Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 31 октября 2017 г. по делу N 33-21654/2017

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего

Яшиной И.В.

судей

Барминой Е.А.

с участием прокурора

Литвиновой И.А.

Басовой А.Ю.

при секретаре

Чернышове М.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании 31 октября 2017 года гражданское дело N2-604/2017 по апелляционной жалобе Военно-медицинской академии им С.М. Кирова на решение Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 29 июня 2017 года по иску Талышинской Светланы Эдиссоновны к Военно-медицинской академии им С.М. Кирова о взыскании денежных средств, расходов, компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Яшиной И.В, выслушав объяснения представителя истца - Кривоносенко В.А, представителя ответчика - Водяного А.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

УСТАНОВИЛА:

Талышинская С.Э. обратилась в Приморский районный суд Санкт-Петербурга с иском к Военно-медицинской академии им.С.М.Кирова о компенсации морального вреда за некачественное оказание услуг в размере 2000000 рублей, взыскании расходов на лекарства за период 2015-2016 года в размере 10351 рубль, расходов на исследования крови в Лабораторной службе "Хеликс" за период с 27.05.2014 по 24.02.2016 в размере 20513 рублей, расходов на оплату УЗИ и МРТ "... " в размере 34960 рублей, расходов на поездки в Москву и Санкт-Петербург для консультации и оформления экспертного медицинскою заключения в период с 22.04.2016 по 26.04.2016, на питание и проживание за пределами Санкт-Петербурга в размере 190781 рубль, расходов на оплату консультации специалистов ГБУЗ МКНЦ ДЗМ, ФГБУ ВЦЭРМ, ООО "Гастроника" в размере 24850 рублей, расходы на оплату госпитализации в ФГБУ ВЦЭРМ МЧС с 22.09.2014 по 03.10.2014 в размере 58306 рублей, расходов, понесенных по договору с ООО "Судебный эксперт", в размере 56650 рублей, расходов на оплату услуг представителя в размере 40000 рублей.

В обоснование иска указала, что 29.03.2002 истец была прооперирована в Военно-медицинской академии им.С.М.Кирова, в результате операции истцу были удалены "... ", при "... ", что определило дальнейшее ухудшение здоровья истца ввиду "... " в организме и на долгие годы истец вынуждена быть под наблюдением врачей и применять сильнодействующие лекарства, а в особо критические периоды 2007-2011 года и в 2014 году оставить работу. В 2015 году истец прооперирована в ФГБУ "Российский научный центр радиологии и хирургических технологий", диагноз при выписке - "... ". По мнению истца, операция, проведенная ответчиком в 2002 году, выполнена некачественно, с нанесением травмы, что причинило вред здоровью истца. 24.05.2016 истцом в адрес ответчика была направлена претензия в порядке досудебного урегулирования спора, однако претензия оставлена ответчиком без ответа.

Решением Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 29 июня 2017 года с Военно-медицинской академии им.С.М.Кирова в пользу Талышинской С.Э. взыскана компенсация морального вреда в размере 100000 рублей, штраф в размере 25000 рублей, расходы по составлению заключения специалиста в размере 55000 рублей. Также с Военно-медицинской академии им.С.М.Кирова в пользу СПб ГБУЗ "Бюро судебно-медицинской экспертизы" взысканы расходы по проведению повторной судебной экспертизы в размере 94400 рублей, расходы, связанные с вызовом эксперта в суд, в размере 7670 рублей. В удовлетворении остальной части иска отказано.

В апелляционной жалобе представитель ответчика Военно-медицинской академии им.С.М.Кирова просит указанное решение отменить, принять по делу новое решение, которым в удовлетворении исковых требований отказать в полном объеме.

Изучив материалы дела, выслушав участников процесса, заключение прокурора, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно п. 9 ст. 19 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" пациент имеет право на возмещение вреда, причиненного здоровью при оказании ему медицинской помощи.

В силу п. 3 ст. 98 указанного закона, вред, причиненный жизни и (или) здоровью граждан при оказании им медицинской помощи, возмещается медицинскими организациями в объеме и порядке, установленных законодательством Российской Федерации.

В соответствии с п. 1 ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В силу п. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

Согласно ст. 1068 ГК РФ юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

В соответствии со ст. 1095 ГК РФ вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица вследствие конструктивных, рецептурных или иных недостатков товара, работы или услуги, а также вследствие недостоверной или недостаточной информации о товаре (работе, услуге), подлежит возмещению продавцом или изготовителем товара, лицом, выполнившим работу или оказавшим услугу (исполнителем), независимо от их вины и от того, состоял потерпевший с ними в договорных отношениях или нет.

Так, в соответствии со ст. 1099 ГК РФ основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 4 ГК РФ (ст. 1099 - 1101 ГК РФ) и ст. 151 ГК РФ.

Согласно ст. 1101 Гражданского кодекса РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Согласно п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 г. "О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда" - под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье). Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях, связанных с физической болью, связанной с причинением увечья, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий.

Из материалов дела следует, что 28.03.2002 истец поступила в ВМедА им. С.М.Кирова с диагнозом "... ". 29.03.2002 рекомендовано оперативное лечение.

29.03.2002 под эндотрахеальным наркозом проведена экстренная операция - холецистэктомия "... ".

16.04.2015 в ФГБУ "Российский научный центр радиологии и хирургических технологий" Минздрава России истцу выполнена операция "Лапаротомия по Рио Бранко". Ревизия органов "... ". "... ".

Судом первой инстанции по делу назначена комплексная судебно-медицинская экспертиза, проведение которой поручено СПб ГУЗ "Бюро судебно-медицинской экспертизы".

Согласно заключению экспертов СПб ГБУЗ "Бюро судебно-медицинской экспертизы" N90/вр-0 от 08.06.2017 установлено наличие технического дефекта при выполнении Талышинской С.Э. в ВМедА им.С.М.Кирова экстренной "... ".

Указанное повреждение было диагностировано своевременно - в ходе хирургического вмешательства от 29.03.2002 и сразу устранено путем "... ". Своевременная интраоперациопная диагностика "... " свидетельствовала о наличии настороженности врачей, выполнявших оперативное вмешательство, проявленной в связи с имеющимися у Талышинской С.Э. анатомическими особенностями.

Характер имеющихся у Талышинской С.Э. клинико-лабораторных проявлений, а именно: "... ".

Лечение вышеуказанных нарушений у Талышинской С.Э. в течение нескольких лет проводилось консервативно в различных медицинских учреждениях. Хирургическое (оперативное) лечение было проведено 16.04.2015, то есть через 13 лет после операции "... " от 29.03.2002, выполненной в ВМедА им.С.М.Кирова, в ходе которой были установлены "... ".

Экспертами указано на то, что ухудшение состояния здоровья Талышинской С.Э. в период ее наблюдения врачами с 2006 года до 2015 год обусловлено как допущенным техническим дефектом операции от 29.03.2012, так и индивидуально обусловленными заболеваниями и особенностями "... ", которые привели к необходимости оперативного лечения от 16.04.2015. Причем вычленить удельный вес каждого из факторов в числовом (процентном) соотношении не представляется возможным, в связи с чем эксперты пришли к выводу, что между дефектом операции от 29.03.2002 и ухудшением состояния здоровья пациентки может быль установлена причинно-следственная связь непрямого (косвенного) характера, поскольку допущенный дефект явился одним из отрицательных условий для развития неблагоприятных последствий.

Кроме "... " у Талышинской С.Э. имелись

иные заболевания, являющиеся показанием для выполнения ей 16.04.2015

в ФГБУ "Российский научный центр радиологии и хирургических

технологий" Минздрава России операции "Лапаротомия по Рио Бранко",

а именно: "... ".

Экспертами отмечено, что развитие "... " является индивидуально обусловленным заболеванием и в причинно-следственной связи с техническим дефектом операции от 29.03.2002 не состоит.

Необходимость проведения операции Талышинской С.Э. 16.04.2015 в ФГБУ "Российский научный центр радиологии и хирургических технологий" Минздрава России с целью восстановления "... " явилось следствием как технического дефекта операции от 29.03.2002, так и прогрессирования индивидуально обусловленных хронических заболеваний "... ".

Также допрошенный судом первой инстанции эксперт Левина Т.А. поддержала выводы заключения и указала, что нельзя считать, что "... " являлось неизбежным, поскольку операцию можно было провести открытым способом, в случае перехода на открытый способ имелась вероятность не повредить "... ". Поскольку истец пришла с целым "... ", оперативное вмешательство не предполагает причинение нового повреждения, по критериям качества оказания медицинской помощи ВОЗ пациент не должен получать новые патологические процессы, а ранение "... " им является.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции об отсутствии оснований не доверять данному заключению экспертизы. Доводы же апелляционной жалобы оспаривающие заключение экспертов, направлены на иную оценку заключения, как доказательства. Судебная коллегия не усматривает оснований для его переоценки, и с учетом имеющихся в деле доказательств судом обоснованно приняты выводы указанного заключения и постановлено решение.

Учитывая вышеизложенное, суд первой инстанции правомерно пришел к выводу, что в ходе рассмотрения дела подтвердился факт некачественного оказания ответчиком медицинской услуги истцу в виде повреждения "... " во время операции, выполненной ответчиком 29.03.2002.

Разрешая спор, оценив обстоятельства дела, с учетом заключения проведенной по делу экспертизы, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о возложении на ответчика ответственности, в связи с оказанием медицинской услуги ненадлежащего качества.

Правовых оснований для иного вывода у судебной коллегии не имеется.

Доводы апелляционной жалобы о том, что поскольку не установлена прямая причинно-следственная связь между дефектами оказания медицинской помощи Талышинской С.Э. и ее последующим ухудшением здоровья, оснований возлагать на лицо имущественную ответственность у суда не имелось, судебная коллегия отклоняет.

Отсутствие прямой причинно-следственной связи между ухудшением здоровья истицы и действиями (бездействием) медицинских работников не опровергает обстоятельств, свидетельствующих о наличии нарушений при оказании ответчиком медицинской помощи.

Вопреки доводам апелляционной жалобы, то обстоятельство, что не имеется прямой причинно-следственной связи между дефектами оказания медицинской помощи и ухудшением здоровья истицы, не является основанием для освобождения ответчика от ответственности за допущенные дефекты при оказании медицинской помощи, которые способствовали прогрессированию заболевания больного.

Материалы дела содержат доказательства косвенной причинно-следственной связи между действиями ответчика и наступившими неблагоприятными последствиями для истицы, поэтому все указанные в апелляционной жалобе доводы об отсутствии признаков прямой причинно-следственной связи между дефектами оказания медицинской помощи, не могут повлечь отмену решения суда, поскольку в суде первой инстанции установлены дефекты оказания медицинской помощи Талышиной С.Э, что является основанием для компенсации морального вреда.

Решение суда первой инстанции, в части взыскания с ГБОУ Военно-медицинской академии им.С.М.Кирова в пользу истца денежной компенсации морального вреда в размере 100000 рублей отвечает положениям ст. ст. 151, 1100 и 1101 ГК РФ. Указанная сумма компенсации представляется судебной коллегии разумной и справедливой, объективно соответствует установленным по делу обстоятельствам.

Отказывая в удовлетворении требований о возмещении расходов на лечение, приобретение лекарств, проведение медицинских исследований, суд первой инстанции исходил из того, что истцом не представлено доказательств невозможности получение данных медикаментов и медицинских услуг на бесплатной основе.

Отказывая в удовлетворении требований о возмещении затрат на приобретение лекарственных препаратов, суд первой инстанции исходил из того, что истцом не представлено доказательств, что указанные расходы находятся в прямой причинно-следственной связи с дефектом операции, выполненной ответчиком 29.03.2002.

Также суд первой инстанции на основании ч. 6 ст. 13 Федерального Закона РФ "О защите прав потребителей" и п. 46 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей", установив факт неудовлетворения ответчиком в добровольном порядке требований истца, пришел к правильному выводу об обоснованности требований о взыскании штрафа, определив размер в учетом заявленного ответчиком ходатайства о применении положений ст. 333 ГПК РФ. Судебная коллегия не усматривает оснований для отмены решения суда в части взыскания штрафа, поскольку указанные требования основаны на нормах действующего законодательства.

На основании статей 98, 94 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции признал законными и обоснованными расходы истца по оплате стоимости заключение специалистов ООО "Судебный эксперт" в размере 55000 рублей.

Довод апелляционной жалобы представителя ответчика об отсутствии законных оснований для взыскания понесенных истцом расходов на оплату заключения специалистов ООО "Судебный эксперт" в размере 55000 рублей подлежит отклонению, поскольку несение истцом данных расходов является вынужденным, связанным с необходимостью представления в суд доказательств в обоснование своих требований, которые судом удовлетворены частично.

Доводы, изложенные в апелляционной жалобе, не содержат обстоятельств, свидетельствующих о нарушении судом норм материального и процессуального права, и сводятся фактически к несогласию с той оценкой, которую исследованным по делу доказательствам дал суд первой инстанции, в связи, с чем не могут повлечь его отмену. Оснований к переоценке установленных судом обстоятельств у судебной коллегии не имеется, поэтому апелляционная жалоба не может быть удовлетворена.

Процессуальных нарушений, влекущих за собой безусловную отмену решения суда первой инстанции, при апелляционном рассмотрении дела не установлено.

Учитывая изложенное, руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 29 июня 2017 года оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.