• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Решение Ставропольского краевого суда от 21 февраля 2018 г. по делу N 3а-100/2018

 

Ставропольский краевой суд в составе председательствующего судьи Задорневой Н.П.,

при секретаре судебного заседания Габриелян М.Г,

с участием представителей :

административного истца - индивидуального предпринимателя главы крестьянского - фермерского хозяйства Подберезного Н.А. - Сидельниковой А.В,

административного ответчика - Думы Ставропольского края - Симоновой Н.Ю,

административного ответчика - Губернатора Ставропольского края - Чаловой Е.В, Гатиятулина Д.Ж,

представителя прокуратуры Ставропольского края - Беланова В.В,

рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело по административному иску индивидуального предпринимателя главы крестьянского - фермерского хозяйства Подберезного Н.А. к Думе Ставропольского края, Губернатору Ставропольского края о признании недействующим в части нормативного правового акта,

установил:

Пунктом 5 Закона Ставропольского края от 3 февраля 2017 года N 3-кз внесены изменения в пункт 1 части 2 статьи 30 Закона Ставропольского края от 9 апреля 2015 года N 36-кз "О некоторых вопросах регулирования земельных отношений" - слова "пунктах 4, 5.1 и 7" заменены словами "пунктах 5.1 и 7".

Индивидуальный предприниматель - глава крестьянского фермерского хозяйства Подберезный Н.А. обратился в суд с иском, впоследствии уточненным, к Думе Ставропольского края, Губернатору Ставропольского края, в котором просил признать недействующим пункт 5 статьи 1 Закона Ставропольского края от 3 февраля 2017 года N 3-кз "О внесении изменений в Закон Ставропольского края "О некоторых вопросах регулирования земельных отношений" со дня его принятия и обязать Думу Ставропольского края устранить выявленные нарушения, путем принятия нормативного акта, заменяющего пункт 5 статьи 1 Закона Ставропольского края от 3 февраля 2017 года N 3-кз "О внесении изменений и Закон Ставропольского края "О некоторых вопросах регулирования земельных отношений" в части запрета лицам, указанным в пункте 4 статьи 10 Федерального закона от 24 июля 2002 года N 101-ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения", приватизировать земельные участки из земель сельскохозяйственного назначения до 1 января 2052 года.

В обоснование заявленных требований административный истец указал, что на основании договора аренды N 14-09 от 18 сентября 2008 года является арендатором земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения с кадастровым номером 26:09:000000:29, площадью 3063917 кв.м, местоположение установлено относительно ориентира СПК "Дружба", расположенного по адресу : Ставропольский край, Туркменский район, заключенного сроком на 10 лет. Ранее этот же земельный участок предоставлялся ему в аренду на основании договора N 20 от 2 сентября 1997 года, после чего заключался договор аренды N 17 от 27 сентября 2003 года.

С учетом того, что указанный земельный участок более 3-х лет находится в аренде, 21 января 2016 года Подберезный Н.А. обратился в Министерство имущественных отношений Ставропольского края (Министерство) с заявлением о выкупе земельного участка. В ответе от 4 апреля 2016 года Министерство отказало ему в выкупе, ссылаясь на отсутствие документов, подтверждающих надлежащее использование земельного участка сельхозназначения.

В настоящее время истец не может воспользоваться правом повторного обращения с заявлением о выкупе земельного участка в связи с принятием обжалуемого Закона Ставропольского края от 3 февраля 2017 года N 3-кз "О несении изменений в Закон Ставропольского края "О некоторых вопросах регулирования земельных отношений" (Закон Ставропольского края N 3-кз), которым арендаторам, владеющим земельным участком более трех лет, запрещено выкупать земельный участок до 1 января 2052 года. Данным законом истец лишен ранее предоставленного права приватизировать арендуемый земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения, и лишен права выбора, на каком праве продолжить эксплуатировать данный участок после истечения срока действия договора аренды.

Кроме того, данный закон изменил норму, устанавливающую случаи приобретения земельных участков из земель сельхозназначения отдельными лицами за пределами общего срока начала приватизации земель указанной категории в Ставропольском крае, исключив лиц, которые ранее имели право на приватизацию таких земельных участков.

Закон Ставропольского края N 3-кз принят Думой Ставропольского края по вопросам, не отнесенным к полномочиям субъекта Российской Федерации, противоречит нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, а также необоснованно устанавливает дополнительные ограничения оборота земельных участков сельскохозяйственного назначения.

Федеральным законом N 101-ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" (Федеральный закон N 101-ФЗ) не предусмотрена отмена или изменение даты начала приватизации земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения, приватизация которых уже началась. Прекращение приватизации земель сельскохозяйственного назначения Земельным Кодексом Российской Федерации и Федеральным законом N 101-ФЗ ни для одной категории лиц, использующих земли сельскохозяйственного назначения, не предусмотрено. Комплексное толкование положений пункта 1, пунктов 4-6 статьи 1, статьи 19.1 Федерального Закона N 101-ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" сводится к тому, что вопросы запрета и приостановки приватизации земель сельскохозяйственного назначения находятся в исключительном ведении Российской Федерации.

Думой Ставропольского края 17 июля 2003 года в порядке реализации части 4 статьи 1 Федерального Закона N 101-ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" принят Закон Ставропольского края от 1 августа 2003 года N 28-кз "Об управлении и распоряжении землями в Ставропольском крае", вступивший в законную силу 15 августа 2003 года. Согласно статье 22 данного закона приватизация земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения, находящихся в государственной или муниципальной собственности, расположенных на территории Ставропольского края, осуществляется с 1 января 2052 года.

Думой Ставропольского края 20 декабря 2007 года принят Закон Ставропольского края от 27 декабря 2007 года N 86-кз, "О внесении изменений в Закон Ставропольского края "Об управлении и распоряжении землями в Ставропольском крае", в соответствии с которым в статью 22, определяющую момент начала приватизации с 1 января 2052 года, внесены изменения, согласно которым данные сроки приватизации не распространяются на случаи приобретения в собственность земельных участков специализированными сельскохозяйственными организациями арендованных ими по истечении трех лет с момента заключения договора аренды, при условии надлежащего их использования. Изменения, устанавливающие особые сроки начала приватизации земель сельскохозяйственного назначения специализированными сельскохозяйственными организациями, вступили в силу с 4 января 2008 года.

Таким образом, в Ставропольском крае приватизация земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения специализированными организациями, арендующими земельные участки более трех лет при условии их надлежащего использования, начата с 4 января 2008 года - с момента официального опубликования Закона Ставропольского края от 27 декабря 2007 года N 86-кз "О внесении изменений в Закон Ставропольского края "Об управлении и распоряжении землями в Ставропольском крае".

Думой Ставропольского края 24 сентября 2009 года принят Закон Ставропольского края от 4 октября 2009 года N 57-кз "О внесении изменений в статьи 17 и 22 Закона Ставропольского края "Об управлении и распоряжении землями в Ставропольском крае", расширяющий круг лиц, на которых не распространяется мораторий по приватизации, то есть лиц, для которых установлен особый срок начала приватизации земель сельскохозяйственного назначения. По данному закону установленный общий срок начала приватизации - с 1 января 2052 года - не распространяется на случаи приобретения гражданами и юридическими лицами земельных участков, из земель сельскохозяйственного назначения в соответствии с пунктами 4 и 7 статьи 10 Федерального закона N 101-ФЗ. Этот закон вступил в силу с 6 октября 2009 года. Таким образом, в Ставропольском крае установленной законом субъекта датой начала приватизации земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения для граждан и юридических лиц считается дата - 6 октября 2009 года.

Указанная редакция Закона Ставропольского края, устанавливающая круг лиц, для которых определены более ранние, в сравнении с общим, сроки начала приватизации, последовательно перемещались из одного Закона в другой (статья 16 Закона Ставропольского края от 12 апреля 2010 года N 21-кз "О некоторых вопросах регулирования земельных отношений, внесении изменений в отдельные законодательные акты Ставропольского края и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Ставропольского края", статья 30 Закона Ставропольского края от 9 апреля 2015 года N 36-кз "О некоторых вопросах регулирования земельных отношений" в редакции до принятия оспариваемого Закона Ставропольского края N 3-кз).

И только пунктом 5 статьи 1 Закона Ставропольского края от 3 февраля 2017 года N 3-кз внесены изменения, которыми исключена возможность лицам, арендующим земельные участки из земель сельскохозяйственного назначения, указанным в пункте 4 статьи 10 Федерального закона N 101-ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения", приватизировать эти участки до наступления 1 января 2052 года.

Положения пункта 1 части 2 статьи 30 Закона Ставропольского края от 9 апреля 2015 года N 36-кз "О некоторых вопросах регулирования земельных отношений", в редакции до принятия Закона Ставропольского края N 3-кз от 3 февраля 2017 года, были приняты в силу прямого указания на это в нормативном правовом акта, имеющим большую юридическую силу (часть 4 статьи 1 Федерального закона N 101-ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения") и содержит принятые в развитие положений этого акта нормы, затрагивающие права и свободы заявителя.

Положения пункта 5 статьи 1 Закона Ставропольского края N 3-кз от 3 февраля 2017 года отменяют действие этих норм, не установив новых, поскольку в данном случае нарушаются права неопределенного круга лиц, предоставленные им нормативным правовым актом, имеющим большую юридическую силу.

Пунктом 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации предусмотрено, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены только федеральным законом и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Пунктом 5 статьи 1 Федерального закона N 101-ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" установлен запрет на принятие субъектами Российской Федерации законов и иных нормативных правовых актов, содержащих дополнительные правила и ограничения оборота земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения.

Несмотря на то, что лица, указанные в пункте 4 статьи 10 Федерального закона N 101-ФЗ уже участвовали в приватизации и для них приватизация уже является начавшейся с даты, указанной законом субъекта, закон Ставропольского края N 3-кз, без учета положений Федерального закона N 101-ФЗ, исключил основную группу землепользователей из числа участвующих в приватизации до наступления общего срока приватизации - 2052 год, оставляя за собою возможность необоснованного установления исключений из общего порядка для граждан и организаций по усмотрению государственных органов.

Федеральное законодательство - Земельный Кодекс Российской Федерации и Федеральный закон N 101-ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" определиларендатора земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения (гражданина или юридическое лицо) со стажем аренды в три года, как потенциального покупателя земельных участков, предназначенных для ведения сельскохозяйственного производства, а оспариваемый Закон Ставропольского края N 3-кз от 3 февраля 2017 года исключил арендаторов земельных участков, указанных в пункте 4 статьи 10 Федерального закона N 101-ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" из числа лиц, имеющих право на приобретение земельных участков в собственность в порядке приватизации.

Из пояснительной записки к проекту закона Ставропольского края N 686-5 "О внесении изменений в Закон Ставропольского края "О некоторых вопросах регулирования земельных отношений" следует, что мотивом ограничения ранее предоставленного арендаторам права выкупа земельных участков сельхозназначения послужило массовое оспаривание результатов определения кадастровой стоимости в судах, а не необходимость защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства, как того требует Конституция Российской Федерации.

Законом Ставропольского края от 9 ноября 2017 года N 114-кз "О внесении изменений в Закон Ставропольского края "О некоторых вопросах регулирования земельных от ношений" пункт 1 части 2 статьи 30 Закона Ставропольского края от 9 апреля 2015 года N 36-кз "О некоторых вопросах регулирования земельных отношений" (в редакции Закона Ставропольского края N 3-кз от 3 февраля 2017 года) признан утратившим силу. Это свидетельствует о том, что случаи досрочной приватизации земельных участков из земель сельхозназначения исключены до 1 января 2052 года.

Таким образом, в случае удовлетворения административных исковых требований возникает правовая неопределенность в регулировании правоотношений по приватизации земельных участков из земель сельхозназначения в Ставропольском крае лицами, указанными в пункте 4 статьи 10 Федерального закона N 101-ФЗ, ввиду признания утратившим силу пункта 1 части 2 статьи 30 Закона Ставропольского края от 9 апреля 2015 года N 36-кз "О некоторых вопросах регулирования земельных отношений" и невозможности восстановить действие прежней редакции. Поэтому истец полагает возможным предъявление требований к Думе Ставропольского края об обязании устранения выявленных нарушений путем принятия нормативного акта, заменяющего пункт 5 статьи 1 Закона Ставропольского края "О некоторых вопросах регулирования земельных отношений" в части запрета лицам, указанным в пункте 4 статьи 10 Федерального закона от 24 июля 2002 года N 101-ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения", приватизировать земельные участки из земель сельскохозяйственного назначения до 1 января 2015 года.

Определением суда от 25 декабря 2017 года по ходатайству административного ответчика к участию в деле в качестве соответчика привлечен Губернатор Ставропольского края.

В судебное заседание административный истец Подберезный Н.А. не явился, о времени и месте судебного заседания извещен надлежащим образом.

Представитель административного истца - Сидельникова А.В. поддержала доводы, изложенные в административном иске в полном объеме, просила удовлетворить заявленные требования.

В судебном заседании представители административных ответчиков - Думы Ставропольского края - Симонова Н.Ю. поддержала представленные в суд возражения на иск, пояснила, что установление момента приватизации на территории субъекта осуществляется законом субъекта Российской Федерации. Данное полномочие предоставлено субъекту пунктом 4 статьи 1 ФЗ N 101-ФЗ. Поэтому оспариваемый Закон Ставропольского края N 3-кз принят Думой Ставропольского края в надлежащей форме в пределах компетенции субъекта и в рамках полномочий законодательного органа Ставропольского края. Конституцией Российской Федерации признаются и защищаются не только частная собственности, но и государственная, муниципальная и иные формы собственности. Оспариваемый закон принят субъектом в целях защиты государственной и муниципальной собственности. Оспариваемый закон не нарушает права и законные интересы административного истца, не противоречит иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, принят во исполнение Федерального закона N 101-ФЗ.

В судебном заседании представители Губернатора Ставропольского края - Чалова Е.В. и Гатиятулин Д.Ж. заявленные в административном иске требования не признали, поддержали свои возражения на иск, считали административный иск не подлежащим удовлетворению, ссылаясь на то, что оспариваемый Закон принят в рамках полномочий, определенных Уставом (Основным Законом) Ставропольского края, статьей 9 Закона Ставропольского края от 6 января 1999 года N 2-кз "О Губернаторе Ставропольского края", принят Думой Ставропольского края и подписан Губернатором края 3 февраля 2017 года в порядке, установленном Законом N 24-кз. Оспариваемый Закон N 3-кз не нарушает права и законные интересы административного истца, не исключает арендаторов земельных участков из числа лиц, имеющих право на приобретение земельных участков в составе земель сельскохозяйсмтвенного назначения в собственность, а лишь распространяет на данную категорию лиц возможность приватизации с 1 января 2052 года. Проведение на территории Ставропольского края государственной политики в сфере оборота земель сельхозназначения, соответствует вектору государственной экономической политики в области обеспечения продовольственной безопасности Российской Федерации, направленной на надежное обеспечение населения страны продуктами питания и развитие отечественного агропромышленного комплекса. Региональным законодательством введено понятие региональный агропромышленный парк - определяемая Правительством Ставропольского края часть территории Ставропольского края, являющаяся объектом регионального значения, состоящая из одного или нескольких земельных участков сельскохозяйственного назначения, предназначенная для размещения и функционирования сельскохозяйственных производств и инфраструктуры, связанной с сельскохозяйственным производством, хранением и первичной переработкой сельскохозяйственной продукции. Для реализации на территории края указанных проектов необходимы земли сельскохозяйственного назначения в государственной собственности Ставропольского края.

Заслушав представителей : административного истца Подберезного Н.А. - Сидельникову А.В, административных ответчиков - Думы Ставропольского края - Симонову Н.Ю, Губернатора Ставропольского края - Чалову Е.В. и Гатиятулина Д.Ж, заключение прокурора Беланова В.В, полагавшего административные исковые требования не подлежащими удовлетворению, исследовав письменные доказательства по делу, суд приходит к выводу об отказе в удовлетворении заявленных административных исковых требований по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 13 Гражданского кодекса Российской Федерации ненормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативный акт, не соответствующие закону или иным правовым актам и нарушающие гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, могут быть признаны судом недействительными.

Согласно Конституции Российской Федерации вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации субъекты Российской Федерации обладают всей полнотой государственной власти (статья 73).

Судом установлено и следует из материалов дела, что административный истец Подберезный Н.А. является индивидуальным предпринимателем, главой крестьянского (фермерского) хозяйства с 18 августа 2003 года.

На основании постановления Туркменской районной государственной администрации N 184 от 10 сентября 2003 года, договора аренды N 17 от 27 сентября 2003 года являлся арендатором земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения с кадастровым номером 26:09:0:0029, площадью 305 га пашни, находящейся примерно в 6 км. от пос. Поперечный по направлению на запад-восток для сельскохозяйственного производства, как крестьянское (фермерское) хозяйства "Гарант". Срок аренды по данному договору установлен по 1 октября 2008 года.

В связи с государственной регистрацией права собственности Ставропольского края на предоставленный во владение и пользование на основании указанного договора аренды земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения, находящийся на территории Туркменского района Ставропольского края, соглашением к договору аренды земельного участка N 17 от 27 сентября 2003 года внесены изменения в части арендодателя - Туркменская районная государственная администрация заменена на Министерство имущественных отношений Ставропольского края.

Распоряжением Министерства имущественных отношений Ставропольского края от 15 сентября 2008 года N 746 главе крестьянского (фермерского) хозяйства Подберезному Н.А. со 2 октября 2008 года сроком на 10 лет предоставлен в аренду вышеуказанный земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения.

18 сентября 2008 года между указанными лицами заключен договор аренды земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения N 14-09. Срок аренды установлен - по 1 октября 2018 года.

21 января 2016 года ИП Глава КФХ Подберезный Н.А. обратился в Министерство имущественных отношений Ставропольского края с заявлением о предоставлении в собственность за плату земельного участка с кадастровым номером 26:09:000000:29, арендуемого им.

В ответе от 29 января 2016 года Министерство имущественных отношений Ставропольского края уведомило заявителя о выкупной стоимости данного земельного участка, рассчитанной из кадастровой стоимости земли и срока аренды и возможности подготовки проекта распоряжения Правительства Ставропольского края о предоставлении в собственности земельного участка за указанную плату.

Письмом от 4 апреля 2016 года Министерством имущественных отношений Ставропольского края отказано в выкупе земельного участка, со ссылкой на невозможность разрешения вопроса об отчуждении земельного участка в собственность административного истца, с ввиду отсутствия надлежащих документов, подтверждающих факт надлежащего использования земельного участка сельскохозяйственного назначения.

Данный отказ оспорен Подберезным Н.А. в Арбитражном суде Ставропольского края. Решением суда от 5 октября 2017 года отказано в удовлетворении его исковых требований, в том числе, о признании незаконными действий Министерства имущественных отношений Ставропольского края по отказу в предоставлении земельного участка в собственность за плату.

Указанные обстоятельства подтверждены надлежащими доказательствами по делу и не оспариваются сторонами по делу.

Обосновывая заявленные административные исковые требования, истец Подберезный Н.А. сослался на то, что оспариваемый им нормативно-правовой акт затрагивает его права, так как в настоящее время в связи с принятием Закона Ставропольского края от 3 февраля 2017 года N 3-кз он лишен возможности воспользоваться правом повторно обратиться за выкупом земельного участка, находящегося у него в аренде более трех лет. Кроме того, он лишен права выбора, на каком праве продолжать эксплуатировать земельный участок сельскохозяйственного назначения после истечения срока действия договора аренды.

Согласиться с доводами административного истца не представляется возможным по следующим основаниям.

Пунктом 5 статьи 1 Закона Ставропольского края от 3 февраля 2017 года N 3-кз (Закон Ставропольского края N 3-кз) внесены изменения в пункт 1 части 2 статьи 30 Закона Ставропольского края от 9 апреля 2015 года N 36-кз "О некоторых вопросах регулирования земельных отношений" (Закон Ставропольского края N 36-кз), согласно которой гражданин или юридическое лицо, которым земельный участок, находящийся в государственной или муниципальной собственности, предоставлен в аренду и в отношении которых у исполнительных органов государственной власти и органов местного самоуправления, указанных в статье 39.2 Земельного кодекса Российской Федерации, отсутствует информация о выявленных в рамках государственного земельного надзора и неустраненных нарушениях законодательства Российской Федерации при использовании такого земельного участка, вправе приобрести такой земельный участок в собственность с установленного частью 1 этой статьи общего срока приватизации земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения, расположенных на территории Ставропольского края, а именно с 1 января 2052 года.

В соответствии с частью 3 статьи 208 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании нормативного правового акта недействующим полностью или в части в суд может обратиться лицо, в отношении которого применен этот акт, а также лицо, которое является субъектом правоотношений, регулируемых оспариваемым нормативным правовым актом, если они полагают, что этим актом нарушены или нарушаются их права, свободы и законные интересы.

Особенности производства по административным делам об оспаривании нормативных правовых актов регламентированы главой 21 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

В соответствии с пунктами 2 и 3 части 8 статьи 213 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации при рассмотрении административного дела об оспаривании нормативного правового акта суд выясняет, соблюдены ли требования нормативных правовых актов, устанавливающих полномочия органа, организации, должностного лица на принятие нормативных правовых актов; форму и вид, в которых орган, организация, должностное лицо вправе принимать нормативные правовые акты; процедуру принятия оспариваемого нормативного правового акта; правила введения нормативных правовых актов в действие, в том числе порядок опубликования, государственной регистрации (если государственная регистрация данных нормативных правовых актов предусмотрена законодательством Российской Федерации) и вступления их в силу; соответствие оспариваемого нормативного правового акта или его части нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу.

Проверяя соблюдение приведенных нормативных положений при принятии оспариваемого Закона Ставропольского края, суд установилследующее.

Оспариваемый Закон принят Думой Ставропольского края в соответствии с требованиями Федерального закона от 6 октября 1999 года N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", в рамках полномочий законодательного органа Ставропольского края, предусмотренных положениями статей 29 Устава (Основного закона) Ставропольского края, статьи 6 Закона Ставропольского края от 31 июля 1996 года N 15-кз "О системе органов государственной власти Ставропольского края", с соблюдением процедуры, предусмотренной Законом Ставропольского края от 24 июня 2002 N 24-кз "О порядке принятия законов Ставропольского края" и статьи 9 Закона Ставропольского края от 14 августа 2002 года.

В соответствии положениями части 3 Закона N 24-кз и статьи 30 Устава (Основного закона) Ставропольского края проект оспариваемого Закона внесен в Думу депутатом Думы Ставропольского края. Проект рассмотрен и получил положительный отзыв Губернатора Ставропольского края, администрации города Ставрополя, на проект получены все необходимые заключения, в том числе прокуратуры Ставропольского края и Министерства юстиции России по Ставропольскому краю.

Внесение оспариваемого Закона в Думу Ставропольского края произведено в соответствии с требованиями, установленными статьей 5 Закона N 24-кз : законопроект внесен в законодательный орган субъекта Российской Федерации вместе с сопроводительным письмом депутата Думы Ставропольского края, пояснительной запиской, содержание которой соответствует требованиям части 2 статьи 5 Закона N 24-кз, с представлением сравнительной таблицы, содержащей тест положений Закона Ставропольского края "О некоторых вопросах регулирования земельных отношений", подлежащих изменению и текст этих положений закона в новой редакции.

В соответствии с положениями статьи 7 Закона N 24-кз распоряжением Председателя Думы Ставропольского края от 8 июля 2016 года N 117-р проект оспариваемого Закона принят к рассмотрению Думы, ответственным за подготовку законопроекта к рассмотрению назначен комитет Думы по аграрным и земельным вопросам, продовольствию, земельным отношениям и землеустройству.

С учетом поступивших замечаний на проект Закона в целом по законопроекту сформирована таблица поправок.

На основании положений статьи 7 Федерального закона N 184-ФЗ и статьи 15 Закона N 24-кз проект оспариваемого Закона рассмотрен и принят на заседании Думы 26 января 2017 года в двух чтениях. По результатам рассмотрения законопроекта Думой Ставропольского края издано постановление от 26 января 2017 года N 202-У1 ДСК о принятии оспариваемого Закона и направлению его Губернатору Ставропольского края для подписания и обнародования.

3 февраля 2017 года Закон Ставропольского края от 3 февраля 2017 года N 3-кз подписан Губернатором Ставропольского края.

В соответствии с требованиями статей 1, 2 и 4 Закона Ставропольского края от 18 июня 2012 года N 56-кз "О порядке официального опубликования и вступления в силу правовых актов Ставропольского края" (Закон N 54-кз) оспариваемый Закон опубликован 6 февраля 2017 года на официальном интернет-портале правовой информации Ставропольского края wwww.pravo.stavregion.ru и 7 февраля 2017 года на официальном интернет-портале правовой информации http://www.pravo.gov.ru, в также 8 февраля 2017 года в газете "Ставропольская правда" (выпуск N 15).

Согласно части 2 статьи 4 Закона Ставропольского края N 56-кз законы Ставропольского края, иные нормативные правовые акты Ставропольского края по вопросам защиты прав и свобод человека и гражданина вступают в силу через 10 дней со дня их официального опубликования, если самими законами, иными нормативными правовыми актами Ставропольского края не установлены более поздние сроки вступления их в силу.

Поскольку оспариваемый Закон не относится к категории законов по вопросам защиты прав и свобод человека и гражданина, то данный закон вступил в законную силу в общем порядке - на следующий день после его официального опубликования.

Исходя из изложенных обстоятельств суд приходит к выводу о том, что административными ответчиками соблюдены процедура принятия и порядок опубликования оспариваемого Закона Ставропольского края, принятого полномочным законодательным органом государственной власти субъекта Российской Федерации.

Разрешая требования административного истца в части того, что оспариваемый Закон N 3-кз принят Думой Ставропольского края по вопросам, не отнесенным к полномочиям субъекта Российской Федерации, противоречит нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, а также необоснованно устанавливает дополнительные ограничения оборота земельных участков сельскохозяйственного назначения, суд приходит к следующему.

Законодательство, действовавшее до вступления в силу Закона от 25 октября 2001 года N 137-ФЗ "О введении в действие Земельного Кодекса Российской Федерации" (N 137-ФЗ), фактически не содержало запрета на приватизацию земель сельскохозяйственного назначения.

Согласно статье 8 Закона N 137-ФЗ "О введении в действие Земельного Кодекса Российской Федерации" в период с момента вступления его в законную силу (30 октября 2001 года) и до вступления в силу Федерального закона от 24 июля 2002 года N 101-ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" (N101-ФЗ) (28 января 2003 года) приватизация земельных участков сельскохозяйственного назначения не допускалась.

В пункте 4 статьи 1 Федерального закона от 24 июля 2002 года N 101-ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" (Федеральный закон N 101-ФЗ) установлено, что приватизация земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения, находящихся в государственной или муниципальной собственности, осуществляется в порядке, установленным данным Федеральным законом, Земельным Кодексом Российской Федерации и иными федеральными законами. Приватизация указанных земельных участков, расположенных на территории субъекта Российской Федерации, осуществляется с момента, установленного законом субъекта Российской Федерации.

Таким образом, федеральным законодательством устанавливался порядок приватизации земель сельскохозяйственного назначения - статья 10 Федерального закона N 101-ФЗ, статья 34 Земельного Кодекса Российской Федерации, в соответствии с которым приватизация государственных и муниципальных земельных участков сельскохозяйственного назначения допускается только на торгах (конкурсах, аукционах); приватизация такого земельного участка без проведения торгов разрешалась только лицу, арендующему земельный участок не менее 3 лет, при условии надлежащего использования им такого земельного участка, а момент начала приватизации таких земель - законом субъекта Российской Федерации.

Впоследующем федеральное законодательство претерпевало изменения. Так Федеральным законом от 7 июля 2003 года N 113-ФЗ (вступил в силу с 10 июля 2003 года) Закон N 101-ФЗ дополнен статьей 19.1, в соответствии с которой устанавливалось, что приватизация земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения осуществляется с 1 января 2004 года и положения этой статьи действуют до вступления в силу закона субъекта Российской Федерации, регулирующего указанные правоотношения.

Федеральными законами : N 123-ФЗ от 3 октября 2004 года, N 87-ФЗ от 18 июля 2005 года, N 435-ФЗ от 29 декабря 2010 года вносились изменения в статью 10 Федерального закона от 24 июля 2002 года N 101-ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения", устанавливающую порядок приватизации земельных участков данной категории, в том числе, предоставлялось право субъектов Российской Федерации своими законами определять случаи бесплатного предоставления земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения (статья 10 пункт 7 ФЗ N 435-ФЗ).

Федеральным законом от 23 июня 2014 года N 171-ФЗ (статья 13) внесены изменения в статью 10 Федерального закона от 24 июля 2002 года N 101-ФЗ, согласно которым гражданин или юридическое лицо, которым земельный участок, находящийся в государственной или муниципальной собственности, предоставлен в аренду и которые осуществляют надлежащее использование такого земельного участка, вправе приобрести такой земельный участок в собственность или заключить новый договор аренды такого земельного участка в случае и в порядке, которые предусмотрены Земельным кодексом Российской Федерации.

С 15 июля 2016 года действует статья 10 Федерального закона N 101-ФЗ (в редакции Федерального закона от 3 июля 2016 года N 336-ФЗ) предусматривающая, что гражданин или юридическое лицо, которым земельный участок, находящийся в государственной или муниципальной собственности, предоставлен в аренду и в отношении которых у исполнительных органов государственной власти и органов местного самоуправления, указанных в статье 39.2 Земельного кодекса Российской Федерации, отсутствует информация о выявленных в рамках государственного земельного надзора и неустраненных нарушениях законодательства Российской Федерации при использовании такого земельного участка, вправе приобрести такой земельный участок в собственность или заключить новый договор аренды такого земельного участка в случае и в порядке, которые предусмотрены Земельным кодексом Российской Федерации.

В Ставропольском крае Государственной Думой 17 июля 2003 года принят Закон Ставропольского края от 1 августа 2003 года N 28-кз "Об управлении и распоряжении землями в Ставропольском крае", вступивший в законную силу 15 августа 2003 года, в статье 22 которого установлено, что приватизация земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения, находящихся в государственной или муниципальной собственности, расположенных на территории Ставропольского края, осуществляется с 1 января 2052 года.

Законом Ставропольского края от 19 ноября 2003 года N 41-кз (вступил в законную силу с 1 декабря 2003 года) статья 22 дополнена предложением следующего содержания : "Данное положение не распространяется на случаи бесплатного предоставления земель, осуществляемого в соответствии с федеральными законами и настоящим Законом".

Законом Ставропольского края от 28 декабря 2005 года (вступил в силу с 28 декабря 2005 года) указанное предложение дополнено словами : "и приобретения специализированными сельскохозяйственными организациями земельных участков в собственность при переоформлении права постоянного (бессрочного) пользования этими земельными участками".

Законом Ставропольского края от 27 декабря 2007 года N 86-кз (вступил в силу с 4 января 2008 года) вышеуказанное предложение дополнено словами "либо арендованных ими земельных участков по истечении трех лет с момента заключения договора аренды при условии надлежащего их использования".

Законом Ставропольского края от 4 октября 2009 года N 57-кз (вступил в законную силу 6 октября 2009 года) статья 22 изложена в следующей редакции :

1. Приватизация земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения, находящихся в государственной или муниципальной собственности, расположенных на территории Ставропольского края, осуществляется с 1 января 2052 года.

2. Данное положение не распространяется на случаи : бесплатного предоставления земель, осуществляемого в соответствии с федеральными законами и настоящим Законом;

приобретения гражданами и юридическими лицами земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения в соответствии с пунктами 4 и 7 статьи 10 Федерального закона "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения".

Пункт 4 Федерального закона N 101-ФЗ устанавливал, что переданный в аренду гражданину или юридическому лицу земельный участок может быть приобретен таким арендатором в собственность по рыночной стоимости, сложившейся в данной местности, или по цене, установленной законом субъекта Российской Федерации, по истечении трех лет с момента заключения договора аренды при условии надлежащего использования этого земельного участка.

Законом Ставропольского края от 7 декабря 2010 года N 102-кз (вступил в законную силу с 22 декабря 2010 года) Закон Ставропольского края N 28-кз от 1 августа 2003 года признан утратившим силу.

Закон Ставропольского края от 9 апреля 2015 года N 36-кз "О некоторых вопросах регулирования земельных отношений" принят Государственной Думой Ставропольского края 26 марта 2015 года и вступил в законную силу с 10 апреля 2015 года.

Частью 1 статьи 30 данного закона также предусматривалось начало приватизации земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения, расположенных на территории Ставропольского края, с 1 января 2052 года.

В подпункте 1 части 2 данной статьи устанавливалось, что действие части 1 настоящей статьи не распространяется на случаи приобретения земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения лицами, указанными в пунктах 4, 5.1 и 7 статьи 10 Федерального закона от 24 июля 2002 года N 101-ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения".

Законом Ставропольского края от 3 февраля 2017 года N 3-кз, вступившим в законную силу 7 февраля 2017 года, внесены изменения в пункт 1 части 2 статьи 30 : слова "пунктах 4, 5.1 и 7" заменены словами "пунктах 5.1 и 7".

Законом Ставропольского края от 9 ноября 2017 года N 114-кз внесены изменения в Закон Ставропольского края от 9 апреля 2015 года N 36-кз "О некоторых вопросах регулирования земельных отношений", пункт 1 части 2 статьи 30 признан утратившим силу.

Вышеизложенный анализ федерального и регионального законодательства свидетельствует о том, что законодательным органом Ставропольского края при принятии законов и изменений к ним воспроизводились в своих нормативных актах положения нормативных правовых актов, имеющих большую юридическую силу, что само по себе не может свидетельствовать о незаконности оспариваемого правового акта (пункт 18 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2007 года N 48 (в редакции от 9 февраля 2012 года) "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части").

Статьей 72 Конституции России земельное законодательство отнесено к предмету совместного ведения Российской Федерации и субъектов.

Конституционная характеристика земли и иных природных ресурсов как основы жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории, то есть всего многонационального народа Российской Федерации, предопределяет конституционное требование рационального и эффективного использования, а также охраны земли как важнейшей части природы, естественной среды обитания человека, природного ресурса, используемого в качестве средства производства в сельском и лесном хозяйстве, основы осуществления хозяйственной и иной деятельности. Это требование адресовано государству (иным публичным образованиям), соответствующим органам власти, гражданам, всем участникам общественных отношений, является базовым для законодательного регулирования в сфере природопользования и обусловливает право федерального законодателя устанавливать особые правила, порядок, условия пользования землей и иными природными ресурсами.

Давая возможность регионам самим регулировать те земельные отношения, которые объективно являются особенными для той или иной территории, Конституция России реализует принципы целесообразности, разумности и справедливости. Положение Конституции, закрепляющее земельное законодательство в качестве предмета совместного ведения России и субъектов, является обоснованным, так как земельные отношения по своей природе неразрывно связаны с местностью, на которой расположены земельные участки. Таким способом максимально могут быть достигнуты цели правового регулирования земельных отношений : наиболее рациональное и эффективное использование земельных ресурсов, соблюдение земельных прав граждан России и формирование цивилизованного земельного правопорядка.

Основным предназначением федерализма как формы территориально-государственного устройства является обеспечение эффективности осуществления функций государства, стремление построить максимально приближенную к населению и ответственную перед ним систему управления.

К общим обязанностям, которые несут соответствующие органы государственной власти субъектов Российской Федерации, следует отнести вытекающие из конституционной характеристики земли и иных природных ресурсов как основы жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории, требование обеспечения рационального и эффективного использования земель, а также охраны земли как важнейшей части природы, естественной среды обитания человека, природного ресурса, используемого в качестве средства производства в сельском и лесном хозяйстве, основы осуществления хозяйственной и иной деятельности; обязанность по организации реализации принадлежащего каждому права на благоприятную окружающую среду (ст. 9, 42 Конституции РФ).

К специальным обязанностям региональных органов государственной власти следует отнести обязанности по обеспечению доступа к земельным ресурсам граждан России, а также иные обязанности, закрепленные земельным и иным законодательством, исполняемые региональными органами власти в форме реализации полномочий в сфере охраны окружающей среды и обеспечения рационального природопользования.

Таким образом, сущностная характеристика субъекта Российской Федерации как участника земельных правоотношений состоит в определении его как субъекта, несущего обязанности в целях защиты публичных интересов в сфере охраны окружающей среды и организации рационального землепользования. Иными словами, публичное образование (соответствующий орган государственной власти) всегда исполняет указанные обязанности в силу своего статуса, в том числе и посредством использования права (правомочия), пользование которым также должно являться средством защиты публичных интересов.

Соответственно, вышеназванные обязанности региональные органы власти исполняют во всех сферах своей деятельности, включая нормотворческую, исполнительную сферы деятельности, что в широком смысле можно назвать государственным управлением в сфере охраны окружающей среды и обеспечения рационального использования природных (земельных и иных) ресурсов.

Участниками земельных отношений являются граждане, юридические лица, Российская Федерация, ее субъекты, муниципальные образования (п. 1 ст. 5 Земельного Кодекса Российской Федерации).

В соответствии с пунктом 6 статьи 27 Земельного Кодекса Российской Федерации оборот земель сельскохозяйственного назначения регулируется Федеральным законом N 101-ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" (Федеральный закон N 101-ФЗ).

Согласно пункта 4 статьи 1 Федерального закона N 101-ФЗ приватизация земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения, находящихся в государственной или муниципальной собственности, расположенных на территории субъекта Российской Федерации, осуществляется с момента, установленного Законом субъекта Российской Федерации.

Таким образом, определение момента начала приватизации земельных участков названной категории земель относится исключительно к полномочиям субъекта Российской Федерации.

Принятый Государственной Думой Ставропольского края 17 июля 2003 года принят Закон от 1 августа 2003 года N 28-кз "Об управлении и распоряжении землями в Ставропольском крае", установил, что приватизация земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения, находящихся в государственной или муниципальной собственности, расположенных на территории Ставропольского края, осуществляется с 1 января 2052 года. Впоследующем данный срок приватизации земель такой категории не отменялся и не изменялся.

Анализ вышеприведенного в решении законодательства Ставропольского края в части оборота земель сельскохозяйственного назначения свидетельствует о том, что при установлении моратория (до 1 января 2052 года) на приватизацию земельных участков сельхозназначения, находящихся в государственной или муниципальной собственности, законодателем субъекта впоследствии были предусмотрены исключения для некоторых категорий участков, в том числе земельных участков, переданных в аренду гражданину или юридическому лицу, по истечении трех лет с момента заключения договора аренды, при условии надлежащего использования этих земельных участков.

Указанные исключения были приняты законодательным органом субъекта, не противоречили федеральному правовому регулированию возникающих правоотношений в сфере оборота земель сельскохозяйственного использования, осуществлены в пределах усмотрения субъекта Российской Федерации, предоставленного ему при решении вопросов, отнесенных к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов.

Отмена указанных исключений в оспариваемом Законе Ставропольского края N 3-кз основана на положении части 2 статьи 8 Конституции Российской Федерации, в соответствии с которой в Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности. Действие указанного закона направлено на защиту государственной и муниципальной собственности на землю, не затрагивает вопросы реализации порядка приватизации земельных участков сельскохозяйственного назначения, не содержит дополнительных ограничений оборота земельных учаситков сельскохозяйственного назначения.

Таким образом, фактически Закон N 3-кз не исключил арендаторов земельных участков, указанных в пункте 4 статьи 10 Федерального закона N 101-ФЗ, из числа лиц, имеющих право на приобретение земельных участков в составе земель сельскохозяйственного назначения в собственность, а лишь распространил на данную категорию лиц действие нормы части 1 статьи 30 Закона Ставропольского края от 9 апреля 2015 года N 36-кз "О некоторых вопросах регулирования земельных отношений", определяющей приватизацию земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения, расположенных на территории Ставропольского края, с 1 января 2052 года.

Кроме того, Законом Ставропольского края от 9 ноября 2017 года N 114-кз "О внесении изменений в Закон Ставропольского края "О некоторых вопросах регулирования земельных отношений" пункт 1 части 2 статьи 30 Закона N 36-кз признан утратившим силу, то есть действия нормы части 1 статьи 30 Закона N 36-кз распространено и на лиц, указанных в пунктах 5.1 и 7 статьи 10 Федерального Закона N 101-ФЗ.

В связи с изложенным, а также с учетом отсутствия в действующем законодательстве положений, препятствующих внесению органом, издавшим в пределах своих полномочий нормативный правовой акт, изменений и дополнений, а также отмене этого акта, доводы административного истца о том, что изменения, внесенные Законом N 3-кз, направлены на прекращение приватизации земель сельскохозяйственного назначения лицами, владеющими земельными участками сельхозназначения на праве аренды более трех лет, противоречат нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу и необоснованно устанавливают дополнительные ограничения оборота земельных участков сельскохозяйственного назначения, являются несостоятельными и удовлетворению не подлежат.

В соответствии с пунктом 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации если оспариваемый полностью или в части нормативный правовой акт признается соответствующим иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, суд принимает решение об отказе в удовлетворении заявленных требований.

Учитывая изложенное и принимая во внимание, что оспариваемое административным истцом Закон Ставропольского края N 3-кз принят в пределах компетенции Думы Ставропольского края как законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации по вопросу совместного ведения субъекта, с учетом и в строгом соответствии с требованиями федерального законодательства, без нарушения прав и свобод административного истца, а также обнародован и введен в действие в установленном законом порядке, суд не усматривает оснований для признания его недействующим.

С учетом того, что в судебном заседании оснований к признанию оспариваемого нормативного правового акта не установлено, то не подлежат удовлетворению и требования административного истца об обязании административного ответчика - Думы Ставропольского края принять нормативный правовой акт, заменяющий пункта 5 статьи 1 Закона Ставропольского края от 3 февраля 2017 года N 3-кз "О внесении изменений в Закон Ставропольского края "О некоторых вопросах регулирования земельных отношений" в части запрета лицам, указанным в пункте 4 статьи 10 Федерального закона от 24 июля 2002 года N 101-ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" приватизировать земельные участки из земель сельскохозяйственного назначения до 1 января 2052 года.

Руководствуясь статьями 175-180, 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, суд

решил:

в удовлетворении исковых требований административного истца о признании недействующим пункт 5 статьи 1 Закона Ставропольского края от 3 февраля 2017 года N 3-кз "О внесении изменений в Закон Ставропольского края "О некоторых вопросах регулирования земельных отношений" со дня его принятия и обязании Думы Ставропольского края устранить выявленные нарушения, путем принятия нормативного акта, заменяющего пункт 5 статьи 1 Закона Ставропольского края от 3 февраля 2017 года N 3-кз "О внесении изменений и Закон Ставропольского края "О некоторых вопросах регулирования земельных отношений" в части запрета лицам, указанным в пункте 4 статьи 10 Федерального закона от 24 июля 2002 года N 101-ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения", приватизировать земельные участки из земель сельскохозяйственного назначения до 1 января 2052 года - отказать.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Судебную коллегию по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме через Ставропольский краевой суд.

 

Судья Ставропольского

краевого суда Задорнева Н.П.

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.