Апелляционное определение СК по административным делам Северо-Кавказского окружного военного суда Ростовской области от 28 февраля 2018 г. по делу N 33а-286/2018

 

Судебная коллегия по административным делам Северо-Кавказского окружного военного суда в составе:

председательствующего Цыбульника В.Е,

судей Санникова А.Б, Шуайпова М.Г,

при секретаре судебного заседания Заика Ю.Н,

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по апелляционным жалобам командира войсковой части N и начальника Межрегионального управления ведомственного финансового контроля и аудита Министерства обороны Российской Федерации по Южному военному округу (далее - управление финансового контроля и аудита) на решение Ростовского-на-Дону гарнизонного военного суда от 22 декабря 2017 года, которым частично удовлетворены требования, заявленные в интересах командира войсковой части N, о признании незаконными действий начальника 3 отдела (проверок) управления финансового контроля и аудита, связанных с проверкой финансово-хозяйственной деятельности войсковой части N.

Заслушав доклад судьи Санникова А.Б, изложившего обстоятельства дела, содержание решения суда, доводы апелляционных жалоб и поступивших относительно них возражений, объяснения представителя командира войсковой части N - сержанта Самойлова Э.Н, представителей начальника управления финансового контроля и аудита - Лемешко Е.В. и Осмининой Е.А, представителя начальника Федерального казенного учреждения "Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Ростовской Области" - Гусяковой Ю.Н, в обоснование поданных жалоб, судебная коллегия

установила:

командир войсковой части N через представителя обратился в суд с административным исковым заявлением, в котором просил:

признать незаконными акт от 8 апреля 2017 года N 15 контрольных мероприятий отдельных вопросов финансово-хозяйственной деятельности этой воинской части (далее - Акт), в котором указано:

- о незаконности выплаты денежной компенсации за наем (поднаем) жилых помещений в период с 2014 по 2015 годы на общую сумму 21656 409 рублей 90 копеек;

- незаконности выдачи вещевого имущества 60 уволенным с военной службы военнослужащим на общую сумму 1290 431 рубль 49 копеек;

- о незаконности выплаты военнослужащим дополнительного материального стимулирования, предусмотренного приказом Министра обороны Российской Федерации от 25 июля 2010 года N 1010 на общую сумму 761 250 рублей;

обязать начальника 3 отдела управления финансового контроля и аудита исключить из Акта указание на незаконность вышеперечисленных денежных выплат.

Решением гарнизонного военного суда заявленные требования удовлетворены частично.

Суд признал незаконным пункт 4 Акта в части указания в нём о незаконности выплаты материального стимулирования 14 военнослужащим войсковой части N в соответствии с приказом Министра обороны Российской Федерации от 26 июля 2010 года N 1010 на общую сумму 761 250 рублей и обязал начальника управления финансового контроля и аудита сделать запись в Акте об этом.

В удовлетворении требований о признании незаконными пункта 5 вышеназванного акта в части утверждения о незаконности выплаты денежной компенсации за наем (поднаем) жилых помещений в период с 2014 по 2015 годы на общую сумму 21656 409 рублей 90 копеек и подпункта "в" пункта 5 того же Акта в части утверждения о незаконности выдачи вещевого имущества 60 уволенным военнослужащим на общую сумму 1290 431 рубль 49 копеек, судом отказано.

В апелляционной жалобе командир войсковой части N просит решение суда отменить в части отказа в удовлетворении заявленных требований и принять в этой части новое решение об удовлетворении заявленных требований.

В обоснование автор жалобы ссылается на то, что в решении суд сослался не на приказ Министра обороны Российской Федерации от 16 июня 2005 года N 235 "О мерах по реализации в Вооружённых Силах Российской Федерации постановления Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2004 года N 909", а на приказ Министра обороны Российской Федерации от 30 сентября 2010 года N 1280 "О предоставлении военнослужащим Вооружённых Сил Российской Федерации жилых помещений по договору социального найма и служебных жилых помещений", который не регулирует порядок выплаты военнослужащим денежной компенсации за наем (поднаем) жилых помещений.

Кроме того, в жалобе выражается несогласие с выводом суда об обоснованности указания в оспариваемом акте на то, что в нарушение пункта 44 Порядка вещевого обеспечения в Вооружённых Силах Российской Федерации на мирное время, утверждённого приказом Министра обороны Российской Федерации от 14 августа 2013 года N 555, для увольняемых военнослужащих стоимость заменяемых предметов вещевого имущества определялась не по размерам денежной компенсации, установленной соответствующими распоряжениями Правительства Российской Федерации, действовавшими на момент наступления у военнослужащих права на получение вещевого имущества, а по ценам, действовавшим в месяце их увольнения. Определение стоимости заменяемых предметов по размеру денежной компенсации, установленной на момент наступления права на получение заменяемого вещевого имущества, а не по стоимости этого имущества на момент производства замены, ограничивает право военнослужащих на обеспечение вещевым имуществом по установленным нормам, поскольку вследствие инфляционных процессов стоимость вещевого имущества, выдаваемого взамен положенного, пересчитывается по более низкой цене.

В апелляционной жалобе начальник управления финансового контроля и аудита просит решение суда в части удовлетворения заявленных требований отменить в связи с нарушением норм материального и процессуального права.

В обоснование он ссылается на то, что суд не установилфакт повторной сдачи проверки по физической подготовленности 12 военнослужащих войсковой части N в порядке, предусмотренном действующим законодательством,. В нарушение части 4 статьи 180 КАС РФ не привёл в решении доказательств, на которых обосновал вывод о пересдаче этими военнослужащими неудовлетворительных результатов по физической подготовке.

Автор жалобы указывает на то, что в соответствии с пунктом 12 Наставления по физической подготовке в Вооружённых Силах Российской Федерации, утверждённого приказом Министра обороны Российской Федерации от 21 апреля 2009 года N 200, военнослужащим, не выполнившим контрольные нормативы по физической подготовке на контрольной проверке, предоставляется пятимесячный срок для подготовки и повторной сдачи проверки по физической подготовленности. Истец, в подтверждение повторной сдачи нормативов по физической подготовке, сослался на приказ командира войсковой части N от 13 сентября 2014 года N 914 и приложенные к нему ведомости результатов итоговой проверки по физической подготовке. Однако этот приказ подтверждает только проведение очередной текущей проверки физической подготовленности всего личного состава этой воинской части. Сведений о повторной сдаче в связи с неудовлетворительными показателями по физической подготовке отдельными военнослужащими с предоставлением пятимесячного срока для подготовки, данный приказ не содержит. Следовательно, вывод суда о наличии у 12 военнослужащих положительных результатов по физической подготовке на момент издания приказов о выплате дополнительного материального стимулирования не подтверждается материалами дела.

В жалобе обращается внимание на то, что в описательной части оспариваемого решения суд установил, что двум военнослужащим войсковой части N оспариваемая выплата произведена в нарушение пункта 11 Порядка определения и расходования объемов бюджетных средств, направляемых на дополнительные выплаты военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, и премии лицам гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного приказом Министра обороны Российской Федерации от 26 июля 2010 года N 1010, однако в резолютивной части решения суда указано о незаконности пункта 4 Акта, в части выплаты дополнительного материального стимулирования с учетом этих двух военнослужащих на общую сумму 761250 рублей.

В письменных возражениях командир войсковой части N просит оставить без удовлетворения апелляционную жалобу начальника управления финансового контроля и аудита, который, в свою очередь, просит оставить без удовлетворения апелляционную жалобу командира указанной воинской части.

Рассмотрев материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и поступивших относительно нее возражений, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения решения суда первой инстанции.

В соответствии с пунктом 3 статьи 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" военнослужащим - гражданам, проходящим военную службу по контракту, и членам их семей, прибывшим на новое место военной службы военнослужащих - граждан, до получения жилых помещений по нормам, установленным федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, предоставляются служебные жилые помещения, пригодные для временного проживания, жилые помещения маневренного фонда или общежития.

В случае отсутствия указанных жилых помещений воинские части арендуют жилые помещения для обеспечения военнослужащих - граждан и совместно проживающих с ними членов их семей или по желанию военнослужащих - граждан ежемесячно выплачивают им денежную компенсацию за наём (поднаём) жилых помещений в порядке и размерах, которые определяются Правительством Российской Федерации.

Аналогичные требования содержатся в Положении о выплате денежной компенсации за наём (поднаём) жилых помещений военнослужащим - гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту, и членам их семей, утверждённом постановлением Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2004 года N 909, и в Инструкции о мерах по реализации в Вооружённых Силах Российской Федерации постановления Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2004 года N 909, утверждённой приказом Министра обороны Российской Федерации от 16 июня 2005 года N 235 (в редакции, действовавшей до 27 мая 2016 года).

Из системного анализа вышеперечисленных норм следует, что выплата денежной компенсации за наём (поднаём) жилья является одной из форм соблюдения жилищных прав военнослужащих по контракту до их обеспечения жилыми помещениями по установленным нормам.

При этом обязательными условиями для выплаты военнослужащему указанной денежной компенсации являются не только его нуждаемость в получении служебного жилья по месту прохождения военной службы и осуществление найма (поднайма) жилого помещения, но и признание военнослужащего в установленном порядке нуждающимся в таком жилом помещении.

По делу установлено, что в период с 2014 по 2015 годы 391 военнослужащему войсковой части 75392 выплачена компенсация за наем жилого помещения.

Из сообщения Федерального государственного казенного учреждения "Южное региональное управление жилищного обеспечения" Министерства обороны Российской Федерации от 29 марта 2017 года N 184/03/5755нс усматривается, что указанные военнослужащие войсковой части N в период с 2014 по 2015 годы не состояли в списках, нуждающихся в служебных жилых помещениях.

Поскольку 391 военнослужащему войсковой части N, не состоявшему на учете нуждающихся в служебном жилом помещении по месту службы, в период с 2014 по 2015 годы выплачивалась на основании приказов командира воинской части денежная компенсация за наем жилого помещения, то суд пришел к правильному выводу о том, что оснований для удовлетворения административного искового заявления в данной части не имеется.

В соответствии с пунктами 37, 39 и 44 "Порядка вещевого обеспечения в Вооруженных Силах Российской Федерации на мирное время" утвержденного приказом Министра обороны Российской Федерации от 14 августа 2013 года N 555, военнослужащие по контракту обязаны своевременно получать положенное вещевое имущество на складе воинской части, своевременно прибывать на специализированные предприятия (в ателье) для оформления индивидуальных заказов на пошив, примерки и за получением исполненных заказов.

Военнослужащий, уволенный с военной службы, на день исключения из списков личного состава воинской части должен быть полностью обеспечен положенным вещевым имуществом. В случае отказа от получения положенного по нормам снабжения имущества военнослужащий, увольняемый с военной службы, до исключения из списков воинской части представляет письменное заявление (рапорт). До проведения с военнослужащим всех необходимых расчетов он из списков личного состава воинской части без его согласия не исключается.

При выдаче имущества по его стоимости взамен предметов, отсутствующих на складе, стоимость заменяемых предметов определяется по размеру денежной компенсации, установленной распоряжением Правительства Российской Федерации, действующим на момент наступления права на получение вещевого имущества.

Согласно пункту "г" части 1 Правил получения отдельными категориями военнослужащих денежной компенсации вместо предметов вещевого имущества личного пользования, положенных по нормам снабжения вещевым имуществом военнослужащих в мирное время, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 22 июня 2006 года N 390, военнослужащие, уволенные с военной службы по основаниям, предусмотренным подпунктами "а" - "г" и "к" пункта 1, подпунктами "а", "б" и "ж" пункта 2, пунктами 3 и 6 статьи 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" и имеющие общую продолжительность военной службы 20 лет и более - за неполученное вещевое имущество личного пользования, право на получение которого возникло в течение последних 12 месяцев, на момент исключения из списков личного состава воинской части, имеют право на получение денежной компенсации вместо предметов вещевого имущества личного пользования, положенных по нормам снабжения.

Исходя из системного анализа изложенных нормативных правовых актов, следует прийти к выводу о том, что стоимость заменяемых предметов определяется по размеру денежной компенсации, действовавшей на момент наступления у увольняемого военнослужащего права на получение вещевого имущества, а не на месяц его увольнения.

По делу установлено, что в период с февраля 2014 года по сентябрь 2016 года при увольнении с военной службы 60 военнослужащих, проходивших военную службу по контракту, в войсковой части N произведен расчет стоимости заменяемых предметов вещевого имущества личного пользования.

При этом стоимость заменяемых предметов определена по размеру денежной компенсации, установленной распоряжением Правительства Российской Федерации, на момент их увольнения, а не на момент наступления права на получение вещевого имущества.

Таким образом, поскольку при увольнении 60 военнослужащих, денежная компенсация произведена из расчета стоимости заменяемых предметов установленной на момент их увольнения, а не на момент наступления права на получение вещевого имущества, то суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что оснований для удовлетворения иска в данной части не имеется.

Мнение командира войсковой части N о том, стоимость заменяемых предметов вещевого имущества определяется на момент увольнения военнослужащего с военной службы, а не по стоимости этого имущества на момент наступления у военнослужащих права на получение вещевого имущества основано на ошибочном толковании вышеуказанных положений.

В соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 26 декабря 2006 года N 1459 "О дополнительных мерах по повышению эффективности использования средств на оплату труда работников федеральных органов исполнительной власти" Министру обороны Российской Федерации предоставлено право использовать разницу между средствами, выделяемыми из федерального бюджета на соответствующий год на денежное довольствие военнослужащих и средствами на содержание фактической численности указанных военнослужащих на материальное стимулирование в виде дополнительной выплаты наряду с дополнительными выплатами, установленными законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Во исполнение данного Указа издан приказ Министра обороны Российской Федерации от 26 июля 2010 года N 1010 "О дополнительных мерах по повышению эффективности использования фондов денежного довольствия военнослужащих и оплаты труда лиц гражданского персонала Вооружённых Сил Российской Федерации", которым утвержден Порядок определения и расходования объемов бюджетных средств, направляемых на выплату военнослужащим дополнительного материального стимулирования (далее - Порядок).

В соответствии с пунктами 6, 7, 11 Порядка дополнительное материальное стимулирование личного состава в пределах объемов бюджетных средств, доведенных на указанные цели, в воинских частях производится на основании приказов командиров и рапортов, представляемых непосредственными командирами. Конкретные размеры дополнительного материального стимулирования определяются по результатам исполнения военнослужащими должностных обязанностей в период, за который производится дополнительное материальное стимулирование. К числу лиц, которые не могут быть представлены к материальному стимулированию, относятся, в частности, военнослужащие, имеющие неудовлетворительную оценку по физической подготовке.

Согласно пункту 12 Наставления по физической подготовке, военнослужащим по контракту, не выполнившим установленные требования по уровню физической подготовленности (не выполнившим контрольные нормативы по физической подготовке) на контрольной проверке, предоставляется пятимесячный срок для подготовки и повторной сдачи проверки по физической подготовленности. Командиры (начальники) могут устанавливать время для дополнительных занятий военнослужащим, не выполнившим требования по физической подготовленности. В случае повторного признания военнослужащего по контракту несоответствующим требованиям по физической подготовленности он представляется для рассмотрения на аттестационную комиссию органа военного управления, воинской части, организации Вооруженных Сил.

Из системного анализа вышеперечисленных норм следует, что действующим законодательством предусмотрен запрет на выплату дополнительного материального стимулирования в отношении тех военнослужащих, которые не могут выполнить установленные требования по уровню физической подготовленности, то есть имеют неудовлетворительный уровень физической подготовленности.

При этом из разъяснений Департамента социальных гарантий Министерства обороны Российской Федерации от 19 сентября 2017 года N 182/2/6079 по порядку выплаты дополнительного материального стимулирования, усматривается, что военнослужащие, имевшие неудовлетворительные результаты по физической подготовке в периоде, за который производится дополнительная выплата и выполнившие установленные требования по уровню физической подготовленности (получившие положительные оценки и выполнившие минимальный пороговый уровень в каждом упражнении) по итогам повторной проверки физической подготовленности, могут быть рассмотрены для представления к дополнительному материальному стимулированию за указанный период.

Из оспариваемого Акта следует, что в нарушении пункта 11 Порядка 14 военнослужащим войсковой части N, имеющим неудовлетворительные результаты по физической подготовке, неправомерно начислено и выплачено дополнительное материальное стимулирование, предусмотренное приказом Министра обороны Российской Федерации от 26 июля 2010 года N 1010.

Согласно копиям ведомостей результатов проверки личного состава по физической подготовке во втором квартале 2014 года указанные военнослужащие имели неудовлетворительные результаты по физической подготовке.

Из выписок из приказов командира войсковой части N от 20 ноября 2014 года N 971 и N 972, ведомостей результатов итоговой проверки личного состава по физической подготовке в период с 8 по 13 сентября 2014 года усматривается, что на момент издания указанных приказов о выплате дополнительного материального стимулирования, ряд военнослужащих имели удовлетворительные результаты по физической подготовке, то есть они исправили полученные неудовлетворительные оценки.

Таким образом, изданием приказов в отношении указанных военнослужащих войсковой части N, которые по результатам итоговой проверки получили положительные оценки, установленный порядок расходования денежных средств не был нарушен.

Вопреки мнению начальника управления финансового контроля и аудита оснований сомневаться в достоверности сведений, содержащихся в представленной командованием сводной ведомости результатов проверки физической подготовленности военнослужащих не имеется, поскольку она составлена надлежащими должностными лицами войсковой части N, а изложенные в ней сведения согласуются между собой и с другими материалами дела, в том числе с имеющимися в кадровом органе карточками учета результатов проверок военнослужащих, проходящих военную службу по контракту.

Таким образом, гарнизонный военный суд пришел к правильному выводу о незаконности пункта 4 Акта, в части указания о незаконности выплаты дополнительного материального стимулирования, предусмотренного приказом Министра обороны Российской Федерации от 25 июля 2010 года N 1010, тем военнослужащим войсковой части N, которые на момент издания приказов о выплате оспариваемой надбавки не исправили неудовлетворительные оценки по физической подготовке.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 309 и 311 КАС РФ, судебная коллегия

определила:

решение Ростовского-на-Дону гарнизонного военного суда от 22 декабря 2017 года по административному исковому заявлению представителя командира войсковой части N оставить без изменения, а апелляционные жалобы командира войсковой части N и начальника Межрегионального управления ведомственного финансового контроля и аудита Министерства обороны Российской Федерации по Южному военному округу - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.