Апелляционное определение СК по гражданским делам Забайкальского краевого суда от 27 февраля 2018 г. по делу N 33-915/2018

 

Судебная коллегия по гражданским делам Забайкальского краевого суда в составе:

председательствующего Михеева С.Н.

и судей Погореловой Е.А.

Подшиваловой Н.С.

при секретаре Галицкой Я.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Чите 27 февраля 2018 года гражданское дело по исковому заявлению Уваровской Н. И. к индивидуальному предпринимателю Митяевой Л. В. о признании условия агентского договора недействительным, взыскании убытков

по апелляционным жалобам ответчика и её представителя Коноваловой Е.В.

на решение Центрального районного суда города Читы от 22 декабря 2017 года, которым постановлено:

иск удовлетворить частично.

Взыскать с индивидуального предпринимателя Митяевой Л. В. в пользу Уваровской Н. И. убытки в размере 141 341 руб. 54 коп.

Взыскать с индивидуального предпринимателя Митяевой Л. В. государственную пошлину в доход городского округа "Город Чита" в сумме 4 027 руб.

В остальной части исковых требований отказать.

Заслушав доклад судьи Михеева С.Н, судебная коллегия

установила:

Уваровская Н.И. обратилась в суд с иском к Митяевой Л.В, ссылаясь на то, что в 2017 г. она приняла решение продать принадлежащую ей квартиру в "адрес". С просьбой в поиске покупателей на квартиру истец обратилась к ответчику. Митяева Л.В. предложила продать квартиру по государственному контракту, предупредив о том, что стоимость квартиры составит 500 000 рублей. Стоимость услуг Митяевой Л.В. по согласования сторон должна была определить Уваровская Н.И, при этом стороны для соблюдения формальностей заключили агентский договор. В ходе предпродажной подготовки ответчик указала истцу на необходимость замены газовой плиты на электрическую. Затраты истца на замену плиты составили 30 000 рублей, однако при осмотре квартиры представитель государственного органа пояснил, что менять плиту было не обязательно. В августе 2017 г. ответчик сообщила истицу о том, что квартира продана и истец должна выплатить ответчику вознаграждение в соответствии с п. 1.4 агентского договора в сумме 191 341,64 рублей. Истец была вынуждена перечислить ответчику указанную сумму, поскольку Митяева Л.В. угрожала обратиться с иском в суд. Агентский договор не содержит информацию о стоимости услуги. Истец полагала, что ответчик заранее знала за какую сумму можно продать квартиру истца, намеренно ввела Уваровскую Н.И. в заблуждение о стоимости товара, злоупотребила своим правом и определиластоимость услуги не в рублях, а в виде разницы в стоимости квартиры, определенной органом власти и оговоренной сторонами, т.е. оплата услуги поставлена в зависимость от обстоятельств, которые не могли быть известны истцу. Полагала, что условия п. 1.4 агентского договора ущемляют права истца как потребителя услуги в сравнении с правилами, установленными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Просила суд признать условие п. 1. 4 агентского договора, заключенного сторонами 7 июня 2017 г, об установлении вознаграждения ответчика недействительным; взыскать с Митяевой Л.В. в пользу истца убытки в размере 191 341,64 рублей.

Судом постановлено приведенное выше решение.

В апелляционной жалобе представитель ответчика Коновалова Е.В. просит решение суда первой инстанции отменить, принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований в полном объеме. Ссылается на то, что при заключении агентского договора истец располагала информацией о начальной продажной цене аукциона, т.к. связывалась с третьим лицом и получила указанную информацию, следовательно, злоупотребления права ответчиком не допускалось. Указывает, что ссылаясь на то, что стоимость аналогичных услуг составляет 30 000 рублей, сторона истца не представила доказательств, подтверждающих указанную сумму. Ответчик в отзыве привел достаточно доказательств того, что заявленная истцом при заключении агентского договора цена продажи в 500 000 рублей соответствовала рыночной, что подтверждает, что Уваровская Н.И. получила за свою квартиру цену, сопоставимую с рыночной. Подчеркивает, что одностороннее изменение цены договора не допускается, а за решением вопроса о снижении размера вознаграждения в досудебном порядке истец не обращалась. Вопреки мнению суда, весь объем работ, установленный договором, выполнен ответчиком, что подтверждается заключением контракта и регистрацией его в ЕГРН.

В апелляционной жалобе ответчик Митяева Л.В. также просит решение суда отменить, принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении иска. Указывает, что на момент предъявления иска обязательства сторон по агентскому договору прекращены. Материалы дела не содержат доказательств поступления от истца в адрес ответчика предложения о расторжении договора, о внесении в договор изменений в период его действия. Доказательств того, что истец была ограничена в своем волеизъявлении не заключать данный договор, в том числе отказаться от его подписания, материалы дела не содержат. Полагает, что вывод суда о противоречии условий расчета оплаты вознаграждения природе возмездности агентского договора не соответствует нормам материального права. Также находит противоречащим материалам дела вывод суда о том, что сторонами не согласована цена квартиры, т.к. цена квартиры в договоре указана. Судом в мотивировочной части решения указано, что стороны определили начальную стартовую цену в размере 500 000 рублей, что не соответствует материалам дела, т.к. начальная цена лота (контракта) соглашением сторон не определялась. Выражает несогласие с мнением суда о том, что при заключении агентского договора и определении размера вознаграждения, ответчик злоупотребил своими правами, воспользовавшись преимуществом наличия правовых знаний. Указывает, что требование истца о признании условий договора недействительным оставлено без удовлетворения, при этом доказательств наличия убытков в указанном истцом размере материалы дела не содержат. В мотивировочной части решения суд приходит к выводу о том, что взысканию с ответчика подлежит неосновательное обогащение, при этом в резолютивной части решения с ответчика взыскиваются убытки. Требование о взыскании неосновательного обогащения истцом не заявлялось. Величина агентского вознаграждения, определенная судом в 50 000 рублей, не подтверждена какими-либо доказательствами. Полагает, что условие о применении стоимости за аналогичные услуги действует, если в договоре нет прямого указания о цене и она не может быть определена из условий договора, а в данном случае условия договора позволяют определить стоимость услуг, оказанных ответчиком и принятых истцом.

Представитель третьего лица ГКУ "Центр обслуживания, содержания и продаж казенного имущества Забайкальского края" в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения дела извещен надлежащим образом, причины неявки не сообщил.

Руководствуясь ч. 3 ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ), судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в отсутствие указанного лица.

Проверив материалы дела, заслушав, обсудив доводы апелляционной жалобы, заслушав ответчика и ее представителей, поддержавших доводы апелляционной жалобы, истца и его представителя, просивших решение оставить без изменения, судебная коллегия приходит к следующему.

Частично удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции пришел к выводу о неопределенности положений агентского договора, относительно размера агентских услуг, как его существенного условия, что нарушает права потребителя, может свидетельствовать о возможной безвозмездности договора, в случае, когда агентское вознаграждение не оплачивается, что противоречит ст. 1006 ГК РФ. По мнению суда, указанные обстоятельства свидетельствуют о злоупотреблении правом со стороны ответчика.

С такими выводами судебная коллегия согласиться не может по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела 07.07.2017 г, между Агентством

недвижимости "Альтаир" в лице ИП Митяевой Л.В. и Уваровской Н.И. был

заключен агентский договор, согласно которому Уваровская Н.И.

(принципал) поручила Митяевой Л.В. (агенту) продать 2-х комнатную квартиру, расположенную по адресу: "адрес", путем участия в качестве лота на аукционе.

Пунктом 1.3 договора указано, что согласованная сторонами стоимость квартиры составляет 500 000 руб.

Согласно п.1.4 агент обязуется исполнить поручение за вознаграждение от имени и за счет принципала. При этом принципал поставлен в известность о том, что вознаграждение составит разницу между стоимостью объекта недвижимости, указанной в п. 1.3 настоящего договора и суммой, указанной в государственном контракте. Принципал обязан выплатить агенту вознаграждение в размере разницы между стоимостью объекта недвижимости, указанной в агентском договоре и суммой, указанной в государственном контракте в течение 2-х банковских дней с момента получения денежных средств на лицевой счет принципала. Принципал поставлен об этом в известность, возражений и претензий по данному факту не имеет.

Пунктом 1.1.1 договора, что при наличии нотариально заверенной доверенности от имени принципала агент обязуется выполнить следующие действия: подготовить пакет документов, необходимых для участия в аукционе; внести в качестве обеспечения на участие в аукционе денежную сумму из собственных средств в размере 7185,27 руб. на р/с указанный органом, проводящим аукцион; в течение 2-х банковских дней, после того как данная сумма поступит ему на счет, вернуть всю сумму обеспечения агенту; подать заявку на участие в аукционе и необходимый, пакет документов от имени принципала в орган, проводящий аукцион; при необходимости понижать аукционную стоимость вышеуказанного объекта, недвижимости, назначая шаг аукциона в пределах суммы на усмотрение агента; в случае признания данного лота победителем, по окончании, аукциона, заключить муниципальный контракт; подать контракт и необходимые документы в УФС государственной регистрации, кадастра и картографии для его регистрации; подписать акт приема-передачи вышеуказанного объекта недвижимости; заказать выписку на объект в УФС государственной регистрации, кадастра и картографии по Забайкальскому краю.

Как следует из фактических обстоятельств и не оспаривается истцом, ответчиком все указанные действия были совершены.

После получения денежных средств истцом, поступивших после продажи ее квартиры, разница от стоимости ее продажи по договору и после отчуждения по результатам в соответствии с условиями агентского договора была возвращена Митяевой Л.В.

Согласно статье 1006 Гражданского Кодекса Российской Федерации (далее ГК РФ) принципал обязан уплатить агенту вознаграждение в размере и в порядке, установленных в агентском договоре.

При заключении договора истец довела до ответчика стоимость, которую бы хотела получить от продажи квартиры, что для последней означало, что в процессе торгов ответчик был не вправе снижать стоимость ниже 500 000 рублей.

Оценка спорного договора, по мнению судебной коллегии, позволяет прийти к выводу о том, что он является смешанным, поскольку с одной стороны, к правоотношениям сторон должны применяться нормы главы 49 ГК РФ, с другой стороны, поскольку предметом договора выступает участие ответчика в торгах от имени истца в целях заключения сделки, к правоотношениям сторон также должны применяться правила главы 51 ГК РФ.

В соответствии со ст. 992 ГК РФ принятое на себя поручение комиссионер обязан исполнить на наиболее выгодных для комитента условиях в соответствии с указаниями комитента, а при отсутствии в договоре комиссии таких указаний - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями. В случае, когда комиссионер совершил сделку на условиях более выгодных, чем те, которые были указаны комитентом, дополнительная выгода делится между комитентом и комиссионером поровну, если иное не предусмотрено соглашением сторон.

Начальная стартовая цена продажи квартиры была определена в аукционной документации 718526, 82 руб, при шаге торгов от 3592, 64 до 35926, 34 руб. и не зависела от согласования сторон по спорной сделке.

Изменение размера цена контракта (согласно условиям торгов на аукционе, в сторону ее понижения) было предусмотрено условиями торгов, осуществлялось не зависимо от воли ответчика. Аукцион был проведен 24.07.2017г, сумма, за которую квартира была продана (сумма, указанная после окончания торгов в государственном контракте) составила 711 341, 54 рубля.

В соответствии со ст.ст. 309, 310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом. Односторонний отказ от исполнения обязательств недопустим.

В соответствии со ст.ст. 420, 421 ГК РФ договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей; граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена настоящим Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством. Стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422 ГК РФ).

Из ст. 431 ГК РФ следует, что при толковании условий договора в первую очередь суд должен руководствоваться буквальным значением слов и выражений, содержащихся в нем, а также сопоставлением указанных слов и выражений с другими условиями и смыслом договора в целом. И только в случае, если смысл конкретного условия договора из буквального толкования установить не удается, суд может прибегнуть к выяснению действительной воли сторон, основываясь, в частности, на объяснениях сторон при рассмотрении дела.

Как следует из приведенных выше положений агентского договора, стороны договорились как о продажной стоимости квартиры, так и условиях получения агентом своего вознаграждения за организацию, сопровождение и оформление сделки купли- продажи недвижимости по результатам аукциона.

Из буквального толкования пункта 1.3 договора не следует, что стоимость в размере 500000 руб. является стартовой, о чем необоснованно указано в решении суда.

При сопоставлении условий договора, предусмотренных пунктами 1.3 и 1.4 договора, очевидно, что стоимость, указанная в пункте 1.3 договора, является согласованной сторонами предельной стоимостью, за которую могла быть продана квартира и в силу договора не подлежала изменению, что означало отсутствие у ответчика права на продолжение торгов после достижения соответствующего ценового порога.

В случае, если бы в пункте 1.3 была указана стоимость 718 526, 82 рублей - это означало бы для ответчика невозможность торговаться и, по сути, лишило бы истца возможности участвовать в аукционе.

Вывод суда о том, что условия оплаты вознаграждения, содержащиеся в пункте 1.4 договора, противоречат природе возмездности агентского договора, несостоятелен.

Из содержания пункта 1.4 агентского договора следует, что размер вознаграждения агента и возможность его получить напрямую зависят от эффективности и результативности его работы. В противном случае если бы квартира истца на аукционе вообще не была бы продана, в частности при снижении ее стоимости вторым участником аукциона ниже 500 000 руб, агент все равно имел бы право требовать от истца вознаграждения.

Указание в решении о императивном условии возмездности агентского договора несостоятельно, поскольку из абзаца 1 ст. 1006 ГК РФ следует, что стороны вправе самостоятельно, путем включения соответствующего условия в договор определить размер и порядок исчисления агентского вознаграждения.

Судебная коллегия соглашается с доводом апелляционной жалобы о том, что условие о стоимости агентского вознаграждения не может являться существенным для данного вида договоров, и на этом основании признает несогласованным условия пункта 1.4 договора о размере агентского вознаграждения, поскольку для такого типа договоров существенным является лишь условие о предмете.

В соответствии со ст. 424 ГК РФ исполнение договора оплачивается по цене, установленной соглашением сторон. В предусмотренных законом случаях применяются цены (тарифы, расценки, ставки и т.п.), устанавливаемые или регулируемые уполномоченными на то государственными органами и (или) органами местного самоуправления. Изменение цены после заключения договора допускается в случаях и на условиях, предусмотренных договором, законом либо в установленном законом порядке. В случаях, когда в возмездном договоре цена не предусмотрена и не может быть определена исходя из условий договора, исполнение договора должно быть оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги.

Таким образом, при отсутствии в оспоренном договоре фиксированной цены вознаграждения, оно со всей очевидностью, может быть определено в соответствии с пунктом 3 статьи 424 ГК РФ.

В этой связи судебная коллегия полагает, что договор в его оспоренной части не противоречит п.2 ст. 10 Закона РФ "О защите прав потребителей" (информация о цене услуги), что свидетельствует об отсутствии злоупотребления правами со стороны ответчика при заключении договора с истцом.

С учетом изложенного судебная коллегия находит, что судом были неверно определены значимые обстоятельства и неправильно применены нормы права, подлежащие применению, что в силу ст. 330 ГПК РФ является основанием для отмены судебного решения, и принятия нового решения об отказе в удовлетворении заявленных требований.

Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Центрального районного суда города Читы от 22 декабря 2017 года отменить.

Принять по делу новое решение.

В удовлетворении искового заявления Уваровской Н. И.

к индивидуальному предпринимателю Митяевой Л. В. о признании условия агентского договора недействительным, взыскании убытков - отказать.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

Копия верна

 

Судья Забайкальского краевого суда С.Н.Михеев

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.