Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 21 февраля 2018 г. по делу N 33-2960/2018

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

Председательствующего Александровой Ю.К.

судей Зарочинцевой Е.В. и Савельевой Т.Ю.

при секретаре Шаповаловой Н.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-117/2017 по апелляционной жалобе Санкт-Петербургского государственного бюджетного учреждения "Санкт-Петербургская городская станция по борьбе с болезнями животных" на решение Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 14 сентября 2017 года по иску Санкт-Петербургского государственного бюджетного учреждения "Санкт-Петербургская городская станция по борьбе с болезнями животных" к Рябининой Н. А. о взыскании материального ущерба.

Заслушав доклад судьи Александровой Ю.К, объяснения представителя истца Санкт-Петербургского государственного бюджетного учреждения "Санкт-Петербургская городская станция по борьбе с болезнями животных" - Чебакова Д.Ю, действующего на основании доверенности от 09 января 2018 года, поддержавшего доводы апелляционной жалобы, представителя ответчика Рябининой Н.А. - Кирсановой Н.Б, действующей на основании доверенности от 17 марта 2016 года, возражавшей против удовлетворения апелляционной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

УСТАНОВИЛА:

Санкт-Петербургское государственное бюджетное учреждение "Санкт-Петербургская городская станция по борьбе с болезнями животных" обратилась в Кировский районный суд Санкт-Петербурга с иском к Рябининой Н.А, в котором истец просил взыскать с ответчика материальный ущерб в сумме 99 810 рублей.

В обоснование заявленных требований истец указал, что 21 июня 2004 года ответчик была принята на работу в Санкт-Петербургское государственное бюджетное учреждение "Санкт-Петербургская городская станция по борьбе с болезнями животных". 22 июня 2004 года с ответчиком был заключен договор о полной материальной ответственности. На основании приказа от 31 июля 2015 года "О проведении проверки работы ветеринарной станции Адмиралтейского, Василеостровского и Центрального районов Санкт-Петербурга" (с изменениями приказами от 18 сентября 2015 года N 175, от 21 октября 2015 года N 193/17, от 17 ноября 2015 года N 207/17) в период с 04 августа 2015 года по 24 ноября 2015 года комиссией выявлено отсутствие вверенных Рябининой Н.А. ценностей. Истец указал, что согласно инвентаризационной описи основных средств от 01 ноября 2015 года N 00000187, подписанной ответчиком, как лицом ответственным за сохранность основных средств были описаны 14 основных средств по характеристикам, и на 11 ноября 2015 года данные основные средства находились на хранении у ответчика, однако, инвентаризационной комиссией была установлена недостача 6-ти основных средств, общей стоимостью 99810 рублей 6 копеек. В добровольном порядке ответчик возместить причиненный ущерб отказалась, в связи чем истец обратился в суд с настоящим иском.

Решением Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 14 сентября 2017 года в удовлетворении исковых требований истцу отказано в полном объеме.

В апелляционной жалобе истец просит решение суда отменить, ссылаясь на то, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, нормы материального права применены судом неверно, представленные сторонами доказательства оценены неправильно.

Ответчик, извещенная о времени и месте судебного разбирательства по правилам статьи 165.1 Гражданского кодекса Российской Федерации в судебное заседание суда апелляционной инстанции не явилась, направила в суд своего представителя в порядке статьи 48 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в связи с чем судебная коллегия полагает возможным рассмотреть дело в отсутствие ответчика в порядке статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Изучив материалы дела, выслушав мнения явившихся участников процесса, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Судом установлено и подтверждено материалами дела, что приказом от 21 июня 2004 года ответчик была принята на работу в ГБУ "Санкт-Петербургская городская станция по борьбе с болезнями животных" на должность "... ".

Между истцом и ответчиком 22 июня 2004 года был заключен договор о полной материальной ответственности.

Приказом от 05 октября 2012 года N... Рябинина Н.А. переведена на должность "... ".

Приказом от 20 марта 2013 года N N... Рябинина Н.А. переведена с 14 марта 2013 года на должность "... ".

Приказом от 28 января 2015 года N N... Рябинина Н.А. переведена на должность "... " того же структурного подразделения.

В соответствии с приказом от 12 августа 2014 года N N... об усилении контроля за учетом, наличием и сохранностью товарно-материальных ценностей (основных средств), начальникам ветеринарных станций районов Санкт-Петербурга совместно с главным бухгалтером Учреждения в период с 12 августа 2014 года по 25 августа 2014 года поручено организовать и провести в ветеринарных станциях районов Санкт-Петербурга внеплановую инвентаризацию вверенных основных средств.

На основании приказа от 31 июля 2015 года N N... в целях упорядочения и контроля осуществления ветеринарной и финансово-хозяйственной деятельности ветеринарной станции Адмиралтейского, Василеостровского и Центрального районов Санкт-Петербурга приказано провести проверку ветеринарно-хозяйственной деятельности подразделений ветеринарной станции Адмиралтейского, Василеостровского и Центрального районов Санкт-Петербурга и ее подразделений за истекший период 2015 года. Приложением N 1 к данному приказу утвержден перечень вопросов проверки ветеринарной и финансово-хозяйственной деятельности структурных подразделений ГБУ "Санкт-Петербургская горветстанция".

В обоснование своих исковых требований истцом в материалы дела представлена инвентаризационная опись N 00000187, которая как указал истец, подписана ответчиком, как лицом ответственным за сохранность основных средств, где были описаны четырнадцать основных средств по характеристикам, к началу проведения инвентаризации все основные средства, поступившие на ответственное хранение, были оприходованы.

По результатам проведенной проверки была издан приказ от 23 декабря 2015 года, в котором указано, что у "... " лечебно-диагностического отдела ветеринарной клиники Центрального района ВС Рябининой Н.А. имеется недостача шести единиц основных средств на сумму 99810, 06 руб.

Приказом от 23 декабря 2015 года N N... ответчик была привлечена к дисциплинарной ответственности в виде выговора за ненадлежащее выполнение пункта 3.1.3 Правил внутреннего трудового распорядка Учреждения, пункта 2.1.5 трудового договора, пунктов 1.4,2.24 должностной инструкции.

Приказом от 15 января 2016 года N N... по итогам служебного расследования "... " ветеринарной станции Адмиралтейского, Василеостровского, и Центрального районов Санкт-Петербурга Рябинина Н.А. была привлечена к материальной ответственности в размере 99810, рублей 6 копеек за недостачу шести единиц основных средств, которые были переданы работнику по акту приема-передачи основных средств N 00000055 от 24 декабря 2014 года, и Рябининой Н.А. предложено с согласия работодателя передать работодателю вверенное ей имущество, или возместить причиненный ущерб в срок не позднее одного месяца с момента ознакомления с настоящим актом. В случае отказа добровольно возместить причиненный ущерб, сумма которого превышает ее средний месячный заработок, будет взыскана с нее ущерб в судебном порядке.

Ссылаясь на изложенные выше обстоятельства, и указывая, что ответчик до настоящего времени не возместила работодателю причиненный ущерб, истец просил суд взыскать с ответчика материальный ущерб в сумме 99 810 рублей 6 копеек.

Разрешая спор по существу, суд первой инстанции, руководствуясь положениями статьи 233 Трудового кодекса Российской Федерации, разъяснениями приведенными в постановлении Пленума Верхового Суда Российской Федерации от 16 ноября 2006 года N 52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю", с учетом установленных по делу обстоятельств, а также обстоятельств установленных апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 6 июня 2017 года, исходил из того, что оснований для привлечения ответчика к материальной ответственности не имеется, поскольку договор о полной материальной ответственности с ней заключен неправомерно, отсутствуют достоверные доказательства, подтверждающие, что материальные ценности, указанные в иске, были вверены ответчику на ответственное хранение или переданы по разовому документу, работодателем не предприняты все необходимые меры по обеспечению надлежащих условий для сохранности имущества, не доказаны виновные противоправные действия ответчика в причинении ущерба, в связи с чем отказал истцу в удовлетворении заявленных требований.

Судебная коллегия считает указанные выводы правильными, основанными на нормах действующего законодательства, соответствующими установленным обстоятельствам дела, учитывая следующее.

Согласно статьи 233 Трудового кодекса Российской Федерации материальная ответственность стороны трудового договора наступает за ущерб, причиненный ею другой стороне этого договора в результате ее виновного противоправного поведения (действий или бездействия), если иное не предусмотрено настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

Каждая из сторон трудового договора обязана доказать размер причиненного ей ущерба.

В соответствии со статьей 242 Трудового кодекса Российской Федерации, полная материальная ответственность работника состоит в его обязанности возмещать причиненный работодателю прямой действительный ущерб в полном размере.

Материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба может возлагаться на работника лишь в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

В пункте 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2006 года N 52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю" разъяснено, что к обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения дела о возмещении ущерба работником, обязанность доказать которые возлагается на работодателя, в частности, относятся: отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника; противоправность поведения (действия или бездействие) причинителя вреда; вина работника в причинении ущерба; причинная связь между поведением работника и наступившим ущербом; наличие прямого действительного ущерба; размер причиненного ущерба; соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности.

Если работодателем доказаны правомерность заключения с работником договора о полной материальной ответственности и наличие у этого работника недостачи, последний обязан доказать отсутствие своей вины в причинении ущерба.

Таким образом, привлечь работника к полной материальной ответственности возможно лишь при условии заключения с таким работником договора о полной материальной ответственности.Как следует из материалов дела, решением "... " районного суда Санкт-Петербурга от 12 декабря 2016 года Рябининой Н.А. отказано в удовлетворении исковых требований к ГБУ "Санкт-Петербургская городская станция по борьбе с болезнями животных" признании незаконными и отмене приказов от 23 декабря 2015 года N N... от 15 января 2016 года N N...

Апелляционным определением Санкт-Петербургского городского суда от 6 июня 2017 года решение "... " районного суда Санкт-Петербурга от 12 декабря 2016 года в части отказа в удовлетворении требовании о признании приказов от 23 декабря 2015 года N N... и от 13 января 2016 года N... незаконными отменено и апелляционным определением данные приказы признаны незаконными и отменены.

В силу пункта 2 статьи 13 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации вступившие в законную силу судебные постановления, а также законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и обращения судов являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации.

Как установлено пунктом 2 статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Согласно части 2 статьи 209 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации после вступления в законную силу решения суда стороны, другие лица, участвующие в деле, их правопреемники не могут вновь заявлять в суде те же исковые требования, на том же основании, а также оспаривать в другом гражданском процессе установленные судом факты и правоотношения.

Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 21 декабря 2011 года N 30-П указал, что признание преюдициального значения судебного решения, будучи направленным на обеспечение стабильности и общеобязательности судебного решения, исключение возможного конфликта судебных актов, предполагает, что факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения принимаются другим судом по другому делу в этом же или ином виде судопроизводства, если они имеют значение для разрешения данного дела. Тем самым преюдициальность служит средством поддержания непротиворечивости судебных актов и обеспечивает действие принципа правовой определенности.

Таким образом, судебная коллегия считает, что в настоящее время ни истец, ни ответчик по настоящему делу не праве оспаривать обстоятельства, установленные апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 6 июня 2017 года, и в силу приведенных выше норм гражданского процессуального законодательства данные обстоятельства обязательны для суда при разрешении настоящего спора.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 6 июня 2017 года по гражданскому делу N... установлено, что договор от 22 июня 2004 года о полной материальной ответственности заключен с ответчиком Рябининой Н.А. незаконно, так как должность, на которую была принята Рябинина Н.А, а именно "... ", в Перечне должностей и работ, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной материальной ответственности за недостачу вверенного ему имущества, утвержденном Постановлением Минтруда России от 31 декабря 2002 года N 85 во исполнение Постановления Правительства Российской Федерации от 14 ноября 2002 года N 823, не указана, и не связана с обслуживанием материальных ценностей.

По условиям заключенного с ответчиком трудового договора и должностной инструкции, непосредственные и основные трудовые обязанности "... " заключаются в оказании квалифицированной ветеринарной помощи животным, назначении и проведении лечебных и диагностических процедур. Так как прием на хранение, осуществление хранение и отпуск (выдача) материальных ценностей не являлись основной трудовой функцией истца, выполняемая Рябининой Н.А. работа не относится к предусмотренной Перечнем должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной материальной ответственности, то действия работодателя свидетельствуют о нарушении правил заключения договора о полной материальной ответственности в порядке, установленном Трудовым кодексом РФ и иными федеральными законами.

В случае перевода работника с одной должности на другую должность договор о полной индивидуальной материальной ответственности с работником, в случае указания данной должности в вышеуказанном Перечне должностей и работ, должен быть перезаключен, поскольку при переводе изменяется трудовая функция работника, а следовательно, круг его обязанностей по обеспечению и сохранности вверенного ему имущества, а также объем такого имущества.

Договор о полной материальной ответственности в нарушение норм трудового законодательства заключен работодателем с Рябининой Н.А, как с "... ", тогда как согласно п.1 дополнительного соглашения N 1085 от 05 октября 2012 года Рябинина Н.А. переведена на должность "... ", какого-либо договора о полной материальной ответственности с Рябининой Н.А, как с "... ", не заключался.

Кроме того, в ходе рассмотрения гражданского дела N... судебная коллегия пришла к выводу о недоказанности факта причинения материального ущерба работодателю работником.

В соответствии с пунктом 27 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, утвержденной Приказом Минфина России от 28 декабря 2001 года N 119н, проведение инвентаризации обязательно, в том числе, при смене материально ответственных лиц, а также при выявлении фактов хищения, злоупотребления или порчи имущества.

Вместе с тем, каких-либо доказательств, позволяющих с достоверностью установить период возникновения выявленной при проведении поверки ветеринарной и финансово-хозяйственной деятельности истца недостачи, не имеется, документов, позволяющих произвести сверку результатов инвентаризации за предыдущие периоды не представлено. Установить фактическое наличие спорного оборудования из представленных документов не представляется возможным. Сам по себе представленный акт от 24 ноября 2015 года о проведении проверки ветеринарной и финансово-хозяйственной деятельности данных обстоятельств не подтверждает.

В апелляционном определении судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 6 июня 2017 года также указано, что работодателем не обеспечены надлежащим образом условия для сохранности товарно-материальных ценностей, отсутствует порядок фиксации перемещения материальных ценностей, не определен порядок выдачи, отсутствует надлежащим образом документально оформленное закрепление того или иного ветеринарного оборудования или инструментария за тем или иным работником. Согласно пояснениям Рябининой Н.А. к оборудованию имеет доступ неограниченное количество сотрудников, оборудование находится в открытом доступе.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в апелляционном определении от 6 июня 2017 года пришла к выводу о том, что работодателем не обеспечены надлежащие условия для хранения материальных ценностей, не представлено доказательств вины Рябининой Н.А. в причинении ущерба, и при таких обстоятельствах, судебная коллегия пришла к выводу, что у работодателя отсутствовали основания для привлечения Рябининой Н.А. к материальной ответственности в виде выговора приказом N N... от 23 декабря 2015 года, поскольку занимаемая Рябининой Н.А. должность, равно как и работа, ею выполняемая, не включены в Перечень должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной материальной ответственности, что работодателем не предприняты все необходимые меры по обеспечению надлежащих условий для сохранности имущества, не представлено доказательств, подтверждающих наличие виновных противоправных действий работника, а также надлежащих доказательств, свидетельствующих, что недостающие материальные ценности вверены Рябининой Н.А. на ответственное хранение или получены ею по разовому документу.

В ходе рассмотрения настоящего дела истцом не было представлено доказательств, позволяющих привлечь ответчика к материальной ответственности, и опровергающих установленные вышеуказанным судебным постановлением обстоятельства.

Учитывая изложенное, судебная коллегия считает вывод суда первой инстанции об отказе истцу в удовлетворении требований о взыскании с ответчика материального ущерба законным и обоснованным.

Довод апелляционной жалобы, что в резолютивной части апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 6 июня 2017 года были признаны незаконными приказы N... от 22 декабря 2015 года и приказ N N... от 15 января 2016 года, что противоречит мотивировочной части указанного определения, при этом приказ N... от 23 декабря 2015 года незаконным не признан, подлежит отклонению, поскольку определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 12 декабря 2017 года была исправлена описка в апелляционном определении от 6 июня 2017 года, указано признать незаконным приказ N... от 23 декабря 2015 года и приказ N... от 15 января 2016 года.

Вопреки утверждениям истца, содержащимся в апелляционной жалобе, суд правильно определилобстоятельства, имеющие значение для дела, нарушения либо неправильного применения норм материального и процессуального права, влекущих отмену решения, судом не допущено.

Доводы апелляционной жалобы истца фактически направлены на оспаривание обстоятельств, установленных апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского суда от 6 июня 2017 года, и не могут служить основанием для отмены оспариваемого решения суда.

Несогласие истца с произведенной судом оценкой представленных в дело доказательств, к чему сводятся приведенные в апелляционной жалобе доводы, не может являться основанием для отмены правильного решения суда.

Согласно положениям статьи 56, 59, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд определяет какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне их надлежит доказывать, принимает только те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела, оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

Оценка представленных сторонами доказательств по делу и добытых судом дана по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

С учетом изложенного, судебная коллегия считает, что решение суда следует признать соответствующим закону и фактическим обстоятельствам дела, оснований для его отмены по доводам апелляционной жалобы истца судебная коллегия не усматривает.

Руководствуясь статьей 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 14 сентября 2017 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Санкт-Петербургского государственного бюджетного учреждения "Санкт-Петербургская городская станция по борьбе с болезнями животных" - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.