве существенного нарушения условий контракта и правомерно применило к нему дисциплинарное взыскание в виде досрочного увольнения с военной службы в связи с невыполнением условий контракта.

В соответствии с п. 16 ст. 29 и п. 16 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы военнослужащий, уволенный с военной службы, на день исключения из списков личного состава воинской части должен быть полностью обеспечен денежным довольствием, продовольственным и вещевым обеспечением.

Следовательно, действующее законодательство не предполагает возможности исключения военнослужащего вопреки его согласию из списков личного состава воинской части с имеющейся перед ним задолженностью по денежному и иным видам довольствия, поскольку данное обстоятельство влечет нарушение права такого военнослужащего на установленный порядок прохождения им военной службы.

Вместе с тем такая задолженность, сама по себе, не может служить безусловным основанием для восстановления военнослужащего в списках личного состава части, а подлежит оценке в совокупном объеме реализации прав данного лица, с учетом возможности устранения допущенных нарушений в полном объеме без восстановления в указанных списках.

Судом первой инстанции правильно установлено, что на момент исключения из списков личного состава воинской части Гагоев А.Т. был в полном объеме обеспечен положенным денежным довольствием, а вещевое имущество получено им после исключения из списков личного состава воинской части - 16 ноября 2017 г. (т. 2 л.д. 7).

При таких обстоятельствах гарнизонный военный суд пришел к верному выводу о восстановлении права истца на вещевое обеспечения и об отсутствии оснований для восстановления его в списках личного состава воинской части.

Таким образом, апелляционная жалоба удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь ст. 309 и 311 КАС РФ, судебная коллегия

определила:

решение Владикавказского гарнизонного военного суда от 28 ноября 2017 г. по административному исковому заявлению Гагоева Алана Темболатовича оставить без изменения, а апелляционную жалобу административного истца и его представителей - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.