Апелляционное определение СК по гражданским делам Волгоградского областного суда от 24 января 2018 г. по делу N 33-921/2018

 

Судебная коллегия по гражданским делам Волгоградского областного суда в составе:

Председательствующего Малышевой И.А,

судей: Грымзиной Е.В, Бабайцевой Е.А,

при секретаре Пахотиной Е.И,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Кочояна М.Х. к Зубковой В.А, З.О, З.О, З.Р. о выселении и по иску Селезнева С.П, действующего в интересах несовершеннолетних детей З.О, З.О, З.Р. к Кочояну М.Х. и Зубковой В.А. о признании недействительным договора купли-продажи 1/2 доли жилого дома и 1/2 доли земельного участка,

по апелляционной жалобе Кочояна М.Х.

на решение Урюпинского городского суда Волгоградской области от 02 ноября 2017 года, которым постановлено:

"В удовлетворении исковых требований Кочояна М.Х. к Зубковой В.А, З.О, З.О, З.Р. о выселении,- отказать.

Исковые требования Селезнева С.П, действующего в интересах несовершеннолетних детей З.О, З.О, З.Р. к Кочояну М.Х. и Зубковой В.А. о признании недействительным договора купли-продажи 1/2 доли жилого дома и 1/2 доли земельного участка, - удовлетворить.

Признать недействительным договор купли-продажи 1/2 доли в праве собственности на жилой дом и 1/2 доли в праве собственности на земельный участок, находящиеся по адресу: "адрес", заключенный между Зубковой В.А, действующей за себя и за своих несовершеннолетних детей З.О, З.О, З.Р. и Кочояном М.Х..

Применить последствия недействительности сделки: возвратить в собственность Зубковой В.А, З.О, З.О. и З.Р. 1/2 долю в праве собственности на жилой дом и 1/2 долю в праве собственности на земельный участок, находящиеся по адресу: "адрес"

Взыскать с Зубковой В.А. в пользу Кочояна М.Х. денежные средства, уплаченные по договору купли-продажи от 02.02.2016 г. в сумме 850 000 (восемьсот пятьдесят тысяч) рублей.

Исключить из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним запись о регистрации права собственности Кочояна М.Х. на 1/2 долю в праве собственности на жилой дом и 1/2 долю в праве собственности на земельный участок, находящиеся по адресу: "адрес"

Внести в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним запись о регистрации права собственности Зубковой В.А, З.О, З.О. и З.Р. на 1/2 долю (по 1/8 доле за каждой) в праве собственности на жилой дом, находящийся по адресу: "адрес"

Внести в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним запись о регистрации права собственности Зубковой В.А, З.О, З.О. и З.Р. на 1/2 долю (по 1/8 доле за каждой) в праве собственности на земельный участок, находящийся по адресу: "адрес"

Заслушав доклад судьи Грымзиной Е.В, судебная коллегия по гражданским делам

УСТАНОВИЛА:

Кочоян М.Х. обратился в суд с иском к Зубковой В.А, З.О., З.О... и З.Р. о выселении.

В обоснование требований указал, что он на основании договора купли-продажи от 02 февраля 2016 года является собственником 1/2 доли жилого дома, расположенного по адресу: "адрес"

В настоящее время в принадлежащем ему жилом помещении зарегистрированы и проживают прежние собственники жилого помещения Зубкова В.А. и её несовершеннолетние дети З.Р., З.О., З.О., которые при заключении договора купли-продажи обязались в срок до 31 декабря 2016 года сняться с регистрационного учета, однако данную обязанность до настоящего времени не исполнили.

Добровольно сниматься с регистрационного учета и освобождать жилое помещение ответчики не желают, в связи с чем он не может реализовать свои права собственника, а именно распорядиться принадлежащим ему имуществом по своему усмотрению.

Просил суд выселить ответчиков из принадлежащей ему 1/2 доли жилого дома, расположенного по адресу: "адрес", взыскать с ответчиков судебные расходы за услуги юриста в размере 10 000 рублей и расходы по уплате государственной пошлины в размере 300 рублей.

Селезнев С.П, действующий в интересах несовершеннолетних З.Р., З.О. и З.О., обратился в суд с иском к Кочояну М.Х. и Зубковой В.А. о признании недействительным договора купли-продажи 1/2 доли жилого дома и 1/2 доли земельного участка.

В обоснование требований указал, что 02 февраля 2016 года между Зубковой В.А. и Кочояном М.Х. был заключен договор купли-продажи 1/2 доли в праве общей долевой собственности на жилой дом и земельный участок, находящиеся по адресу: "адрес"

При заключении данной сделки Зубкова В.А. действовала от имени и в интересах малолетних детей - З.Р., З.О... и З.О., отцом которых является он.

Вместе с тем, отчужденные по договору купли-продажи 1/2 доля жилого дома и земельного участка приобретались для малолетних детей, на средства материнского капитала и каждая из его дочерей имела по 1/8 доле в праве общей долевой собственности на вышеуказанное имущество.

Поскольку денежные средства, полученные от продажи вышеуказанного имущества Зубкова В.А, потратила на личные нужды, полагает, что оспариваемая сделка не отвечает требованиям законодательства, существенно нарушает права и законные интересы его несовершеннолетних детей.

Просил суд признать договор купли-продажи 1/2 доли жилого дома и 1/2 доли земельного участка, расположенных по адресу: "адрес", заключенный 02 февраля 2016 года между Зубковой В.А. и Кочояном М.Х. недействительным (ничтожным) и применить последствия недействительности ничтожной сделки.

Определением Урюпинского городского суда Волгоградской области от 13 октября 2017 года дело по иску Кочояна М.Х. к Зубковой В.А, З.О., З.О... и З.Р... о выселении и дело по иску Селезнева С.П. в интересах несовершеннолетних З.Р., З.О... и З.О... к Кочояну М.Х. и Зубковой В.А. о признании недействительным договора купли-продажи 1/2 доли жилого дома и 1/2 доли земельного участка объединены в одно производство.

Урюпинским городским судом Волгоградской области постановлено указанное выше решение.

В апелляционной жалобе Кочоян М.Х. оспаривает законность и обоснованность постановленного судом решения, просит его отменить, принять новое решение об удовлетворении его исковых требований и об отказе в удовлетворении требований Селезнева С.П, ссылаясь на нарушение судом норм материального и процессуального права.

Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции, в соответствии с частью 1 статьи 327.1 ГПК РФ, исходя из доводов, изложенных в апелляционной жалобе, обсудив указанные доводы, судебная коллегия приходит к следующему.

В п. 1 ст. 168 ГК РФ закреплено, что за исключением случаев, предусмотренных п. 2 данной статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки (п. 2).

В соответствии со ст. 169 ГК РФ сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна и влечет последствия, установленные статьей 167 настоящего Кодекса.

Согласно п. 4 ст. 292 ГК РФ отчуждение жилого помещения, в котором проживают находящиеся под опекой или попечительством члены семьи собственника данного жилого помещения либо оставшиеся без родительского попечения несовершеннолетние члены семьи собственника (о чем известно органу опеки и попечительства), если при этом затрагиваются права или охраняемые законом интересы указанных лиц, допускается с согласия органа опеки и попечительства.

Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 8 июня 2010 г. N 13-П "По делу о проверке конституционности пункта 4 статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки В.В. Чадаевой" пункт 4 статьи 292 ГК РФ в части, определяющей порядок отчуждения жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние члены семьи собственника данного жилого помещения, если при этом затрагиваются их права или охраняемые законом интересы, признан не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 38 (часть 2), 40 (часть 1), 46 (часть 1) и 55 (части 2 и 3), в той мере, в какой содержащееся в нем регулирование - по смыслу, придаваемому ему сложившейся правоприменительной практикой, - не позволяет при разрешении конкретных дел, связанных с отчуждением жилых помещений, в которых проживают несовершеннолетние, обеспечивать эффективную государственную, в том числе судебную, защиту прав тех из них, кто формально не отнесен к находящимся под опекой или попечительством или к оставшимся (по данным органа опеки и попечительства на момент совершения сделки) без родительского попечения, но либо фактически лишен его на момент совершения сделки по отчуждению жилого помещения, либо считается находящимся на попечении родителей, при том, однако, что такая сделка - вопреки установленным законом обязанностям родителей - нарушает права и охраняемые законом интересы несовершеннолетнего.

Конституционный Суд Российской Федерации в абзаце первом пункта 3 Постановления от 8 июня 2010 г. N 13-П указал на то, что забота о детях, их воспитание как обязанность родителей, по смыслу статьи 38 (часть 2) Конституции Российской Федерации, предполагают, что ущемление прав ребенка, создание ему немотивированного жизненного дискомфорта несовместимы с самой природой отношений, исторически сложившихся и обеспечивающих выживание и развитие человека как биологического вида.

В силу статей 38 (часть 2) и 40 (часть 1) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьей 17 (часть 3), согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц, родители при отчуждении принадлежащего им на праве собственности жилого помещения не вправе произвольно и необоснованно ухудшать жилищные условия проживающих совместно с ними несовершеннолетних детей, и во всяком случае их действия не должны приводить к лишению детей жилища. Иное означало бы невыполнение родителями - вопреки предписанию статьи 38 (часть 2) Конституции Российской Федерации - их конституционных обязанностей и приводило бы в нарушение статей 55 (части 2 и 3) и 56 (часть 3) Конституции Российской Федерации к умалению и недопустимому ограничению права детей на жилище, гарантированного статьей 40 (часть 1) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьей 38 (часть 2) (абзац первый пункта 4 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 8 июня 2010 г. N 13-П).

По смыслу статей 17 (часть 3), 38 (часть 2) и 40 (часть 1) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьей 35 (часть 2), при отчуждении собственником жилого помещения, в котором проживает его несовершеннолетний ребенок, должен соблюдаться баланс их прав и законных интересов. Нарушен или не нарушен баланс прав и законных интересов при наличии спора о праве в конечном счете, по смыслу статей 46 и 118 (часть 1) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 38 (часть 2) и 40 (часть 1), должен решать суд, который правомочен, в том числе с помощью гражданско-правовых компенсаторных или правовосстановительных механизмов, понудить родителя - собственника жилого помещения к надлежащему исполнению своих обязанностей, связанных с обеспечением несовершеннолетних детей жилищем, и тем самым к восстановлению их нарушенных прав или законных интересов (абзац третий пункта 4 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 8 июня 2010 г. N 13-П).

Согласно п. 1 ст. 63 СК РФ родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей. Они обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей.

Защита прав и интересов детей возлагается на их родителей (п. 1 ст. 64 СК РФ).

В соответствии с п. 1 ст. 65 СК РФ обеспечение интересов детей должно быть предметом основной заботы их родителей.

В силу ч. 2 ст. 56 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Таким образом, с учетом приведенных выше требований материального закона и правовых позиций, изложенных в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 8 июня 2010 г. N 13-П, по данному делу юридически значимым для правильного разрешения исковых требований Селезнева С.П. является выяснение вопроса о соблюдении Зубковой В.А. при совершении сделки по отчуждению жилого помещения жилищных и иных прав несовершеннолетних детей, зарегистрированных и постоянно проживающих в спорном жилом помещении.

Как установлено судом первой инстанции, что Зубкова В.А. и её несовершеннолетние дети З.Р., З.О... и З.О... являлись собственниками 1\2 доли жилого дома и земельного участка, расположенных по адресу: "адрес"

Указанное жилое помещение было приобретено в собственность Зубковой В.А. и её детей с привлечением средств материнского капитала.

02 февраля 2016 года между Зубковой В.А, действующей за себя и за своих несовершеннолетних детей З.Р., З.О... и З.О., и Кочояном М.Х. с другой стороны, был заключен договор купли-продажи спорного имущества, стоимость которого составила, согласно условиям договора, xxx рублей.

Пунктом 4.1 вышеуказанного договора купли-продажи предусмотрена обязанность продавца и её детей в срок до 31 декабря 2016 года сняться с регистрационного учета по указанному адресу.

Указанные обстоятельства подтверждены материалами дела и не оспаривались сторонами.

Разрешая заявленные требования Селезнева С.П. - отца несовершеннолетних З.Р., З.О... и З.О., суд первой инстанции правильно пришел к выводу о наличии оснований для их удовлетворения ввиду нарушения матерью несовершеннолетних их прав и совершения сделки вопреки интересам своих детей, не имеющих иного места жительства.

Так, заключая сделку, Зубкова В.А. фактически уклонилась от обязанностей родителя по созданию нормальных жилищных и иных условий для своих детей.

Судом первой инстанции было установлено, что несовершеннолетние зарегистрированы и постоянно проживают в спорном жилом помещении, какого-либо жилого помещения, где дети могли бы проживать на правах членов семьи, не имеется.

Согласно ч. 1 и 2 ст. 38, Конституции Российской Федерации материнство и детство, семья находятся под защитой государства; забота о детях, их воспитание - равное право и обязанность родителей.

С учетом положений Конституции Российской Федерации и правовых позиций, отраженных в указанном выше Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 8 июня 2010 г. N 13-П "По делу о проверке конституционности пункта 4 статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки В.В. Чадаевой", совершение родителем, сознательно не проявляющим заботу о благосостоянии детей и фактически оставляющим детей без своего родительского попечения, умышленных действий, направленных на совершение сделки по отчуждению жилого помещения (или доли в праве собственности на жилое помещение) в пользу иного лица, с целью ущемления прав детей, в том числе жилищных, может свидетельствовать о несовместимом с основами правопорядка и нравственности характере подобной сделки и злоупотреблении правом.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции о недействительности сделки по отчуждению спорного помещения без учета интересов несовершеннолетних зарегистрированных и постоянно проживающих в нем.

В этой связи, суд первой инстанции правомерно отказал Кочояну М.Х. в удовлетворении требований о выселении Зубковой В.А. и несовершеннолетних З.Р., З.О... и З.О... из жилого помещения.

Исходя из того, что договор купли-продажи суд был признан недействительным, суд первой инстанции правомерно применил последствия недействительности сделки (п. 2 ст. 167 ГК РФ), взыскав с Зубковой В.А. в пользу Кочояна М.Х. полученные по договору купли-продажи денежные средства в размере 850000 рублей, возвратив 1\2 доли жилого дома и земельного участка в собственность Зубковой В.А. и несовершеннолетних.

Учитывая изложенное, доводы апелляционной жалобы Кочояна М.Х. о несогласии с выводами суде первой инстанции относительно недействительности сделки к отмене решения суда не состоятельны.

Судом первой инстанции дана оценка доводам Кочояна М.Х. о пропуске срока исковой давности истцом по встречному иску - Селезневым С.П. с которой суд апелляционной инстанции соглашается, полагая, что достаточных данных полагать о пропуске срока исковой давности для оспаривания сделки по отчуждению спорного имущества в материалах дела не имеется.

Каких-либо иных доводов, влияющих на законность и обоснованность решения суда, апелляционная жалоба не содержит.

Суд с достаточной полнотой исследовал все обстоятельства дела, выводы суда не противоречат материалам дела, значимые по делу обстоятельства судом установлены правильно.

При проверке законности и обоснованности решения по настоящему делу в апелляционном порядке судебная коллегия не установиланарушений норм материального или процессуального законодательства судом первой инстанции, являющихся основанием к отмене решения суда.

Доводы апелляционной жалобы не содержат каких-либо обстоятельств, которые не были бы предметом исследования суда или опровергали бы выводы судебного решения, не могут являться основанием к отмене решения суда.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Урюпинского городского суда Волгоградской области от 02 ноября 2017 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Кочояна М.Х. - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.