Апелляционное определение СК по гражданским делам Алтайского краевого суда от 20 февраля 2018 г. по делу N 33-1690/2018

 

Судебная коллегия по гражданским делам Алтайского краевого суда в составе:

председательствующего Вишняковой С.Г,

судей Бредихиной С.Г, Бусиной Н.В,

при секретаре Сафронове Д.В,

с участием прокурора Шелудько И.Э,

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционное представление прокурора "адрес", апелляционную жалобу истца Курносовой И. А. на решение Бийского городского суда Алтайского края от ДД.ММ.ГГ по делу

по иску Курносовой И. А. к ФГУП "Охрана" Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации о возложении обязанности по расследованию несчастного случая, составлению акта, признании несчастного случая связанным с производством, взыскании компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Бредихиной С.Г, судебная коллегия

установила:

Курносова И.А. обратилась в суд с указанным иском, с учетом уточнений просила признать акт о расследовании несчастного случая от ДД.ММ.ГГ ФГУП "Охрана" Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации недействительным; признать несчастный случай, произошедший с Курносовой И.А. ДД.ММ.ГГ, связанным с производством; возложить на ФГУП "Охрана" Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации обязанность по составлению и выдаче Курносовой И.А. акт формы Н-1; взыскать с ФГУП "Охрана" Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации компенсацию морального вреда в сумме 600 000 руб.

В обоснование исковых требований истец Курносова И.А. указала на то, что ДД.ММ.ГГ между истцом и ответчиком был заключен трудовой договор *** в соответствии с которым она была принята на работу к ответчику на должность *** подлежала обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

ДД.ММ.ГГ Курносова И.А. заступила на смену во второй караул на территории цеха *** АО БПО "Сибприбормаш", расположенном по адресу: "адрес", промзона. В этот день работали *** - зам. начальника команды ***, начальник команды - *** три контролера - ***

Около 12 час. 00 мин. в караульном помещении во время несения караула *** спровоцировали ссору, словесные ссоры со *** происходили и ранее, во время которых *** всегда пытались оскорбить истца. В ходе ссоры ДД.ММ.ГГ *** нанесла Курносовой И.А. ***, *** ***. В это время *** находился на периметре режимного цеха, ***. сидела на посту в карауле.

С ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ Курносова И.А. находилась на больничном с диагнозом - ***

*** заместителю начальника команды ***, о произошедшем случае ДД.ММ.ГГ стало известно сразу, он довез истца до первого караула, куда приехала скорая помощь.

О проведении служебной проверки по факту избиения на работе истец ничего не знала, никто не уведомлял о проведении какого-либо расследования, с результатами проверки несчастного случая истца не знакомили. Ответчик не только оформил акт о несчастном случае ненадлежащим образом, но и не выдал его пострадавшему.

В основу обстоятельств несчастного случая вошли показания ***, которая во время ссоры находилась на посту, пост свой не покидала и не являлась очевидцем произошедшего.

Истец не согласна с квалификацией несчастного случая, в акте комиссия приходит к выводу, что несчастный случай является бытовым.

Истец полагает, что произошедший конфликт имеет производственный характер, поскольку причинами, вызвавшими несчастный случай, являются нарушение работниками ***. дисциплины труда и правил трудового внутреннего распорядка, не создание ответчиком в полной мере условий для соблюдения работниками дисциплины труда. Так как несчастный случай произошел в течение рабочего времени, при исполнении работником трудовых обязанностей, с работниками, имеющим трудовые отношения с работодателем; пострадавшая получила травму отнесенную к категории средней тяжести; травма нанесена другим лицом, являющимся работником ответчика, в производственной обстановке, на территории предприятия; данный несчастный случай не подпадает под обстоятельства, перечисленные в ст. 229.2 ТК РФ, позволяющие квалифицировать случай как не связанный с производством.

Вследствие не проведения расследования несчастного случая на производстве, не оформлении и утверждения акта о несчастном случае формы Н-1, ответчиком были нарушены права, гарантированные государством.

В связи с тем, что ответчик не выполнил обязанности по обеспечению безопасности и условий труда, соответствующих требованиям охраны труда, истцу были причинены телесные повреждения. Причинение вреда здоровью, повлекшее временную утрату трудоспособности, длительность лечения, сопряженные с причинением страданий и боли, лишение возможности полноценного труда и полноценного образа жизни, сопряжены с причинением истцу нравственных страданий. Помимо нравственных страданий Курносова И.А. постоянно испытывает физические страдания, заключающиеся в претерпевании боли от полученной травмы.

Решением Бийского городского суда Алтайского края от ДД.ММ.ГГ в удовлетворении исковых требований Курносовой И.А. отказано в полном объеме.

В апелляционном представлении прокурор просит решение отменить, принять новое об удовлетворении требований, полагая, что в связи с тем, что конфликт возник из-за того, что Курносова И.А. зашла в служебное помещение - кабинет *** отнести данный случай, хотя и произошедший на почве личных неприязненных отношений, к несчастному случаю не связанному с производством, не представляется возможным. В данном случае работодатель, обладая обязанностями по созданию для работников безопасных условий труда, возникший ДД.ММ.ГГ между Курносовой И.А. и *** личностный конфликт не устранил.

Также по делу в качестве третьего лица была привлечена Государственная инспекция труда в Алтайском края. Представитель которой в своих пояснениях квалифицировал указанное происшествие как несчастный случай связанный с производством.

В апелляционной жалобе истец просит решение отменить, принять новое решение, которым удовлетворить исковые требования в полном объеме.

В обосновании требований указывая, что суд не рассмотрел требования истца о признании акта от ДД.ММ.ГГ недействительным. Акт от ДД.ММ.ГГ является недействительным, так как заявление Курносовой И.А. поступило к ответчику ДД.ММ.ГГ, расследование должно было закончиться ДД.ММ.ГГ, но не ДД.ММ.ГГ. В акте от ДД.ММ.ГГ членов комиссии четное количество 4 человека в нарушении ст. 229 ТК РФ. В состав комиссии был включен *** заместитель начальника команды *** "адрес", который является непосредственным руководителем Курносовой И.А, в нарушении ст. 229 ТК РФ, так как лица, на которых непосредственно возложено обеспечение соблюдения требований охраны труда на участке, где произошел случай, в состав комиссии не включаются. В акте ответчика обстоятельства несчастного случае изложены от лица единственного очевидца, которые не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Кроме того, в акте не указаны доводы, на основании которых комиссия пришла к выводу о том, что травма Курносовой И.А. получена в быту. В нарушении ст. 21 Постановления комиссии не ознакомила пострадавшего с результатами расследования, не провела осмотр места происшествия, не получала объяснения пострадавшего, не запросила медицинские документы. На момент расследования несчастного случая действовали Правила от ДД.ММ.ГГ, при этом в материалах дела отсутствует лист ознакомления Курносовой И.А. с данными Правилами.

Не согласен апеллятор и с выводом суда в части признания несчастного случая, не связанного с производством, поскольку при рассмотрении дела не оспаривался факт драки на территории ответчика в рабочее время. Доказательств получения Курносовой И.А. телесных повреждений при иных обстоятельствах или в другое время ответчиком суду не представлено. Согласно табелю учета рабочего времени ДД.ММ.ГГ Курносова И.А. работала. Согласно пояснениям Курносовой И.А. и материалов дела драка была спровоцирована *** когда Курносова И.А. осуществляла обход территории цеха, то есть во время исполнения трудовых обязанностей. Таким образом, поскольку вред здоровью Курносовой И.А. причинен на территории работодателя в течение рабочего времени, то событие, имевшее место ДД.ММ.ГГ имеет признаки несчастного случая, указанные в азб. 2 ч.3 ст. 227 ТК РФ и связано с производством.

В возражениях на апелляционную жалобу ответчик просит решение суда оставить без изменения, ссылаясь на то, что травма была получена Курносовой И.А. в драке между работниками предприятия на почве личных неприязненных отношений, нарушения ими трудовой дисциплины, а не при исполнении истцом трудовых обязанностей, и является конфликтом между сотрудниками на территории работодателя в результате взаимных оскорблений, в ходе которого истцу били причинены телесные повреждения. Кроме того, травма Курносовой была получена в период после посещения медицинского учреждения ДД.ММ.ГГ до утра ДД.ММ.ГГ, то есть в нерабочее время. Лист нетрудоспособности выдан ДД.ММ.ГГ в выходной день сотрудника. Причина нетрудоспособности "травма в быту". Таким образом, ссора, произошедшая ДД.ММ.ГГ между ***. и Курносовой И.А. не причинила вреда здоровью и не повлекла обязательных последствий, указанных в ст. 227 ТК РФ, не может быть расценена как несчастный случай не производстве, и соответственно, обязанность проведения расследования по ст. 227-231 ТК РФ с составлением Акта расследования несчастного случая на производстве.

Кроме того, Постановлением Бийского городского суда Алтайского края от ДД.ММ.ГГ Курносова И.А. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 6.1.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях с назначением наказания в виде административного штрафа в размере 5 000 рублей.

В возражениях на апелляционное представление прокурора ответчик просит решение суда оставить без изменения, апелляционное представление прокурора без удовлетворения.

В возражениях на апелляционную жалобу, апелляционное представление прокурора ГУ- Алтайское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации просит решение суда оставить без изменения.

В заседании суда апелляционной инстанции представитель истца Курносовой И.А. - Цыганок М.А. доводы апелляционной жалобы поддерживала в полном объеме, просила решение отменить. Прокурор Шелудько И.Э. доводы апелляционного представления прокурора "адрес" поддерживала в полном объеме. Представитель ответчика Кондратьева И.Н. возражала против доводов апелляционной жалобы и апелляционного представления прокурора "адрес".

Другие лица, участвующие в деле, извещенные о времени и месте рассмотрения дела в судебное заседание не явились. В соответствии с ч.3 ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебная коллегия полагает возможным рассмотреть апелляционную жалобу в отсутствии не явившихся лиц.

Проверив материалы дела, законность и обоснованность обжалуемого судебного акта, обсудив доводы апелляционной жалобы и апелляционного представления, проверяя законность и обоснованность решения в соответствии с ч. 1 ст. 327-1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в пределах доводов изложенных в апелляционной жалобе, выслушав явившихся участников процесса, судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене в связи с неправильным применением норм материального права.

Как видно из материалов дела и установлено судом, истец Курносова И.А. состоит в трудовых отношениях с ответчиком ФГУП "Охрана" Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации в период с ДД.ММ.ГГ в должности контролера контрольно-пропускного пункта, с ДД.ММ.ГГ в должности помощника начальника караула команды *** "адрес", с ДД.ММ.ГГ в должности контролера контрольно -пропускного пункта. ДД.ММ.ГГ Структурное подразделение "Команда *** "адрес"" переименовано в "Команда военизированной охраны *** "адрес"".

ДД.ММ.ГГ между работниками ФГУП "Охрана" Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации Курносовой И.А. (помощник начальник караула), ***) в комнате приема пищи караульного помещения АО БПО "Сибприбормаш" произошла ссора, в результате которой Курносовой И.А. был получен вред здоровью средней тяжести, в связи с чем, истец была временно нетрудоспособна в период с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ.

Из пояснений истца и также *** следует, что конфликт возник из-за того, что Курносова И.А. (помощник начальника караула) зашла в кабинет ***начальник караула) без ее разрешения. Вместе с тем, как следует из пояснений *** документам Курносова И.А. имеет право заходить в комнату начальника караула, однако это не нравилось *** поэтому она ей запретила. После чего конфликт перешел на личностные отношения.

При этом, согласно должностной инструкции помощника начальника караула на последнюю возлагаются следующие функции: поддержание внутреннего порядка в караульном помещении; подготовка очередной смены перед заступлением на посты; исправное содержание оборудования, инвентаря и имущества, поддержание чистоты и порядка в караульном помещении.

Помощник караула обязан принять при смене караула караульное помещение и по описи находящиеся в нем оборудование, инвентарь и имущество, следить за своевременным приемом пищи личным составом караула, за исправным содержанием оборудования, инвентаря и имущества, за чистотой и порядком в караульном помещении и на прилегающей к нему территории, никуда не отлучаться из караульного помещения без разрешения начальника караула (п.п.2.2, 2.5, 2.7). Согласно п. 1.3 Должностной инструкции помощник начальника караула подчиняется начальнику караула, является прямым начальником всего личного состава караула.

Из пояснений Курносовой И.А. следует, что между ней и *** *** неоднократно происходили словесные ссоры, в ходе которых *** выражалась в адрес истца неприлично и нецензурно.

Из пояснений *** следует, что на протяжении полугода между Курносовой И.А. и *** сложились напряженные отношения из-за ее непорядочности.

Из пояснений *** следует, что между ней и Курносовой И.А. сложились натянутые отношения из-за непорядочности.

Согласно заключению эксперта от ДД.ММ.ГГ *** ***

***

Кроме того, эксперты пришел к выводу, что все вышеуказанные телесные повреждения могли быть причинены за 2-3 суток до момента начала первичного осмотра потерпевшей (на ДД.ММ.ГГ), в том числе возможно и ДД.ММ.ГГ, что подтверждается цветом кровоподтеков, а также данным медицинских документов, где отражена дата причинения телесных повреждений ДД.ММ.ГГ.

Расследование по несчастному случаю проведено с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ. Согласно акта комиссия на основании единственного свидетеля произошедшего контролера КПП группы *** *** к выводу, что травма, полученная Курносовой И.А, не может быть признана производственной, поскольку после происшествия Курносову И.А. на автомобиле скорой медицинской помощи доставили в травмпунк Центральной городской больницы "адрес". В травмпункте не нашли оснований для госпитализации пострадавшей. В дальнейшем 15- ДД.ММ.ГГ пострадавшая Курносова И.А. не обращалась в травмпункты города с какими-либо повреждениями. Больничный лист открыт ДД.ММ.ГГ с диагнозом: *** Помощник начальника караула Курносова И.А. нарушила п. 2.1 Правил внутреннего трудового распорядка для работников ФГУП Ведомственная охрана объектов промышленности РФ.

По указанному факту возбуждено уголовное дело, в ходе расследования которого вынесено постановление о прекращении уголовного дела от ДД.ММ.ГГ за отсутствием состава преступления.

Указанное постановление ДД.ММ.ГГ отменено, на момент разрешения спора какого-либо процессуального решения по указанному уголовному делу не принято.

В материалах дела имеются Правила внутреннего трудового распорядка для работников Управления по Сибирскому федеральному округу Центра охраны объектов промышленности (филиал) ФГУП "Охрана" Росгвардии с которыми Курносова И.А. ознакомлены ДД.ММ.ГГ, указанные Правила от ДД.ММ.ГГ.

Также ответчиком представлены Правила внутреннего распорядка дня (Приложение ***) к приказу от ДД.ММ.ГГ, доказательств ознакомления истца с указанными правилами, ответчиком не представлено.

Разрешая возникший спор при указанных обстоятельствах, и отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что травма, полученная истцом, не может быть расценена как несчастный случай на производстве, поскольку была получена в драке между работниками предприятия на почве личных неприязненных отношений, т.е. нарушения ими трудовой дисциплины, а не при исполнении истцом трудовых обязанностей; конфликт, возникший между сотрудниками на территории работодателя в результате взаимных оскорблений, в ходе которого истцу были причинены телесные повреждения, нельзя связать с производством и выполнением трудовых функций. Доказательств тому, что работодатель не исполнил свои обязанности по соблюдению правил охраны труда и техники безопасности, сторонами суду не представлено и материалы дела не содержат. Поскольку несчастный случай с Курносовой И.А. произошел при обстоятельствах, не указанных в ч. 3 ст. 227 Трудового кодекса РФ, наличие или отсутствие событий, перечисленных в ч. 6 ст. 229.2 Трудового кодекса РФ, не имеют правового значения.

С данными выводами суда согласиться нельзя по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 227 Трудового кодекса Российской Федерации, расследованию и учету в соответствии с настоящей главой подлежат несчастные случаи, происшедшие с работниками и другими лицами, участвующими в производственной деятельности работодателя (в том числе с лицами, подлежащими обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний), при исполнении ими трудовых обязанностей или выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя), а также при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах.

Расследованию в установленном порядке как несчастные случаи подлежат события, в результате которых пострадавшими были получены:

телесные повреждения (травмы), в том числе нанесенные другим лицом; тепловой удар; ожог; обморожение; утопление; поражение электрическим током, молнией, излучением; укусы и другие телесные повреждения, нанесенные животными и насекомыми; повреждения вследствие взрывов, аварий, разрушения зданий, сооружений и конструкций, стихийных бедствий и других чрезвычайных обстоятельств, иные повреждения здоровья, обусловленные воздействием внешних факторов, повлекшие за собой необходимость перевода пострадавших на другую работу, временную или стойкую утрату ими трудоспособности либо смерть пострадавших, если указанные события произошли:

в течение рабочего времени на территории работодателя либо в ином месте выполнения работы, в том числе во время установленных перерывов, а также в течение времени, необходимого для приведения в порядок орудий производства и одежды, выполнения других предусмотренных правилами внутреннего трудового распорядка действий перед началом и после окончания работы, или при выполнении работы за пределами установленной для работника продолжительности рабочего времени, в выходные и нерабочие праздничные дни;

при следовании к месту выполнения работы или с работы на транспортном средстве, предоставленном работодателем (его представителем), либо на личном транспортном средстве в случае использования личного транспортного средства в производственных (служебных) целях по распоряжению работодателя (его представителя) или по соглашению сторон трудового договора;

при следовании к месту служебной командировки и обратно, во время служебных поездок на общественном или служебном транспорте, а также при следовании по распоряжению работодателя (его представителя) к месту выполнения работы (поручения) и обратно, в том числе пешком;

при следовании на транспортном средстве в качестве сменщика во время междусменного отдыха (водитель-сменщик на транспортном средстве, проводник или механик рефрижераторной секции в поезде, член бригады почтового вагона и другие);

при работе вахтовым методом во время междусменного отдыха, а также при нахождении на судне (воздушном, морском, речном) в свободное от вахты и судовых работ время;

при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах, в том числе действий, направленных на предотвращение катастрофы, аварии или несчастного случая.

В силу ст. 3 Федерального закона от ДД.ММ.ГГ N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" несчастный случай на производстве - событие, в результате которого застрахованный получил увечье или иное повреждение здоровья при исполнении им обязанностей по трудовому договору и в иных установленных настоящим Федеральным законом случаях как на территории страхователя, так и за ее пределами либо во время следования к месту работы или возвращения с места работы на транспорте, предоставленном страхователем, и которое повлекло необходимость перевода застрахованного на другую работу, временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности либо его смерть.

Согласно пункту 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от ДД.ММ.ГГ *** "О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" судом надлежит учитывать, что положениями Трудового кодекса Российской Федерации (далее - ТК РФ), регулирующими вопросы расследования несчастных случаев на производстве (статьи 227 - 231), предусматривается возможность квалификации в качестве несчастных случаев, связанных с производством, и составление актов по форме Н-1 по всем несчастным случаям, имевшим место при исполнении работниками их трудовых обязанностей, даже если в причинении вреда работнику виновно исключительно третье лицо, не являющееся работодателем этого работника. Следовательно, по всем случаям, признанным связанными с производством, пострадавший работник со дня наступления страхового случая в соответствии со статьей 7 Федерального закона от ДД.ММ.ГГ N 125-ФЗ вправе требовать обеспечения по страхованию.

Пунктом 9 названного Постановления предусмотрено, что в силу положений статьи 3 Федерального закона от ДД.ММ.ГГ N 125-ФЗ и статьи 227 ТК РФ несчастным случаем на производстве признается событие, в результате которого застрахованный получил увечье или иное повреждение здоровья при исполнении обязанностей по трудовому договору или выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя), а также при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем или совершаемых в его интересах как на территории страхователя, так и за ее пределами либо во время следования к месту работы или возвращения с места работы на транспорте, предоставленном страхователем (или на личном транспортном средстве в случае его использования в производственных (служебных) целях по распоряжению работодателя (его представителя) либо по соглашению сторон трудового договора), и которое повлекло необходимость перевода застрахованного на другую работу, временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности либо его смерть.

В связи с этим для правильной квалификации события, в результате которого причинен вред жизни или здоровью пострадавшего, необходимо в каждом случае исследовать следующие юридически значимые обстоятельства:

относится ли пострадавший к лицам, участвующим в производственной деятельности работодателя (часть вторая статьи 227 ТК РФ);

указано ли происшедшее событие в перечне событий, квалифицируемых в качестве несчастных случаев (часть третья статьи 227 ТК РФ);

соответствуют ли обстоятельства (время, место и другие), сопутствующие происшедшему событию, обстоятельствам, указанным в части третьей статьи 227 ТК РФ;

произошел ли несчастный случай на производстве с лицом, подлежащим обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (статья 5 Федерального закона от ДД.ММ.ГГ N 125-ФЗ);

имели ли место обстоятельства, при наличии которых несчастные случаи могут квалифицироваться как не связанные с производством (исчерпывающий перечень таких обстоятельств содержится в части шестой статьи 229.2 ТК РФ), и иные обстоятельства.

Часть 6 ст. 229.2 Трудового кодекса РФ содержит исчерпывающий перечень несчастных случаев, которые могут быть квалифицированы как не связанные с производством, к ним относятся:

смерть вследствие общего заболевания или самоубийства, подтвержденная в установленном порядке соответственно медицинской организацией, органами следствия или судом;

смерть или повреждение здоровья, единственной причиной которых явилось по заключению медицинской организации алкогольное, наркотическое или иное токсическое опьянение (отравление) пострадавшего, не связанное с нарушениями технологического процесса, в котором используются технические спирты, ароматические, наркотические и иные токсические вещества;

несчастный случай, происшедший при совершении пострадавшим действий (бездействия), квалифицированных правоохранительными органами как уголовно наказуемое деяние.

Таких обстоятельств ни комиссией по расследованию несчастного случая на производстве, ни судом первой инстанции не установлено.

Напротив, из материалов дела видно, что истец Курносова И.А. являлась лицом, участвующим в производственной деятельности ФГУП "Охрана" Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации, произошедшее с ней ДД.ММ.ГГ событие указано в перечне событий, квалифицируемых в качестве несчастных случаев, обстоятельства, сопутствующие произошедшему событию, соответствуют обстоятельствам, указанным в части 3 ст. 227 ТК РФ (несчастный случай с Курносовой И.А. произошел в течение рабочего времени, в месте выполнения работы). Судебная коллегия, исходя из пункта 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от ДД.ММ.ГГ *** "О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", полагает, что несчастный случай, произошедший с Курносовой И.А. правильно квалифицирован государственным инспектором труда в судебном заседании, как связанный с производством.

При этом, трудовое законодательство предусматривает в качестве основной обязанности работодателя обеспечивать безопасность труда и условия, отвечающие требованиях охраны и гигиены труда, то есть создавать такие условия труда, при которых исключалось бы причинение вреда жизни и здоровью работника.

Согласно абзацу 4 части 2 статьи 22 ТК РФ работодатель обязан обеспечить безопасность и условия труда, соответствующие государственным нормативным требованиям охраны труда.

В соответствии со статьей 212 ТК РФ обязанности по обеспечению безопасных условий и охраны труда возлагается на работодателя.

Судебная коллегия полагает, что работодатель, обладая обязанностями по созданию для работников безопасных условий труда, возникший длительный личностный конфликт между Курносовой И.А. (помощником начальнику караула) и *** (начальником караула) не устранил.

Позиция ответчика, доводы возражений о том, что Курносовой И.А. не представлены доказательства, подтверждающие утрату временной или стойкой трудоспособности в связи с несчастным случаем на производстве, в травмпункте не нашли оснований для госпитализации пострадавшей, 15- ДД.ММ.ГГ пострадавшая Курносова И.А. не обращалась в травмпункты города с какими-либо повреждениями, больничный лист открыт ДД.ММ.ГГ с кодом нетрудоспособности - травма *** в период с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ, судебной коллегий отклоняется как противоречащие совокупности представленных доказательств, оцененных по правилам ст. 67 ГПК РФ, в том числе, заключению Эксперта *** согласно которого все телесные повреждения могли быть причинены ДД.ММ.ГГ, в том числе возможно и ДД.ММ.ГГ; показаниям свидетелей ***

При установленных обстоятельствах комиссией необоснованно несчастный случай с Курносовой И.А. не отнесен к несчастному случаю, не связанным с производством, в то время как предусмотренных ч. 6 ст. 229.2 ТК РФ обстоятельств, при наличии которых несчастные случаи могут квалифицироваться как не связанные с производством, не установлено.

Учитывая изложенное, судебная коллегия считает, что несчастный случай, произошедший с Курносовой И.А. связан с производством, а выводы комиссии по расследованию несчастного случая и суда первой инстанции об обратном основаны на неправильной квалификации события, в результате которого причинены телесные повреждения пострадавшей. В связи с чем, решение суда подлежит отмене, с принятием нового решения.

В силу абз.16 ч.2 ст. 22 ТК РФ работодатель обязан возвещать вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими рудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены названным Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Разрешая требования Курносовой И.А. о взыскании компенсации морального вреда, судебная коллегия приходит к выводу об обоснованности таковых, поскольку в результате несчастного случая на производстве истцу был причинен вред здоровью, в связи с чем, истец испытывал физические и нравственные страдания.

Учитывая конкретные обстоятельства данного дела, степень участия в произошедшем конфликте самого истца, в обязанности которого входило поддерживания внутреннего порядка в караульном помещении, нарушение работодателем прав истца при проведении расследования несчастного случая, принимая во внимание обстоятельства произошедшего несчастного случая, степень тяжести причиненного истцу вреда здоровью, судебная коллегия, руководствуясь ст. ст. 151, 1101 ГК РФ определяет размер компенсации морального вреда в сумме 10 000 рублей. Судебная коллегия полагает, что данный размер компенсации морального вреда, отвечает принципу разумности и справедливости. При этом коллегия отмечает, что определение конкретного размера денежной компенсации морального вреда является правом суда.

Руководствуясь ст.ст. 328-329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Бийского городского суда Алтайского края от ДД.ММ.ГГ отменить.

Принять по делу новое решение, которым исковые требования Курносовой И. А. к ФГУП "Охрана" Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации о признании акта расследования несчастного случая недействительным, признания несчастного случая, связанного с производством, обязании составить и выдать акт о несчастном случае на производстве по форме Н-1, взыскании компенсации морального вреда удовлетворить частично.

Признать акт о расследовании несчастного случая, произошедшего ДД.ММ.ГГ с Курносовой И. А. недействительным.

Признать несчастный случай, произошедший ДД.ММ.ГГ с Курносовой И. А, помощником начальника караула ФГУП "Охрана" Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации связанным с производством.

Обязать ФГУП "Охрана" Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации составить акт о несчастном случае на производстве по форме Н-1 и выдать Курносовой И. А..

Взыскать ФГУП "Охрана" Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации в пользу Курносовой И. А. денежную компенсацию морального вреда в размере 10 000 рублей.

В удовлетворении остальной части иска отказать.

 

Председательствующий

 

Судьи:

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.