Апелляционное определение СК по гражданским делам Алтайского краевого суда от 14 февраля 2018 г. по делу N 33-1463/2018

 

Судебная коллегия по гражданским делам Алтайского краевого суда в составе

председательствующего Науменко Л.А,

судей Тертишниковой Л.А, Диденко О.В.

при секретаре Арлаускас И.Е.

с участием прокурора Шелудько И.Э.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Паршиной А. С. к Обществу с ограниченной ответственностью "Централь" о компенсации морального вреда

по апелляционной жалобе ответчика Общества с ограниченной ответственностью "Централь" на решение Рубцовского городского суда Алтайского края от 27 октября 2017 года.

Заслушав доклад судьи Науменко Л.А, пояснения представителя ответчика Воронкова С.А, истицы Паршиной А.С, заключение прокурора, судебная коллегия

установила:

Паршина А.С. обратилась в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Централь" (далее ООО "Централь") о компенсации морального вреда в сумме 3 000 000 рублей.

В обоснование требований указала, что ДД.ММ.ГГ около 15 часов 20 минут вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональней обязанностей сотрудниками ООО "Централь" по оказанию услуг содержания и ремонта многоквартирного "адрес" в "адрес" произошло обрушение декоративного бетонного элемента фасада южной стены "адрес" в "адрес" на выходившую из магазина Крендач М. Н, которая получила множественные телесные повреждения, в результате чего скончалась. Истец является дочерью умершей и признана потерпевшей по уголовному делу. Истица указала, что в связи с потерей близкого родственника претерпела нравственные страдания и полагает, что имеет право на компенсацию морального вреда.

Ответчик возражал против удовлетворения иска, так как считал, что не несет ответственности за гибель матери истицы.

Решением Рубцовского городского суда Алтайского края от 27 октября 2017 года иск удовлетворен частично.

С ООО "Централь" в пользу Паршиной А.С. взыскана компенсация морального вреда в сумме 1 000 000 рублей, а также 300 рублей в возмещение расходов по оплате госпошлины.

В апелляционной жалобе ответчик просит указанное решение отменить и принять новое решение, рассмотрев дело по правилам производства в суде первой инстанции без учета особенностей, предусмотренных главой 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В обоснование указывает, что происшествие, повлекшее смерть Крендач М.Н, случилось на крыльце магазина "Двери", расположенного на первом этаже здания по "адрес" в "адрес". Строительство указанного магазина осуществлялось в период с 2015 по 2017 год путем перепланировки квартир *** и перевода помещения в нежилое. При обустройстве входной двери в магазин была частично разрушена капитальная стена в эркере здания, что повлекло вибрационные нагрузки. При сдаче помещения магазина в эксплуатацию никаких нарушений в стене дома обнаружено не было, ООО "Централь" не участвовало в принятии работ. В нарушение действующих строительных норм и правил над входом в магазин не был оборудован навес.

При этом суд не принял во внимание, что ответчик неоднократно обращался к собственникам дома с предложением о ремонте фасада указанного здания, однако решение о таком ремонте собственниками не было принято, несмотря на то, что именно на них лежит обязанность финансировать содержание общего имущества дома.

Кроме того, судом не учтено, что жителями "адрес", расположенной над элементом фасада, который упал на потерпевшую, было произведено остекление балкона и установка жестяного отлива, при этом для его крепления использованы гвозди длиной не мене 250 мм, вбитые в цементно-песчаный раствор, что, по мнению ответчика, в дальнейшем и привело к падению элемента фасада.

В связи с этим, по мнению ответчика, суд необоснованно отказал в привлечении к участию в деле собственника "адрес", а также собственника помещения магазина в качестве третьих лиц, не установив, в частности, являлось ли остекление балкона законным, проведено ли оно в соответствии с установленным порядком и требованиями безопасности. Таким образом, ответчик был лишен возможности представить доказательства причастности других лиц к причинению вреда.

Перечисленные обстоятельства повлияли на прочность крепления элементов фасада здания, однако уменьшение прочности, создающее угрозу безопасности людей, являлось скрытым дефектом, который выявился лишь при падении этих элементов и не мог быть выявлен визуально.

Ответчик выражает сомнения в правильности выводов эксперта, содержащихся в заключении экспертизы, проведенной в рамках уголовного дела, полагая, что экспертом не установлены существенные обстоятельства - каким образом крепились к стене здания декоративные элементы, соответствовали ли эти крепления строительным нормам и правилам, по каким причинам не было обеспечено безопасное крепление; не учтены вышеуказанные действия собственников помещений в здании, повлиявшие на падение бетонного элемента; не произведен осмотр объекта; выводы об аварийности фасадной стены дома необоснованны, поскольку надлежащим образом не мотивированы и сделаны неуполномоченным субъектом в нарушение постановления Правительства РФ от 28.01.2006 N 47. Экспертом в заключении сделаны выводы о причинно-следственной связи между ненадлежащим исполнением управляющей компанией своих обязанностей и падением элемента фасада здания, которые являются правовыми и находятся за пределами компетенции эксперта-строителя. При таких обстоятельствах судом необоснованно было отказано ответчику в удовлетворении ходатайства о назначении по делу судебной строительной экспертизы, поскольку ряд вопросов, требующих специальных познаний, не были разрешены в ходе рассмотрения дела.

Истцом, ее представителями, а также прокурором, участвовавшим в деле, представлены возражения на апелляционную жалобу с просьбой оставить ее без удовлетворения.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции представитель ответчика настаивал на удовлетворении жалобы, а также заявил ходатайство о назначении по делу судебной строительной экспертизы.

Истица возражала против удовлетворения жалобы, против назначения экспертизы, приведя в обоснование степени причиненных ей страданий пояснения об обстоятельствах смерти матери и своих дальнейших переживаниях.

Прокурор возражала против удовлетворения апелляционной жалобы и ходатайства о назначении экспертизы.

Другие лица, участвующие в деле, в судебное заседание суда апелляционной инстанции не явились, о времени и месте рассмотрения гражданского дела извещены надлежаще, об уважительности причин неявки судебную коллегию не уведомили, что в силу ч. 3 ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием рассмотрения гражданского дела в их отсутствие.

Проверив материалы дела в пределах доводов апелляционной жалобы согласно ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК), судебная коллегия не находит оснований для отмены оспариваемого решения.

В соответствии с п.п. 1, 2 ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

В соответствии с п. 1 ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Как разъяснено в п. 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" по делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков (пункт 2 статьи 15 ГК РФ). Размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство (пункт 2 статьи 401 ГК РФ). По общему правилу лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине (пункт 2 статьи 1064 ГК РФ). Бремя доказывания своей невиновности лежит на лице, нарушившем обязательство или причинившем вред. Вина в нарушении обязательства или в причинении вреда предполагается, пока не доказано обратное.

Согласно п. 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 (ред. от 07.02.2017) "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" должник, опровергающий доводы кредитора относительно причинной связи между своим поведением и убытками кредитора, не лишен возможности представить доказательства существования иной причины возникновения этих убытков.

В соответствии с п. 3 ст. 401 Гражданского кодекса Российской Федерации если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

Материалами дела достоверно подтверждается и не оспаривалось лицами, участвующими в деле, что ДД.ММ.ГГ мать истицы Крендач М.Н. погибла в результате падения на нее декоративного бетонного элемента фасада южной стены "адрес" в "адрес", управление которым согласно п. 3 ч. 2 ст. 161 Жилищного кодекса Российской Федерации осуществляет ООО "Централь".

Согласно ч. 1 ст. 161 Жилищного кодекса Российской Федерации (далее также - ЖК) управление многоквартирным домом должно обеспечивать благоприятные и безопасные условия проживания граждан, надлежащее содержание общего имущества в многоквартирном доме, решение вопросов пользования указанным имуществом, а также предоставление коммунальных услуг гражданам, проживающим в таком доме. Правительство Российской Федерации устанавливает стандарты и правила деятельности по управлению многоквартирными домами.

В силу п. 2. ч. 1.1 ст. 161 ЖК надлежащее содержание общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме должно осуществляться в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации, в том числе в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, о техническом регулировании, пожарной безопасности, защите прав потребителей, и должно обеспечивать безопасность жизни и здоровья граждан, имущества физических лиц, имущества юридических лиц, государственного и муниципального имущества.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 15.05.2013 N 416 утверждены Правила осуществления деятельности по управлению многоквартирными домами, в пункте 3 которых указано, что управление осуществляется в отношении каждого отдельного многоквартирного дома как самостоятельного объекта управления с учетом состава, конструктивных особенностей, степени физического износа и технического состояния общего имущества, в зависимости от геодезических и природно-климатических условий расположения многоквартирного дома, а также исходя из минимального перечня услуг и работ, необходимых для обеспечения надлежащего содержания общего имущества в многоквартирном доме, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 3 апреля 2013 г. N 290 (далее - минимальный перечень).

В пункте 9 указанного минимального перечня перечислены работы, выполняемые в целях надлежащего содержания фасадов многоквартирных домов, в том числе указано на необходимость выявления нарушений отделки фасадов и их отдельных элементов, ослабления связи отделочных слоев со стенами, нарушений сплошности и герметичности наружных водостоков, а также предусмотрено, что при выявлении повреждений и нарушений производится разработка плана восстановительных работ (при необходимости), проведение восстановительных работ.

Кроме того требования и порядок обслуживания и ремонта жилищного фонда организациями различных организационно-правовых форм установлены Правилами и нормами технической эксплуатации жилищного фонда, утвержденными постановлением Госстроя Российской Федерации от 27.09.2003г. N170.

В пунктах 2.1.1-2.1.4 указанных Правил предусмотрена необходимость проведения плановых осмотров жилых зданий, в частности, указано, что при выявлении деформации конструкций и неисправности инженерного оборудования, нарушающих условия нормальной эксплуатации, должны проводиться внеочередные (неплановые) осмотры. Предусмотрено, что частичные плановые осмотры конструктивных элементов и инженерного оборудования проводятся специалистами или представителями специализированных служб, обеспечивающих их техническое обслуживание и ремонт. Особое внимание в процессе осмотров должно быть уделено тем зданиям и их конструкциям и оборудованию, которые имеют физический износ свыше 60%. Результаты осмотров должны отражаться в специальных документах по учету технического состояния зданий: журналах, паспортах, актах. Обнаруженные во время осмотров дефекты, деформации конструкций или оборудования зданий, которые могут привести к снижению несущей способности и устойчивости конструкций или здания, обрушению или нарушению нормальной работы оборудования, должны быть устранены собственником с привлечением организации по содержанию жилищного фонда или с другой привлеченной для выполнения конкретного вида работ организацией. Организация по обслуживанию жилищного фонда должна принимать срочные меры по обеспечению безопасности людей, предупреждению дальнейшего развития деформаций, а также немедленно информировать о случившемся его собственника или уполномоченное им лицо.

Удовлетворяя исковые требования в отношении ООО "Централь", суд пришел к обоснованному выводу о том, что ответчиком не были надлежащим образом исполнены указанные обязанности, не была обеспечена безопасность людей, угроза которой возникла в связи с ненадлежащим состоянием конструкций (элементов фасадной стены) жилого дома.

Постановлением следователя следственного отдела по г. рубцовску следственного управления Следственного комитета российской Федерации по Алтайскому краю от ДД.ММ.ГГ в связи с гибелью Крендач М.Н. возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 109 Уголовного кодекса Российской Федерации (т. 1 л.д. 101).

В ходе расследования уголовного дела назначена и проведена судебная строительно-техническая экспертиза. В экспертном заключении *** специалиста ООО "Алтайская лаборатория строительно-технической экспертизы" от ДД.ММ.ГГ указано, что причиной внезапного обрушения декоративных бетонных элементов кладки является естественный физический износ конструкции наружной стены. Воздействия, оказываемые жильцами многоквартирного жилого дома на его несущие и ненесущие конструкции в результате жизнедеятельности (в том числе и при проведении законных ремонтов и реконструкций) являются одним из двух составляющих процесса естественного физического износа здания, следовательно, в какой-то незначительной степени действия по перепланировке квартир N *** и *** в магазин и ремонт балкона в "адрес"оказали влияние на обрушение декоративного бетонного элемента кладки ДД.ММ.ГГ в равной степени, как и воздействие каждого из жильцов указанного дома.

В выводах эксперт указал, что при проектировании, строительстве и эксплуатации магазина "Двери" ИП Чуйко, расположенного на первом этаже жилого дома по адресу: "адрес", нарушений строительно-технических норм не допускалось.Действительно эксперт указал также, что в результате ненадлежащего исполнения своих обязательств по договору управления многоквартирным домом по указанному адресу ООО "Централь" в период с 2010 по 2017 год допустило ухудшение технического состояния наружной кирпичной несущей стены до аварийного, в результате чего и произошло обрушение декоративных бетонных элементов кирпичной кладки.

Судебная коллегия соглашается с доводом апелляционной жалобы о том, что последний вывод эксперта в части правовой оценки действий (бездействия) управляющей компании находится за пределами компетенции эксперта-строителя, в связи с чем это суждение не должно приниматься во внимание при разрешении настоящего спора. Данное суждение является необоснованным и по существу. Однако это обстоятельство не свидетельствует о незаконности вынесенного судом решения и поэтому не может повлечь его отмену, либо изменение.

Согласно анкете многоквартирного дома по "адрес" в "адрес", этот "адрес". постройки (т. 1 л.д. 154-166). Управляющей организацией составлялись акты осмотра дома от ДД.ММ.ГГ, ДД.ММ.ГГ, ДД.ММ.ГГ (т. 1 л.д. 151а, 152, 175 об.), в которых отражена необходимость ремонта фасада дома. Собственникам помещений в доме (председателю и членам Совета дома) направлялись предложения от ДД.ММ.ГГ, ДД.ММ.ГГ (т. 1 л.д. 150 об, 152) о проведении ремонта и побелки фасада с указанием предварительной сметной стоимости соответствующих работ. Однако соответствующие решения собственниками на собраниях не были приняты.

Вместе с тем, причиной гибели Крендач М.Н. явилось не отсутствие текущего, либо капитального ремонта фасада дома, а непроведение управляющей компанией необходимых работ по предотвращению падения элементов фасада дома.

Так, непосредственно после происшествия ДД.ММ.ГГ непрочно закрепленные элементы фасада были демонтированы (т. 1 л.д. 189). Кроме того в марте 2017 года Государственной инспекцией Алтайского края (отделом жилищного надзора по "адрес") была проведена проверка в отношении ООО "Централь", которому выдано предписание от ДД.ММ.ГГ произвести обследование креплений выступающих деталей стен и снять детали, потерявшие связь со стеной дома по "адрес" в "адрес" (т. 1 л.д. 195). Во исполнение этого предписания управляющей организацией проведено обследование выступающих деталей стен по фасаду дома и обнаружена подвижность еще нескольких элементов, сделан вывод о необходимость убрать 4 целых кирпича и 8 половинок и четвертинок (л.д. 177 об.). Указанные доказательства свидетельствуют о том, что и до происшествия управляющая компания имела реальную возможность обнаружить грозящие обрушением элементы фасада здания и демонтировать их, однако не воспользовалась такой возможностью.

Более того, в мае 2015 года от Совета дома в управляющую компанию поступало заявление с просьбой устранения разрушения стены дома, поскольку имеются кирпичи "угрожающие выпадением" (т. 1 л.д. 191 об, 248). В ответ на это письмо ООО "Централь" указало, что соответствующие работы включены в план на летний период 2015 года (т. 1 л.д. 249). Однако ответчик ограничился визуальным наблюдением за трещинами в стене дома, не приняв меры к предотвращению падения плохо закрепленных элементов фасада дома (т. 1 л.д. 191-193).

Учитывая, что на момент проведения экспертизы в рамках уголовного дела, неустойчивые элементы фасада были демонтированы, однако на фотографиях, сделанных непосредственно после происшествия, состояние фасада дома отображено (т. 1 л.д. 127-149), судебная коллегия не соглашается с доводом апелляционной жалобы о том, что без осмотра дома заключение эксперта в рамках уголовного дела не может быть признано обоснованным. Напротив, действительное состояние фасадной стены дома на момент гибели потерпевшей экспертом при таких обстоятельствах могло быть установлено только в результате исследования имеющихся в материалах дела документов.

Оценивая доводы жалобы о том, что причиной гибели матери истцы могли быть действия собственников нежилого помещения магазина "Двери" и "адрес", которые производили строительные работы, повлиявшие на прочность конструкций фасада жилого дома, судебная коллегия считает их несостоятельными, исходя из следующего.

Как следует из актов, составленных работниками ООО "Централь", работы по перепланировке квартир *** в нежилое помещения осуществлялись без отступления от проектной документации и не были опасными (акт от ДД.ММ.ГГ - т. 1 л.д. 176); работы по остеклению и облицовке балкона, со слов собственника, выполнялись 2 года назад (акт от ДД.ММ.ГГ - т. 1 л.д. 178). Каких-либо доказательств того, что указанные работы производились непосредственно перед падением элемента фасада дома ДД.ММ.ГГ ответчиком не представлено. Между тем, действия причинителя вреда, являющиеся основанием ответственности, должны находиться в прямой причинной связи с фактом гибели Крендач М.Н. Таким образом и в том случае, если вышеуказанные строительные работы действительно привели к ослаблению крепления декоративных элементов фасада здания, они очевидно непосредственно не повлекли падения этих элементов, как и отсутствие навеса над входом в магазин "Двери". Управляющая организация согласно перечисленным выше правовым нормам обязана была обнаружить, что элементы фасада укреплены ненадежно, и своевременно демонтировать их, обеспечив безопасность людей. Для этого управляющая организация располагала достаточным временем с момента проведения работ собственниками нежилого помещения и "адрес". Следовательно, именно бездействие ответчика находится в прямой причинной связи с падением элементов фасада и причиненным истице вредом.

При таких обстоятельствах не могут быть приняты во внимание и доводы апелляционной жалобы о необходимости привлечения к участию в деле собственников нежилого помещения магазина "Двери" и "адрес", наличии оснований для перехода к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции без учета особенностей, предусмотренных главой 39 ГПК Российской Федерации.

В судебном заседании ДД.ММ.ГГ при рассмотрении дела судом первой инстанции представителем ответчика было заявлено ходатайство о назначении строительной экспертизы, на разрешение экспертов предлагалось поставить вопросы о том, что явилось причиной обрушения конструкции жилого дома по "адрес"; повлияли ли на обрушение реконструкция квартир *** и изменение внешнего вида балкона "адрес" (т. 2 л.д. 4 об.). В назначении экспертизы было отказано в связи с наличием заключения эксперта, полученного в ходе расследования уголовного дела, в котором разрешены эти вопросы.

Судебная коллегия соглашается с определением суда об отказе в удовлетворении ходатайства о назначении экспертизы, полагая, что с учетом изложенного выше, установление того, повлияло ли на обрушение элемента фасада проведение строительных работ собственниками нежилого помещения (квартир ***) и "адрес", не имеет значения для разрешения спора, поскольку необходимо установить не влияние (косвенное) тех или иных работ на обрушение, а лишь его непосредственную причину, которая в данном случае была установлена и подтверждена совокупностью вышеуказанных доказательств, в том числе заключением эксперта от ДД.ММ.ГГ.

В апелляционной жалобе ответчиком приведены вопросы, которые не предлагались в суде первой инстанции. В силу ч. 1 ст. 327.1 ГПК дополнительные доказательства принимаются судом апелляционной инстанции, если лицо, участвующее в деле, обосновало невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, и суд признает эти причины уважительными. Ответчиком таких причин не приведено, поэтому основания для назначения экспертизы в суде апелляционной инстанции отсутствуют, в связи с чем в удовлетворении соответствующего ходатайства было отказано.

Иные доводы жалобы, касающиеся нарушения порядка признания дома аварийным, установления способа крепления декоративных элементов фасада дома и причин необеспечения безопасного крепления, являются надуманными, не влияют на разрешение спора по существу, поэтому также не могут быть приняты во внимание.

На основании пункта 1 статьи 1099 Гражданского кодекса Российской Федерации основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 59 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьей 151 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В силу статьи 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

Статьей 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что в случаях, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности, компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда.

Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего (пункт 2 статьи 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 года N10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда", при рассмотрении требований о компенсации причиненного гражданину морального вреда необходимо учитывать, что размер компенсации зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств, и не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

В пункте 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20.12.1994 N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" указано, что моральный вред может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников.

Как разъяснено в пункте 32 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 года N1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина", суду следует иметь в виду, что, поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда. Вместе с тем при рассмотрении дел о компенсации морального вреда в связи со смертью потерпевшего иным лицам, в частности членам его семьи, иждивенцам, суду необходимо учитывать обстоятельства, свидетельствующие о причинении именно этим лицам физических или нравственных страданий. Указанные обстоятельства влияют также и на определение размера компенсации этого вреда. Наличие факта родственных отношений само по себе не является достаточным основанием для компенсации морального вреда. При определении размера компенсации морального вреда суду с учетом требований разумности и справедливости следует исходить из степени нравственных или физических страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, степени вины нарушителя и иных заслуживающих внимания обстоятельств каждого дела.

По смыслу действующего правового регулирования, компенсация морального вреда в связи со смертью потерпевшего может быть присуждена лицам, обратившимся за данной компенсацией, при условии установления факта причинения им морального вреда, а размер компенсации определяется судом исходя из установленных при разбирательстве дела характера и степени понесенных ими физических или нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями этих лиц, и иных заслуживающих внимания обстоятельств дела. При этом факт причинения морального вреда предполагается лишь в отношении потерпевшего в случаях причинения вреда его здоровью.

Поскольку факт родственных отношений сам по себе не является достаточным основанием для удовлетворения требований о компенсации морального вреда в каждом конкретном случае установлению подлежат обстоятельства, свидетельствующие о том, что лица, обратившиеся за компенсацией морального вреда, действительно испытывают физические или нравственные страдания в связи со смертью потерпевшего, что предполагает в том числе выяснение характера отношений (семейные, родственные), сложившихся между этими лицами и потерпевшим при его жизни.

В данном случае установлено, что гибель матери истицы произошла в присутствии самой Пашиной А.С, которая признана потерпевшей по уголовному делу (т. 1 л.д. 102), при особо травмирующих для истицы обстоятельствах (видела, как мать умирает, но не имела к ней доступа в связи с блокировкой двери магазина телом матери, которая успела выйти из магазина раньше истицы, случайно задержавшейся по другую сторону двери). Крендач М.Н. причинена сочетанная тупая травма головы и позвоночника, повлекшая смерть: субарахноидальное кровоизлияние по всем поверхностям головного мозга и мозжечка, фрагментарный перелом правой теменной кости с переходом на основание черепа, рана в теменной области по средней линии с кровоизлиянием в окружающие мягкие ткани; закрытая травма позвоночника: оскольчатый перелом тела 2-го грудного позвонка. При этом истица проживала вместе с матерью и своим несовершеннолетним сыном, в уходе за которым мать оказывала ей помощь. В связи с потерей близкого человека истица испытывает сильные нравственные страдания (т. 1 л.д. 104-105).

При таких обстоятельствах в пределах доводов апелляционной жалобы судебная коллегия не находит оснований для отмены, либо изменения решения суда, жалоба удовлетворению не подлежит.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 361, 366 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

Решение Рубцовского городского суда Алтайского края от 27 октября 2017 года оставить без изменения, апелляционную жалобу ответчика Общества с ограниченной ответственностью "Централь" - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.