Апелляционное определение СК по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 05 февраля 2018 г. по делу N 33-1782/2018

 

Судебная коллегия по гражданским делам Ставропольского краевого суда

в составе председательствующего судьи Минаева Е.В.

судей Калоевой З.А. и Шишовой В.Ю.

при секретаре Тациевой А.С.

рассмотрев в открытом судебном заседании 14 марта 2018 года

дело по апелляционной жалобе Малых П.П.

на решение Промышленного районного суда города Ставрополя Ставропольского края от 08 ноября 2017 года

по делу по иску Малых П.П. к государственному учреждению - Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации по городу Ставрополю Ставропольского края о возложении обязанности по внесению дополнительных сведений в индивидуальный лицевой счет, перерасчете ранее назначенной пенсии и взыскании компенсации морального вреда

заслушав доклад судьи Шишовой В.Ю.

установила:

Малых П.П. обратился в суд с иском к ГУ - УПФ РФ по городу Ставрополю о возложении обязанности по внесению дополнительных сведений в индивидуальный лицевой счет, перерасчете ранее назначенной пенсии и взыскании компенсации морального вреда.

В обоснование требований указал, что в связи с несогласием с назначенным размером страховой части трудовой пенсии по состоянию на 01.01.2008 он согласно рекомендаций ответчика 30.01.2017 получил индивидуальный лицевой счет (ИЛС) застрахованного лица, в котором отсутствовали страховые отчисления за период трудовой деятельности с 1991 года до 2002 года, являющиеся основополагающей базой определения размера страховой части пенсии до вступления в силу Федерального закона N 173-ФЗ от 17.12.2001 "О трудовых пенсиях в РФ", а с 1997 года - обязательной нормой персонифицированного учета.

07.02.2017 он обратился с заявлением к ответчику с просьбой получения уточненного лицевого счета с отражением поступивших страховых взносов за указанный период, однако ответчик его обращение проигнорировал. Индивидуальный лицевой счет вновь остался без отражения уплаченных страховых взносов, тем самым ответчик нарушил статью 2 закона N 173-ФЗ, определившую основные понятия для целей назначения трудовой пенсии.

Считает, что ответчик проигнорировал постановление Правительства РФ от 15.03.1997 N 318 "О мерах по организации индивидуального (персонифицированного) учета для целей государственного пенсионного страхования" и утвержденную Инструкцию о порядке ведения учета сведений о застрахованных лицах для целей обязательного пенсионного страхования.

Пункт 4 указанной Инструкции требует от ответчика сбора сведений о застрахованных лицах за период работы, как после регистрации и внесения их в лицевые счета, так и сбора индивидуальных сведений, приобретенных застрахованными лицами до их регистрации в системе обязательного пенсионного страхования (т.е. с 1997 до 2002 года и с 1991 до 1997 года).

Он (Малых П.П.) в соответствии с п. 38 указанной Инструкции, как лицо, самостоятельно уплачиваемое страховые взносы, ежегодно представлял ответчику сведения для их учета в ИЛС в период с 1994 до 2008 года, но они не отражены.

Согласно п. 44 Инструкции страхователи с 01.08.2003 до 01.06.2004 представили ответчику уточненные сведения, приобретенные работающими у них застрахованными лицами до их регистрации в системе обязательного пенсионного страхования для включения в ИЛС с 1991 по 1994 годы.

Он также представил 26.05.2016 архивные сведения о зарплате и уплате страховых взносов Ставропольским заводом "Сигнал" и Управлением народного образования с 1991 по 1994 годы, но данные индивидуальные сведения в лицевом счете отсутствуют.

Пункт 48 Инструкции установилформу и обязал ответчика учитывать индивидуальные сведения в общей части ИЛС: размер заработной платы (дохода), на которую начислены страховые взносы в соответствии с законодательством РФ; сумму начисленных страхователем данному застрахованному лицу страховых взносов; сумму уплаченных и поступивших за данное застрахованное лицо страховых взносов; сведения о расчетном пенсионном капитале, включая сведения о его индексации; сведения об установлении трудовой пенсии и индексации ее размера.

Неисполнение ответчиком изложенных положений пенсионного законодательства привело к сокрытию в ИЛС поступивших страховых взносов и неправильному назначению страховой части трудовой пенсии, в связи с недочисленным расчетным пенсионным капиталом по состоянию на 01.01.2008.

Доказательственный расчет:

ПК = (РП-450) х 432= 806528,86

СП= 806528,86/180=4480,72, т.е. устанавливается зависимость размера пенсии от пенсионного капитала (пенсия прямо пропорциональна РПК).

С определением периода формирования РПК от продолжительности трудовой деятельности отпадает необходимость применения стажевого коэффициента (СК), базовой части (450 рублей) и устанавливается ограничение размера пенсии не более 70 процентов от среднемесячной зарплаты.

РП=СК*ЗР/ЗП*СЗП

РП= 0,64* 1,2* 1671,00=1283,33 (снижение СЗП на 387,67) ПК = (РП-450) *Т

ПК=1283,33-450=833,33 (снижение СЗП на 450,00).

Занижение среднемесячной заработной платы по стране составило 387,67+450,00=837,67.

Законодательная база привела к необъективности назначения пенсии. Если снять из расчетов понижающий стажевый коэффициент, а 450 рублей базовая часть трудовой пенсии на 01.01.2002 станет повышающей, а расчеты составят: РП=СК*ЗР/ЗП*СЗП РП= 1,2*1671,00=2005,20 ПК = (РП+450) * Кинд

ПК=2005,20+450*1.307*1,177*1,114*1,127*1,16=5500,55, СП= 5500,55, т.е. рост страховой части пенсии за период до 2002 года составит 5500,55-1866,96=3633,59, а исключая из расчета 450 рублей СП=5500,55-450= 5050,55.

Таким образом, исходя из указанных расчетов, страховая часть его пенсии составит 5500,55 или 5050,55.

Малых П.П. просил обязать ответчика предоставить ему индивидуальный лицевой счет по состоянию на 01 января 2015 года с полным отражением движений и содержания индивидуальных сведений как общей так и специальной части; исчислять ему пенсию, исходя из общей суммы страховых взносов и пенсионных отчислений за период с 1966 до 2002 года, в случае отсутствия пенсионных отчислений за период с 1966 до 1991 года до их восстановления произвести расчет его пенсии в соответствии со ст. 30 п.3 и п.1, исходя из суммы страховых взносов, поступивших в ИЛС в период с 1991 до 2002 года в размере 138243,81 и согласно п.2 ст. 30 с периодом преобразования оценки пенсионных прав в РПК с 1966 до 1991 года; исчислять ему пенсию согласно ст. 30 п. 3 и в соответствии с требованиями п. 6, исходя из среднемесячного заработка за период с 1997 до 2002 года; компенсировать ему моральный вред в размере 3000 рублей в связи с непредставлением ИЛС и отказом от сверки индивидуальных сведений, побудивших его обратиться в суд для защиты пенсионных прав, предоставить таблицы начисленных сумм страховой части пенсии по старости с 01.08.2008 и последующие периоды, перерасчет ранее назначенной страховой части трудовой пенсии по старости по состоянию с 01.01.2008 года по настоящее время в связи с дополнительно внесенными индивидуальными сведениями в ИЛС (т.1 л.д.3-6, 34-40).

Решением Промышленного районного суда города Ставрополя Ставропольского края от 08 ноября 2017 года в удовлетворении исковых требований Малых П.П. к государственному учреждению - Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации по городу Ставрополю Ставропольского края отказано.

В апелляционной жалобе Малых П.П. указывает, что решение суда является незаконным и необоснованным, поскольку судом не полностью исследованы доказательства по делу, неправильно применены нормы материального и процессуального права, выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела.

Повторяя доводы, изложенные в исковом заявлении и в уточнении к нему, Малых П.П. просит решение суда отменить и принять по делу новое решение.

В возражениях на апелляционную жалобу заместитель управляющего ГУ - Отделения ПФ РФ по Ставропольскому краю Гупало Р.В. указывает на несостоятельность доводов жалобы. Полагает, что каких-либо нарушений в определении размера пенсии по старости Малых П.П. и ущемления его пенсионных прав органами ПФР Ставропольского края не допущено, размеры трудовой пенсии по старости и страховой пенсии по старости устанавливались и выплачивались в строгом соответствии с действующим в соответствующие периоды законодательством, в том числе по результатам перерасчетов в связи с отдельными правительственными решениями об индексации пенсий, принимаемых на федеральном уровне.

Решение суда считает законным, в связи с чем просит оставить его без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений на нее, выслушав Малых П.П, поддержавшего доводы апелляционной жалобы, а также представителя ГУ - Отделения Пенсионного фонда РФ по Ставропольскому краю Скорнякову О.Г, действующую на основании доверенности N 6 от 10.01.2018, просившую отказать в удовлетворении апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения вынесенного по делу решения.

При разрешении возникшего спора суд первой инстанции правильно руководствовался нормами материального права, регулирующими спорные правоотношения, - Федеральным законом от 17.12.2001 N 173-ФЗ (ред. от 29.06.2004) "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", Федеральным законом от 15.12.2001 N 167-ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации", Федеральным законом от 28.12.2013 N 400-ФЗ "О страховых пенсиях", Федеральным законом от 01.04.1996 N 27-ФЗ "Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования", Федеральным законом "О дополнительных страховых взносах на накопительную пенсию и государственной поддержке формирования пенсионных накоплений", Инструкцией о порядке ведения индивидуального (персонифицированного) учета сведений о застрахованных лицах, утвержденной приказом Министерства труда и социальной защиты населения РФ от 21.12.2016 N 766н.

В соответствии со статьей 7 Федерального закона от 17.12.2001 N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" право на трудовую пенсию по старости имеют мужчины, достигшие возраста 60 лет, и женщины, достигшие возраста 55 лет. Трудовая пенсия по старости назначается при наличии не менее пяти лет страхового стажа.

Судом установлено, что 01.01.2008 Малых П.П. по достижении возраста 60 лет была назначена трудовая пенсия по старости.

Разрешая спор, суд первой инстанции исходил из того, что с 2002 года, в связи с вступлением в силу ФЗ от 17.12.2001 N 173-Ф3 "О трудовых пенсиях в РФ" распределительная система дополнена накопительным компонентом и персонифицированным учетом страховых обязательств перед гражданами. В расчетной формуле пенсионного капитала, определенной ст. 29.1 Закона N 173-Ф3 (ПК =ПК1+СВ+ПК2) учитываются взносы только после 01.01.2002 (ПК2). При расчете начального пенсионного капитала (ПК1) учитывается общий трудовой стаж и заработок лица до 01.01.2002.

Таким образом, пенсионные права, приобретенные гражданами по состоянию на 01.01.2002, были конвертированы в сумму расчетного капитала и объединены со страховыми взносами, которые стали учитываться у каждого застрахованного лица и влиять на их пенсионные права с 2002 года.

Судебная коллегия соглашается с таким выводом суда, поскольку он основан на правильном толковании норм материального права.

Согласно пункту 9 статьи 30 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" оценка пенсионных прав застрахованных лиц по состоянию на 1 января 2002 года производится органами, осуществляющими пенсионное обеспечение, одновременно с назначением им трудовой пенсии в соответствии с названным Федеральным законом, но не позднее 1 января 2013 года.

В силу абзаца 4 статьи 2 этого Закона расчетным пенсионным капиталом признается учитываемая в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации, общая сумма страховых взносов и иных поступлений в Пенсионный фонд Российской Федерации за застрахованное лицо и пенсионные права в денежном выражении, приобретенные до вступления в силу указанного Федерального закона, которая является базой для определения размера страховой части трудовой пенсии.

Расчетный пенсионный капитал в целях оценки пенсионных прав застрахованных лиц по состоянию на 1 января 2002 года определяется по формуле, указанной в п.1 ст.30 Федерального закона N 173-ФЗ, где присутствует такая величина как ожидаемый период выплаты трудовой пенсии по старости (Т), который принимается равным аналогичному периоду, подлежащему применению при установлении трудовой пенсии в соответствии с настоящим Федеральным законом (п.5 ст.14 и п.1 ст.32 данного Федерального закона).

В пункте 1 статьи 32, устанавливающем порядок введения в действие указанного Федерального закона, указано, что при определении размера страховой части трудовой пенсии, начиная с 1 января 2002 года, ожидаемый период выплаты трудовой пенсии по старости, предусмотренный пунктом 5 статьи 14 данного Федерального закона, устанавливается продолжительностью 12 лет (144 месяца) и ежегодно увеличивается на 6 месяцев (с 1 января соответствующего года) до достижения 16 лет (192 месяцев), а затем ежегодно увеличивается на один год (с 1 января соответствующего года) до достижения 19 лет (228 месяцев).

Из вышеприведенных норм следует, что при исчислении расчетного пенсионного капитала должен учитываться ожидаемый период выплаты трудовой пенсии по старости, равный аналогичному периоду, применяемому при определении страховой части трудовой пенсии по старости.

Судом установлено, что ожидаемый период выплаты трудовой пенсии по старости для лиц, уходящих на пенсию в 2008 году, составил 180 месяцев.

Расчетный пенсионный капитал истца определен в размере 153608,40 рублей.

Часть расчетного пенсионного капитала, исчисленного в соответствии со статьей 30 ФЗ N 173, проиндексированная до дня, по состоянию на который определялся размер трудовой пенсии по старости Малых П.П, т.е. на 01.01.2008, составила 344139,19 рублей.

Как установилсуд первой инстанции, органом пенсионного обеспечения в составе расчетного пенсионного капитала Малых П.П. учтена не только сумма, полученная в результате конвертации пенсионных прав по состоянию на 01.10.2002, но и сумма страховых взносов, уплаченных им за периоды работы после 01.01.2002.

Согласно сведениям индивидуального (персонифицированного) учета на индивидуальный лицевой счет застрахованного лица в Пенсионном фонде Российской Федерации по состоянию на 01.01.2008 были начислены следующие суммы страховых взносов, уплаченных малых П.П. в качестве индивидуального предпринимателя: за 2002 год - 1000,00 руб.; за 2003 год - 900,00 руб.; за 2004 год - 1700,00 руб.; за 2005 год - 1200,00 руб.; за 2006 год - 1200,00 руб.; за 2007 год - 1232,00 руб, а всего 9071,23 руб.

Таким образом, величина расчетного пенсионного капитала Малых П.П. на дату установления трудовой пенсии по старости, т.е. на 01.01.2008, с учетом индексации, составила 353210,42 руб. (344139,19 руб. + 9071,23 руб.).

Страховая часть трудовой пенсии по старости истца, рассчитанная исходя из указанной суммы и с учетом ожидаемого периода выплаты трудовой пенсии по старости для лиц, уходящих на пенсию в 2008 году, равного 180 месяцам, составила 1962,28 руб. (353210,42 / 180).

Представленный ответчиком расчет проверен судом первой инстанции, соответствует представленным доказательствам, обстоятельствам дела и требованиям вышеизложенных законодательных норм, а потому сомнений в правильности его составления у судебной коллегии не вызывает.

Расчет пенсии истца произведен по правилам и в строгом соответствии с требованиями ст.30 Федерального закона N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ", размер установленной ему пенсии является предельно возможным.

При таких обстоятельствах, учитывая, что расчет пенсии Малых П.П. произведен верно, оснований для произведения перерасчета ее суммы у ответчика не имелось, судебная коллегия приходит к выводу, что у суда первой инстанции отсутствовали основания для удовлетворения исковых требований.

Доводы апелляционной жалобы Малых П.П. по своей сути сводятся к переоценке установленных судом обстоятельств дела и необходимости перерасчета размера его страховой части трудовой пенсии с учетом сумм страховых взносов, поступивших на индивидуальный лицевой счет в период с 1991 по 2002 годы, по формуле, не предусмотренной действующим законодательством, в связи с чем представляются судебной коллегии несостоятельными.

Оснований для переоценки установленных в ходе судебного разбирательства обстоятельств и имеющихся деле доказательств суд апелляционной инстанции не усматривает.

Выводы суда мотивированы, основаны на правильном применении норм права при рассмотрении дела.

Спор разрешен в соответствии со статьей 196 ГПК РФ, по заявленным истцом требованиям и на основании представленных сторонами доказательств в обоснование их позиции.

Нарушений норм процессуального права, влекущих отмену решения, по делу не установлено, в апелляционной жалобе таких доводов не приведено.

Руководствуясь статьями 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

Решение Промышленного районного суда города Ставрополя Ставропольского края от 08 ноября 2017 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Малых П.П. - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.