Апелляционное определение СК по гражданским делам Алтайского краевого суда от 07 февраля 2018 г. по делу N 33-1307/2018

 

Судебная коллегия по гражданским делам Алтайского краевого суда в составе:

председательствующего Тертишниковой Л.А,

судей Ромашовой Т.А, Диденко О.В,

при секретаре Сафронове Д.В,

с участием прокурора Мищенко Е.Ю,

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу истца Портнягина В. В. на решение Центрального районного суда г.Барнаула Алтайского края от 21 ноября 2017 года по делу

по иску Портнягина В. В. к открытому акционерному обществу "БарнаулПассажирТранс" о компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Тертишниковой Л.А, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Истец Портнягин В.В. обратился в суд с иском к открытому акционерному обществу "БарнаулПассажирТранс" (далее ОАО "БарнаулПассажирТранс") о взыскании 1 000 000 руб. в качестве компенсации морального вреда.

В обоснование заявленных требований указал, что 06.02.2017 года при высадке пассажиров на остановке общественного транспорта из автобуса "данные изъяты", и возобновления движения по маршрута пригородного сообщения ***, водитель Никулин В.Г. допустил наезд на выходящего пассажира Портнягину Т.И, которая от полученных повреждений скончалась на месте ДТП. Приговором Центрального районного суда г. Барнаула от 02.08.2017 года водитель Никулин В.Г. осужден по ч. 3 ст. 264 УК РФ. Автобус "данные изъяты" принадлежит на праве собственности ОАО "БарнаулПассажирТранс", с которым водитель Никулин В.Г. на момент дорожно-транспортного происшествия находился в трудовых отношениях. Истец инвалид второй группы, находился на иждивении у погибшей, в результате смерти которой ему причинены значительные нравственные и физические страдания. На основании изложенного просил взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере 1 000 000 руб.

Решением Центрального районного суда г.Барнаула Алтайского края от 21 ноября 2017 года в удовлетворении иска Портнягина В.В. к ОАО "БарнаулПассажирТранс" отказано.

В апелляционной жалобе истец Портнягин В.В. просит решение суда отменить, принять новое решение об удовлетворении иска.

В обоснование доводов жалобы приводит обстоятельства, изложенные в иске, и дополнительно указывает, что по уголовному делу постановлением следователя от ДД.ММ.ГГ он признан потерпевшим, как единственный родственник погибшей, которой являлся племянником. Считает, что предоставил в суд надлежащие доказательства и пояснил все обстоятельства. Инвалидность у него из-за полученной в ДТП черепно-мозговой травмы, поэтому он плохо слышит, испытывает головные боли, не всегда воспринимает информацию, суд не мог это не заметить. Он плохо помнит допрос у следователя, об этом пояснял суду, у которого была возможность проверить эти обстоятельства, допросив следователя по обстоятельствам его допроса. По какой причине его бабушка через судебное решение хотела выселить погибшую ему неизвестно, решение суда не исполнено, после ее смерти неактуально. О доме в "адрес" ему ничего неизвестно, погибшая проживала с ним и его сыном. Дом в п.Ягодный для проживания не пригоден, погибшая его посещала с целью покормить собак. Ссылка суда на обстоятельства почти десятилетней давности не понятна, получается, что за это время ничего не может измениться. Суд должен был принять во внимание текущее состояние дел, а не как это было в прошлом, когда все были живы. Суд построил решение на предположениях и субъективной оценке обстоятельств, которые были по непонятной причине истолкованы против истца. Считает, что суд нарушил принцип состязательности и равноправия сторон, приняв сторону ответчика.

В возражениях ответчик просит решение суда оставить без изменения, жалобу истца без удовлетворения.

Представитель ответчика ОАО "БарнаулПассажирТранс" Терре И.М. в суде апелляционной инстанции просил решение суда оставить без изменения, жалобу истца без удовлетворения.

Иные лица, участвующие в деле, в судебное заседание не явились, о времени и месте рассмотрения гражданского дела извещены надлежаще, об уважительности причин неявки судебную коллегию не уведомили, что в силу ч.3 ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием рассмотрения гражданского дела в их отсутствие.

Выслушав заключение прокурора полагавшего, что решение суда первой инстанции законно и обоснованно, проверив материалы дела, законность и обоснованность принятого решения в пределах доводов апелляционной жалобы согласно ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии оснований для ее удовлетворения.

Как следует из материалов дела и установлено судом, ДД.ММ.ГГ на "адрес" в "адрес" г. Барнаула при высадке П. на остановке общественного транспорта из автобуса "данные изъяты" и возобновлении его движения по маршруту пригородного сообщения ***, водитель Никулин В.Г. допустил наезд на выходящего П. Портнягину Т.И, которая от полученных повреждений скончалась на месте.

Смерть Портнягиной наступила на месте дорожно-транспортного происшествия ДД.ММ.ГГ от тупой сочетанной травмы грудной клетки, живота и забрюшинного пространства, таза, позвоночника, обеих нижних конечностей, левой верхней конечности в виде множественных переломов костей с повреждением внутренних органов, приведшей к развитию обильной кровопотери.

Причиной дорожно-транспортного происшествия, повлекшего смерть Портнягиной, явилось нарушение водителем Никулиным требований абзаца 1 пункта 8.1, абзаца 2 пункта 10.1, пункта 22.7 ПДД РФ.

Указанные обстоятельства установлены вступившим в законную силу приговором Центрального районного суда г.Барнаула от 02.08.2017 года, которым Никулин В.Г. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.264 Уголовного кодекса Российской Федерации и подвергнут наказанию в виде 2 лет лишения свободы с лишением права заниматься деятельностью связанной с управлением транспортного средства сроком на 2 года.

Работодателем водителя автобуса "данные изъяты", которым в момент ДТП управлял водитель Никулин В.Г, является ОАО "БарнаулПассажирТранс".

Из совокупности исследованных доказательств суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что смерть потерпевшей причинена источником повышенной опасности, которым владеет ОАО "БарнаулПассажирТранс", и в соответствии со статьями 1064, 1079, частью 1 статьи 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации данная организация несет гражданско-правовую ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, независимо от вины его владельца.

Согласно статье 151 Гражданского кодекса Российской Федерации если гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Отказывая в удовлетворении исковых требований о компенсации морального вреда, суд первой инстанции исходил из того, что доказательств родственных отношений между истцом и погибшей и причинения истцу нравственных страданий не предоставлено, поскольку истец и погибшая проживали раздельно, общение носило периодический характер.

С указанными выводами суда первой инстанции судебная коллегия соглашается по следующим основаниям.

Как следует из пункта 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20.12.1994 N 10 "О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда" моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях, связанных с утратой родственников.

В силу пункта 32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 1 от 26.01.2010 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина", при рассмотрении дел о компенсации морального вреда в связи со смертью потерпевшего иным лицам, в частности членам его семьи, иждивенцам, суду необходимо учитывать обстоятельства, свидетельствующие о причинении именно этим лицам физических или нравственных страданий. Указанные обстоятельства влияют также и на определение размера компенсации этого вреда. Наличие факта родственных отношений само по себе не является достаточным основанием для компенсации морального вреда.

Действительно, круг членов семьи гражданина не всегда ограничивается его супругом, детьми и родителями. Представляется, что применительно к определению лиц, имеющих право на компенсацию морального вреда, причиненного смертью потерпевшего, в отношении супруга, родителей и детей, являющихся в подавляющем большинстве случаев наиболее близкими для гражданина лицами, следует установить, что причинение им морального вреда предполагается и доказыванию не подлежит, а в отношении других членов семьи целесообразно оставить закрепленное в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 N 1 положение о необходимости учета обстоятельств, свидетельствующих о причинении именно этим лицам физических или нравственных страданий. Наличие факта родственных отношений само по себе не является достаточным основанием для компенсации морального вреда.

Из анализа вышеприведенных норм следует, что законодатель связывает право на возмещение компенсации морального вреда в связи со смертью потерпевшего с наличием именно семейных отношений.

В нормативных правовых актах понятие семьи связано с установлением круга членов семьи, образующих ее состав. Установление же круга членов семьи, в свою очередь, зависит от того, какое содержание в конкретном акте вкладывается в понятие "член семьи".

Таким образом, вопрос о том, кто именно из близких погибшего потерпевшего имеет право на компенсацию морального вреда, причиненного в связи с его смертью, в силу норм действующего законодательства следует решать, опираясь на понятие "член семьи".

Круг членов семьи, связанных правами и обязанностями, по-разному определяется в зависимости от целей правового регулирования в различных отраслях права - семейном, гражданском, трудовом, пенсионном и т.д. Он различен и в разных правовых институтах одной отрасли права (например, в жилищном и наследственном праве).

Так, пункт 1 статьи 69 Жилищного кодекса Российской Федерации относит к членам семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма следующих лиц: проживающие совместно с нанимателем супруг, а также дети и родители нанимателя. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы признаются членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, если они вселены нанимателем в качестве членов его семьи и ведут с ним общее хозяйство. В исключительных случаях иные лица могут быть признаны членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма в судебном порядке. Согласно пункту 1 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации к членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители собственника. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и в исключительных случаях иные граждане могут быть признаны членами семьи собственника, если они вселены собственником в качестве членов его семьи.

Иное определение семьи следует из статьи 2 Семейного кодекса Российской Федерации. В соответствии с этой и другими нормами Семейного кодекса Российской Федерации к членам семьи могут быть отнесены: супруги, родственники первой и второй степени, усыновители и усыновленные, фактические воспитатели и воспитанники, отчим и мачеха, пасынок и падчерица. Семейный кодекс Российской Федерации определяет состав семьи шире, чем Жилищный кодекс Российской Федерации и не ставит отнесение к числу членов семьи в зависимость от совместного проживания и ведения общего хозяйства.

Для определения состава семьи в целях применения норм о компенсации морального вреда в случае противоправного причинения смерти одному из ее членов, следует исходить из Семейного кодекса Российской Федерации, поскольку именно этот Кодекс является законодательным актом, регулирующим отношения между членами семьи. В силу этого именно содержащееся в нем определение состава семьи должно применяться при установлении содержания этого понятия в нормативных актах, регулирующих другие отношения, если иное прямо не предусмотрено в таких нормативных актах (например, ст. ст. 31, 69 Жилищного кодекса РФ, определяющие состав семьи для целей жилищного законодательства) или не следует из их смысла.

По смыслу статей 150, 151 Гражданского кодекса Российской Федерации состав семьи для целей применения компенсации морального вреда должен представлять собой сочетание понятий составов семьи, предусмотренных в Семейном и Жилищном кодексах Российской Федерации. В него должны входить следующие лица, наличие страданий у которых в связи с нарушением семейных связей в случае смерти потерпевшего должно предполагаться, если не будет доказано обратное: супруги, родственники первой и второй степени, усыновители и усыновленные, фактические воспитатели и воспитанники, лица, находящиеся в фактических брачных отношениях, если они совместно проживали и вели общее хозяйство (сожители).

В рамках изложенного племянники, относящиеся к родственникам третьей степени, могут быть отнесены к числу лиц, имеющих право на компенсацию морального вреда, лишь в том случае, если они одновременно являлись соответственно фактическими воспитанниками потерпевшего. Такой подход позволяет предоставить право на компенсацию морального вреда лицам, психическая связь которых с потерпевшим должна предполагаться наиболее тесной, и вместе с тем позволяет избежать необоснованного чрезмерного расширения круга таких лиц.

На основании изложенного, факт того, что в связи со смертью Портнягиной Т.И. истцу был причинен моральный вред, не является очевидным, бесспорным и нуждается в доказывании.

В соответствии с частью 3 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

В силу статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Анализируя совокупность указанных выше норм действующего законодательства, судебная коллегия считает, что истцом Портнягиным В.В. в нарушении статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не представлено доказательств вышеперечисленным нормативно закрепленным условиям, что не дает оснований для взыскания в его пользу компенсации морального вреда в связи с гибелью Портнягиной Т.И.

Из пояснений истца следует, что Портнягина Т.И. его тетя по отцовской линии. Портнягина Т.И. была женой брата отца истца. Прямого родства между ними не имеется.

Как следует из материалов дела и представленных сторонами доказательств, истец Портнягин В.В. проживал отдельно от Портнягиной Т.И..

В материалах дела имеется копия протокола допроса потерпевшего Портнягина В.В. из уголовного дела *** по обвинению Никулина В.Г. в совершении преступления предусмотренного ч. 3 ст. 264 Уголовного кодекса Российской Федерации, согласно которому истец пояснил, что проживает вместе с малолетним сыном по адресу "адрес". С ним живет его мать Галкина В.Д, она также помогает в воспитании ребенка, находится на пенсии. В его доме прописана тетя Портнягина Т.И, которая фактически проживала по адресу "адрес". Общался с тетей периодически, поскольку занят воспитанием сына.

Указанный протокол допроса потерпевшего записан со слов Портнягина В.В, им же подписан.

Доводы апелляционной жалобы о том, что истец из-за состояния здоровья на стадии расследования уголовного дела сообщил следователю сведения не соответствующие действительности, подлежат отклонению, поскольку допустимыми доказательствами не подтверждены. Ходатайств о допросе следователя относительно его состояния здоровья при допросе истец в суде первой инстанции не заявлял.

Кроме того, факт раздельного проживания истца с умершей, подтверждается иными доказательствами, имеющимися в материалах дела.

Так из решения Центрального районного суда г. Барнаула от ДД.ММ.ГГ по делу по иску Портнягиной А.П. к Портнягиной Т.И. о выселении из жилого дома (дело ***), расположенного по "адрес" (где живет истец) следует, что привлеченный к участию в этом деле в качестве третьего лица Портнягин В.В. на удовлетворении иска настаивал, подтверждая, что Портнягина Т.И. фактически в этом доме не жила с 1990г, сохраняя только регистрацию по этому адресу, а проживает в "адрес" в г. Барнауле. Указанным решением суда Портнягина Т.И. была выселена из жилого дома по "адрес"

Из пояснений ответчика Портнягиной Т.И, зафиксированных в протоколе судебного заседания от ДД.ММ.ГГ в рамках вышеуказанного дела следует, что она проживает по адресу г. Барнаул "адрес" с 1990г. в доме, который построили с мужем, однако, он не узаконен. В спорном жилом помещении она прописана с 1975г, после регистрации брака с сыном истицы. Из "адрес" г. Барнаула они выехали в 1980 году, ее вещей там нет. Вселяться в спорное жилое помещение она не намерена. Сняться с регистрационного учета не желает, поскольку ей негде прописаться ввиду того, что принадлежащий ей жилой дом не узаконен в установленном законом порядке.

При этом вопреки доводам жалобы указанное решение суда было исполнено, о чем свидетельствует адресная справка от ДД.ММ.ГГ, согласно которой Портнягина Т.И. снята с регистрационного учета в доме по "адрес" по решению суда.

Показания свидетеля Сараева А.Р. суд правильно оценил критически, поскольку он является другом истца и его показания опровергаются совокупностью исследованных доказательств.

Каких-либо иных доказательств в подтверждение своих доводов истцом суду не представлено.

Доводы жалобы о том, что суд не принял во внимание текущее состояние дел, построил решение на предположениях и субъективной оценке обстоятельств, которые были по непонятной причине истолкованы против истца, отклоняются. Как указывалось выше, именно о текущих событиях были даны истцом показания в рамках уголовного дела и непосредственно он сам утверждал, что погибшая с ним не проживала, их общение имело периодический характер в силу его занятости.

На основании изложенного, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда, поскольку оно постановлено с соблюдением норм материального и процессуального права, установленные судом обстоятельства подтверждены материалами дела и исследованными судом доказательствами, доводы апелляционной жалобы не опровергают правильных выводов суда, все они были предметом рассмотрения в суде первой инстанции, им дана надлежащая оценка.

Оснований к переоценке установленных судом обстоятельств у судебной коллегии не имеется, поэтому правильное по существу решение суда, подлежит оставлению без изменения.

Руководствуясь статьями 328-329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

апелляционную жалобу истца Портнягина В. В. на решение Центрального районного суда г.Барнаула Алтайского края от 21 ноября 2017 года оставить без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.