Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Марий Эл от 27 февраля 2018 г. по делу N 33-271/2018

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Марий Эл в составе:

председательствующего Соснина А.Е,

судей Ваулина А.А. и Лелекова Н.Г,

при секретаре Артизанове А.И,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе Чининой Е.Г, Михеева П.Г. на решение Йошкар-Олинского городского суда Республики Марий Эл от 28 ноября 2017 года, которым постановлено взыскать с государственного бюджетного учреждения Республики Марий Эл "Детская республиканская клиническая больница" в пользу Чининой Е. Г. компенсацию морального вреда в сумме 350000 рублей. Взыскать с государственного бюджетного учреждения Республики Марий Эл "Детская республиканская клиническая больница" в пользу Михеева П. Г. компенсацию морального вреда в сумме 350000 рублей. В удовлетворении исковых требований Чининой Е. Г, Михеева П. Г. к государственному бюджетному учреждению Республики Марий Эл "Йошкар-Олинская детская городская больница", государственному бюджетному учреждению Республики Марий Эл "Станция скорой медицинской помощи г.Йошкар-Олы" о взыскании компенсации морального вреда отказать.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Республики Марий Эл Соснина А.Е, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Чинина Е.Г, Михеев П.Г. обратились в суд с иском к государственному бюджетному учреждению Республики Марий Эл "Детская республиканская клиническая больница" (далее - ГБУ Республики Марий Эл "Детская республиканская клиническая больница"), государственному бюджетному учреждению Республики Марий Эл "Йошкар-Олинская детская городская больница" (далее - ГБУ Республики Марий Эл "Йошкар-Олинская детская городская больница"), государственному бюджетному учреждению Республики Марий Эл "Станция скорой медицинской помощи г. Йошкар-Олы" (далее - ГБУ Республики Марий Эл "Станция скорой медицинской помощи г. Йошкар-Олы"), в котором просили взыскать в пользу каждого из истцов компенсацию морального вреда с ГБУ Республики Марий Эл "Детская республиканская клиническая больница" в размере 1000000 рублей, с ГБУ Республики Марий Эл "Йошкар-Олинская детская городская больница" - в размере 500000 рублей, с ГБУ Республики Марий Эл "Станция скорой медицинской помощи г. Йошкар-Олы" - в размере 500000 рублей. В обоснование иска указали, что 6 июля 2014 года их дочь "... ", бригадой скорой медицинской помощи была доставлена в педиатрическое отделение ГБУ Республики Марий Эл "Йошкар-Олинская детская городская больница" с диагнозом "... ". По профилю заболевания ей была назначена медикаментозная терапия, однако с учетом тяжести ее состояния она с самого начала нуждалась в интенсивной терапии. Вследствие неэффективности медикаментозной терапии только через несколько часов она была переведена в палату интенсивной терапии и подключена к аппарату искусственной вентиляции легких. 9 июля 2014 года врачом анестезиологом-реаниматологом Пузиковым А.О. "... " была проведена катетеризация левой подключичной вены. При этом установленным катетером ей была повреждена пристеночная плевра слева с введением лекарственных веществ в левую плевральную полость, что повлекло формирование гидроторакса плевральной полости левого легкого. Для устранения гидроторакса был приглашен врач-детский хирург ГБУ Республики Марий Эл "Детская республиканская клиническая больница" Галустян В.А, который в тот же день провел диагностическую пункцию левой плевральной полости с установкой дренажа в левую плевральную полость. В результате выполнения указанной манипуляции произошла ликвидация левостороннего гидроторакса, однако в левую плевральную полость "... " стал поступать воздух, что повлекло за собой формирование хирургической патологии - пневмоторакса левой плевральной полости. 14 июля 2014 года вследствие ухудшения состояния "... " консилиумом врачей было принято решение о ее переводе в хирургическое отделение ГБУ Республики Марий Эл "Детская республиканская клиническая больница". В ходе подготовки "... " к транспортировке Галустяном В.А. был удален дренаж из левой плевральной полости, тогда как с учетом образования у нее пневмоторакса этого делать было нельзя, данные действия усугубили тяжесть состояния дочери истцов. В ходе транспортировки бригадой ГБУ Республики Марий Эл "Станция скорой медицинской помощи г. Йошкар-Олы" у их дочери наступила клиническая смерть, однако несмотря на просьбы сопровождавшей "... " матери врач Окулова Н.В. и фельдшер Базаркина Э.Ю. бригады скорой помощи действий по проведению реанимационных мероприятий не предприняли. После доставления "... " в ГБУ Республики Марий Эл "Детская республиканская клиническая больница" в состоянии клинической смерти в отношении нее были выполнены реанимационные мероприятия, после чего она в крайне тяжелом состоянии была переведена в реанимационное отделение указанного медицинского учреждения. Однако несмотря на оказываемую ей в последующем медицинскую помощь "... " "... " скончалась. Приведенными действиями (бездействием) работников ответчиков им причинен моральный вред. Приговором Йошкар-Олинского городского суда Республики Марий Эл от 17 августа 2017 года установлено, что действия врача ГБУ Республики Марий Эл "Детская республиканская клиническая больница" Галустяна В.А. по удалению дренажа из плевральной полости их дочери находятся в прямой причинной связи с развитием у нее тяжелого пневмоторакса и острой дыхательной недостаточности, повлекших ее смерть. Кроме того, истцы испытывали страдания вследствие ухудшения состояния их малолетней дочери при ее лечении в ГБУ Республики Марий Эл "Йошкар-Олинская детская городская больница". Бездействие бригады ГБУ Республики Марий Эл "Станция скорой медицинской помощи г.Йошкар-Олы" повлекло утрату ими веры в систему здравоохранения, в способность медицинских работников оказывать медицинскую помощь. Глубокие нравственные страдания вследствие ненадлежащего лечения дочери и последующей ее смерти истцы испытывают до настоящего времени.

Судом постановлено вышеуказанное решение.

В апелляционной жалобе Чинина Е.Г, Михеев П.Г. просят решение суда отменить, принять по делу новое решение об удовлетворении заявленных требований в полном объеме. Настаивают на том, что работниками ГБУ Республики Марий Эл "Йошкар-Олинская детская городская больница", ГБУ Республики Марий Эл "Станция скорой медицинской помощи г. Йошкар-Олы" допущены дефекты при оказании их дочери медицинской помощи, которые привели к причинению вреда ее здоровью и ухудшению ее состояния. Указывают, что размер компенсации морального вреда, определенный судом к взысканию с ГБУ Республики Марий Эл "Детская республиканская клиническая больница", является заниженным, поскольку определен без надлежащей оценки обстоятельств, касающихся степени физических и нравственных страданий истцов, перенесенных в связи со смертью дочери. Ссылаются также на то, что суд первой инстанции без законных оснований отказал в удовлетворении ходатайства истцов об отложении разбирательства дела и рассмотрел дело в отсутствие представителя истцов, не явившегося в судебное заседание в связи с болезнью.

В возражениях на апелляционную жалобу ГБУ Республики Марий Эл "Детская республиканская клиническая больница", ГБУ Республики Марий Эл "Станция скорой медицинской помощи г. Йошкар-Олы" просят решение суда оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы и возражений, заслушав объяснения Чининой Е.Г, Михеева П.Г. и их представителя Тореевой С.А, поддержавших апелляционную жалобу, представителей государственного бюджетного учреждения Республики Марий Эл "Детская республиканская клиническая больница" Солдатенковой И.З. и Каменской О.В, представителя государственного бюджетного учреждения Республики Марий Эл "Йошкар-Олинская детская городская больница" Шестакова Д.И, представителя государственного бюджетного учреждения Республики Марий Эл "Станция скорой медицинской помощи г. Йошкар-Олы" Маландиной А.В, третьих лиц Окуловой Н.В, Казариновой О.В, представителя третьего лица Галустяна В.А. Галустяна В.В, просивших решение суда оставить без изменения, заключение прокурора Полозовой Т.В, полагавшей, что решение суда первой инстанции является законным и обоснованным, судебная коллегия не находит предусмотренных статьей 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ) оснований для отмены либо изменения решения суда.

В силу частей 2, 3 статьи 98 Федерального закона от 21 ноября 2011 года N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" медицинские организации, медицинские работники и фармацевтические работники несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации за нарушение прав в сфере охраны здоровья, причинение вреда жизни и (или) здоровью при оказании гражданам медицинской помощи. Вред, причиненный жизни и (или) здоровью граждан при оказании им медицинской помощи, возмещается медицинскими организациями в объеме и порядке, установленных законодательством Российской Федерации.

В соответствии со статьей 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В силу статьи 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

Согласно статье 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Как разъяснено в пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 года N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда", под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина. Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников.

В пункте 3 этого же постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации разъяснено, что в соответствии с действующим законодательством одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом. Например, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности; вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ; вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию (статья 1100 второй части Гражданского кодекса Российской Федерации).

Исходя из приведенных правовых норм и разъяснений, для возникновения обязательства по компенсации морального вреда по обстоятельствам настоящего дела следовало установить наличие самого вреда, неправомерность действий (бездействия) причинителя, его вину и причинно-следственную связь между таким поведением и возникшим вредом.

Из дела видно, что истцы Чинина Е.Г, Михеев П.Г. являются родителями "... ", которая умерла "дата" в ГБУ Республики Марий Эл "Детская республиканская клиническая больница". Смерть "... " наступила от "... ".

В соответствии с частью 4 статьи 61 ГПК РФ вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

Вступившим в законную силу приговором Йошкар-Олинского городского суда Республики Марий Эл от 17 августа 2017 года работник ответчика - ГБУ Республики Марий Эл "Детская республиканская клиническая больница" Галустян В.А. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 109 Уголовного кодекса Российской Федерации, ему назначено наказание в виде ограничения свободы на срок 1 год 6 месяцев, с лишением права на основании части 3 статьи 47 Уголовного кодекса Российской Федерации заниматься врачебной деятельностью на срок 1 год 6 месяцев. От назначенного наказания Галустян В.А. освобожден за истечением сроков давности уголовного преследования. Согласно данному приговору, между недостатками оказания медицинской помощи, допущенными 14 июля 2014 года в результате небрежных действий врача - детского хирурга Галустяна В.А. при оказании медицинской помощи "... ", а именно необоснованным и ошибочным удалением дренажной трубки из левой плевральной полости при наличии пневмоторакса, и наступлением ее смерти в ГБУ Республики Марий Эл "Детская республиканская клиническая больница" "дата" имеется прямая причинная связь.

Разрешая спор, суд первой инстанции с учетом установленного факта некачественного оказания дочери истцов медицинской помощи работником ответчика - ГБУ Республики Марий Эл "Детская республиканская клиническая больница", действия которого состоят в прямой причинной связи с наступлением смерти "... " пришел к правильному выводу о необходимости удовлетворения исковых требований Чининой Е.Г. и Михеева П.Г. о взыскании компенсации морального вреда с указанного ответчика. Подробное обоснование выводов суда в данной части со ссылкой на установленные обстоятельства дела и нормы материального права, регулирующие спорные правоотношения, приведено в обжалуемом решении, и является правильным.

В соответствии со статьей 151 Гражданского кодекса Российской Федерации при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Статьей 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Учитывая фактические обстоятельства причинения вреда и степень нравственных страданий истцов, судебная коллегия приходит к выводу, что размер компенсации морального вреда, определенный судом к взысканию в их пользу, в полной мере отвечает требованиям разумности и справедливости, оснований считать его необоснованно заниженным не усматривается.

Как следует из протокола судебного заседания от 28 ноября 2017 года, истцы настаивали на взыскании с ответчиков - ГБУ Республики Марий Эл "Йошкар-Олинская детская городская больница", ГБУ Республики Марий Эл "Станция скорой медицинской помощи г.Йошкар-Олы" компенсации морального вреда, причиненного в связи со смертью их дочери. Вместе с тем, поскольку дефекты, допущенные работниками ГБУ Республики Марий Эл "Йошкар-Олинская детская городская больница", ГБУ Республики Марий Эл "Станция скорой медицинской помощи г.Йошкар-Олы" при оказании дочери истцов медицинской помощи, не стоят в прямой причинной связи с ее смертью, суд первой инстанции правомерно не нашел оснований для взыскания с этих ответчиков в пользу истцов Чининой Е.Г, Михеева П.Г. компенсации морального вреда.

Обстоятельства, на которые ссылались Чинина Е.Г, Михеев П.Г. в исковом заявлении (наличие дефектов при оказании их дочери медицинской помощи работниками ГБУ Республики Марий Эл "Йошкар-Олинская детская городская больница", ГБУ Республики Марий Эл "Станция скорой медицинской помощи г.Йошкар-Олы", которые привели к причинению вреда ее здоровью и ухудшению ее состояния), не являются основанием для привлечения указанных ответчиков к гражданско-правовой ответственности.

В соответствии с абзацем вторым статьи 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации не входят в состав наследства права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя, в частности право на алименты, право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, а также права и обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается настоящим Кодексом или другими законами.

Как разъяснено в пункте 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 года N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни и здоровью граждан" право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, не входит в состав наследства, его наследники вправе обращаться с самостоятельными исками в суд либо вступать в процесс в порядке процессуального правопреемства (статья 44 ГПК РФ) лишь по требованиям о взыскании фактически начисленных потерпевшему в счет возмещения вреда, но не выплаченных ему при жизни сумм.

Исходя из этого, денежная компенсация морального вреда могла быть присуждена при установлении указанных обстоятельств только в пользу "... " как лица, вред здоровью которого причинен в результате дефектов при оказании ей медицинской помощи, а не в пользу истцов.

Довод жалобы о том, что суд первой инстанции в нарушение норм процессуального права рассмотрел дело в отсутствие представителя истцов, не явившегося в судебное заседание в связи с болезнью, подлежит отклонению.

В силу части 6 статьи 167 ГПК РФ суд может отложить разбирательство дела по ходатайству лица, участвующего в деле, в связи с неявкой его представителя по уважительной причине.

Таким образом, удовлетворение ходатайства об отложении разбирательства дела в случае неявки представителя лица, участвующего в деле, является правом, а не обязанностью суда. Кроме того, истцами не были представлены доказательства наличия уважительных причин неявки их представителя в судебное заседание.

Решение постановлено судом на основании правильного определения юридически значимых обстоятельств, без нарушения норм материального и процессуального права, является законным и обоснованным. Жалоба удовлетворению не подлежит.

В соответствии с частью 1 статьи 327.1 ГПК РФ законность и обоснованность решения суда проверены исходя из доводов апелляционной жалобы и возражений на нее.

Руководствуясь статьей 328 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Йошкар-Олинского городского суда Республики Марий Эл от 28 ноября 2017 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Чининой Е. Г, Михеева П. Г. - без удовлетворения.

 

Председательствующий А.Е.Соснин

 

Судьи А.А.Ваулин

Н.Г.Лелеков

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.