Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 03 октября 2017 г. по делу N 33-18839/2017

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего

Яшиной И.В.

судей

Мариной И.Л.

Литвиновой И.А.

с участием прокурора

Басовой А.Ю.

при секретаре

Чернышове М.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании 03 октября 2017 года гражданское дело N2-184/2017 по апелляционной жалобе Роик Татьяны Викторовны на решение Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 15 мая 2017 года по иску Роик Татьяны Викторовны к Санкт-Петербургскому государственному бюджетному учреждению здравоохранения "Городская поликлиника N23" о взыскании компенсации морального вреда, причиненного оказанием некачественной медицинской помощи.

Заслушав доклад судьи Яшиной И.В, выслушав объяснения истицы Роик Т.В, представителя ответчика - Никитюк О.С, представителя третьего лица АО "Страховая городская медицинская компания" - Вердихановой Э.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

УСТАНОВИЛА:

Роик Т.В. обратилась в Кировский районный суд Санкт-Петербурга с иском к СПб ГБУЗ "Городская поликлиника N23" о взыскании компенсации морального вреда в размере 5000000 рубля, в результате некачественно оказанной медицинской услуги, выразившейся в отсутствии активного диспансерного наблюдения в связи с выявленной у неё "... ", не выполнение контрольного УЗИ, диагноз " "... "" был поставлен с опозданием, что привело к несвоевременному оперативному лечению и удалению "... ".

Решением Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 15 мая 2017 года с СПб ГБУЗ "Городская поликлиника N23" в пользу Роик Т.Т. взыскана компенсация морального вреда в размере 10000 рублей, расходы по оплате государственной пошлины в размере 300 рублей.

Не согласившись с решением суда, истица подала апелляционную жалобу, в которой просит решение суда изменить, удовлетворить исковые требования в полном объеме.

Изучив материалы дела, выслушав участников процесса, обсудив доводы жалобы, заслушав заключение прокурора, судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно п. 9 ст. 19 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" пациент имеет право на возмещение вреда, причиненного здоровью при оказании ему медицинской помощи.

В силу п. 3 ст. 98 указанного закона, вред, причиненный жизни и (или) здоровью граждан при оказании им медицинской помощи, возмещается медицинскими организациями в объеме и порядке, установленных законодательством Российской Федерации.

В соответствии с п. 1 ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В силу п. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

Согласно ст. 1068 ГК РФ юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

В соответствии со ст. 1095 ГК РФ вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица вследствие конструктивных, рецептурных или иных недостатков товара, работы или услуги, а также вследствие недостоверной или недостаточной информации о товаре (работе, услуге), подлежит возмещению продавцом или изготовителем товара, лицом, выполнившим работу или оказавшим услугу (исполнителем), независимо от их вины и от того, состоял потерпевший с ними в договорных отношениях или нет.

Так, в соответствии со ст. 1099 ГК РФ основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 4 ГК РФ (ст. 1099 - 1101 ГК РФ) и ст. 151 ГК РФ.

Согласно ст. 1101 Гражданского кодекса РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Согласно п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 г. "О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда" - под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье). Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях, связанных с физической болью, связанной с причинением увечья, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий.

Из материалов дела следует, что в период с 2007 года по 2012 год Роик Т.В. наблюдалась у врача "... " в "... " N36 Кировского района СПБ ГБУЗ "Городская поликлиника N23 Санкт-Петербурга", в 2007 году был поставлен диагноз: " "... "".

06.02.2013 врачами СПБ ГБУЗ "Городской клинический онкологический диспансер" Роик Т.В. с диагнозом: " "... " 3 стадии" проведена операция - " "... "".

В дальнейшем истец Роик Т.В, проходила курс химиотерапии, является инвалидом 3 группы.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования о компенсации морального вреда, суд первой инстанции исходил из того, что при оказании Роик Т.В. медицинской помощи ответчиком были допущены дефекты оказания такой помощи, которые явились факторами, негативно повлиявшими на прогноз заболевания у истца к моменту начала лечения злокачественного процесса в "... ", при этом выявленные недостатки медицинской помощи не повлияли на объем удаленных тканей у истца.

Так, в результате проведенной по делу судебно-медицинской экспертизы в ГКУЗ Ленинградской области "Бюро судебно-медицинской экспертизы" установлено, что имелись как организационно-тактические, так и диагностические недостатки оказания медицинской помощи Роик Т.В. в "... " N 36: "отсутствие диспансерного наблюдения и ведения медицинской документации диспансерного учёта; отсутствие адекватного полноценного объёма диагностических мероприятий в связи с имеющейся и вновь выявляемой патологией; несоблюдение рекомендаций врачей-консультантов по имеющейся патологии. Также были выявлены недостатки оказания медицинской помощи Роик Т.В. в "... ": неполноценная диагностика имеющейся патологии; неадекватные тактико-диагностические мероприятия при наличии УЗ-признаков подозрения на злокачественное новообразование.

Вероятнее всего, выявление операбельного "... " на любой стадии у Роик Т.В. с учётом её возраста, наличия ребёнка, сопутствующего хронического воспалительного процесса в полости "... ", обусловившего наличие объективных трудностей в диагностике "... ", объём удалённых тканей при более раннем выявлении "... " остался бы неизменным. Выявление "... " на стадии 1 А, при которой возможно рассмотрение вопроса об уменьшении объёма оперативного вмешательства, является чаще операционной находкой при проведении диагностической лапароскопии или удалении тканей "... " при доброкачественном образовании. Объем же оставшихся опухолевых масс после циторедуктивных операций при распространенном "... " остается наиболее важным прогностическим фактором.

Однако, удаление злокачественного новообразования на более ранних стадиях ведёт к снижению риска рецидива "... " и клиническому выздоровлению пациента.

Таким образом, выявленные недостатки оказания медицинской помощи Роик Т.В. в "... " N 36 и ЦПС и Р явились факторами, негативно повлиявшими на прогноз заболевания у Роик Т.В. к моменту начала лечения злокачественного процесса в "... ".

Экспертами отмечено, что согласно представленным медицинским документам на момент производства экспертизы Роик Т.В. находилась в группе низкого риска по рецидиву "... " с хорошим прогнозом по клиническому выздоровлению, на что указывают данные ее инструментальных и лабораторных исследований.

Одним из показаний для назначения пирогенала в качестве неспецифической терапии являются воспалительные заболевания "... ", которые имелись у Роик Т.В. на фоне хронической "... ". Данных о повышении температуры тела у Роик Т.В. и возникновении побочных реакций при лечении пирогеналом в представленных медицинских документах не отражено.

В противопоказаниях или указаниях на применение данного препарата с осторожностью отсутствуют онкологические заболевания, в том числе "... ". Таким образом, учитывая вышесказанное, а также отсутствие монотеории в этиологии "... " многофакторности в развитии опухолевого процесса в организме человека установление характера и степени влияния пирогенала на рост опухолевых клеток у Роик Т.В. в рамках экспертного исследования не представляется возможным.

С учетом установленных по делу обстоятельств, суд первой инстанции правильно исходил из того, что при оказании истице Роик Т.В. медицинской помощи ответчиком были допущены дефекты оказания медицинской помощи, организации медицинской помощи, которые явились факторами, негативно повлиявшими на прогноз заболевания у Роик Т.В. к моменту начала лечения злокачественного процесса в "... " и привели к неблагоприятным для нее последствиям в виде нахождения в группе риска по рецидиву "... " и отсутствия клинического выздоровления.

Между тем, доводы в апелляционной жалобы о том, что судом первой инстанции при определении размера компенсации морального вреда необоснованно не были приняты во внимание индивидуальные особенности потерпевшего, степень нравственных страданий, вызванных причинением ей вреда здоровью некачественно оказанной медицинской услугой, заслуживают внимания.

В силу п. 1. 2 ст. 1099 ГК РФ основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными настоящей главой и статьей 151 настоящего Кодекса. Моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

В соответствии со ст. 1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственный страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

В соответствии с п. 8 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 года N 10 "О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда" размер компенсации зависит от характера и объема, причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Степень нравственных или физических страданий истца оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

Согласно разъяснениям п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 г. N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина" следует иметь в виду, что поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, то факт причинения ему морального вреда предполагается.

Исходя из приведенных норм, в остальных случаях для возложения на какое-либо лицо обязанности компенсировать моральный вред необходимо наличие причинно-следственной связи между действиями лица и наступившими последствиями.

По мнению судебной коллегии, определяя размер компенсации морального вреда, суд первой инстанции не в полной мере учел степень и характер причиненных Роик Т.В. физических и нравственных страданий, в связи с чем определенная судом к взысканию компенсация морального вреда в размере 10000 рублей не является справедливой.

Как следует из материалов дела, в результате недостатков медицинской помощи, оказанной ответчиком, истец Роик Т.В. по настоящее время находится в группе риска по рецидиву "... ", отсутствует клиническое выздоровление.

С учетом приведенных норм права и обстоятельств дела, судебная коллегия находит, что взысканная судом компенсация морального вреда в размере 10000 рублей не соответствует предусмотренным ст. 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации требованиям разумности и справедливости, и считает необходимым, изменить решение суда в указанной части, взыскать с СПб ГБУЗ "Городская поликлиника N 23" компенсацию морального вреда в размере 200000 рублей, считая указанную сумму разумной и справедливой, с учетом степени нравственных и физических страданий, причиненных истцу в результате некачественно оказанной медицинской помощи, при этом принимая во внимание и фактические обстоятельства причинении вреда, указанные выше.

Согласно ч. 6 ст. 13 Закона РФ от 07 февраля 1992 года N 2300-1 "О защите прав потребителей" при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятидесяти процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Таким образом, в соответствии с абз. 2 ч. 6 ст. 13 Закона РФ от 07 февраля 1992 года N 2300-1 "О защите прав потребителей" с ответчика подлежит взысканию штраф в пользу Роик Т.В. в размере 100000 рублей.

Учитывая изложенное, руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 15 мая 2017 года изменить.

Взыскать с Санкт-Петербургского государственного бюджетного учреждения здравоохранения "Городская поликлиника N23" в пользу Роик Татьяны Викторовны компенсацию морального вреда в размере 200000 рублей, штраф в размере 100000 рублей.

В остальной части решение Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 15 мая 2017 года оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.