Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики от 14 марта 2018 г. по делу N 33-196/2018

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики в составе:

председательствующего - Матакаевой С.К,

судей - Боташевой А.Р, Сыч О.А,

при секретаре судебного заседания - Урусове Р.А,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе ответчика на заочное решение Черкесского городского суда КЧР от 07 ноября 2017 года по исковому заявлению ПАО "Сбербанк России" к "ФИО"2 и "ФИО"3 в лице их законного представителя Папшуовой А.М. о взыскании задолженности по кредитному договору и его расторжении.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда КЧР Боташевой А.Р, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

ПАО "Сбербанк России" обратилось в суд с иском к Папшуовой А.М, "ФИО"6, "ФИО"9, в котором просило расторгнуть кредитный договор N 6167 от 07.12.2010 года, заключенный с Папшуовым З.М, и взыскать задолженность по кредитному договору N 6167 в пользу ПАО "Сбербанк России" в размере 46931,12 руб.

В обоснование иска указало, что банк предоставил заемщику Папшуову З.М. кредит в сумме 236 000 руб. сроком на 60 месяцев. "дата" заемщик умер. На дату смерти обязательство по выплате задолженности им не исполнено, вследствие чего по состоянию на 03 апреля 2016 года образовалась вышеуказанная задолженность. По информации, имеющейся у банка, предполагаемыми наследниками умершего являются указанные ответчики.

Определением от 04 сентября 2017г. суд заменил ненадлежащих ответчиков Папшуову А.М, "ФИО"6, "ФИО"9 на надлежащих ответчиков - наследников после смерти заемщика - несовершеннолетних "ФИО"2 и "ФИО"3.

В судебном заседании представитель истца поддержал исковые требования и просил их удовлетворить.

Ответчики в судебное заседание не явились, извещались о времени и месте судебного заседания, о причине неявки суду не сообщили, о рассмотрении дела без их участия не заявляли, возражений не представили.

Заочным решением Черкесского городского суда КЧР от 07 ноября 2017 года (с учетом определения суда от 11 января 2018г. о внесении исправлений) исковые требования ПАО "Сбербанк России" удовлетворены в полном объеме. Судом постановлено расторгнуть кредитный договор N3167 от 07 декабря 2010г, заключенный между ОАО "Сбербанк России" и Папшуовым З.М.; солидарно взыскать с ответчиков "ФИО"2 и "ФИО"3 в лице их законного представителя Папшуовой А.М. в пользу истца задолженность по кредитному договору N3167 от 07 декабря 2010г. в размере 46931,12 руб. и судебные расходы на уплату государственной пошлины в размере 1608 руб.

На данное судебное решение законный представитель несовершеннолетних ответчиков - Папшуова А.М. подала апелляционную жалобу, в которой просит отменить решение суда и вынести новое решение, которым в удовлетворении исковых требований отказать, применив последствия пропуска истцом срока исковой давности. Указывает, что дело рассмотрено без ее надлежащего уведомления, так как истец неверно указал ее адрес, что не позволило ей в полной мере воспользоваться своими правами. Поскольку имущество в виде ? доли в праве на спорную квартиру было приобретено с использованием средств материнского капитала, на него не может быть обращено взыскание, и в состав наследственного имущества доля умершего войти не может.

Письменных возражений на апелляционную жалобу не поступило.

Стороны, извещенные о дате и месте рассмотрения дела судом апелляционной инстанции, в судебное заседание не явились, о причинах неявки не сообщили, не просили об отложении судебного разбирательства. В связи с чем, судебная коллегия находит возможным рассмотрение дела в их отсутствие на основании ст. 167, ч.1 ст.327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Исследовав материалы дела, проверив законность и обоснованность судебного решения в пределах доводов апелляционной жалобы в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия не находит правовых оснований для отмены состоявшегося судебного акта.

Как установлено судом и следует из материалов дела, в соответствии с п. 1.1. кредитного договора N 6167 от 07 декабря 2010г, заключенного между ОАО "Сбербанк России" и Папшуовым З.М, кредитор (ОАО "Сбербанк России") предоставил заемщику (Папшуову З.М.) кредит на неотложные нужды без обеспечения в сумме 236000 руб. под 17 % годовых на срок 60 месяцев, считая с даты его фактического предоставления (л.д. 13-15).

Кредит был предоставлен путем зачисления денежных средств на счет заемщика N.., открытый в филиале кредитора.

С 04 августа 2015г. изменена организационно-правовая форма истца - с ОАО "Сбербанк России" на ПАО "Сбербанк России".

Согласно пункту 3.1. кредитного договора погашение кредита и уплата процентов производится ежемесячными аннуитетными платежами в соответствии с графиком платежей.

Погашение кредита, уплата процентов за пользование кредитом и неустойки производится безакцептным списанием со счета в соответствии с условиями счета (п.3.2).

Кредитор свои обязательства исполнил, предоставив Папшуову З.М. кредит в размере 236000 руб, что подтверждается копией лицевого счета (л.д.10-11); факт получения кредита Папшуовым З.М. и его размер сторонами не оспаривается.

Из представленного расчета задолженности по состоянию на 09 июля 2015г. задолженность по кредитному договору N 6167 от 07 декабря 2010г. составляет 46931,12 руб, в том числе: просроченная задолженность по процентам за пользование кредитом - 3505,05 руб, ссудная задолженность - 43426,07 руб. Указанный расчет сторонами не оспорен, судебной коллегией проверен и признан правильным. При этом, ответчик не представил доказательства уплаты задолженности либо ее части.

"дата"г. заемщик Папшуов З.М. умер, что подтверждается свидетельством о смерти от 28.08.2014 года серии I-ЯЗ N...

Разрешая спор, суд первой инстанции пришел к выводу о наличии между ПАО "Сбербанк России" и Папшуовым З.М. кредитных правоотношений, и поскольку наследники, принявшие наследство после смерти заемщика установлены, то в силу действующего законодательства обязательства по кредитному договору должны быть исполнены наследниками в лице их законного представителя Папшуовой A.M. в пределах стоимости наследственного имущества.

С такими выводами суда первой инстанции судебная коллегия соглашается, полагая их соответствующими обстоятельствам дела и основанными на правильном применении норм материального и процессуального права.

В силу п. 1 ст. 819 Гражданского кодекса Российской Федерации по кредитному договору, банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

Согласно ст. 309 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями.

По общему правилу, содержащемуся в п. 1 ст. 432 Гражданского кодекса Российской Федерации, договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

П. 2 ст. 434 Гражданского кодекса Российской Федерации закреплено, что договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена письмами, телеграммами, телексами, телефаксами и иными документами, в том числе электронными документами, передаваемыми по каналам связи, позволяющими достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору.

Согласно ст. 820 Гражданского кодекса Российской Федерации кредитный договор должен быть заключен в письменной форме. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность кредитного договора.

Исходя из положений вышеприведенных правовых норм, обстоятельствами, имеющими юридическое значение для разрешения требований о взыскании кредитной задолженности, в частности, являются наличие или отсутствие факта заключения кредитного договора в надлежащей форме и факта предоставления кредитной организацией денежных средств (кредита) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, бремя доказывания которых в силу ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации лежит на кредиторе.

В соответствии с абз. 1 ст. 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

Согласно ч. 1 ст. 1175 Гражданского кодекса Российской Федерации наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно (статья 323 ГК РФ). Каждый из наследников отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

Как разъяснено в п. п. 58, 60, 61 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012г. N9 "О судебной практике по делам о наследовании" под долгами наследодателя, по которым отвечают наследники, следует понимать все имевшиеся у наследодателя к моменту открытия наследства обязательства, не прекращающиеся смертью должника (ст. 418 ГК РФ), независимо от наступления срока их исполнения, а равно от времени их выявления и осведомленности о них наследников при принятии наследства.

Так, заемщик Папшуов З.М. умер "дата"г. (л.д. 25,42).

Согласно ответу нотариуса Хабезского нотариального округа КЧР "ФИО"8 N69 от 13 июля 2017 года после смерти Папшуова З.М, "дата" года рождения, умершего "дата", по заявлению "ФИО"2 и "ФИО"3, от имени которых действует Папшуова А.М, открыто наследственное дело N15/2016. Наследство в виде 1/4 квартиры, находящейся по адресу: "адрес", приняли: его дочь - "ФИО"2, "дата" года рождения, дочь - "ФИО"3, "дата" года рождения, по 1/2 доле каждая, что следует из материалов наследственного дела и свидетельства о праве на наследство по закону от 18 марта 2016 года (л.д.54).

Стоимость вышеуказанной квартиры по договору купли-продажи от 20 февраля 2012г. составляет 500 000 руб, следовательно, стоимость 1/4 доли в праве на нее равна 125 000 руб.; кадастровая стоимость данного имущества на день смерти наследодателя составляла 473341,34 руб, кадастровая стоимость 1/4 доли в праве, соответственно, - 118335,33 руб. (л.д. 47-48,50, 128).

Судебная коллегия при разрешении вопроса о правомерности взыскания с правопреемников умершего заемщика кредитной задолженности также учитывает, что определенная ко взысканию сумма кредитной задолженности (46931,12 руб.), находится в пределах стоимости наследственного имущества Папшуова З.М. (125 000 руб.), а следовательно, и в пределах объема солидарной ответственности наследников - "ФИО"2 и "ФИО"3 по долгам наследодателя.

Поскольку долг, образовавшийся по кредитному договору N6167 от 07 декабря 2010г, не погашен, а заемщик Папшуов З.М. умер, то в силу ст. 1175 ГК РФ, его наследники "ФИО"2 и "ФИО"3, принявшие наследство, в лице их законного представителя Папшуовой А.М. обязаны отвечать по долгам наследодателя в пределах стоимости наследственного имущества.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции правомерно удовлетворил заявленные истцом требования о взыскании задолженности по кредитному договору, исходя из того, что, заключив с банком кредитный договор, Папшуов З.М. взял на себя обязательства по уплате кредита и процентов по нему, но умер, а его наследники с 10 ноября 2014г. (дата последнего платежа) условий кредитного договора в нарушение ст. 309 и ч. 1 ст. 1175 ГК РФ не исполняли.

В соответствии с подп. 1 п. 2 ст. 450 Гражданского кодекса Российской Федерации, по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда при существенном нарушении договора другой стороной.

Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

Учитывая, что наследники заемщика перестали уплачивать ежемесячные платежи и до настоящего времени задолженность по кредитному договору не погашена, принимая во внимание условия кредитного договора относительно обязательства заемщика по погашению кредитной задолженности и срока действия данного договора, судебная коллегия полагает, что суд первой инстанции пришел к правильному выводу о необходимости расторжения кредитного договора в порядке ч. 2 ст. 450 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с существенными нарушениями наследниками заемщика обязательств по нему.

Доводы апелляционной жалобы о том, что ответчик не был надлежащим образом извещен о времени и месте судебного разбирательства опровергается материалами дела.

В силу ч. 1 ст. 113 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, извещаются или вызываются в суд заказным письмом с уведомлением о вручении, судебной повесткой с уведомлением о вручении, телефонограммой или телеграммой, по факсимильной связи, иными средствами связи и доставки, обеспечивающими фиксирование судебного извещения или вызова и его вручение адресату.

Согласно ч. 1 ст. 233 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в случае неявки в судебное заседание ответчика, извещенного о времени и месте судебного заседания, не сообщившего об уважительных причинах неявки и не просившего о рассмотрении дела в его отсутствие, дело может быть рассмотрено в порядке заочного производства.

Как следует из материалов дела, суд принял надлежащие меры к извещению законного представителя несовершеннолетних ответчиков - Папшуовой А.М, что подтверждается имеющимся в материалах дела уведомлениями и распечаткой с официального сайта Почта России, согласно которым извещения о судебных заседаниях, назначенных на 18 октября 2017 года, а в последствии и на 07 ноября 2017 года, получены Папшуовой А.М. по адресу места ее регистрации и проживания, на который она ссылается в апелляционной жалобе, а именно: "адрес" (л.д. 52, 76 - 77, 79-80, 94, 105). Таким образом, суд первой инстанции в рассматриваемой ситуации обоснованно приступил к рассмотрению дела без участия ответчика в порядке заочного производства.

В силу п. 2 ст. 199 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.

Поскольку до вынесения решения судом первой инстанции Папшуова А.М, будучи осведомленной о наличии данного спора и извещенной о месте и времени судебного разбирательства, не заявила о пропуске срока исковой давности, такое заявление, изложенное в апелляционной жалобе, рассмотрению не подлежит.

Между тем, судебная коллегия не может согласиться с доводом апелляционной жалобы о пропуске истцом срока исковой давности, как основанному на неверном толковании норм материального права.

В соответствии со ст. 196 Гражданского кодекса Российской Федерации общий срок исковой давности устанавливается в три года.

Согласно ст. 200 Гражданского кодекса Российской Федерации течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

По обязательствам с определенным сроком исполнения течение исковой давности начинается по окончании срока исполнения.

Принимая во внимание, что кредитным договором установлен порядок возврата кредита путем внесения заемщиком ежемесячных платежей в определенном размере и, учитывая, что последний платеж по кредиту согласно лицевому счету и расчету задолженности внесен 10 ноября 2014г, а иск ПАО "Сбербанк России" подало 03 июля 2017г, судебная коллегия приходит к выводу о том, что срок исковой давности в силу вышеприведенных требований закона, истцом пропущен не был.

Доводы жалобы о том, что квартира, приобретенная на средства материнского (семейного) капитала, не может быть включена в состав наследственного имущества и, следовательно, в силу отсутствия после смерти заемщика наследственного имущества обязательства по кредитному договору прекращены, не основаны на законе и материалах дела.

Согласно п. 1 ст. 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

Поскольку на момент смерти Папшуову З.М. на праве собственности принадлежала 1/4 доля в праве на квартиру "адрес", нотариус правомерно включил его в состав наследственной массы и выдал на него свидетельство о праве на наследство по закону. При этом, тот факт, что наследственное имущество приобретено на средства материнского (семейного) капитала не относит права на него к видам прав и обязанностей, не подлежащих включению в состав наследства, предусмотренных п.п. 2 и 3 ст. 1112 ГК РФ и п. 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 "О судебной практике по делам о наследовании", в котором разъяснено, что имущественные права и обязанности не входят в состав наследства, если они неразрывно связаны с личностью наследодателя, а также если их переход в порядке наследования не допускается ГК РФ или другими федеральными законами (статья 418, часть вторая статьи 1112 ГК РФ). В частности, в состав наследства не входят: право на алименты и алиментные обязательства (раздел V СК РФ), права и обязанности, возникшие из договоров безвозмездного пользования (статья 701 ГК РФ), поручения (пункт 1 статьи 977 ГК РФ), комиссии (часть первая статьи 1002 ГК РФ), агентского договора (статья 1010 ГК РФ).

Также судебная коллегия отклоняет довод апелляционной жалобы о несоответствии вывода суда в мотивировочной части о необходимости отказа в удовлетворении иска с резолютивной частью судебного решения, в которой суд указал на удовлетворение иска, поскольку допущенная описка в мотивировочной части исправлена судом, что следует из определения о внесении исправлений (об исправлении описки) от 11 января 2018г. (л. д. 107-108).

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что оснований для отмены либо изменения судебного акта по доводам апелляционной жалобы не имеется.

Нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену решения суда, при рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Заочное решение Черкесского городского суда Карачаево-Черкесской Республики от 07 ноября 2017 года по исковому заявлению ПАО "Сбербанк России" к "ФИО"2 и "ФИО"3 в лице их законного представителя Папшуовой А.М. о взыскании задолженности по кредитному договору и его расторжении оставить без изменения, а апелляционную жалобу законного представителя несовершеннолетних ответчиков Папшуовой А.М. - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.