Апелляционное определение СК по уголовным делам Московского городского суда от 15 октября 2018 г. по делу N 10-16899/2018

 

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе:

председательствующего судьи

Олихвер Н.И,

судей

Алисова И.Б, Гривко О.Н,

при секретаре

Т,

с участием:

прокурора - старшего прокурора апелляционного отдела управления прокуратуры г. Москвы

Розановой Е.Д,

потерпевшего

С.С.Н,

представителя потерпевшего

адвоката Гайтаева А.Ю, предоставившего удостоверение N 919 и ордер N 6090 от 10 октября 2018 года,

защитника - адвоката

Владимирского Н.Г, предоставившего удостоверение N 7800 и ордер N 1045 от 26 сентября 2018 года;

осужденного

Царёва С.М,

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе осужденного Царёва С.М. на приговор Черемушкинского районного суда г. Москвы с участием присяжных заседателей от 3 августа 2018 года, которым

Царёв С.М, ***, судимости не имеющий,

осужден по

ч.3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ к лишению свободы сроком на десять лет три месяца с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбытия наказания исчислен с 3 августа 2018 года, зачтено в срок отбытия наказания время содержания под стражей с 9 апреля 2016 года до 15 марта 2017 года, и с 27 ноября 2017 года до 3 августа 2018 года, а также время принудительного нахождения в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях с 15 марта 2017 года до 27 ноября 2017 года.

За гражданским истцом С.С.Н. признано право на удовлетворение гражданского иска и передан вопрос о размере возмещения гражданского иска для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

Разрешен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Олихвер Н.И, изложившей содержание приговора, доводы апелляционной жалобы осужденного, выслушав выступления осужденного Царёва С.М. и адвоката Владимирского Н.Г, поддержавших доводы жалобы, просивших приговор суда отменить и дело направить на новое судебное разбирательства либо переквалифицировать действия Царёва С.М. на ст. 111 УК РФ, мнения потерпевшего С.С.Н, представителя потерпевшего адвоката Гайтаева А.Ю. и прокурора Розановой Е.Д, просивших приговор оставить без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

По приговору суда с участием присяжных заседателей Царёв С.М. признан виновным в покушении на убийство потерпевшего Саидова С.Н, которое не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам, поскольку потерпевшему своевременно была оказана медицинская помощь.

Преступление совершено 8 апреля 2016 года в городе Москве при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе осужденный Царёв С.М, не оспаривая квалификацию содеянного, считает приговор суда чрезмерно суровым. Указывает, что он положительно характеризуется по месту регистрации и жительства, имеет хронические заболевания и ему 61 год 6 месяцев. Просит учесть изложенное и уменьшить срок наказания.

В заседании суда апелляционной инстанции осужденный Царёв С.М. и адвокат Владимирский Н.Г. просили приговор суда отменить в связи с допущенными судьёй первой инстанции нарушением норм уголовно-процессуального закона при рассмотрении уголовного дела с участием присяжных заседателей, поскольку, по их мнению, судьёй были допущены до коллегии присяжных заседателей недопустимые доказательства - протоколы опознания Царёва по фотографиям (т.2 л.д. 31-35 и л.д. 164-168); что судьёй не были поставлены вопросы перед присяжными заседателями по позиции защиты, что Царёв совершил неумышленное преступление; что судьёй в напутственном слове не были разъяснены все особенности заполнения вопросного листа, неправильно изложена позиция сторон и, что в случае неясности и сомнений они могут вернуться и спросить у судьи разъяснения; что присяжными заседателями исключен мотив преступления и не установлена цель преступления. Также, по их мнению, прокурором при допросе потерпевшего и свидетелей на присяжных заседателей оказывалось давление и доводились сведения, не подлежащие исследованию в их присутствии; что суд необоснованно отказал в оглашении показаний свидетелей, данных первоначально в ходе предварительного расследования, и ограничил их в допросе потерпевшего, а после вердикта коллегии присяжных заседателей необоснованно отказал в ходатайстве о вызове в судебное заседание профессора, который проводил судебно-психиатрическую экспертизу. Либо просили переквалифицировать действия Царёва С.М. на ст. 111 УК РФ.

Проверив материалы дела, обсудив доводы осужденного Царёва С.М. и адвоката Владимирского Н.Г, судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности осужденного Царёва С.М. основаны на вердикте присяжных заседателей. Обвинительный приговор вынесен председательствующим судьей на основании вердикта коллегии присяжных заседателей и соответствует требованиям ст. ст. 348, 350, 351 УПК РФ.

Уголовное дело было рассмотрено законным составом суда - судом с участием присяжных заседателей. Формирование коллегии присяжных заседателей проведено в судебном заседании с соблюдением требований ст. 328 УПК РФ.

В соответствии с уголовно-процессуальным законом председательствующий, постановляя приговор на основании обвинительного вердикта коллегии присяжных заседателей, в описательно-мотивировочной части приговора правильно указал лишь преступное деяние, в котором подсудимый признан виновным, и квалификацию содеянного. Указания в приговоре о подтверждении выводов суда собранным в судебном заседании доказательствам, об учете тех или иных доказательств, по каким основаниям коллегия присяжных заседателей приняла одни и отвергла другие доказательства, на что обращается внимание в доводах осужденного Царёва С.М. и его защитника, по закону не требуется.

При таких обстоятельствах содержащиеся в выступлении Царёва С.М. и его защитника доводы о недоказанности его вины в совершении покушения на убийство, о противоречивости доказательств, о неправильной оценке его показаний и иных допрошенных по делу лиц, не могут быть предметом рассмотрения судом апелляционной инстанции.

Данных о том, что в суде исследовались недопустимые доказательства или ошибочно исключены из разбирательства дела допустимые доказательства, или отказано сторонам в исследовании доказательств, не имеется. Судебное следствие проведено с соблюдением требований ст. 243 и ст. 335 УПК РФ, с учетом его особенностей в суде с участием присяжных заседателей.

Замечания осужденного Царёва С.М. на протокол судебного заседания председательствующим судьей были рассмотрены в соответствии со ст. 260 УПК РФ, и по результатам их рассмотрения вынесено судебное постановление, которое является законным, обоснованным и мотивированным. Как следует из протокола судебного заседания, в нем полно отражены все этапы судебного разбирательства, сведения о всех исследованных документов, допросы подсудимого и других участников процесса, а также процессуальные действия и решения председательствующего судьи. При таких обстоятельствах оснований считать, что поданные на протокол судебного заседания замечания осужденного, рассмотрены неправильно и необоснованно отклонены, не имеется. Протокол судебного заседания в предусмотренной законом процедуре проверен председательствующим с учетом поданных замечаний. В связи с изложенным судебная коллегия при проверке напутственного слова исходит из содержания протокола судебного заседания.

Как следует из протокола судебного заседания, председательствующий не ограничивал прав участников процесса и создал все необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела, сохраняя объективность и беспристрастность. Все заявленные ходатайства рассмотрены в соответствии с требованиями закона, решения по ним с достаточной полнотой мотивированы. Сведений о том, что с участием присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства или сторонам было отказано в исследовании допустимых доказательств, в том числе показаний свидетелей, в материалах дела не имеется.

Вопреки утверждениям осужденного и его защитника, у председательствующего не было оснований для отказа государственным обвинителям в исследовании протоколов опознания Царёва С.М. свидетелями по фотографиям, а также в исследовании иных доказательств, представленных стороной обвинения, поскольку указанные доказательства были получены с соблюдением требований закона.

Ходатайства стороны защиты о признании протоколов опознания Царёва С.М. по фотографии указанными ими свидетелями недопустимыми рассмотрены председательствующим и обоснованно отклонены, при этом существо доводов защиты, на которые они ссылаются, было тщательно проверено, выводы суда мотивированы в соответствующем постановлении.

Из протокола судебного заседания следует, что допросы всех свидетелей и других лиц проведены в судебном заседании в соответствии с требованиями ст. 278 и ч.ч. 4, 7 ст. 335 УПК РФ. Данных о том, что сторона защиты была лишена права задавать свидетелям и иным допрашиваемым лицам вопросы, относящиеся к фактическим обстоятельствам дела, в протоколе судебного заседания не содержится.

Ходатайства об оглашении показаний свидетелей, данных ими в ходе предварительного расследования, заявленные стороной защиты без указания каких-либо конкретных противоречий, получили надлежащее разрешение в судебном заседании.

Данных об исследовании в судебном заседании обстоятельств, способных вызвать предубеждение присяжных заседателей в отношении подсудимого, не имеется.

Указания на противоречия в доказательствах, в том числе в показаниях осужденного, потерпевшего и иных допрошенных по делу лиц, об оговоре осужденного потерпевшим и свидетелями, сторонами были высказаны в присутствии присяжных заседателей и являлись предметом их оценки. Доводы Царёва С.М. о противоречивости и необъективности показаний указанных лиц не являются основанием для признания их недопустимыми доказательствами. Вопреки этим утверждениям осужденного Царёва С.М, противоречивость показаний допрошенных по делу лиц не является и предметом критической оценки судом апелляционной инстанции при проверке приговора, постановленного на основании вердикта коллегии присяжных заседателей.

Показания свидетеля Д.А.Ю. в части указания об имеющейся судимости Царёва С.М. были прерваны председательствующим, и до присяжных заседателей доведено, чтобы они не принимали во внимание такую информацию.

Аналогичным образом председательствующий реагировал и в других случаях доведения сторонами до сведения присяжных заседателей данных, не подлежащих исследованию в их присутствии.

Нарушений процедуры проведения прений сторон не допущено. Прения сторон были проведены в соответствии с требованиями ст. 336 УПК РФ. Поскольку в своем выступлении в прениях сторон адвокат Владимирский Н.Г. касался обстоятельств, не имеющих отношение к предъявленному обвинению, председательствующий обоснованно остановил его выступление. При этом продолжительность выступления защитника в прениях сторон не была ограничена.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона иного характера, на которые ссылаются в своих выступлениях осужденный Царёв С.М. и его защитник, также не допущено.

Нарушений требований ст. 338 УПК РФ, регламентирующей порядок постановки вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, не допущено. Вопросы, подлежащие рассмотрению присяжными заседателями, были поставлены с соблюдением требований ст. ст. 252 и 339 УПК РФ с учетом результатов судебного следствия и прений сторон. Из материалов дела видно, что в вопросном листе поставлены вопросы в соответствии с требованиями закона - исходя из предъявленного обвинения с учетом обстоятельств, установленных в судебном заседании. Формулировки вопросного листа относительно виновности Царёва С.С. в совершении действий, связанных с покушением на убийство соответствуют предъявленному ему обвинению. Кроме того, вопреки доводам Царёва С.М. и его защитника, судом был поставлен дополнительный вопрос в соответствии с ч.3 ст. 339 УПК РФ именно по позиции Царёва С.М, озвученной им в судебном заседании.

Напутственное слово председательствующего соответствует требованиям, предусмотренным ст. 340 УПК РФ. В нем председательствующий напомнил присяжным заседателям об исследованных доказательствах, правильно изложил позицию защиты, правильно разъяснил основные правила оценки доказательств, сущность принципа презумпции невиновности, разъяснил порядок совещания присяжных заседателей, подготовки ответов на поставленные вопросы, голосования по ответам и вынесения вердикта. Также напомнил о том, чтобы присяжные заседатели не принимали во внимание обстоятельства, которые не подлежат учету при вынесении вердикта, и в завершении напомнил присяжным заседателям содержание данной ими присяги и обратил внимание на то, что в случае вынесения обвинительного вердикта они могут признать подсудимого заслуживающим снисхождения.

Возражений по содержанию напутственного слова от участников судебного разбирательства не поступило.

Доводы защитника, что председательствующим не разъяснено право присяжным заседателям обратиться за разъяснениями, в данном конкретном случае являются надуманными. Как усматривается из протокола судебного заседания и вердикта присяжных заседателей председательствующий трижды указывал присяжным заседателям на неясность вердикта, возвращал их в совещательную комнату, разъясняя им положения закона о заполнении вопросного листа, следовательно присяжными заседателями было реализовано право на обращение за разъяснениями к председательствующему по правильности заполнения вопросного листа и понимания изложенных в нем вопросов.

Вердикт коллегии присяжных заседателей вынесен в соответствии с положениями ст. 343 УПК РФ, является ясным и непротиворечивым.

Особенности рассмотрения дела с участием коллегии присяжных заседателей, а также юридические последствия удовлетворения об этом ходатайства, включая особенности обжалования и рассмотрения жалоб на приговор, осужденному разъяснялись.

Доводы осужденного и его защитника, связанные с вопросами установления фактических обстоятельств дела, в том числе ссылки на недостоверность доказательств и неправильность вердикта, не подлежат рассмотрению, поскольку разрешение вопроса о доказанности обвинения и оценка исследованных судом доказательств являются в силу требований ст. 334 УПК РФ исключительно компетенцией коллегии присяжных заседателей.

Что же касается доводов осужденного и его защитника об исключении мотива преступления и о квалификации действий Царёва С.М. по ст. 111 УК РФ, то данные доводы также являются несостоятельными.

Несмотря на то, что коллегией присяжных заседателей признан недоказанным мотив покушения на убийство потерпевшего Саидова С.Н, который не является обязательным конструктивным элементом состава преступления, в данном конкретном случае это обстоятельство не исключает уголовной ответственности Царёва С.М. за совершение покушения на убийство потерпевшего, и не ухудшает положение осужденного. Как следует из вердикта, присяжными заседателями признана доказанной виновность Царёва С.М. в том, что именно Царёв С.М. произвел в потерпевшего С. не менее двух выстрелов резиновыми пулями в область головы и туловища из огнестрельного оружия ограниченного поражения - бесствольного пистолета, входящего в состав комплекса "ОСА", причинив ему указанные в вердикте повреждения в области головы и туловища, однако смерть С.С.Н. не наступила в связи с тем, что ему была оказана своевременная медицинская помощь, то есть Царёв С.М. совершил действия, направленные именно на причинение смерти С.С.Н.

Таким образом, каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлиять на вынесенный присяжными заседателями вердикт, по делу допущено не было.

Приговор в отношении Царёва С.М. соответствует вердикту коллегии присяжных заседателей. Квалификация действий осужденного Царёва С.М. по ч.3 ст. 30, ч.1 ст. 105 УК РФ является правильной и дана в соответствии с установленными вердиктом коллегии присяжных заседателей фактическими обстоятельствами, и исключает квалификацию по другому уголовному закону, на который указывают осужденный и его защитник. Выводы суда относительно юридической оценки действий Царёва С.М. подробно мотивированы в приговоре.

Ссылки осужденного Царёва С.М. о том, что в связи с наличием у него заболевания эпилепсия он плохо помнит события произошедшего, также являются несостоятельными.

Психическое состояние осужденного Царёва С.М. являлось предметом исследования суда первой инстанции при обсуждении последствий вердикта коллегии присяжных заседателей и суд обоснованно пришел к выводу о том, что Царёв С.М. является вменяемым и подлежит уголовной ответственности. Не согласиться с выводами суда судебная коллегия оснований не находит.

Согласно заключению стационарной комплексной судебной психолого- психиатрической экспертизы у Царёва С.М. психических заболеваний ни в период, относящийся к инкриминируемым ему деяниям, ни на время обследования обнаружено не было. Он осознавал фактический характер и общественную опасность своих действий и мог руководить ими. Выявленные у него органические расстройства личности в связи с эпилепсией не столь значительны, не сопровождаются психотическими расстройствами, грубыми нарушениями мышления, памяти, интеллекта, эмоционально-волевой сферы, критических и прогностических способностей и не лишали его в период, относящийся к инкриминируемому его деянию, способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В момент совершения правонарушения он в каком-либо юридически-значимом эмоциональном состоянии, которое протекает по психологическим механизмам и подпадает под экспертную категорию "аффект", не находился. В применении принудительных мер медицинского характера не нуждается.

Сомневаться в заключении данной экспертизы, а также в достоверности указанного в нем состава комиссии экспертов судебная коллегия оснований не находит, поскольку судебная экспертиза проведена в государственной специализированном учреждении экспертами психиатрами и психолога, имеющими большой стаж работы по специальности, которые были предупреждены об уголовной ответственности за заведомо ложное заключение. Их выводы логичны, научно обоснованы и подтверждаются материалами дела. На исследование экспертам была представлена вся необходимая медицинская документация. В судебном заседании Царёв С.М. ведет себя адекватно, активно защищается, поэтому его вменяемость не вызывает у судебной коллегии сомнений.

Наказание осужденному Царёву С.М. назначено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности осужденного, всех обстоятельств дела, а также смягчающих наказание обстоятельств, на которые имеются ссылки в апелляционной жалобе, в том числе состояние здоровья и его возраст. Оснований считать назначенное наказание чрезмерно суровым не имеется.

Кроме того, суд первой инстанции обоснованно назначил Царёву С.М. отбывание наказания в исправительной колонии строгого режима с учетом требований п. "в" ч.1 ст. 58 УК РФ, обстоятельств дела, тяжести совершенного преступления, данных о его личности.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389.13, 389.20, 389.27, 389.28, 389.33 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Черемушкинского районного суда г. Москвы с участием присяжных заседателей от 3 августа 2018 года в отношении Царёва С.М,

оставить без изменения, а апелляционную жалобу осужденного Царёва С.М. - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.