Апелляционное определение СК по гражданским делам Суда Ханты-Мансийского автономного округа от 20 февраля 2018 г. по делу N 33-1419/2018

 

Судебная коллегия по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры в составе:

председательствующего судьи Ивановой И.Е,

судей Беспаловой В.В, Данилова А.В,

при секретаре Мельниковой Е.Н,

рассмотрела в открытом судебном заседании материалы гражданского дела по иску

Л.С.И. к Л.И.И, Л.А.С, Л.М.С. о признании прекратившими право пользования жилым помещением,

по апелляционной жалобе Л.И.И,

на решение Радужнинского городского суда от 28 сентября 2017 года, которым постановлено:

"Исковое заявление Л.С.И. - удовлетворить.

Признать Л.И.И, (дата) года рождения, Л.А.С, (дата) года рождения, Л.М.С, (дата) года рождения, прекратившими право пользования жилым помещением, расположенным по адресу: Россия, Тюменская область, Ханты-Мансийский автономный округ - Югра, (адрес)".

Заслушав доклад судьи Ивановой И.Е, судебная коллегия

установила:

Л.С.И. (истец) обратился в суд с иском к Л.И.И, Л.А.С, Л.М.С. (ответчики) о признании прекратившими право пользования жилым помещением, расположенным по адресу: (адрес)

В обоснование требований указал, что является нанимателем спорного жилья на основании договора социального найма от (дата).

Согласно указанному договору изначально в квартиру вселились наниматель Л.С.И, и члены его семьи: Л.М.Н. и Л.Н.С. Дополнительным соглашением от (дата) (номер) из договора найма была исключена Л.М.Н. и включена дочь Л.А.С. Дополнительным соглашением от (дата) (номер) из договора был исключен Л.Н.С.

Ответчики Л.И.И, Л.С.И, Л.М.С. были зарегистрированы в квартире, но договор в договор найма включены не были.

(дата) между МО ХМАО-Югры городской округ г. Радужный и Л.И.И. (бывшей супругой Л.С.И.), действующей за несовершеннолетнюю дочь Л.А.С, был заключен договор приватизации. Квартира была передана ей в собственность. Решением Радужнинского городского суда от (дата) названный договор был признан недействительным.

В период после приватизации в квартире были зарегистрированы Л.И.И, и Л.М.С. На сегодняшний день зарегистрированными значатся: Л.С.И, Л.И.И, Л.А.С, Л.М.С.

Учитывая, что фактически в 2007 году Л.И.И. вместе с детьми Л.А.С, и Л.М.С. выехала за пределы г. Радужного на постоянное место жительства в Московскую область, где и проживают на сегодняшний день, истец полагал, это указывает на то, что правоотношения по пользованию квартирой прекратили. Обязанности нанимателей не выполняют. Личные вещи вывезли. Регистрация формальная и не свидетельствует о продолжении правоотношений по договору найма.

Также истец ссылался на то, что несмотря на то, что в семейных отношениях не состоят, вынужден нести дополнительные материальные затраты по оплате коммунальных услуг в расчёте на ответчиков. Не может в полной мере реализовать права нанимателя и вселить в квартиру сестру К.Н.И Это нарушает права, имеются основания для их принудительного восстановления заявленным в иске способом.

С учётом указанного просил признать Л.И.И, Л.А.С, Л.М.С. прекратившими право пользования жилым помещением по адресу: (адрес).

Истец в судебном заседании не присутствовал. О времени и месте судебного заседания был извещен надлежащим образом, сведений об уважительных причинах неявки не представил, направил в суд представителя. Его представитель Н.Е.А. требования поддержала по основаниям иска. Пояснила, что ответчики в квартиру не вселялись, их личных вещей не имеется, дети с матерью проживают в Московской области. Точное их место нахождение неизвестно. Членом семьи нанимателя по договору социального найма является только дочь Л.А.С.

Ответчики Л.И.И, Л.М.С, Л.А.С. в судебном заседании не присутствовали. О времени и месте судебного заседания извещались по последнему известному месту жительства - месту регистрации, а также по возможному месту жительства в г. Москве. Судебные извещения возвращены по истечении срока хранения, адресат за телеграммами не явился. В связи с чем, суд пришел к выводу, что место жительства ответчиков неизвестно.

Адвокат О.Ю.А, назначенный судом в качестве представителя ответчиков в порядке ст. 50 ГПК РФ, возражал против удовлетворения иска. Ссылался на то, что Л.А.С. является членом семьи нанимателя по договору социального найма и имеет с ним равные права пользования жилым помещением. Кроме того полагал, иск предъявлен ненадлежащим истцом. Причины по которым ответчики не проживают в квартире, не установлены.

В судебном заседании представитель третьего лица КУМИ Администрации г. Радужный и третье лицо К.Н.И не присутствовали, о времени и месте судебного заседания извещены надлежащим образом, просили о рассмотрении дела в их отсутствие.

Суд рассмотрел дело в соответствии с правилами ст. 167 ГПК РФ в отсутствии неявившихся лиц. Проверил доводы сторон, представленные доказательства. Постановил вышеуказанное решение, об отмене которого в апелляционной жалобе просит ответчица Л.И.И. В обоснование ссылается на обстоятельства, установленные при рассмотрении дела. Полагает, суд дал им неправильную оценку.

Указывает, что несовершеннолетняя дочь Л.А.С. была вселена и проживала в спорном жилом помещении, включена в договор социального найма и зарегистрирована по месту жительства. От прав пользования квартирой не отказывалась.

Сын Л.М.С. также был вселен в спорное жилое помещение и зарегистрирован по месту жительства (дата). Проживал в квартире и приобрел права пользования. В договор социального найма не был включен по той причине, что квартира в этот период находилась в собственности Л.А.С. После заключения вновь договора найма, конфликтные отношения с отцом препятствовали этому.

Ответчица Л.И.И. первично была вселена в спорную квартиру в качестве временного жильца. Проживала в нем и была зарегистрирована по месту пребывания в период с (дата) по (дата). Затем зарегистрировалась постоянно проживающей, исполняла обязанности нанимателя, поскольку была членом семьи нанимателя. Приобрела равные с ним права пользования.

В августе 2011 года брак между Л.С.И. и Л.И.И. расторгнут. После этого истец потребовал отдать ключи от квартиры. По этой причине вынуждены были выехать. В 2015 году дети Л.А.С, Л.М.С. временно проживали с ней. Однако этот факт, полагала, не свидетельствует об утрате ими права пользования спорным жильём, в котором имеют права постоянного пользования.

Ссылаясь на нормы Семейного кодекса РФ, полагает, несовершеннолетние дети (ответчики) сохраняют права пользования спорным жилым помещением до достижения ими совершеннолетнего возраста, так как не могут самостоятельно распоряжаться своими жилищными правами. Она также приобрела права пользования в установленном ЖК РФ порядке, от которых не отказывалась. Другого жилья не имеет, выехала временно и не проживает по уважительной причине - из-за неприязненных и конфликтных отношений, сложившихся с истцом.

Считает, суд не выяснил значимых обстоятельств, это привело к ошибочным выводам и вынесению незаконного решения. Просит решение суда отменить, постановить по делу новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований.

Руководствуясь требованиями ст. 167 ГПК РФ, судебная коллегия сочла возможным рассмотреть материалы гражданского дела без участия лиц, не явившихся в суд.

Суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления (п. 1 ст. 327.1 ГПК РФ).

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия считает, решение суда не соответствует имеющимся в деле доказательствам и требованиям закона, подлежит отмене.

Из материалов дела следует, что спор возник в отношении муниципальной квартиры, находящейся в пользовании сторон по делу на условиях договора социального найма. Наличии оснований для признания ответчицы с двумя несовершеннолетними детьми прекратившими право пользования квартирой по мотиву выезда и отсутствия в жилом помещении, избрании для себя иного постоянного места жительства.

Судом установлено, что жилое помещение, расположенное по адресу Ханты-Мансийский автономный округ - Югра, (адрес) значится в реестре муниципальной собственности муниципального образования город окружного значения Радужный.

Между муниципальным образованием ХМАО-Югры городской округ г. Радужный и истцом Л.С.И. (дата) заключен договор социального найма жилого помещения государственного и муниципального жилищных фондов (номер)с. В соответствии с ним нанимателю и членам его семьи Л.М.Н, Л.Н.С. предоставлено за плату во владение и пользование для постоянного проживания жилое помещение, расположенное по адресу: (адрес).

На основании дополнительного соглашения от (дата) (номер) в состав семьи включены: сын Л.Н.С, дочь Л.А.С.

В соответствии с дополнительным соглашением (номер) от (дата) в состав семьи включена дочь Л.А.С.

Согласно дополнительному соглашению (номер) от (дата) Л.Н.С. (сын) исключен из договора.

Решением Радужнинского городского суда от (дата) и вступившим в законную силу (дата), договор приватизации в собственность (адрес) от (дата), заключенный между муниципальным образованием Ханты-Мансийского автономного округа-Югры городской округ город Радужный и Л.И.И, действующей в интересах несовершеннолетней Л.А.С, был признан недействительным. Стороны были возвращены в первоначальное положение. Восстановлен договор социального найма.

Из материалов дела следует, что стороны на момент регистрации ответчиков в квартире были членами одной семьи, проживали совместно. В 2011 году брак между сторонами расторгнут. С указанного времени мать с детьми(ответчики) в квартире не проживает.

Согласно справке паспортной службы МКУ МФЦ" от (дата), в жилом помещении по адресу: (адрес) зарегистрированы проживающими: Л.С.И. (наниматель), Л.И.И. (бывшая супруга), Л.А.С. (дочь), Л.М.С. (сын).

Л.А.С. была вселена в спорную квартиру и включена договор социального найма отцом Л.С.И. на основании его заявления от (дата).

Л.М.С. был вселен в квартиру и зарегистрирован по месту жительства на основании свидетельства о регистрации от (дата).

Л.И.И. была вселена первично временно, зарегистрирована по месту пребывания с (дата) по (дата). Впоследствии была зарегистрирована в квартире по месту жительства постоянно, как член семьи.

В связи с этим на ответчиков распространяются правила ст.53 ЖК РФ.

В 2015 году несовершеннолетние Л.А.С, М.С. проживали с матерью Л.И.И. за пределами г. Радужный.

Разрешая спор, суд первой инстанции исходил из того, что ответчица Л.И.И, несовершеннолетние дети Л.М.С, Л.А.С. не вселялись и не проживали в спорной квартире. При этом, их отсутствие по указанному адресу носит постоянный характер. Избрали для себя другое постоянное место жительства. Поскольку отказались от прав в отношении квартиры, суд пришёл к выводу, имеются основания для признания их прекратившими право пользования, что требуется для целей снятия их с регистрационного учёта принудительно и восстановления прав истца.

Судебная коллегия с названными выводами суда первой инстанции не может согласиться. Они не подтверждены доказательствами, сделаны со слов истца. Значимые обстоятельства определены судом неправильно, что привело к ошибочным выводам.

В соответствии со ст. 40 Конституции РФ каждый имеет право на жилище, никто не может быть произвольно лишен жилища. Конституционный принцип недопустимости произвольного лишения жилища, реализация которого осуществляется в жилищном законодательстве, означает, что никто не может быть выселен из жилого помещения или ограничен в праве пользования им иначе как по основаниям и в порядке, которые предусмотрены Жилищным кодексом Российской Федерации, другими федеральными законами (ч. 4 ст. 3 Жилищного кодекса РФ).

Статья 1 Семейного кодекса РФ, закрепляя основные начала семейного законодательства, предусматривает в качестве одного из принципов регулирования семейных отношений - обеспечение приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних детей.

В силу положений Семейного кодекса Российской Федерации об ответственности родителей за воспитание и развитие своих детей, их обязанности заботиться об их здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии расторжение брака родителей, признание его недействительным или раздельное проживание родителей не влияют на права ребенка (п. 1 ст. 55, п. 1 ст. 63 Семейного кодекса РФ), в том числе на жилищные права (пункт 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 года N 14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации").

Согласно ч. 2 ст. 20 Гражданского кодекса РФ местом жительства несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет, или граждан, находящихся под опекой, признается место жительства их законных представителей - родителей, усыновителей или опекунов.

По смыслу указанных норм права, несовершеннолетние дети приобретают право на жилую площадь, определяемую им в качестве места жительства соглашением родителей, форма которого законом не установлена. При этом закон не устанавливает какого-либо срока, по истечении которого то или иное лицо может быть признано приобретшим право пользования жилым помещением, тем более, что малолетний ребенок, в силу возраста, не имеет возможности самостоятельно реализовывать свои жилищные права.

В соответствии с пунктом 32 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. N 14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации" при временном отсутствии нанимателя жилого помещения и (или) членов его семьи, включая бывших членов семьи, за ними сохраняются все права и обязанности по договору социального найма жилого помещения (статья 71 Жилищного кодекса Российской Федерации).

Из материалов дела следует, что фактически несовершеннолетние Л.А.С, Л.М.С. со своей матерью Л.И.И. были вселены, зарегистрированы и продолжительное время проживали в квартире по адресу: (адрес). При этом, супруги состояли в браке. Это указывает на то, что дети приобрели права пользования по смыслу правил ст.53 ЖК РФ, что подтверждается также сведениями о регистрации и основаниях регистрации. Тот факт, что правоотношения надлежаще не были оформлены и не внесены изменения в договор найма, безусловно, об отсутствии правоотношений не свидетельствует.

В 2011 году брак распался, ответчики выехали из спорного жилья, при этом от прав пользования им не отказывались. С регистрационного учёта не снялись.

В определенный период времени членами семьи были реализованы права на приватизацию жилья. Это указывает на устойчивый характер правоотношений, вытекающих из договора найма. Тот факт, что впоследствии договор был признан недействительным по инициативе истца, безусловно, не указывает на прекращение правоотношений по пользованию.

Наличие после этого конфликтных отношений, что также было связано с распадом семьи, истец не отрицал. Однако оценки названным сведениям суд не дал. Не имея сведений о причинах отсутствия ответчиков, обеспеченности их, в том числе несовершеннолетних детей другим жильём, пришёл к выводу, что они прекратили правоотношения по пользованию по собственной инициативе.

При этом, из имеющихся в деле сведений следует, что спорная квартира является постоянным и единственным местом жительства несовершеннолетних детей, которые в силу возраста лишены возможности самостоятельно определить свое место жительства, и не могут проживать самостоятельно без законного представителя.

Причины выезда также не установил. Удовлетворяя заявленные требования, суд не учел значимые обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора. Между тем, признание ответчиков прекратившими право пользования спорным жилым помещением, является существенным нарушением прав несовершеннолетних детей. Поскольку ответчица (мать, бывшая супруга) указывает на наличие конфликтных отношений, это является уважительной причиной. Иных сведений о причинах отсутствия в деле не имеется.

В материалах дела отсутствует соглашение, из которого бы следовало, что родители несовершеннолетних достигли соглашения об ином месте жительства детей, отличном от места регистрации, судом такого решения не выносилось. В силу своего малолетнего возраста самостоятельно реализовать свое право пользования спорным жилым помещением несовершеннолетние не могут.

Прекращение семейных отношений между родителями несовершеннолетних детей, безусловно, не влечет за собой утрату ими права пользования жилым помещением. При таких обстоятельствах, не проживание Л.А.С, М.С. в спорном жилом помещении носит временный характер, от прав пользования жилым помещением, в котором имеют постоянную регистрацию, не отказывались. Пользуются социальными гарантиями по месту регистрации. Сведений о том, что ответчики приобрели право пользования иным жилым помещением не представлено.

С учетом установленных по делу обстоятельств, судебная коллегия приходит к выводу о том, что признание ответчицы Л.И.И. прекратившей право пользования спорным жилым помещением, которая осуществляет уход за детьми, является существенным нарушением прав несовершеннолетних детей на совместное проживание с матерью. При этом, ответчица не может быть лишена возможности в полной мере осуществлять свои родительские обязанности по воспитанию, содержанию и совместному проживанию с несовершеннолетними детьми, что противоречит пункту 2 статьи 54, пункту 1 статьи 63 Семейного кодекса Российской Федерации.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, регулирование прав на жилое помещение должно осуществляться на основе баланса прав и охраняемых законом интересов всех участников соответствующих правоотношений; в тех случаях, когда имущественные права на спорную вещь имеют другие, помимо собственника, лица, этим лицам также должна быть гарантирована государственная защита их прав; признание приоритета прав собственника жилого помещения либо проживающих в этом помещении иных лиц, как и обеспечение взаимного учета их интересов зависят от установления и исследования фактических обстоятельств конкретного спора, то есть не исключается необходимость учета особенностей конкретных жизненных ситуаций при разрешении соответствующих гражданских дел (Постановления от 21 апреля 2003 г. N 6-П, от 8 июня 2010 г. N 13-П и Определение от 3 ноября 2006 г. N 455-О).

В силу положений статьи 3 Конвенции ООН "О правах ребенка" во всех действиях в отношении детей независимо от того, предпринимаются они государственными или частными учреждениями, занимающимися вопросами социального обеспечения, судами, административными или законодательными органами, первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребенка.

В Конвенции отмечается, что государства - участники Конвенции убеждены в том, что семье как основной ячейке общества и естественной среде для роста и благополучия всех ее членов и особенно детей должны быть предоставлены необходимые защита и содействие, с тем чтобы она могла полностью возложить на себя обязанности в рамках общества. В соответствии со статьей 9 Конвенции государства-участники обеспечивают, чтобы ребенок не разлучался со своими родителями вопреки их желанию, за исключением случаев, когда компетентные органы, согласно судебному решению, определяют в соответствии с применимым законом и процедурами, что такое разлучение необходимо в наилучших интересах ребенка.

Часть 1 статьи 38 Конституции Российской Федерации предусматривает, что материнство и детство, а также семья находятся под защитой государства. Одновременно положения статьи 1 Семейного кодекса Российской Федерации определяют, что семейное законодательство исходит из необходимости построения семейных отношений на взаимопомощи и ответственности перед семьей всех ее членов, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи, обеспечения беспрепятственного осуществления членами семьи своих прав и возможности судебной защиты этих прав. Часть 2 статьи 7 Конституции Российской Федерации обеспечивает государственную поддержку семьи, материнства, отцовства и детства.

Учитывая, что ответчица была вселена в спорное жилое помещение на законных основаниях, имеет в нем постоянную регистрацию, иного жилого помещения не имеет, как и несовершеннолетние дети, возможность обеспечить себя и детей иным жильём не имеет, судебная коллегия приходит к выводу о том, что признание ответчицы прекратившей право пользования спорным жилым помещением не позволит ей осуществлять ежедневную заботу, попечение, воспитание детей, которые невозможны при раздельном проживании, а их материальное положение не позволяет обеспечить себя иным жилым помещением.

При таких обстоятельствах, оснований для удовлетворения заявленных истцом требований не имелось. Стороны имеют равные права пользования квартирой. В соответствии со ст. 71 ЖК РФ при временном отсутствии нанимателя жилого помещения, включая бывших членов семьи, за ними сохраняются все права и обязанности по договору социального найма жилого помещения. Сам факт выезда, безусловно, о прекращении правоотношений по пользованию квартирой не свидетельствует. В силу ч. 3 ст. 83 ЖК РФ в случае выезда нанимателя и членов его семьи на другое место жительства договор социального найма жилого помещения считается расторгнутым со дня выезда. Однако наличия таких обстоятельств не установлено. Истец не представил достаточных доказательств добровольного постоянного выезда ответчицы на другое постоянное место жительства.

Выявленные недостатки свидетельствуют о том, что судом были неверно определены значимые обстоятельства и неправильно применены и не применены нормы права, подлежащие применению. В силу ст. 330 ГПК РФ это является основанием для отмены судебного решения.

В дополнительной проверке такие обстоятельства не нуждаются. Стороны давали по ним свои пояснения и представляли доказательства. Суд неправильно определилзначимые обстоятельства, что привело к ошибочным выводам. Поэтому имеются основания для принятия нового решения об удовлетворении иска.

Руководствуясь статьями 328, 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

Решение Радужнинского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 28 сентября 2015 года отменить. Постановить по делу новое решение.

В удовлетворении исковых требований Л.С.И. к Л.И.И, Л.А.С, Л.М.С. о признании прекратившими право пользования жилым помещением, расположенным по адресу: (адрес), отказать.

Определение суда апелляционной инстанции, вынесенное по апелляционной жалобе, вступает в законную силу со дня его вынесения и может быть обжаловано в суд кассационной инстанции в течение шести месяцев со дня вступления в законную силу.

 

Председательствующий: Иванова И.Е.

 

Судьи: Беспалова В.В.

Данилов А.В.

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.