Апелляционное определение Липецкого областного суда от 13 марта 2018 г. по делу N 22-238/2018

 

Липецкого областного суда в составе:

председательствующего судьи Бубыря А.А,

судей: Злобиной З.В. и Здоренко Г.В,

с участием государственного обвинителя Шилина А. В,

осужденного Макарова В.Н. (посредством использования системы видеоконференц-связи),

его защитника - адвоката Лопатиной Л.А,

при секретаре Сушковой О.Н,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу адвоката Лопатиной Л.А. и апелляционную жалобу осужденного Макарова В.Н. на приговор Усманского районного суда Липецкой области от 22 ноября 2017 года, которым

Макаров Владимир Николаевич, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, урожен е ц села ФИО2 "адрес", русск ий, гражданин РФ, со средним образованием, холосто й, имеющего малолетнего ребенка, работающ ий механизатором в КФХ ФИО1, невоеннообязанн ый, зарегистрированн ый и проживающ ий в "адрес", не судим ый

осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ и по этой статье ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на четыре года шесть месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Мер а пресечения Макаро в у В.Н. остав лена прежн - заключение под стражей до вступления приговора в законную силу.

Срок наказания исчисл ен с ДД.ММ.ГГГГ.

Зач тено в срок отбывания наказания Макаров у В.Н. время его фактического задержания и заключения под стражей в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, включительно.

Разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Злобиной З.В, выслушав объяснения осужденного и его защитника, поддержавших доводы апелляционных жалоб, мнение государственного обвинителя возражавшего против удовлетворения апелляционных жалоб, суд апелляционной инстанции

УСТАНОВИЛ:

Приговором Усманского районного суда Липецкой области от 22 ноября 2017 года Макаров признан виновным в ум ыш ленно м незаконно м хран ении без цели сбыта наркотическо го средств а в крупном размере.

Преступление совершено им на территории Усманского района Липецкой области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе осужденный Макаров В.Н. просит признать обвинительный приговор незаконным, несправедливым и оправдать его за отсутствием состава преступления. Указывает, что 10.03.2017 г. его задержали сотрудники полиции и во время нахождения его в автомобиле Газель, принадлежащем сотрудникам ОМВД России, ему в карман спортивных брюк подбросили наркотики. Когда проводили его личный досмотр в ОМВД, он требовал вызвать своего адвоката Лопатину, но это так и не было сделано. Когда его привезли в Усманскую МРБ для прохождения медосвидетельствования, где он сдавал мочу, в его присутствии никакие медицинские действия с его биологическими объектами не проводились. Врач ФИО38 никакого медицинского освидетельствования в отношении него не проводила. Для сбора биологического материала ему предоставлялся тест-контейнер, который согласно журналу выдавался ФИО39. Однако ФИО40 в судебном заседании это отрицала. При этом в ЛОНД на исследование поступил простой контейнер без фамилии, имени и отчества Макарова, с одним лишь номером 100250. Где тот тест-контейнер, который предоставлялся ему 10.03.2017 г, и почему он не поступил в ЛОНД, никто пояснить не может. Также указывает, что при проведении обыска у него в жилище 11.03.2017 г, ему также были подброшены наркотики. Впоследствии этот обыск был судом признан незаконным. Ссылаясь на показания свидетеля ФИО23, являющегося сотрудником полиции и остановившим его до того, как его задержали сотрудники СОБР, указывает, что свидетель говорит о том, что никаких признаков наркотического опьянения у него не было. Его показания, опровергают показания свидетелей ФИО41, которые находились в пяти метрах от задержания и не могли видеть, в каком состоянии он находился. Свидетель ФИО42 - сотрудник полиции, который принимал участие при его досмотре и изъятии наркотического вещества 10.03.2017 г, оценил его состояние как адекватное и никаких наркотических признаков у него не наблюдал. Следователю ФИО43 давал показания, что вещество было желтого цвета, но следователь записал его слова как "вещество белого цвета с желтым оттенком", такого ФИО44 следователю не говорил. Свидетель ФИО45 написал в рапорте про вещество белого цвета и про то, что у Макарова имеются признаки наркотического опьянения с чьих-то слов, но с чьих, не помнит. Эксперт ФИО46 в судебном заседании показал, что поступившее к нему на исследование вещество было белого цвета. Если бы вещество было другого цвета, то он бы это указал. Вещество, которое было у него изъято 10.03.2017 г. имеет желтый цвет (слоновая кость), это подтверждают свидетели: ФИО47. Кроме того, это подтверждается осмотренным в судебном заседании вещественным доказательством - порошкообразным веществом, которое имеет желтый цвет (слоновая кость), что позволяет сделать вывод о том, что осмотренное вещество не направлялось на исследование 10.03.2017 г. Опровергая его доводы и доводы его защитника о том, что наркотические средства были подброшены сотрудниками полиции, суд ссылается на то, что данный довод являлся предметом проверки в порядке ст.ст. 144-145 УПК РФ, в результате которой было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Данные выводы суда несостоятельные, выдуманные, лживые и сделаны в угоду сотрудников полиции, нарушающие его права. Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 30.08.2017 г, на которое ссылается суд в приговоре, было отменено 25.11.2017 г. постановлением заместителя руководителя Усманского МСО СУ СК России по Липецкой области и материал направлен следователю Усманского МСО СУ СК России по Липецкой области для проведения дополнительной проверки. Довод суда об отсутствии заинтересованности со стороны сотрудников полиции, которые хотят устранить неугодного им жителя г. Усмани, являющимся с их слов "криминальным авторитетом" и об отсутствии в уголовно-процессуальном законодательстве такого понятия как "криминальный авторитет", несостоятельны. Так, ни он сам, ни его адвокат не называют его "криминальным авторитетом", об этом говорят сотрудники полиции ФИО48, следователь ФИО49 и засекреченный свидетель Иванов (псевдоним), настоящее имя которого ФИО9 и которая является двоюродной сестрой медсестры ФИО51. Суд, отклонив ходатайство адвоката о допросе ФИО50, тем самым ограничил полноту судебного следствия. Показания свидетеля ФИО52 в части забора крови, изложенные в приговоре суда, не соответствуют действительности, так как ДД.ММ.ГГГГ у него не проводился забор крови, а проводился только один забор мочи. Свидетель ФИО53 не брала у него ни кровь, ни мочу, хотя она утверждает обратное. Также свидетель не ответила на вопрос, почему в ЛОНД поступил на исследование не тест-контейнер, который зарегистрирован в журнале. Суд принимает в качестве доказательства постановление мирового судьи судебного участка N2 Усманского судебного района от 10.11.2017 г. о привлечении Макарова к ответственности за употребление наркотических средств. Однако данное постановление не вступило в законную силу, поскольку было обжаловано Макаровым в апелляционном порядке. Врача ФИО54 по его жалобе уволили из Усманской МРБ за несоответствующее медосвидетельствование. Он писал жалобу в прокуратуру о привлечении к уголовной ответственности ФИО55, но суд отказал в истребовании ответа на его заявление. Выводы суда о том, что изъятый у него пакетик при личном досмотре 10.03.2017 г. и тот пакетик, что отправлялся на экспертизу, а также тот, что осматривался и приобщался к материалам дела, является одним и тем же пакетиком, не выдерживают никакой критики. Данный вывод суда является незаконным и необоснованным. Свидетель ФИО56 записал в протоколе, что порошкообразное вещество было желтого цвета. Этот же цвет подтвердили понятые ФИО57 и ФИО58. Такие же показания ФИО59 давали в судебных заседаниях. Более того, в судебном заседании ФИО60 показывали бумагу белого и желтого цвета, и он точно определял, где какой цвет. В судебном заседании обозревался пакетик с веществом желтого цвета. Свидетель эксперт ФИО61 в судебном заседании показал, что 10.03.2017 г. ему на исследование было предоставлено порошкообразное вещество белого цвета. Пакетик, находящийся в материалах уголовного дела, эксперту на обозрение не предоставлялся

В апелляционной жалобе адвокат

Лопатина Л.А. просит отменить приговор суда и оправдать Макарова на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ в связи с отсутствием состава преступления, предусмотренного ч.2 ст. 228 УК РФ. Указывает, что согласно постановлению следователя СО ОМВД России по Усманскому району Коровина В.В. о частичном прекращении уголовного преследования от 16.06.2017 г. "доказательств, подтверждающих виновность МАКАРОВА В.Н. в незаконном приобретении наркотического средства, изъятого у последнего, и достаточных для предъявления МАКАРОВУ В.Н. обвинения в части незаконного приобретения данного наркотического средства, получено не было", в связи с чем уголовное преследование

в отношении МАКАРОВА В.Н. в части незаконного приобретения наркотического средства прекращено. При таких обстоятельствах, коль скоро следствие пришло к обоснованному выводу, что Макаров незаконно не приобретал изъятого у него наркотического средства, он не мог его незаконно умышленно хранить. Выводы суда о незаконном хранении наркотика являются несостоятельными в связи с отсутствием у Макарова преступного умысла на незаконное хранение наркотика. Следовательно, в действиях Макарова отсутствует состав преступления, предусмотренного ч.2 ст.228 УК РФ. ФИО37 заявил, что до ДД.ММ.ГГГГ ему было известно о задержании (аналогичным образом) ФИО12 и ФИО62 ; последнего он хорошо знает, уверен, что ему наркотики подкинули; встречался с людьми из УМВД, которые посоветовали уехать из города, иначе ему (М акарову ) подкинут тоже (ПСЗ л. 30); он подвергается незаконному преследованию со стороны сотрудников полиции с 2011 года, когда был задержан в административном порядке по делам об административных правонарушениях, которые были прекращены судом за отсутствием события правонарушений. Сотрудник полиции был осужден приговором суда по ч.2 ст.292 УК РФ за должностной подлог, выразившийся в фальсификации в отношении него дела об административном правонарушении. Суд необоснованно не принял во внимание приобщенные к материалам уголовного дела копии решения Усманского районного суда Липецкой области от 12.10.2011 г, решения Железнодорожного районного суда г. Воронежа от 22.09.2011 г. по жалобе на постановление морового судьи судебного участка N2 Железнодорожного района г. Воронежа, приговора Железнодорожного районного суда г. Воронежа от 03.08.2012 г. по делу N1-127/2012, указав, что эти документы не относятся к периоду предъявленного Макарову обвинения и свидетельствуют о его участии в судопроизводствах иного субъекта РФ. Данный аргумент является несостоятельным, так как судебные акты подтверждают факты незаконного преследования Макарова сотрудниками полиции, в частности ОМВД России по Усманскому району Липецкой области, а также опровергают характеристику ( т.1 л.д. 203) и показания УУП ОМВД России по Усманскому району Несмеянова в части совершения Макаровым административных правонарушений. Кроме этого, суд указал, что уголовное и уголовно-процессуальное законодательство не содержит понятия "криминальный авторитет", что делает несостоятельными доводы защиты.

Однако в постановлении Усманского районного суда от 12.03.2017 г. об избрании Макарову меры пресечения содержится следующее: "Принимая во внимание, что имеется информация о том, что Макаров является криминальным авторитетом и активным участником организованной преступной среды... " ( т.1 л.д.222-225); в постановлении Усманского. районного суда от 08:06.2017 г. о продлении Макарову срока содержания под стражей - "Принимая во внимание, что имеется информация о том, что Макаров является активным участником организованной преступной среды... " ( т.1 л.д. 234-236), то есть не содержащиеся в уголовном и уголовно - процессуальном законодательстве, в рамках которого рассматривается данное дело, понятия "криминальный авторитет" и "активный участник организованной преступной среды" были применены в отношении Макарова судом при решении вопросов об избрании и продлении меры пресечения. Кроме этого из оглашенных в судебном заседании показаний засекреченного свидетеля ФИО13. также видно, что он называет Макарова "криминальным авторитетом". Данное понятие также следует и из показаний сотрудников полиции: ФИО63, ФИО64, ФИО65, ФИО66, ФИО68 ФИО69 Указанное подтверждает обоснованность доводов защиты о том, что Макаров воспринимается сотрудниками полиции в качестве ранее неоднократно судимого лица, занимающего определенное положение в преступной среде, являющегося её лидером в Усманском районе, в связи с чем у Усманской полиции имелись основания для его устранения путем фальсификации обвинения в хранении наркотиков, и опровергает приговор в соответствующей част и. Макаров не употребляет наркотики, никогда их не приобретал и не хранил, что подтверждается положительными характеристиками жителей с. Крутченская Байгора, главы администрации сельского поселения, главы КФХ " ФИО1", настоятеля православного храма, показаниями свидетелей ФИО37 В.Н, ФИО37 О.В, ФИО70 Ю.В, специалиста ФИО71 А.Н. Также Макаров никогда не состоял на учетах у врача нарколога и психиатра, по заключению экспертизы - синдромом зависимости от наркотических и психотропных веществ, не страдает. Мотива хранить наркотические средства у Макарова В.Н. не было. Позиция суда относительно наличия у Макарова состояния наркотического опьянения является противоречивой: в приговоре указано, что установление состояния опьянения Макарова в результате употребления им наркотических средств не входит в перечень обстоятельств, подлежащих доказыванию по вмененному ему обвинению, чем мотивирован отказ в ходатайстве защиты о назначении судебной наркологической экспертизы С уд не учитывал при вынесении приговора показания свидетелей ФИО72 А.Н, ФИО73 Ю.Л, ФИО74 Н.Е, ФИО75 О.Н, так как они не затрагивают обстоятельств, подлежащих доказыванию по данному уголовному делу; суд не принял в качестве обстоятельства, отягчающего ответственность, совершение преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением наркотических средств. При этом суд ссылается в приговоре на не вступившее в законную силу постановление мирового судьи судебного участка N2 Усманского судебного района Липецкой области от 10.11.2017 г. по делу N5-352/2017 о привлечении Макарова к административной ответственности по ч.1 ст.6.9 КоАП РФ, которое поступило в суд по инициативе суда в нарушение принципа состязательности сторон и установленного порядка представления доказательств (ст. 15 УПК РФ), так как ходатайства о запросе судом данного постановления ни одна из сторон в судебном заседании не заявляла, и которое не могло использоваться в порядке ст.90 УПК РФ, поскольку не вступило в законную силу. При этом суд указывает, что данное обстоятельство не связано с предъявленным Макарову обвинением и суд принимает его лишь как характеризующее личность подсудимого. В то же время, решая вопрос об умысле Макарова на хранение наркотического средства, суд подкрепляет наличие такового фактом обнаружения в моче Макарова метаболитов маркеров а-пирролидинвалерофенона - производного N - метилэфедрона, объясняя мотив хранения наркотического средства. Тогда отказ в назначении судебной наркологической экспертизы в отношении Макарова с учетом исследований Лабораторной службой ХЕЛИКС волос и ногтей МАКАРОВА В.Н. на определение наркотических, психотропных и сильнодействующих веществ, по результатам которых указанных веществ в биологических объектах Макарова не обнаружено, является необоснованным, так как сторона защиты была лишена возможности предоставить суду доказательство отсутствия у Макарова наркотического опьянения. Постановление мирового судьи от 10.11. 2017 г. по делу N5-352/2017 обжаловано в Усманский районный суд. По показаниям медицинских работников биообразец у Макарова был отобран в пластиковый стакан, откуда затем мочу перелили тест-контейнер. Согласно Журналу учета медикаментов приемного отделения ГУЗ "Усманская МРБ" при освидетельствовании N39 10.03.2017 г. на М акарова В.Н. израсходован 1 тест- контейнер (со встроенной индикаторной шкалой), что удостоверено подписью м/с ФИО76. При этом на ХТИ под кодом 100250 поступил не тест-контейнер, а обычный пластиковый контейнер с завинчивающейся крышкой. Макаров показал, что ему была предоставлена стеклянная колба, но не тест- контейнер и не контейнер с завинчивающейся крышкой. Изложенное достоверно подтверждает факт подмены биологического объекта. Суд необоснованно отказал в приобщении протоколов судебных заседаний по делам об административных правонарушениях в отношении Макарова и их оглашении при допросах свидетелей с целью устранения противоречий, так как одни и те же лица давали показания об одних и тех же событиях, но при этом отказал в исключении из доказательств копий административных расследований. Суд необоснованно сослался на заключение химико-токсикологической экспертизы N23 от 10.05. 2017 г. которое на основании ст.ст.75, 235 УПК РФ является недопустимым доказательством. Также суд, базируясь на знаниях "школьного курса физики", сослался на необходимость затрат времени, на регистрацию соответствующих рапортов. Однако рапорт 788 следователя ФИО11. по времени регистрации в КУСП ОМВД России по Усманскому району (21:30) не согласуется со временем проведения физикохимического исследования (20:35-21:30) получения результатов указанного исследования (после 21:30), вынесения постановления о возбуждении уголовного дела (21:35), но данный рапорт, напротив, зарегистрирован с опережением, без учета необходимости затрат физических величин, в том числе необходимых для поступления следователю справки об исследовании, оконченном в 21:30, проведенном в г. Липецк (территориально удален от г. Усмань). Суд не принял аргументы защиты о незаконности возбуждения уголовного дела

в 21:35 ч. 10.03.2017 г. (так как справка N660 от 10.03.2017 г. не могла попасть к следователю за 5 минут), указав на возможность направления справки посредством факсимильной связи. Но с этим нельзя согласиться, поскольку в материалах дела нет ни соответствующей факсимильной копии справки об исследовании, ни каких-либо иных сведений, объективно подтверждающих поступление следователю указанной справки по факсу. Более того, в материалах дела отсутствует сопроводительное к справке об исследовании N660 ( т.1 л.д. 29), что также подтверждает доводы защиты. Выводы суда, изложенные в приговоре, не основаны на исследованных доказательствах. Так, суд сослался на показания свидетеля

Иванова А.А. (псевдоним)

в подтверждение причастности Макарова к незаконному обороту наркотических средств. Из протокола допроса И ванова А.А. следует, что М акаров В.Н. является криминальным авторитетом, активным участником организованной преступной среды Липецкой области и лидером организованной преступности Усманского района, ранее он был неоднократно судим за тяжкие и особо тяжкие преступления, в связи с чем отбывал длительные уголовные наказания в местах лишения свободы. Свидетель неоднократно передавал Макарову, наркотические средства безвозмездно в связи с его определенным положением в преступном мире. Указать время, когда он передавал Макарову наркотические средства, Иванов отказался. В судебном заседании Иванов показал, что то, что Макаров привлекался к уголовной ответственности свидетелю неизвестно, о том, что Макаров авторитет в криминальном мире, ему не доводилось слышать. Он неоднократно передавал Макарову амфетамин (т.е. не а-прирролидинвалерофенон, а другое наркотическое средство) в 2016-2017 г.г, в какое время года это было, сколько раз и при каких обстоятельствах свидетель не помнит. За наркотики Иванов "получала" от Макарова денежные суммы, в каких размерах, не помнит. В наркотическом опьянении Макарова "не видела". Противоречия в показаниях свидетель объяснил тем, что не помнит своих показаний на следствии. Данные противоречия являются существенными, они не устранены, поэтому показания свидетеля Иванова не могут быть использованы в качестве доказательства. Макаров заявил в судебном" заседании, что показания свидетеля под псевдонимом Иванов А.А. даны ФИО9 (это подтверждают ответы свидетеля на ряд вопросов в судебном заседании от имени лица женского рода), которая знакома ему, как уроженка с. Крутч. Байгора, страдающая наркоманией, неоднократно судимая. Также подлежит удовлетворению ходатайство защиты об исключении показаний свидетеля Иванова А.А. в связи с тем, что судом было отказано в раскрытии подлинных данных засекреченного свидетеля по тому основанию, что "скрытому свидетелю могут поступить угрозы жизни и здоровью". При отказе в удовлетворении обоснованного ходатайства о раскрытии подлинных данных лица, дающего показания, по причине обеспечения его безопасности, показания указанного лица подлежат исключению из совокупности доказательств, поскольку неудовлетворение обоснованного ходатайства исключает возможность связанной с идентификацией личности засекреченного свидетеля оценки показаний, данных под псевдонимом, на предмет достоверности, что обусловливает их недопустимость в процессе доказывания, несмотря на отсутствие предусмотренных ст.75 УПК РФ нарушений. Суд необоснованно не назначил повторную физико-химическую экспертизу. Экспертиза N1526 от 05.04.2017 г. проведена экспертом ЭКЦ УМВД России по Липецкой области, а уголовное преследование в отношении Макарова, заявившего о фальсификации уголовного дела и н езаконном привлечении его к уголовной ответственности, осуществлялось ОМВД России по Усманскому району (одно ведомство по линии МВД), что само по себе ставит под сомнение правильность выводов эксперта. В Постановлении Правительства РФ от 01.10.2012 г. N1002 " Об утверждении значительного, крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ... " наркотическое средство N - метилэфедрон и его производные не отмечены символом **, то есть соответствующие размеры на содержащие его смеси не распространяются. УК РФ устанавливает ответственность за незаконный оборот наркотических средств, но не смеси. Понятие смеси в УК РФ отсутствует. По смыслу закона лицо подлежит ответственности за незаконный оборот чистого наркотического средства или психотропного вещества. Эксперт в данном случае должен мето д ом газовой хроматографии установить количество чистого наркотического средства в составе смеси без учета нейтральных наполнителей, так как оборот нейтральных наполнителей в РФ не запрещен. Однако такое исследование не проводилось. В приговоре суда указано, что доставление и задержание

Макарова было обусловлено тем, что у него о тсутствовали при себе документы, удостоверяющие личность и имелись признаки наркотического опьянения. Однако в силу п. 15 ст.5 УПК РФ принудительные физические действия, как элемент уголовно-процессуального задержания, могут иметь место лишь в отношении вероятного преступника. Доставление Макарова как мера обеспечения производства по делу об административном правонарушении, является незаконным, поскольку фактически в отношении Макарова имело место силовое задержание (захват) с применением физической силы и спецсредств (наручники, мешок) сотрудниками нацгвардии (СОБР "Феникс") в рамках ОРМ по оперативной - информации в связи с подозрением в совершении преступления, с чем согласился суд. Рапорт ы сотрудников полиции ФИО77, ФИО78, ФИО79 о задержании М акарова не зарегистрированы в КУСП, предоставлялись следователем в суд при избрании М акарову меры пресечения, но в материалах уголовного дела отсутствуют. В суде указанные свидетели показали, что принимали участие в ОРМ. Рапорт ФИО80 (КУСП 779) также не приобщен к уголовному делу, но предоставлялся в материал по избранию М акарову меры пресечения. На основании данного рапорта в отношении М акарова были возбуждены административные производства по ч.1 ст.6.8 и по ч.1 ст. 6.9 КоАП РФ, но он не содержит информации об обнаружении и изъятии у М акарова порошкообразного вещества. В действительности рапорт 779 являлся основанием для проведения ОРМ. Отсутствие указанных рапортов в материалах уголовного дела свидетельствует о их незаконном изъятии, неполноте материалов уголовного дела. Показания ФИО81, ФИО82, ФИО83 о наличии у М акарова признаков опьянения опровергаются показаниями ФИО84 о том, что сразу после того, как М акаров вышел из автомобиля, сотрудники СОБР повалили его на землю и надели ему на голову какой-то пакет, через который ничего не видно. Суд необоснованно отверг доводы защиты о нарушении права Макарова на защиту, указав в этом случае, что М акаров был задержан в рамках дела об административном правонарушении. При административном задержании (составлении протокола 295) М акаров требовал защитника, участие которого обеспечено не было. Отказ от подписи в протоколе со ссылкой на отсутствие очков - это отказ по уважительной причине. М акаров показал, что в присутствии понятых требовал адвоката Лопатину Л.А, на что сотрудники полиции пояснили, что в данный момент адвокат ему не нужен, и если потребуется, он будет приглашен в дальнейшем. Совершить звонок адвокату или родственникам ему не разрешили. Законность протокола об административном задержании оспорена М акаровым по делам об административных правонарушениях, окончательные решения по которым не приняты. При таких обстоятельствах протокол об административном задержании М акарова не может быть использован в качестве допустимого доказательства по уголовному делу. М акаров заявил, что пакетик с порошкообразным веществом был подброшен ему во время задержания. Однако ни следователь, ни суд не стали проверять эту версию. Суд сослался в приговоре на постановление ст. следователя Усманского МСО СУ СК России по Липецкой области С мольянинова А.А. от 30.08.2017 г. об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников полиции. Однако, во-первых, данное постановление по материалу проверки N155 пр-17 отменено постановлением заместителя руководителя Усманского МСО СУ СК России по Липецкой области от 25.11.2017 г.; во-вторых, проверка N155 пр-17 проводится по материалам, выделенным из уголовного дела постановлением следователя от 13.03.2017 г. по факту незаконных действий сотрудников полиции во время обыска в жилище М акарова В.Н. ( т.З л.д. 1), который постановлением Усманского районного суда от 14.03.2017 г. признан незаконным (Т.1 л.д. 41-42). Суд отказал защите в допросе в судебном заседании в порядке ч.5 ст.278 УПК РФ сотрудников СОБР, производивших задержание и доставление М акарова В.Н, а также в назначении М акарову В.Н. судебной психолого-физиологической экспертизы, что лишило сторону -защиты возможности представить суду доказательства в подтверждение показаний М акарова В.Н. о том, что наркотическое средство ему не принадлежит, а подброшено при задержании. Но, с учетом положений ст. 14 УПК РФ о презумпции невиновности, доказательств, позволяющих суду отвергнуть показания М акарова В.Н. о том, что наркотическое средство было подброшено ему при задержании, в материалах уголовного дела нет.

В своих письменных возражениях на апелляционные жалобы, государственный обвинитель Прибыткова С.В. ссылаясь на законность и обоснованность решения суда, просит приговор в отношении Макарова оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденного и его адвоката - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Расследование уголовного дела проведено в рамках установленной законом процедуры, с соблюдением прав всех участников уголовного судопроизводства.

Рассмотрение уголовного дела проведено судом в соответствии с положениями главы 36 УПК РФ, определяющей общие условия судебного разбирательства, глав 37-39 УПК РФ, определяющих процедуру рассмотрения уголовного дела.

Выводы суда о виновности Макарова в совершении умышленного незаконного хранения без цели сбыта наркотического средства в крупном размере, подтверждаются совокупностью исследованных судом доказательств, надлежащим образом проанализированных в приговоре, отвечающих в полной мере требованиям относимости, допустимости и достоверности.

В судебном заседании осужденный Макаров В.Н. вину в совершенн ом преступлени и не признал и показал, что 10.03.2017 года в начале 18:00 часа был задержан и доставлен в ОМВД России по Усманскому району Липецкой области, где у него достал и из кармана пакет, в котором находились сим - карты и еще какой-то пакетик, он заявил, что этот пакетик ему подкинули. По его мнению наркотики, как в карман трико, так и в карман куртки при обыске, ему подкинул оперативник ФИО93, о чем он сообщал в прокуратуру, ФСБ и Президенту РФ. При его освидетельствовании в его присутствии тест-анализ не проводился. Анализы не опечатывались.

Суд первой инстанции дал надлежащую оценку показаниям осужденного, указав, что его показания являются избранны м им способ ом защиты от предъявленного обвинения, с целью избежания уголовной ответственности, поскольку они полностью опровергаются доказательствами, исследованным в ходе судебного разбирательства дела.

Так, вина Макарова в совершении инкриминируемого ему преступления подтверждается следующими доказательствами: показаниями сотрудника полиции ФИО15, который получил информацию о том, что Макаров В. Н. 10.03.2017 года, управляя транспортным средством, может находиться в наркотическом опьянении и иметь при себе наркотические средства; показаниями сотрудников полиции ФИО85, ФИО16, ФИО17, которые проверяя ранее полученную Фроловым информацию, осуществили задержание Макарова В. Н. и доставили его в ОМВД России по Усманскому району Липецкой области; показаниями инспектор ов ДПС ОГИБДД ОМВД России по Усманскому району ФИО23 и ФИО86, которые, в ходе проведения мероприятия по задержанию Макарова В. Н, остановили автомобиль, которым управлял Макаров В. Н, после чего Макаров был задержан; показаниями сотрудников полиции ФИО18 и ФИО19 по факту доставления Макарова В. Н. в ОМВД России по Усманскому району Липецкой области и факту изъятия у него пакетика с веществом в присутствии понятых; показаниями понятых ФИО20 и ФИО21, которые подтвердили факт их участия при проведении личного досмотра Макарова В. Н. и изъятии у него пакетика с веществом, которое было упаковано и опечатано; показаниями с видетел Иванов а А.А. (псевдоним), который показал, что в течени е 2016 - 2017 года Макаров Владимир неоднократно к нему приезжал с целью получения наркотическо го средств а амфетамин в порошкообразном состоянии ; справкой об исследовании N660 от 10.03.2017 г. и заключением эксперта N 1526, которыми установлен вид и размер наркотического средства, изъятого у Макарова В. Н, которым является смесь, содержащ ая в своем составе а -пирролидиновалерофенон (PVP, а -PVP, 1-фенил-2-пирролидин-1-илпетан-1- он) который является производным N-метилэфедрона, и отнесен к наркотическим средствам, оборот которых в РФ запрещен (Список 1 перечня, раздел Наркотические средства), пер воначальная масса вещества составила 2,31 грамма ; показаниями эксперта ФИО25, проводившего данную экспертизу по разъяснению выводов экспертизы и о порядке поступления предмета исследования на экспертизу и его направления после исследования следователю; заключением эксперта N 23 от 10.05.2017 года, которым установлено, что в моче Макарова В. Н. были обнаружены метаболиты маркеры а -пирролидиновалерофенона ( а -PVP), являющегося производным N-метилэфедрона, который с его производными включен в перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в РФ, н аличие метаболитов а- пирролидиновалерофенона ( а -PVP) в моче возможно при нелегальном приеме наркотических средств синтетических наркотиков производных N-метилэфедрона ; показаниями ФИО22, которой проводилась данная экспертиза о порядке её производства, протоколом административного задержания Макарова В. Н.N 295 от 10.03.2017 г, согласно которого в ходе личного досмотра Макарова В. Н. в период с 18:35 до 18:55 был обнаружен и изъят сверток с порошкообразным веществом; протоколом осмотра места происшествия от 10.03.2017 г, в ходе которого в дежурной части ОМВД России по Усманскому району Липецкой области был изъят пакет с порошкообразным веществом, ранее изъятый у Макарова В. Н, а также другими доказательствами, подробно приведенными в приговоре суда.

Доводы жалоб о том, что показания свидетеля Иванова (псевдоним) являются противоречивыми и данные противоречия являются существенными, они не устранены, поэтому показания свидетеля Иванова не могут быть использованы в качестве доказательства, не состоятельны, никаких существенных противоречий обосновано судом первой инстанции не установлено, не находит их и суд апелляционной инстанции.

Доводы жалоб о том, что засекреченный свидетель Иванов является ФИО88, а суд отказал в ходатайстве о рассекречивании данных свидетеля и допросе ФИО87, являлись предметом оценки суда первой инстанции с изложением мотивированного обоснования, с которым соглашается и суд апелляционной инстанции.

Свидетель Иванов (псевдоним) как в ходе предварительного следствия, так и в суде первой инстанции был допрошен в соответствии с требованиями уголовно- процессуального закона, показания свидетеля логичны и последовательны, согласуются с другими доказательствами по делу, он предупреждался об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, каких- либо оснований для оговора осужденного не установлено, поэтому вопреки доводам апелляционной жалобы защитника и заявленного защитой ходатайства, оснований для исключении из числа доказательств показаний свидетеля Иванова (псевдоним) не имеется. Сам факт отказа судом стороне защиты в раскрытии подлинных данных свидетеля Иванова (псевдоним) по причине его безопасности, не является основанием для исключения из числа доказательств показаний данного свидетеля.

Доводы жалобы осужденного и его защитника о том, что с видетель ФИО23 вопреки показаниям других сотрудников полиции не указывал о наличии у Макарова признаков наркотического опьянения, являются несостоятельными и опровергаются показаниями свидетеля Антонова.

Свидетель ФИО94 показал, что видел, что у Макарова В.Н. были покрасневшие глаза, но походка была нормальная.

Из оглашенных в порядке ст. 281 УПК РФ показаний свидетеля ФИО23, данных им в ходе предварительного расследования следует, что у Макарова имелись признаки наркотического опьянения в виде замедленной речи при отсутствии запаха алкоголя из полости рта.

После оглашения этих показаний свидетель ФИО95 их подтвердил, а разницу в показаниях объяснил тем, что прошло много времени, в связи с чем он мог забыть эти обстоятельства.

Вопреки доводам жалоб, касающихся показаний свидетелей, суд первой инстанции обоснованно принял показания свидетелей ФИО15, ФИО24, ФИО16, ФИО17, ФИО18, ФИО19, ФИО20, ФИО21 и положил их в основу обвинительного приговора, поскольку их показания являются стабильными на протяжении всего периода предварительного расследования и рассмотрения дела судом, согласуются, как между собой, так и с исследованными судом письменными материалами дела, в связи с чем суд обоснованно не нашёл оснований им не доверять.

Имеющиеся противоречия в показаниях свидетелей, не являются существенными и, вопреки доводам жалоб, были устранены в судебном заседании, посредством оглашения показаний, данных в ходе предварительного расследования, при этом суду были даны логичные объяснения противоречиям, которые были вызваны тем, что с момента описываемых событий прошло много времени, а также схожестью подобных ситуаций, имеющих место в профессиональной деятельности.

Доводы адвоката о незаконности задержания Макарова являлись предметом тщательной проверки суда первой инстанции и обоснованно отвергнуты, с приведением убедительных мотивов, с которыми суд апелляционной инстанции соглашается.

Вопреки доводам апелляционной жалобы защитника отсутствие в материалах уголовного дела подлинных рапортов сотрудников полиции ФИО89, ФИО90, ФИО91, ФИО92 о задержании М акарова В. Н, не свидетельствует о неполноте материалов уголовного, поскольку данные рапорта сотрудников полиции были приобщены к административному материалу, впоследствии по запросу следователя их копии были приобщены к материалам дела ( т.2 л.д. 137-140) и исследованы в ходе судебного заседания.

Кроме этого, все указанные свидетели были в судебном заседании допрошены, и их показаниям суд дал надлежащую оценку в совокупности с другими доказательствами по делу.

Доводы защитника и осужденного о заинтересованности сотрудников полиции, мотивированной желанием устранить неугодного жителя города Усмань Макарова В.Н, являющегося криминальным авторитетом, лицом ранее судимым и невозможностью, в этой связи, доверять их показаниям, суд первой инстанции обоснованно отверг, поскольку они являются голословными, объективно ничем не подтверждены, кроме этого, на момент задержания Макаров В. Н. являлся не судимым.

Доводы стороны защиты о незаконности возбуждения уголовного дела, мотивированные тем, что справка об исследовании вещества была изготовлена в 21:30 час 10.03.2017 года, а уголовное дело возбуждено в 21:35 часов 10.03.2017 года, в связи с чем за пять минут оно не могло попасть к следователю, суд обоснованно не прин ял, поскольку эксперт ФИО25 не исключил возможности направления следователю справки N 660 от 10.03.2017 года посредством факсимильной связи. Отсутствие в деле данной справки в форме факса и сопроводительного письма не свидетельствует о том, что справка не могла поступить к следователю до возбуждения уголовного дела.

Доводы стороны защиты о нарушении права Макарова В.Н. на защиту, мотивированное тем, что защитник Лопатина Л.А. не была сразу допущена к участию в деле, то есть в момент задержания и доставления Макарова В.Н. в ОМВД России по Усманскому району Липецкой области, суд ом обоснованно отвергнуты, так как Макаров В.Н. был задержан в рамках дела об административном правонарушении, что следует из соответствующего протокола N 295 от 10.03.2017 года, согласно которому задержание было прекращено в 21:30 часов 10.03.2017 года. Уголовное дело в отношении Макарова В.Н. было возбуждено в 21:35 часов 10.03.2017 года, после чего и была допущена в качестве защитника адвокат Лопатина Л.А.

Таким образом, суд пришел к обоснованному выводу, что нарушения права на защиту Макарова В.Н, в рамках данного уголовного дела, допущено не было.

Вопреки доводам жалобы адвоката о признании недопустимым доказательством заключения эксперта N1526 от 05.04.2017 г. и назначении повторной физико-химической экспертизы, суд первой инстанции обоснованно не нашел оснований для этого, поскольку и з текста Постановления Правительства N 1002 (Список N 1 Перечня) следует, что размер в отношении всех смесей, в состав которых входит хотя бы одно наркотическое средство, перечисленное в Списке 1, независимо от его содержания в смеси определяется исходя из значительного, крупного и особо крупного размера, применяемого для наркотического средства, для которого установлены более строгие меры контроля.

В этой связи суд обоснованно отверг доводы стороны защиты о том, что размер наркотического средства из Списка 1 не распространяется на всю смесь.

Доводы о распространении действия значков * и **, которые отражены в конце Списка N 3, в том числе на Список 1, несостоятельны, так как они основаны на неверном толковании норм действующего законодательства в области незаконного оборота наркотических средств. С огласно примечанию, высушивание вещества до постоянной массы применяется только в отношении жидкостей и растворов.

Довод о том, что э кспертиза N1526 от 05.04.2017 г. проведена экспертом ЭКЦ УМВД России по Липецкой области, а уголовное преследование в отношении Макарова, осуществлялось ОМВД России по Усманскому району (одно ведомство по линии МВД), что само по себе ставит под сомнение правильность выводов эксперта, является несостоятельным. Данная экспертиза проведена в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства и ФЗ РФ N "О государственной экспертной деятельности", каких- либо оснований полагать, сто эксперт, проводивший данную экспертизы имел личную или иную заинтересованность не установлено, не указано об этом и стороной защиты.

Доводы осужденного об указании разного цвета порошкообразного вещества, содержащегося в пакетике, изъятого у него в протоколе об административном задержании от 10.03.2017 года; в рапортах оперативного дежурного и следователя; в протоколе осмотра места происшествия; в справке об исследовании; в протоколе осмотра предметов; в заключении эксперта N 1526, как основание для признания данных следственных действий и вещественного доказательства недопустимым, являлись предметом рассмотрения в суде первой инстанции и были обоснованно отвергнуты, поскольку данный пакетик с порошкообразным веществом описывали разные люди и в разные периоды, что, по мнению суда является результатом разного восприятия цвета в силу индивидуальных особенностей каждого человека. Отвергая этот довод, суд первой инстанции исходи л из того, что в указанных документах цвет пакетика и вещества описан как желтоватый, светлый и т.д, то есть в одной цветовой гамме, без явного цветового различия. С данным выводом суда соглашается и судебная коллегия.

Доводы апелляционных жалоб о подмене биологического объекта (мочи Макарова) является несостоятельным и был предметом тщательной проверки суда первой инстанции и обоснованно отвергнут, так как достоверно установлено, что на исследование в ГУЗ ЛОНД поступили образцы мочи именно Макарова, при проведении медицинского освидетельствования Макарова В.Н. 10.03.2017 года в ГУЗ "Усманская МРБ" были получены образцы в виде мочи с присвоением кода биологического объекта N 100250 Указанный биологический объект был направлен в ГУЗ ЛОНД, где согласно справке о результатах химико-токсикологического исследования N 1763 исследовался биологический объект с кодом N100250, в котором были обнаружены метаболиты маркеры производных N-метилэфедрона а -PVP ( а - пирролидиновалерофенон). Затем 05.04.2017 года была назначена и проведена химическая экспертиза, по результатам которой (заключение эксперта N 23) в моче Макарова В.Н. обнаружены метаболиты маркеры а -пирролидиновалерофенона ( а -PVP), являющего производным N-метилэфедрона. Таким образом, установлено, что в изъятой у Макарова В.Н. моче имелось содержание метаболитов маркеров а -пирролидиновалерофенона ( а -PVP), являющего производным N-метилэфедрона.

Факт обнаружения в моче метаболитов маркеров а -пирролидиновалерофенона ( а -PVP), являющего производным N-метилэфедрона, с учетом показания ФИО22 говорит о том, что указанное наркотическое средство было выведено организмом подсудимого в мочу, а не попало в исследованный объект извне, так как в этом случае в моче был бы обнаружено вещество в чистом виде, то есть а -пирролидиновалерофенон, что также отражено в показаниях ФИО22.

Довод защиты о том, что с уд необоснованно сослался на заключение химико-токсикологической экспертизы N23 от 10.05. 2017 г. которое на основании ст.ст.75, 235 УПК РФ является недопустимым доказательством, также несостоятелен, поскольку никаких нарушений УПК РФ при получении данного доказательства не установлено. Тот факт, что химико - токсикологическое исследование, которое легло в основу экспертизы, проведено не по направлению следователя, а по направлению Г У З "Усманская МРБ", не указывает на нарушение норм уголовно-процессуального закона, поскольку изъятие биологического объекта было проведено до возбуждения уголовного дела в рамках административного производства, а затем на основании запроса следователя результаты химико-токсикологического исследования были представлены следователю и представлены эксперту для проведения экспертизы.

Учитывая изложенное, вопреки доводам апелляционных жалоб, суд первой инстанции правильно не нашёл оснований для проведения наркологической экспертизы в отношении Макарова с учётом исследований лабораторной службой Хеликс, волос и ногтей Макарова на определение наркотических средств, которые были представлены стороной защиты.

Суд первой инстанции обоснованно отказал защите в удовлетворении ходатайства об исключении из числа доказательств: протокола осмотра места происшествия, постановления и протокола выемки протокола об административном задержании Макарова В. Н. от 10.03.2017 года, а также оснований для исключения из числа доказательств изъятого наркотического средства, подробно и убедительно мотивировав свои выводы, с которыми соглашается и суд апелляционной инстанции.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, суд первой инстанции обоснованно не принял во внимание представленные стороной защиты копии : решения Усманского районного суда Липецкой области от 12.10.2011 г, решения Железнодорожного районного суда г. Воронежа от 22.09.2011 г. по жалобе на постановление морового судьи судебного участка N2 Железнодорожного района г. Воронежа, приговора Железнодорожного районного суда г. Воронежа от 03.08.2012 г. по делу N1-127/2012, правильно указав, что эти документы не затрагивают временного промежутка, относящегося к предъявленному относятся к периоду предъявленного Макарову обвинения.

Указание Макаров ым В.Н. в жалобе на нарушения, допущенные сотрудниками полиции при производстве обыска в его жилище, в ходе которого был обнаружен и изъят полимерный пакетик с веществом, не может быть принято также во внимание, поскольку данное обстоятельство не входит в объем обвинения, предъявленный Макарову В.Н.

Доводы адвоката о том, что суд ссылается в приговоре на не вступившее в законную силу постановление мирового судьи судебного участка N2 Усманского судебного района Липецкой области от 10.11.2017 г. по делу N5-352/2017 о привлечении Макарова к административной ответственности по ч.1 ст.6.9 КоАП РФ, поскольку данное постановление было ими обжаловано в районный суд, не опровергает выводы суда, поскольку 30.01.2018 г. Усманским районным судом было вынесено решение об оставлении указанного выше постановления без изменения, оно вступило в законную силу, что в суде апелляционной инстанции было подтверждено защитником.

Доводы защиты о том, что коль скоро уголовное преследование в отношении Макарова В. Н. в части незаконного приобретения, изъятого у него наркотического средства, было прекращено, то есть не установлено, что он его приобретал, то соответственно он и не мог умышленно хранить данное наркотическое средство, являются несостоятельными.

Учитывая, что в предмет доказывания по уголовному делу согласно ст. 73 УК РФ входит не только форма вины и мотивы преступления, но и событие преступления ( время, место и способ и другие обстоятельства), сам факт прекращения уголовного преследования в части незаконного приобретения наркотического средства, не свидетельствует об отсутствии состава преступления, предусматривающего незаконное хранение наркотического средства.

Вопреки доводам жалоб, сам факт наличия положительных характеристик осужденного по месту жительства и месту работы, положительные характеристики его родственников ФИО26, ФИО37 Вас. Н, ФИО27, которые были допрошены в суде первой инстанции, не свидетельствуют об отсутствии у осужденного умысла на незаконное хранение наркотических средств.

Доводы жалоб о том, что наркотические средства были подброшены Макарову сотрудниками полиции при его задержания, также являлись предметом проверки суда первой инстанции и были обоснованно отвергнуты, поскольку полностью опровергаются исследованными в суде первой инстанции доказательствами.

Ссылка в приговоре на вынесенное с таршим следователем Усманского МРСО СУ СК РФ по Липецкой области Смольяниновым А.А. 30.08.2017 года постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников полиции ФИО24, ФИО16, ФИО23, ФИО29, ФИО30, ФИО31, ФИО32, ФИО33, ФИО34, ФИО19, ФИО35 (псевдоним) состава преступлений, предусмотренных ст.ст. 285, 286, 303 УК РФ, которое после вынесения судом приговора 25.11.2017 г. заместителем руководителя Усманского МСО СУ СК России по Липецкой области отменено, не опровергает выводы суда о виновности Макарова в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 228 УК РФ.

Ссылка защитника на то, что в настоящее время окончательное решение по результатам данной проверки не принято, не влияет на законность и обоснованность вынесенного приговора.

Доводы защиты о том, что судом необоснованно было отказано в проведении психолого- физиологической экспертизы в отношении Макарова В. Н. являются несостоятельными, поскольку данная экспертиза не может являться доказательством по уголовному делу в виду отсутствия специальных установленных соответствующими нормативными актами методик её проведения.

Вместе с тем суд апелляционной инстанции считает необходимым исключить из описательно- мотивировочной части приговора на странице N23 - абзац N3, начинающийся словами: "Кроме того, факт... ", то есть ссылку суда на показания осужденного, где он указывает о том, что ранее был осужден, поскольку согласно вводной и описательно мотивировочной части суд указывает о том, что Макаров В. Н. является лицом не судимым.

А также суд апелляционной инстанции считает необходимым исключить из описательно- мотивировочной части приговора из формулировки обстоятельств, которые учитывает суд при назначении наказания, на странице N23 из абзаца N5 слова, как ошибочно указанное "и отягчающие", поскольку судом при назначении наказания указано, что отягчающих наказания обстоятельств нет.

Все доводы защиты и осужденного, в том числе указанные в апелляционных жалобах, были предметом тщательного исследования суда первой инстанции и им дана надлежащая оценка, с которой суд апелляционной инстанции соглашается.

Суд первой инстанции, правильно и полно установилфактические обстоятельства дела, оценив все приведенные выше доказательства в их совокупности, признав, что они являются относимыми, допустимыми, с приведением убедительных и достаточных мотивов признал перечисленные доказательства стороны обвинения достоверными, сочетающимися между собой, дополняющими друг друга обоснованно отклонил доводы осужденного Макарова В. Н. о том, что наркотические средства были ему подкинуты сотрудниками полиции, и признал вину осужденного Макарова В. Н. в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 228 УК РФ - незаконном хранении без цели сбыта наркотических средств в крупном размере, полностью доказанной.

При назначении наказания Макарову судом учитывались характер и степень общественной опасности совершенн ого преступлени я, данные о личности осужденного, то, что Макаров В.Н. не судим, на учете врачей нарколога и психиатра поликлиники ГУЗ "Усманская межрайонная больница" не состоит, по месту жительства главой сельского поселения Крутче-Байгорского сельсовета ФИО36 характеризуется положительно, имеет несовершеннолетнего ребенка, главой КФХ Макаров В.Н. характеризуется положительно, по месту жительства соседями характеризуется положительно.

В качестве обстоятельств, смягчающих наказание судом учитывались: состояние здоровья Макарова В.Н, наличие у него малолетнего ребенка, положительную характеристику главы сельского поселения Крутче-Байгородского сельсовета, настоятеля Храма прот. М. Чепрасова, а также от соседей. При этом судом не учитывалась отрицательн ая характеристик а, выданн ая на Макарова В.Н. УУП ОМВД России по Усманскому району Несмеяновым Ю.О, поскольку она не содержит конкретных фактов нарушение общественного порядка по месту жительства, а содержит только предположения.

Отягчающим наказание обстоятельств не установлено.

При этом, оснований для применения ч. 1 ст. 62, ч. 6 ст. 15, ст. 64 УК РФ, с учетом личности подсудимого, а также обстоятельств и тяжести преступления, судом первой инстанции обоснованно не установлено.

Проанализировав в совокупности обстоятельства совершения преступления, изучив личность Макарова, совокупност ь смягчающ их и отсутствие отягчающ их наказание обстоятельств, влияния назначаемого наказания на исправление Макарова, суд обоснованно посчитал невозможным исправление Макарова без изоляции от общества и назначил ему наказание в виде реального лишения свободы, так как менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижения целей такового, не находя при этом оснований для назначения дополнительных видов наказания в виде штрафа и ограничения свободы, а также для применения ст. 73 УК РФ.

В соответствии с требованиями п. " б " ч. 1 ст. 58 УК РФ назначенное Макарову наказание в виде лишения свободы постановлено отбывать в исправительной колонии общего режима.

Таким образом, назначенное Макарову наказание отвечает требованиям ст.ст. 6, 60, УК РФ, оно соразмерно содеянному, справедливо и не является чрезмерно суровым.

Внесенные судом апелляционной инстанции в приговор суда изменения не влияют на его законность, обоснованность и справедливость назначенного судом наказания.

Нарушений норм действующего законодательства, влекущих отмену или иное изменение приговора, суд апелляционной инстанции не находит.

С учетом изложенного, руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

ОПРЕДЕЛИЛ:

Приговор Усманского районного суда Липецкой области от 22 ноября 2017 года в отношении Макарова Владимира Николаевича изменить:

исключить из описательно- мотивировочной части приговора на странице N23 - абзац N3, начинающийся словами: "Кроме того, факт... ", а также на этой же странице из абзаца N5 слова "и отягчающие",

в остальном приговор оставить без изменения, апелляционн ые жалобы осужденного Макарова В.Н. и адвоката Лопатиной Л.А. - без удовлетворения.

 

Председательствующий судья: А.А. Бубырь

 

Судьи: З. В. Злобина

Г.В. Здоренко

14

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.