Апелляционное определение СК по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 06 марта 2018 г. по делу N 33-1658/2018

 

Судебная коллегия по гражданским делам Ставропольского краевого суда в составе председательствующего Быстрова О.В.,

судей Ситьковой О.Н. и Тепловой Т.В,

при секретаре судебного заседания Павловой Н.В,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе представителя истца Рамазанова А.З. по доверенности Ибрагимова А.Г,

на решение Ленинского районного суда г.Ставрополя от 10 октября 2017 г,

по гражданскому делу по иску Рамазанова А.З. к АО "Россельхозбанк" в лице Ставропольского регионального филиала АО "Россельхозбанк", ООО "ТехЭнергоСервис" о признании недействительным договора уступки прав (требований) в части уступки прав (требований) по кредитному договору и договорам поручительства,

заслушав доклад судьи Быстрова О.В,

УСТАНОВИЛА:

Рамазанов А.З. обратился в суд с иском к АО "Россельхозбанк" в лице Ставропольского регионального филиала АО "Россельхозбанк", ООО "ТехЭнергоСервис" о признании недействительным договора уступки прав (требований) N от 29.02.2016, заключенного между АО "Россельхозбанк" и ООО "ТехЭнергоСервис", в части уступки прав (требований) по кредитному договору N от 16.05.2007, заключенному с Рамазанова А.З, и договорам поручительства N, заключенному с Прищеп С.З, N, заключенному с Шапиевым Р.М..

В обоснование заявленных требований в иске указано, что 16.05.2007 между АО "Россельхозбанк" в лице Ставропольского регионального отделения филиала ОАО "Россельхозбанк" и Рамазанова А.З. был заключен кредитный договор N. В рамках кредитного договора были заключены договоры поручительства N с Прищеп С.З, и N с Шапиевым Р.М..

29.02.2016 АО "Россельхозбанк" по договору N уступки прав (требований) в полном объеме передал (уступил) права требования к заемщикам физическим лицам, принадлежащие кредитору на основании кредитных договоров, новому кредитору ? ООО "ТехЭнергоСервис".

Указал, что с договором N уступки прав (требований) не согласен, считает его незаконным, не соответствующим нормам права, и поэтому недействительным.

Кредитный договор N от 16.05.2007, заключенный Рамазанова А.З. с АО "Россельхозбанк", не содержит условий, выражающих согласие Рамазанова А.З. на уступку права требования по кредитному договору банком, лицу, не имеющему лицензии на осуществление банковской деятельности.

Ответчики иск не признали.

Обжалуемым решением в удовлетворении иска отказано.

С решением суда представитель истца не согласился и обратился с апелляционной жалобой, в которой ссылается на доводы, указанные в исковом заявлении, просил решение отменить, принять новое решение, которым исковые требования удовлетворить.

В письменном отзыве представитель АО "Россельхозбанк" в лице Ставропольского регионального филиала АО "Россельхозбанк" Ширяева Н.В. просила в удовлетворении апелляционной жалобы отказать, поскольку оснований для отмены решения не имеется.

Исследовав материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав представителя истца по доверенности Ибрагимова А.Г, поддержавшего требования жалобы, просившего отменить решение суда, проверив законность и обоснованность обжалуемого решения, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии со ст. 327.1 ГПК РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления. Суд апелляционной инстанции в интересах законности вправе проверить решение суда первой инстанции в полном объеме.

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 ГПК Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Судом установлено, что 16.05.2007 между ОАО "Россельхозбанк" и Рамазановым А.З. заключен кредитный договор N. По условиям кредитного договора ОАО "Россельхозбанк" обязалось предоставить заемщику кредит, а заемщик принять их, возвратить полученный кредит, а также уплатить начисленные за пользование кредитом проценты. В обеспечение выполнения заемщиком обязательств по кредитному договору кредитором были заключены договоры поручительства N от 16.05.2007 с Прищеп С.З, а также N от ДД.ММ.ГГГГ с Шапиевым P.M.

Решение Промышленного районного суда города Ставрополя от 21.11.2011 о взыскании задолженности с Рамазанова А.З, Прищеп С.З, Шагшева P.M. вступило в законную силу и обращено к исполнению.

29.02.2016 между АО "Россельхозбанк" и ООО "ТехЭнергоСервис" заключен договор уступки прав (требований) N на стадии исполнения решения суда.

Как следует из акта приема-передачи документов от 24.03.2016, являющегося приложением к договору уступки, ООО "ТехЭнергоСервис" переданы требования к Рамазанову А.З, Шапиеву P.M, Прищеп С.З, вытекающие из кредитного договора N от 16.05.2007 и решения Промышленного районного суда города Ставрополя от 21.11.2011.

Согласно п. 1.1 договора уступки кредитор в полном объеме передал (уступил), а новый кредитор принял в полном объеме права (требования) к заемщикам физическим лицам, в том числе истцу, принадлежащие кредитору на основании кредитных договоров.

Определением Промышленного районного суда города Ставрополя от 08.06.2016 было удовлетворено заявление ООО "ТехЭнергоСервис" о процессуальном правопреемстве, произведена замена взыскателя ОАО "Россельхозбанк" на ООО "ТехЭнергоСервис" по гражданскому делу по иску АО "Россельхозбанк" к Рамазаиову А.З, Шапиеву P.M, Прищеп С.З. о взыскании задолженности по кредитному договору.

Согласно п. 1.3 договора уступки, уступка прав (требований), осуществляемая по настоящему договору, является возмездной, ввиду чего новый кредитор обязуется уплатить кредитору денежные средства в размере 2000000 руб. в срок, предусмотренный п.2.1.2 настоящего договора, данная сумма является окончательной и не может быть изменена ввиду изменения общей суммы прав (требований), передаваемых кредитором новому кредитору.

ООО "ТехЭнергоСервис" исполнило указанный пункт договора, что подтверждается платежным поручением N 231 от 29.02.2016.

Суд, отказывая в удовлетворении исковых требований о признании недействительным договора уступки прав (требований) в части уступки прав (требований) по кредитному договору и договорам поручительства размере неустойки, правильно указал, что ссылка на Закон о защите прав потребителей и разъяснения, содержащиеся в п. 51 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей", основана на неправильном понимании истцом норм материального права.

Также являются правильными и выводы суда относительно уступки права требования долга по кредитному договору, взысканному судебным решением, поскольку не относится к числу банковских операций и не подпадает под правовое регулирование Закона N 395-1 "О банках и банковской деятельности" и не требует лицензии на осуществление банковской деятельности. Передача права требования возврата суммы кредита, и взысканных судом сумм, не является банковской операцией, не требует наличия у цессионария лицензии на осуществление банковской деятельности, личность взыскателя в данном случае не имеет значения для должника, так как не влияет на объем прав и обязанностей должника по кредитному договору. При разрешении вопроса о процессуальном правопреемстве для заемщика (должника по исполнительном) производству) личность взыскателя не может иметь существенного значения, так как на стадии исполнительного производства исключается оказание цессионарием должнику банковских услуг, подлежащих лицензированию.

Отношения между взыскателем и должником регулируются Федеральным законом от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве".

Аналогичная правовая позиция изложена в определении Верховного Суда Российской Федерации N 8-КГ 16-10 от 07.06.2016.

Более того, в соответствии со статьей 362 Гражданского кодекса Российской Федерации право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона (пункт 1). Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором (пункт 2).

Согласно пункту 1 статьи 365 данного кодекса к поручителю, исполнившему обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству и права, принадлежавшие кредитору как залогодержателю, в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требование кредитора. Поручитель также вправе требовать от должника уплаты процентов на сумму, выплаченную кредитору, и возмещения иных убытков, понесенных в связи с ответственностью за должника.

В силу части 1 статьи 44 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства.

Как предусмотрено частью 1 статьи 52 Федерального закона от 2.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" (с последующим изменениями и дополнениями), в случае выбытия одной из сторон исполнительного производства (смерть гражданина, реорганизация организации, уступка права требования, перевод долга) судебный пристав-исполнитель производит замену этой стороны исполнительного производства ее правопреемником.

Таким образом, правопреемство допускается и на стадии принудительного исполнения судебных актов (Определение Верховного Суда РФ от 21.06.2016 N 36-КГ16-2, Определение Верховного Суда РФ от 04.04.2017 N 6-КГ17-1).

В соответствии со статьей 382 Гражданского кодекса Российской Федерации право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором (пункты 1 и 2).

Как разъяснено в пункте 51 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей", разрешая дела по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), суд должен иметь в виду, что указанным законом не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении.

Вместе с тем согласно части 1 статьи 44 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства.

Частью 1 статьи 52 Федерального закона от 2.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" предусмотрено, что в случае выбытия одной из сторон исполнительного производства (смерть гражданина, реорганизация организации, уступка права требования, перевод долга) судебный пристав-исполнитель производит замену этой стороны исполнительного производства ее правопреемником.

Таким образом, приведенные нормы права в их взаимосвязи допускают правопреемство лиц на стадии принудительного исполнения судебных актов, так как в данном случае личность кредитора для должника не имеет существенного значения.

Правовая позиция Верховного Суда РФ, согласно которой допускается уступка требования лицу, не имеющему лицензии на право осуществления банковской деятельности, по кредитному договору с потребителем, если она произошла на стадии исполнительного производства (Определение Верховного Суда РФ от 23.08.2016 N 18-КГ16-76 и другие акты высших судов) актуальна для сделок, совершенных до 01.07.2014 (до вступления в силу Федерального закона от 21.12.2013 N 353-ФЗ).

С 02.07.2014 кредитор вправе уступать требования по договору потребительского кредита (займа) третьим лицам, если иное не предусмотрено законом или договором, который содержит условие о запрете уступки, согласованное в установленном законом порядке.

Как следует из материалов дела, кредитный договор N 070605/0539 от 16.05.2007 не содержит условие о запрете такой уступки требования.

Заявленный суду договор уступки прав (требований) от 29.02.2016 заключен между банком и третьим лицом ООО "ТехЭнергоСервис" на стадии исполнительного производства, когда задолженность заемщика, возникшая из-за неисполнения обязательств по кредитному договору, была в полном объеме взыскана в пользу банка в судебном порядке. По договору уступки прав (цессии) банк уступил цессионарию, не имеющему банковской лицензии, права требования по кредитному договору, который заключен с потребителем - физическим лицом.

Цессионарий в заявлении о процессуальном правопреемстве просил заменить взыскателя его правопреемником по гражданскому делу и исполнительным листам, выданным на основании заочного решения (т.е. заменить Банк самим цессионарием).

Судом установлено, что задолженность по кредитному договору не погашена, решение суда от 21.11.2011 не исполнено.

Положения процессуального законодательства, а также Федеральный закон от 02.10.2007 N 229-ФЗ не предусматривают ограничение прав взыскателя заключить договор уступки права требования с любым третьим лицом.

Таким образом, право заменить сторону в исполнительном производстве при отсутствии законодательных или договорных ограничений может быть реализовано, в частности, в рамках исполнения судебного акта о взыскании с должника суммы долга.

В данном случае если заявлено требование о замене стороны в исполнительном производстве по спору о взыскании с гражданина в пользу банка задолженности по кредитному договору, разъяснения, изложенные в п. 51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17, не могут быть применены.

Другие доводы жалобы о незаконности и необоснованности решения суда основаны на неправильном толковании норм материального и процессуального права, направлены на иную оценку обстоятельств, установленных и исследованных судом в соответствии с правилами ст.ст.12,56 и 67 ГПК РФ, не содержат новых обстоятельств и доказательств, опровергающих выводы суда.

Руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Ленинского районного суда г.Ставрополя от 10 октября 2017 года оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.