Апелляционное определение СК по гражданским делам Липецкого областного суда от 12 марта 2018 г. по делу N 33-784/2018

 

судебная коллегия по гражданским делам Липецкого областного суда в составе:

председательствующего Малыка В.Н.,

судей Крючковой Е.Г, Фроловой Е.М,

при секретаре Кувезенковой А.Ю,

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу истца Кириенко Н.Ю. на решение Задонского районного суда Липецкой области от 25 декабря 2017 года, которым постановлено:

"В иске Кириенко Н.Ю. к Грибанову А.А, Грибановой Я.В, Малоземову Г.В. о признании договора купли- продажи жилого дома и земельного участка, расположенных по адресу: "адрес", от 05 сентября 2014 года, заключенного между Грибановым А.А. и Грибановой Я.В, недействительным, и применении последствий недействительности сделки в виде возврата дома и земельного участка в собственность Грибанова А.А, о признании договора купли-продажи указанных жилого дома и земельного участка, от 24 сентября 2014 года, заключенного между Грибановой Я.В. и Малоземовым Г.В, недействительным, о признании договора купли-продажи указанных жилого дома и земельного участка от 16 августа 2016 года, заключенного между Малоземовым Г.В. и Грибановой Я.В. недействительным, отказать.

В удовлетворении требования Кириенко Н.Ю. к Грибанову А.А. о взыскании расходов на государственную пошлину в сумме 12821 рубль 34 копейки отказать".

Заслушав доклад судьи Крючковой Е.Г, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Кириенко Н.Ю, действуя в интересах несовершеннолетнего сына Кириенко Г.А, обратилась в суд с иском к Грибанову А.А, Грибановой Я.В, Малоземову Г.В. о признании недействительными договоров купли-продажи, ссылалась на то, что Грибанов А.А. является отцом ее несовершеннолетнего сына К.Г.А. По судебному приказу от 23.05.2002 года Грибанов А.А. обязан выплачивать ей алименты, от уплаты которых он уклоняется. Вступившим в законную силу решением мирового судьи от 08.10.2014 года с Грибанова А.А. в ее пользу взыскана неустойка за просрочку алиментов в сумме 903396,33 рублей. В ходе рассмотрения данного дела ею подавалось заявление об обеспечении иска, в котором она просила наложить арест на 2 домовладения, принадлежавших Грибанову А.А. Суд удовлетворил ее заявление частично, запретив отчуждение домовладения по адресу: "адрес". Арест на дом по адресу: "адрес", наложен не был. На основании выданного по решению мирового судьи о взыскании неустойки исполнительного листа возбуждено исполнительное производство, долг по которому составляет 824963 рублей. Денежные средства с Грибанова А.А. не взысканы, поскольку он в период рассмотрения дела в суде по взысканию неустойки намеренно ухудшил свое материальное положение, заключив 05.09.2014 года со своей супругой - ответчиком Грибановой Я.В. договор купли-продажи дома и земельного участка, расположенных по адресу: "адрес". Данные действия он произвел через 4 дня после того, как 01.09.2014 года апелляционным определением Липецкого областного суда было признано наличие у него долга по алиментам, что явилось основанием для начисления неустойки. В настоящее время Грибанову А.А. принадлежит на праве собственности только одно домовладение, на которое в силу закона не может быть обращено взыскание. 24.09.2014 года Грибанова Я.В. произвела отчуждение спорного жилого дома и земельного участка Малоземову Г.В. 16.08.2016 года по договору купли-продажи Малоземов Г.В. продал спорные жилой дом и земельный участок Грибановой Я.В. В результате указанных сделок нарушены права несовершеннолетнего К.Г.А. Договор купли-продажи является возмездной сделкой, но никаких сумм в погашение задолженности в пользу истца Кириенко Н.Ю. на депозитный счет УФССП России по Липецкой области Грибанов А.А. не перечислил. Ответчики Грибанов А.А. и Грибанова Я.В. оформили сделку с целью создания видимости перехода права собственности, без намерения создать правовые последствия. Последующие сделки были совершены через незначительные промежутки времени, в результате чего собственником жилого дома и земельного участка снова стала Грибанова Я.В. Данное имущество не выбывало из пользования Грибанова А.А. и его семьи. На протяжении всех этих лет они благоустраивали дом, проживали в нем в весенне-летний период. Поскольку первоначальная сделка является ничтожной (мнимой), совершенной с намерением причинить вред несовершеннолетнему К.Г.А, то и все последующие сделки являются ничтожными. Стороны договора купли-продажи жилого дома и земельного участка преследовали цель сокрытия имущества Грибанова А.А. от обращения на него взыскания по исполнительным документам. Просила признать сделки недействительными и применить к ним последствия недействительности сделок.

Представитель истца по ордеру адвокат Кострыкина Е.А. поддержала иск, пояснила, что брак между Гибановыми А.А. и Я.В. официально расторгнут, но они поддерживают близкие отношения, живут одной семьей в квартире Грибановой Я.В, оба ездят в летний период на отдых в спорный дом. Считает, что Малоземов Г.В. является родственником Грибановых, и отчуждение ему спорного домовладения является общей стратегией семьи, чтобы сделать невозможным исполнение решения суда. Какого-либо имущества, на которое возможно обратить взыскание, у Грибанова А.А. не имеется.

Ответчик Грибанов А.А. иск не признал, пояснил, что в ДД.ММ.ГГГГ он расторг брак с Грибановой Я.В, и с этого времени они брачные отношения не поддерживают, но между ними сохраняются дружеские отношения, поскольку у них имеется общая дочь Имя. Спорный дом он купил у К.М.В. в 2010 году за 500000 рублей, заняв эти денежные средства у друга К.С.В. Затем друг попросил вернуть долг. Грибанова Я.В. отказалась дать ему денег в долг, чтобы расплатиться с К.С.В, но согласилась купить у него дом. Денежные средства от продажи дома он передал К.С.В.

Ответчик Грибанова Я.В. иск не признала, пояснила, что брак между ней и Грибановым А.А. расторгнут в ДД.ММ.ГГГГ и с этого времени они совместно не проживают, общего хозяйства не ведут. В августе 2014 году к ней обратился Грибанов А.А. с предложением приобрести у него спорный дом с земельным участком, пояснив их продажу необходимостью погашения задолженности перед кредиторами. О наличии у него алиментной задолженности она не знала. Поскольку дом располагался на берегу реки, то она посчитала это хорошим вложением денег с целью последующей перепродажи. Арестов на домовладение и земельный участок не имелось, задолженности по налогам и иным платежам, не было. Денежные средства по договору в сумме 500000 рублей по договору ею переданы наличными. 24.09.2014 года она продала дом Малоземову Г.В. за 700000 рублей. Часть денежных средств в сумме 310 000 рублей она потратила на первоначальный взнос на покупку автомобиля, а остальные перевела в иностранную валюту. В 2016 года ей позвонила супруга Малоземова Г.В. и предложила купить у них дом, объяснив, что у ее супруга случился инсульт, физическая возможность ухода за летним домом утрачена, на реабилитацию нужны деньги. Она согласилась купить дом за 700000 рублей, чтобы иметь возможность с дочерью выезжать туда на летний отдых. Она снова убедилась, что запретов на дом, задолженностей и зарегистрированных лиц в доме нет. После приобретения дома ею произведена его реконструкция: внутри дома сделан косметический ремонт, установлены натяжные потолки, проведена вода и канализация, установлена металлическая дверь, по периметру дома возведен кирпичный забор на фундаменте, что существенно увеличило стоимость домовладения. Считает, что истцом пропущен срок исковой давности. Кириенко Н.Ю. должна была знать о договоре купли- продажи спорного домовладения, поскольку она подавала в суд заявление об обращении взыскания на данное домовладение, и ей в этом было отказано. Определение суда ею не обжаловалось, повторного заявления об аресте на спорный дом, ею не заявлялось.

Ответчик Малоземов Г.В. в суд не явился.

Суд постановилрешение, резолютивная часть которого изложена выше.

В апелляционной жалобе истец Кириенко Н.Ю. просит решение суда отменить и принять новое решение об удовлетворении иска, ссылалась на нарушение норм процессуального права, не исследование судом всех обстоятельств дела, неверную оценку представленных доказательств.

В возражениях на апелляционную жалобу ответчик Грибанова Я.В. в лице своего представителя Сырбу Ж.А. возражала против ее удовлетворения, указав, что переход права собственности фактически состоялся, он не был мнимым, доказательства того, что Грибанов А.А. сохранил контроль над имуществом, отсутствуют.

Проверив материалы дела, выслушав истца Кириенко Н.Ю. и ее представителя Кострыкиной Е.А, поддержавших апелляционную жалобу, ответчика Грибанова А.А, представителя ответчика Грибановой Я.В. Сырбу Ж.А, возражавших против ее удовлетворения, обсудив доводы жалобы и возражений на нее, судебная коллегия не находит оснований, предусмотренных ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации для отмены или изменения решения суда.

В силу п. 1 ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена настоящим Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством.

Согласно ст. 166 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено стороной сделки или иным лицом, указанным в законе.

В силу ст. 167 Гражданского кодекса РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения (абз. 1 п.1).

При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом (п.2).

В соответствии с ч. 1 ст. 170 Гражданского кодекса Российской Федерации мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Из содержания абз. 2 п. 78 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 года N 25 "О применении судами некоторых положений раздела 1 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", исходя из системного толкования п. 1 ст. 1, п. 3 ст. 166 и п. 2 ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации иск лица, не являющегося стороной ничтожной сделки, о применении последствий ее недействительности может также быть удовлетворен, если гражданским законодательством не установлен иной способ защиты права этого лица и его защита возможна лишь путем применения последствий недействительности ничтожной сделки.

Как следует из материалов дела, Грибанов А.А. являлся собственником жилого дома и земельного участка с кадастровым N, расположенных по адресу: "адрес". Право собственности зарегистрировано 10.06.2010 года.

Судебным приказом мирового судьи судебного участка N "адрес" от ДД.ММ.ГГГГ с Грибанова А.А. в пользу Кириенко Н.Ю. взысканы алименты на содержание несовершеннолетнего ребенка Имя, ДД.ММ.ГГГГ года рождения в размере 1/4 всех видов заработка ежемесячно.

На основании указанного судебного приказа возбуждено исполнительное производство.

Решением "данные изъяты" от ДД.ММ.ГГГГ на судебного пристава-исполнителя возложена обязанность определить должнику Грибанову А.А. задолженность по алиментам по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ год исходя из средней заработной платы в Российской Федерации на момент определения задолженности с учетом сумм, погашенных в счет задолженности по алиментам, в размере 82306 рублей 06 копеек.

Решение вступило в законную силу ДД.ММ.ГГГГ.

Решением мирового судьи "данные изъяты" от ДД.ММ.ГГГГ с Грибанова А.А. в пользу Кириенко Н.Ю. взыскана неустойка за просрочку выплаты алиментов на несовершеннолетнего К.Г.А. за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в размере 903396,33 рублей. Решение оставлено без изменения апелляционным определением от ДД.ММ.ГГГГ.

На основании указанного решения в марте 2015 года возбуждено исполнительное производство.

Судом первой инстанции также установлено, что 03.09.2014 года между Грибановым А.А. и Грибановой Я.В. заключен договор купли - продажи спорного жилого дома и земельного участка. Стоимость имущества по условиям договора составляет 500000 рублей, расчеты между сторонами произведены полностью до подписания настоящего договора.

Право собственности зарегистрировано за Грибановой Я.В. 05.09.2014 года.

24.09.2014 года между Грибановой Я.В. и Малоземовым Г.В. заключен договор купли- продажи указанного жилого дома и земельного участка. Стоимость имущества составила 700 000 руб, расчеты между сторонами произведены полностью до подписания настоящего договора.

12.08.2016 года между продавцом Малоземовым Г.В. и покупателем Грибановой Я.В. заключен договор купли-продажи указанного имущества. Стоимость имущества определена в размере 700000 рублей. Из текста договора также следует, что расчеты между сторонами произведены полностью до подписания настоящего договора.

Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции верно установил, что все три вышеуказанные сделки в отношении дома и земельного участка прошли государственную регистрацию в установленном законом порядке. Расчеты между покупателями и продавцами были произведены до подписания оспариваемых договоров, что следует из их текстов. Договоры имели форму передаточных актов.

Довод жалобы об отсутствии расписок в подтверждение передачи денег по договорам не имеет правового значения, поскольку при указании в подписанном сторонами договоре о передаче денег до его подписания дополнительного составления расписки не требуется.

В силу разъяснений, содержащихся в п. 86 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 года N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" следует учитывать, что стороны мнимой сделки могут также осуществить для вида ее формальное исполнение. Например, во избежание обращения взыскания на движимое имущество должника заключить договоры купли-продажи или доверительного управления и составить акты о передаче данного имущества, при этом сохранив контроль соответственно продавца или учредителя управления за ним.

Равным образом осуществление сторонами мнимой сделки для вида государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество не препятствует квалификации такой сделки как ничтожной на основании п. 1 ст. 170 Гражданского кодекса РФ.

Однако доказательств того, что сделки совершены без цели возникновения у покупателей права собственности на приобретаемое имущество и что их исполнение было формальным, суду не представлено.

Из материалов дела следует, что Грибанов А.А. и Грибанова Я.В. состояли в браке с ДД.ММ.ГГГГ. Брак расторгнут ДД.ММ.ГГГГ.

Таким образом, на момент совершения сделки 03.09.2014 года они супругами не являлись.

Довод истца о фактическом сохранении у них семейных отношений после расторжения брака опровергается материалами дела и установленными судом обстоятельствами.

Так, из показаний свидетеля Б.Н.И, на которые истец ссылается в апелляционной жалобе в подтверждение своих доводов, следует, что после приобретения дома Грибанов А.А. проживал в нем в нем с некой Имя, которую она считала его женой. Яна (Грибанова Я.В.) появилась в доме позже.

Принимая во внимание, что дом приобретен Грибановым А.А. через два года после расторжения брака с Грибановой Я.В, показания свидетеля Б.Н.И. опровергают довод истца о сохранении между ними семейных отношений после расторжения брака. То обстоятельство, что впоследствии Грибанов А.А. приезжал в этот дом совместно с Грибановой Я.В. и их несовершеннолетней дочерью, не свидетельствует об обратном.

При этом свидетель не пояснила, с какого времени в доме стала проживать Грибанова Я.В, и на чем основано ее утверждение о строительстве забора именно в 2015 году. Из показаний свидетеля также не следует, что в строительстве забора, согласовании границ участка принимал какое-либо участие Грибанов А.А. Напротив, свидетель показала, что вопросы согласования границ при установке забора с ней согласовывал местный житель, который производил эти работы. С Грибановым А.А. по этому вопросу она не общалась. Кем оплачивались работы, ей не известно. О том, что Грибанов А.А. производил какие-то иные работы в этом доме, из показаний свидетеля также не следует.

Таким образом, показания свидетеля Б.Н.И. не являются бесспорным доказательством сохранения Грибановым А.А. контроля над спорным имуществом после заключения договора купли-продажи.

Довод жалобы о том, что Грибанов А.А. пользуется автомобилем "данные изъяты" принадлежащим Грибановой Я.В, не является достаточным основанием для признания мнимыми оспариваемых сделок, поскольку свидетелями С.С.М. и К.С.В. в этой части даны противоречивые показания. Сведений о том, на каких условиях он использует машину, в материалах дела не имеется.

То обстоятельство, что продажа дома Малоземовым Г.В. Грибановой Я.В. в 2016 году связана с резким ухудшением состояния его здоровья и невозможностью в связи с этим обслуживать дачный дом, подтверждается представленными в материалы дела медицинскими документами.

Учитывая данные обстоятельства и представленные доказательства, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для признания данных сделок мнимыми.

Судом первой инстанции также верно установлено, что после приобретения дома в 2016 году ответчиком Грибановой Я.В. произведена его реконструкция.

Доводы истца о порочности представленных Грибановой А.А. документов в подтверждение работ по реконструкции дома являлись предметом исследования судом первой инстанции и им дана надлежащая правовая оценка, не согласиться с которой у суда апелляционной инстанции нет оснований. При этом факт выполнения работ по реконструкции дома подтверждается имеющимися в материалах дела фотографиями.

Согласно представленным платежным документам, указанные работы оплачивались Грибановой Я.В, что также свидетельствует об осуществлении ею правомочий собственника в отношении приобретенного имущества и опровергает доводы истца о мнимости совершенных сделок.

Таким образом, истцом в нарушение ст. 56 Гражданского процессуального кодекса РФ не представлено относимых, допустимых и достаточных доказательств тому, что ответчики заведомо недобросовестно осуществили свои гражданские права с целью выведения недвижимого имущества из собственности Грибанова А.А. на случай предъявления требований кредиторов, в том числе об обращении на него взыскания.

Из материалов дела следует, что на момент заключения оспариваемых договоров дом под арестом не состоял, задолженности не имелось, что подтверждается справками администрации сельского поселения.

В ходе рассмотрения дела о взыскании неустойки за просрочку выплаты алиментов, Кириенко Н.Ю. заявлялось ходатайство о принятии мер обеспечения иска в виде наложения ареста на имущество ответчика, в том числе, на спорный жилой дом и земельный участок.

Определением мирового от 04.07.2014 года приняты меры по обеспечению иска в отношении земельного участка и жилого дома по адресу: "адрес". В наложении ареста на спорный дом было отказано. Суд признал такую меру излишней исходя из размера заявленных исковых требований по неустойке, поскольку ранее был наложен арест на принадлежащий ответчику автомобиль.

Таким образом, на момент заключения оспариваемой сделки от 03.09.2014 года вступившим в законную силу решением суда была установлена лишь задолженность по алиментным обязательствам в сумме 82306 рублей 06 копеек, которая на тот момент была обеспечена наложением ареста на автомобиль и жилой дом по "адрес". В настоящее время этот долг погашен, а также частично погашен долг по неустойке путем передачи истцу этого автомобиля, что не оспаривалось истцом в суде апелляционной инстанции.

Повторно с заявлением ходатайства о принятии мер обеспечения иска или наложения ареста на имущество должника в ходе исполнительного производства Кириенко Н.Ю. не обращалась

При этом судебная коллегия не соглашается с выводами суда первой инстанции о том, что истцом не пропущен срок исковой давности, о применении которого заявила ходатайство представитель ответчика Грибановой Я.В.

В силу п.1 ст. 181 Гражданского кодекса Российской Федерации срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной (пункт 3 статьи 166) составляет три года. Течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. При этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае не может превышать десять лет со дня начала исполнения сделки.

Государственная регистрация оспариваемой сделки совершена 05.09.2014 года, а исковое заявление Кириенко Н.Ю. подано в суд 25.10.2017 года, то ест по истечение трех лет со дня ее совершения.

Судебная коллегия приходит к выводу, что истец Кириенко Н.Ю, являясь взыскателем, и обладая информацией о принадлежности Грибанову А.А. спорного имущества, имела возможность путем своевременного обращения в суд или к судебному приставу-исполнителю знать о совершении им сделки по ее отчуждения, вследствие чего срок исковой давности на предъявление требований об оспаривании этой сделки истцом пропущен, что является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявленных ею исковых требований.

Доводы апелляционной жалобы о нарушении судом норм процессуального права, выразившемся в не исследовании в полном объеме всех обстоятельств дела, не предоставлении истцу возможности представить доказательства, являются несостоятельными. В ходе рассмотрения спора у истицы и ее представителя было достаточно времени для предоставления доказательств в обоснование заявленных исковых требований, все заявленные ими ходатайства рассмотрены в установленном законом порядке.

Судом первой инстанции верно определены юридически значимые обстоятельства по делу, доводам сторон и представленным ими доказательствам дана надлежащая оценка, выводы суда достаточно мотивированны, нормы материального и процессуального права не нарушены.

Апелляционная жалоба не содержит доводов, которые в силу ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации могли бы повлечь отмену обжалуемого судебного решения в апелляционном порядке.

Руководствуясь ст. ст. 329,330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Задонского районного суда Липецкой области от 25 декабря 2017 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу истца Кириенко Н.Ю. - без удовлетворения.

 

Председательствующий:.

 

Судьи:.

.

.

.

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.