Апелляционное определение СК по гражданским делам Пермского краевого суда от 05 марта 2018 г. по делу N 33-1594/2018

 

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе:

председательствующего судьи Фомина В.И,

судей Симоновой Т.В. и Петуховой Е.В,

при секретаре Араслановой О.Р,

рассмотрела в открытом судебном заседании в г.Перми 05 марта 2018 года дело по апелляционной жалобе Ходырева Сергея Владимировича на решение Индустриального районного суда г.Перми от 27.11.2017 г, которым постановлено:

"Взыскать с Ходырева Сергея Владимировича в пользу индивидуального предпринимателя Романенко Любови Сергеевны в возмещение убытков 123 600 рублей, а также расходы по уплате государственной пошлины в размере 3354 рублей".

Заслушав доклад судьи Симоновой Т.В, объяснения представителя истца Колышкина И.В, действующего на основании доверенности, представителя ответчика Артемовой Я.А, действующей на основании доверенности, проверив дело, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

ИП Романенко Л.С. обратилась в суд с иском к Ходыреву С.В. о взыскании убытков. В обоснование иска указала, что между сторонами изначально сложились правоотношения по приобретению ответчиком товара - дивана. В течение гарантийного срока на диван, потребитель обратился к ней за устранением возникших недостатков, а впоследствии, в связи с не достижением в досудебном порядке соглашения относительно качества товара, ответчик обратился в суд с требованием о взыскании уплаченной за товар денежной суммы, его сборку, убытков, неустойки, разницы между ценой товара по договору и стоимостью товара на момент рассмотрения дела, компенсации морального вреда, штрафа. Решением Индустриального районного суда г.Перми от 28.02.2017, вступившим в законную силу, в удовлетворении требований Ходырева С.В. было отказано в полном объеме. В порядке досудебного урегулирования указанного выше спора, Ходырев С.В. 27.03.2016 передал ей диван для осмотра. 01.04.2016 она направила Ходыреву С.В. письмо, в котором указала, что в ходе осмотра выявлены нарушения правил эксплуатации дивана, производственных недостатков не установлено, в связи с чем, предложено согласовать дату возврата товара потребителю. Поскольку ответчик игнорировал направляемые в его адрес письма, товар не забирал, соответственно, у нее возникли убытки, связанные с хранением дивана. 07.04.2017 между ней и ИП З. был заключен договор хранения ТМЦ N 1/16, размер платы по договору составлял 300 рублей. Ответчик забрал диван со склада ответственного хранения по адресу **** только 24.05.2017. Соответственно, общая сумма за хранение дивана составила 123600 рублей за период с 07.04.2016 по 24.05.2017. Изложенное послужило основанием для обращения в суд с настоящим иском.

В судебном заседании истец участия не принимала, была извещена, ее представитель на иске настаивал.

Ответчик в суд не явился, был извещен, его представитель с иском не согласился.

Судом постановлено вышеуказанное решение.

В апелляционной жалобе Ходырев С.В. просит отменить решение суда, в обоснование доводов указывает, что суд неоднократно в оспариваемом судебном акте делает ссылку на решение Индустриального районного суда г.Перми по ранее рассмотренному делу по его иску к ответчику, в ходе которого была проведена экспертиза и судом сделан вывод, что производственных дефектов в товаре не обнаружено. Однако, считает, что судом не было учтено, что причиной неоднократных его обращений к ответчику был один и тот же дефект - деформация выкатного механизма и корпуса дивана. В ходе производства экспертизы, при исследовании дефекта, эксперт в своем заключении указывает, что данный дефект действительно имел место при первом осмотре, он является дефектом сборки, однако, к моменту второго осмотра дивана экспертом, данный дефект устранен продавцом, что явилось следствием того, что оставшиеся дефекты признаны экспертом эксплуатационными. Однако, всех других дефектов, исследованных экспертом при производстве экспертизы ранее не было, за исключением продавленных подлокотников. Соответственно, считает, что действия по устранению дефекта сборки, которую осуществлял продавец самостоятельно и за отдельную плату, можно отнести к гарантийным работам. Следовательно, вывод суда о том, что в ходе осмотра дивана был устранен дефект эксплуатационного характера, является несостоятельным. Более того, считает, что принимая товар от потребителя для проверки его качества, продавец отвечает за его сохранность за период проведения данной проверки, что свидетельствует о возникновении между сторонами в силу закона отношений, регулируемых главой 47 ГК РФ о договоре хранения. При этом, полагает, что нормами указанной главы предусматриваются определенные правовые последствия, в случае если товар поклажедатель не забирает обратно. Со ссылками на нормы ст. 895, 896, 889, 899 ГК РФ указывает, что после проверки качества товара, закон обязывает сообщить потребителю об этом и потребовать забрать товар обратно с указанием срока и только в случае отказа или уклонения потребителя от приемки товара продавец может распорядится вещью. При этом, закон запрещает продавцу передавать товар, собственником которого уже является потребитель, на хранение третьему лицу, что фактически было сделано истцом. Суду также не представлено доказательств того, что истец был вынужден совершить действия по заключению договора хранения, т.к. не имел возможности хранить товар у себя, в связи с чем и понес убытки. Кроме того, указывает, что в письмах истец называет адрес хранения склада по ул. **** в г.Перми, что свидетельствует о том, что склад для хранения у истца имелся. Действия по заключению договора хранения указывают на злоупотребление своими правами. Указывает и на то обстоятельство, что неоднократное перемещение товара с одного места на другое не отвечает ни целям, для которых заключается договора хранения, ни интересам потребителя. Кроме того, исходя из акта, составленного после получения им дивана от ответчика, в товаре обнаружены дополнительные недостатки, которые не указаны в письме истца от 01.04.2016 года. Изложенное подтверждает, что фактически никакого хранения не было, а хранителем по договору не предпринято никаких мер по хранению дивана. Для возникновения для истца убытков не доказано и его противоправное поведение и уклонение от принятия дивана обратно после проверки 01.04.2016 года. Письмо об окончании проверки от 01.04.2016 года было отправлено в его адрес только 07.04.2016, т.е. в день заключения между истцом и ИП З. договора хранения. Следовательно, он не мог не мог физически совершить никаких действий, ни забрать товар, ни отказаться от этого. Также в своем ответе на данное письмо он не отказывается забирать товар, выражая лишь несогласие с результатами проверки качества. После чего в соответствии с законом истец должна была провести экспертизу товара, однако она от данных действий уклонилась, не дожидаясь его ответа, передала диван на хранение третьему лицу, о чем сообщила только 01.08.2016 года. В данном письме, кроме всего, истец ссылается на п. 3.1 договора без указания на его наименование. В судебном заседании 27.11.2017 года представитель истца пояснил, что имелся ввиду договор купли-продажи дивана от 28.04.2017 года, который предусматривает иную ответственность.

Судебная коллегия, проверив законность и обоснованность решения, в соответствии с требованиями ч.1, ч. 2 ст.327.1 ГПК РФ суда, исходя из доводов апелляционной жалобы, приходит к следующему выводу.

В суде первой инстанции установлено и подтверждается материалами дела, а также материалами гражданского дела N 2-78/2017 (Индустриальный районный суд г.Перми), что между ИП Романенко Л.С. и Ходыревым С.В. имелся гражданско-правовой спор по поводу недостатков, выявленных у углового дивана-кровати "Комфорт-3", приобретенного Ходыревым С.В. у ИП Романенко Л.С..

В рамках разрешения спора истец принял от ответчика диван-кровать "Комфорт-3" 27.03.2016 для проверки качества (л.д. 25 дело N 2-78/17).

28.02.2017 Индустриальным районным судом г.Перми принято решение, которым отказано в удовлетворении исковых требований Ходырева С.В. к ИП Романенко Л.С. о взыскании суммы уплаченной за товар и его сборку, убытков, неустойки, разницы между ценой товара по договору и стоимостью товара на момент рассмотрения дела, компенсации морального вреда, штрафа. Решение суда вступило в законную силу (л.д. 5-10).

Также, решением Индустриального районного суда г.Перми от 28.02.2017 установлено, что диван-кровать угловой "Комфорт-3" нарушений ГОСТ 19917-93 не имеет, имеющиеся недостатки носят эксплуатационный характер.

01.08.2016 истцом ответчику направлено письмо в котором предложено забрать диван со склада в ****, в противном случае с ответчика будет взиматься плата за хранение в размере 300 руб. в сутки. (л.д.43-44 дело N 2-78/2017).

Согласно договору хранения ТМЦ N 1/16 от 07.04.2016 заключенному между ИП З. (Хранитель) и Романенко Л.С. (Поклажедатель) диван Комфорт-3 передан на хранение хранителю, местом хранения определено складское помещение по адресу **** (л.д.11-14)

Пунктом 3.1, 3.2 Договора хранения определен размер платы за хранение в размере 300 руб. в сутки, плата за хранение вносится ежемесячно.

Согласно представленным квитанциям за период с 07.04.2016 по 24.05.2017 ИП Романенко Л.С. оплачено за хранение ТМЦ ИП З. - 123600 руб. (л.д.15-18).

07.06.2017 ИП Романенко Л.С. Ходыреву С.В. направлено заявление о компенсации расходов на хранение дивана (л.д.19-20).

Согласно накладной на доставку от 24.05.2017 диван Комфорт-3 передан ИП З. Ходыреву С.В.

Принимая решение, суд первой инстанции, руководствуясь положениями ст.ст. 15, 896 ГК РФ, Закона РФ "О защите прав потребителей", анализируя изложенные выше обстоятельства, пришел к выводу о полном удовлетворении заявленных исковых требований, поскольку истцом представлены доказательства, что спорный товар принят ею в связи с проверкой его качества и проведением в отношении него судебной товароведческой экспертизы. При этом, поскольку по результатам экспертизы установлено и нашло свое отражение в решении Индустриального районного суда г.Перми от 28.02.2017, что недостатки дивана возникли вследствие обстоятельств, за которые не отвечает продавец, соответственно, у ответчика возникает обязанность по возмещению истцу расходов, связанных с хранением дивана. Оснований ставить под сомнение представленные истцом доказательства, подтверждающие несение спорных расходов, суд не усмотрел, при этом, указал, что достаточных и бесспорных доказательств чрезмерности и необоснованности понесенных расходов, которые бы свидетельствовали о злоупотреблении истцом своими правами, ответчиком, в нарушение положений ст. 56 ГПК РФ не представлено.

Судебная коллегия считает, что суд первой инстанции верно пришел к выводу о необходимости взыскания с ответчика в пользу истца расходов по хранению спорного товара, вместе с тем, считает, что судом первой инстанции не были надлежащим образом проанализированы все обстоятельства рассматриваемого дела, что привело к неверному определению периода, за который спорные расходы по хранению товара, необходимо возместить продавцу за счет ответчика.

Как следует из материалов гражданского дела N 2-78/2017, 28.04.2014 года между сторонами настоящего спора был заключен договор купли-продажи дивана-кровати "Комфорт-3", стоимостью 37785 рублей.

16.06.2014 года товар доставлен и собран по адресу ответчика. По условиям заключенного договора купли-продажи, на товар продавцом предоставлен гарантийный срок 18 месяцев с момента передачи товара покупателю. В данном случае гарантийный срок на диван-кровать действовал до 16.12.2015 года.

04.01.2015 года в связи с обнаружением дефекта выкатного механизма дивана Ходырев С.В. обратился с заявлением к ответчику с просьбой устранить недостатки товара. Недостатки были устранены.

28.07.2015 года Ходырев С.В. вновь обратился к продавцу с претензией аналогичного характера по причине выхода из строя выкатного механизма. Претензия оставлена без удовлетворения. В дальнейшем Ходырев С.В. неоднократно обращался к ИП Романенко Л.С. с требованием вернуть за товар уплаченные денежные средства. Последняя претензия датирована 13.12.2015 года.

Как уже указывалось выше, в рамках разрешения возникшего спора относительно недостатка дивана, истец принял от ответчика диван-кровать "Комфорт-3" 27.03.2016 для проверки качества, после проведения которой ответчику 01.04.2016 года был направлен ответ на претензию.

Из данного ответа (л.д. 26 гр.дело N 2-78/2017) фактически усматривается, что в ходе осмотра дивана, ИП Романенко Л.С. согласилась с наличием недостатка выкатного механизма. Указав при этом, что он возник по причине перекоса платформы спального места, возникшего в свою очередь в результате того, что болты крепления платформы частично ослабли. Также указано, что механизм дивана отрегулирован, крепления выкатного механизма дивана затянуты, ролики очищены. Выкатной механизм исправен.

В связи с чем, ответчику предложено забрать товар.

Права потребителя при обнаружении недостатков в товаре, установлены нормами статьи 18 Закона РФ "О защите прав потребителей".

Исходя из обстоятельств возникших спорных правоотношений, учитывая нормы ст.ст. 18, 19 Закона РФ "О защите прав потребителей", а также даты обращения ответчика к истцу с соответствующими претензиями, судебная коллегия считает, что недостаток выкатного механизма в спорном товаре возник в период установленного продавцом гарантийного срока.

В соответствии с ч. 3 ст. 20 Закона РФ "О защите прав потребителей", в случае устранения недостатков товара гарантийный срок на него продлевается на период, в течение которого товар не использовался. Указанный период исчисляется со дня обращения потребителя с требованием об устранении недостатков товара до дня выдачи его по окончании ремонта. При выдаче товара изготовитель (продавец, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер) обязан предоставить в письменной форме потребителю информацию о дате обращения потребителя с требованием об устранении обнаруженных им недостатков товара, о дате передачи товара потребителем для устранения недостатков товара, о дате устранения недостатков товара с их описанием, об использованных запасных частях (деталях, материалах) и о дате выдачи товара потребителю по окончании устранения недостатков товара.

Принимая во внимание, что, как следует из ответа истца от 01.04.2016 года, данный недостаток был устранен предпринимателем безвозмездно, в отсутствие безусловных доказательств со стороны ИП Романенко Л.С, свидетельствующих о причинах возникновения данного недостатка, судебная коллегия полагает, что фактически, имел место гарантийный ремонт дивана-кровати.

Согласно п.5 ст.18 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" продавец (изготовитель) или организация, выполняющая функции продавца (изготовителя) на основании договора с ним, обязаны принять товар ненадлежащего качества у потребителя при предъявлении им требования о безвозмездном устранении недостатков товаров.

Из правовых разъяснений, содержащихся в п. 42 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" следует, что при рассмотрении споров, связанных с осуществлением безвозмездного устранения недостатков (гарантийного ремонта), следует иметь в виду, что при принятии товара для проведения данного ремонта у продавца (изготовителя, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) возникает обязательство перед потребителем по безвозмездному хранению этого товара, к которому применяются правила главы 47 ГК РФ о договоре хранения, если иное не предусмотрено Законом о защите прав потребителей (статья 906 ГК РФ).

Таким образом, Закон Российской Федерации "О защите прав потребителей" исходит из принципа полного освобождения потребителя от расходов, связанных с восстановлением его нарушенных прав. Следовательно, в период проведения гарантийного ремонта хранение является безвозмездным и, соответственно, не подлежат возмещению расходы на хранение вещи, предусмотренные п.2 ст.897 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Вместе с тем, судебная коллегия считает, что судом первой инстанции ненадлежащим образом учтено содержание судебной экспертизы, проведенной в рамках гражданского дела N 2-78/2017, из которой следует, что экспертом проводилось два осмотра, а именно 16.01.2017 и повторно 30.01.2017 года. В мотивировочной части экспертного заключения, равно как и в выводах эксперта указано, что экспертом при первичном осмотре в диване-кровати выявлен недостаток - неполный заход выкатной секции под основное сидение (признак: передний край выкатной секции выходит за габариты каркаса и боковин дивана на 1,5-2 см; причина: неправильная установка/регулировка механизма трансформации), т.е. имеет место дефект сборки. Также имеется указание на то, что в ходе дополнительного осмотра установлено, что данный дефект продавцом устранен.

Соответственно, принимая во внимание, что товар после 01.04.2016 года не был передан покупателю и находился у продавца, при этом, достоверно и безусловно установлено, что и на 16.01.2017 года спорный дефект товара имел место быть, то судебная коллегия приходит к выводу, что фактически заявленный ответчиком в период гарантийного срока на диван-кровать недостаток выкатного механизма был устранен истцом только в период с 16.01.2017 года по 30.01.2017 года. Учитывая признание экспертом спорного недостатка товара, носящим производственный характер, а соответственно устранение его, как гарантийного, оснований для взыскания платы за хранение дивана-товара за период с апреля 2016 года по 21.02.2017 года у суда первой инстанции не имелось.

Судебная экспертиза признана допустимым и достоверным доказательством в ходе рассмотрения гражданского дела N 2-78/2017. Обстоятельств опровергающих выводы эксперта, материалы настоящего дела, а также материалы гражданского дела N 2-78/2017 не содержат.

Определяя дату - 21.02.2017 года, судебная коллегия исходит из того, что именно с указанного времени, ответчику, при ознакомлении с материалами гражданского дела N 2-78/2017, стало известно о том, что недостаток выкатного механизма дивана-кровати бесспорно устранен. Следовательно, независимо от нахождения в производстве суда гражданского дела по иску Ходырева С.В, обязанность по дальнейшему хранению товара у истца отсутствовала, а Ходырев С.В. безусловно о выполненной работе был извещен. Иных недостатков производственного характера экспертом установлено не было, что в дальнейшем и послужило основанием для отказа Ходыреву С.В. судом в заявленных исковых требованиях в полном объеме.

При этом, несвоевременная явка потребителя за получением товара из гарантийного ремонта является отказом принять предложенное должником надлежащее исполнение, то есть просрочкой кредитора (ст.406 Гражданского кодекса Российской Федерации), так как в обязательстве по безвозмездному устранению недостатков в товаре, возникающем из договора купли - продажи товара, продавец выступает в качестве должника, а потребитель в качестве кредитора (ст.ст.307, 308 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно п.2 ст.406 Гражданского кодекса Российской Федерации просрочка кредитора дает должнику право на возмещение причиненных просрочкой убытков, если кредитор не докажет, что просрочка произошла по обстоятельствам, за которые ни он сам, ни те лица, на которых в силу закона, иных правовых актов или поручения кредитора было возложено принятие исполнения, не отвечают.

Таким образом, после устранения недостатка товара и надлежащего уведомления потребителя об этом, имеет место просрочка потребителя (кредитора), а продавец вправе требовать согласно п.2 ст.897 Гражданского кодекса Российской Федерации возмещения убытков в виде расходов на хранение вещи, произведенных с момента начала просрочки.

Следовательно, период возмездного хранения товара продавцом судебной коллегией определяется с 21.02.2017 года по 24.05.2017 года.

Расчет задолженности: 92 дня х 300 рублей = 27600 рублей.

С учетом положений ст. 98 ГПК РФ подлежит уменьшению и размер государственной пошлины, определенный судом, а именно с учетом принципа пропорциональности, с ответчика в пользу истца подлежат взысканию расходы, связанные с уплатой государственной пошлины в сумме 748 рублей 95 копеек.

Поскольку товар 24.05.2017 года был забран ответчиком, соответственно, положения ст. 899 ГК РФ не могут быть применены при разрешении настоящего спора, а следовательно, доводы апелляционной жалобы в данной части являются несостоятельными.

Иные доводы апелляционной жалобы, согласно которым ответчик полагает, что должен быть полностью освобожден от несения бремени расходов по хранению истцом дивана, с учетом вышеизложенного, не могут быть приняты судебной коллегией во внимание.

Доводы о злоупотреблении истцом своими правами, недоказанности обстоятельств хранения истцом дивана-кровати, мнимости договора хранения, фактически были предметом их правовой оценки судом первой инстанции, оснований не согласиться с которой, а также воспроизводить правильные выводы суда первой инстанции в данной части в апелляционном определении, судебная коллегия не усматривает.

С учетом изложенного, судебная коллегия считает необходимым решение суда первой инстанции изменить (п. 1, 4 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ), установить иной размер убытков, а также государственной пошлины.

Руководствуясь ст.328 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Индустриального районного суда г.Перми от 27.11.2017 г. изменить. Взыскать с Ходырева Сергея Владимировича в пользу индивидуального предпринимателя Романенко Любови Сергеевны в возмещение убытков 27600 рублей, расходы по оплате государственной пошлины в сумме 748 рублей 95 копеек.

В остальной части иска - отказать.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.