Апелляционное определение СК по уголовным делам Московского городского суда от 23 октября 2018 г. по делу N 10-17275/2018

 

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе:

председательствующего Селиной М.Е,

судей Тарджуманян И.Б, Бобровой Ю.В,

при секретаре Донец Ю.И,

с участием: прокурора апелляционного отдела уголовно-судебного управления прокуратуры г. Москвы Богдашкиной А.А,

осужденного Редина Сергея Александровича,

защитника осужденного Редина С.А. - адвоката Амирова Ф.Г. оглы, представившего ордер N *** от *** года и удостоверение N ***;

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Редина С.А. и адвоката Амирова Ф.Г. оглы на приговор Щербинского районного суда г. Москвы от 25 мая 2018 г, которым

Редин С.А, ***,

осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 3 года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Мера пресечения Редину С.А. до вступления приговора в законную силу оставлена прежней - содержание под стражей.

Срок отбывания наказания Редину С.А. исчислен с 25 мая 2018 года, с зачетом в него времени предварительного содержания Редина С.А. под стражей с момента фактического задержания, то есть с 10 мая 2017 года по 25 мая 2018 года.

Приговором разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Тарджуманян И.Б, выступления участников процесса, изучив материалы уголовного дела, проверив доводы апелляционных жалоб и возражений государственного обвинителя на них, судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда

УСТАНОВИЛА:

приговором Щербинского районного суда г. Москвы от 25 мая 2018 года Редин С.А. признан виновными в совершении разбоя, то есть нападения в целях хищения чужого имущества, совершенного с угрозой применения насилия, опасного для жизни, с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Преступление осужденным Рединым С.А. совершено *** года в г. Москве в отношении потерпевшей *** Г.М, при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Адвокат Амиров Ф.Г.оглы в апелляционной жалобе, выражая несогласие с постановленным Щербинским районным судом г..Москвы приговором, считает его незаконным, необоснованным и подлежащим отмене. Подробно приводя нормы действующего законодательства, разъяснения, данные в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ, содержание показаний допрошенных по делу лиц и исследованных в судебном заседании материалов уголовного дела указывает на отсутствие доказательств, подтверждающих виновность Редина С.А. в совершении инкриминируемого ему преступления. Отмечает, что в момент совершения нападения на потерпевшую, Редин С.А. находился дома, что подтверждают допрошенные в судебном заседании свидетели защиты. Обращает внимание, что *** г..Редин С.А. доставлялся в отдел полиции, где его попросили починить молнию на сумке сотрудницы, и затем отпустили. Данным обстоятельством, по мнению защитника, и объясняется наличие отпечатков пальцев Редина С.А. на сумке потерпевшей. Полагает, что в показаниях потерпевшей имеются существенные противоречия, которые не были устранены в ходе судебного следствия. Считает, что данные противоречия, а так же то обстоятельство, что потерпевшая не имеет претензий к Редину С.А. прямо указывает на то, что она его оговорила, и таким образом пытается ему помочь. Полагает, что при принятии решения по делу, суд первой инстанции необоснованно проигнорировал, что изначально потерпевшая утверждала о том, что нападение на нее было совершено двумя лицами, мужчиной и женщиной, что так же подтвердили и допрошенные в судебном заседании понятые, участвовавшие при проведении процедуры опознания Редина С.А. Полагает, что при данных обстоятельствах дело подлежало возвращению прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ для установления второго лица, причастного к совершению преступления.

Считает, что ходатайства защиты, в том числе о вызове и допросе свидетелей, о назначении судебно-медицинской экспертизы Редину С.А, о возврате дела прокурору и иные были судом первой инстанции необоснованно отклонены. Полагает что суд первой инстанции дал неверную оценку исследованным по делу доказательствам, в том числе, показаниям свидетелей со стороны защиты и необоснованно отнесся к ним критически. Также считает, что при назначении наказания суд недостаточно учел все смягчающие обстоятельства, мнение потерпевшей, которая просила строго не наказывать Редина С.А, состояние здоровья его подзащитного, наличие у него ***, и то, что нахождение в местах лишения свободы негативно сказывается на нем. На основании изложенного, ввиду отсутствия доказательств, подтверждающих причастность его подзащитного к совершению инкриминируемого ему преступления, просит приговор отменить, Редина С.А. оправдать.

В своей апелляционной жалобе осужденный Редин С.А, излагая доводы, аналогичные, изложенным его защитником, указывает, что приговор является незаконным, необоснованным и противоречащим исследованным в судебном заседании материалам дела. Отмечает, что преступления в отношении *** Г.М. он не совершал, доказательств подтверждающих обратное в деле не имеется. Подробно излагая содержание данных им, а также иными, допрошенными по делу лицами в ходе предварительного и судебного следствия показаний, указывает, что в момент совершения преступления он находился дома, что так же, по его мнению, подтверждается результатами биллинга его мобильного телефона. Обращает внимание, что место совершения преступления значительно удалено от места его жительства, в связи с чем, учитывая, его заболевание, он физически не мог в столь короткое время добраться от дома до места совершения преступления и обратно. Ссылается на имеющиеся, по его мнению, противоречия в показаниях потерпевшей, а так же на отсутствие отпечатков его пальцев на телефоне *** Г.М, который, как она сообщила, нападавший у нее вырвал и откинул в сторону. Обращает внимание на неполноту предварительного и судебного следствия, а также на необоснованность отказа в удовлетворении заявленных им и его защитником ходатайств. Отмечает, что в деле отсутствуют сведения о том, что он доставлялся в отделение полиции *** года, где его до проведения процедуры опознания видела потерпевшая, и не имеется надлежащей оценки его доводам о том, что отпечатки его пальцев остались на сумке потерпевшей в связи с тем, что сотрудники полиции обманным путем заставили его ее починить. Считает, что процедура опознания была проведена с нарушениями, поскольку статисты существенно отличались от него, на их лицах отсутствовали шрамы и повреждения, а приметы нападавшего, которые сообщала потерпевшая, не подходят к описанию его внешности. Отмечает, что предмет, который использовался в качестве оружия при совершении нападения на потерпевшую, не изымался.

Считает, что имеет место фальсификация доказательств по делу, а потерпевшая его оговорила. На основании изложенного, просит приговор отменить, производство по делу прекратить.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Базин А.В, сославшись на законность и обоснованность принятого судом решения, просит приговор оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

В суде апелляционной инстанции осужденный Редин С.А. и его защитник - адвокат Амиров Ф.Т. оглы поддержали доводы, изложенные в апелляционных жалобах, и просили приговор отменить.

Прокурор Богдашкина А.А. возражала против удовлетворения апелляционных жалоб, и просила приговор Щербинского районного суда г. Москвы от 25 мая 2018 года оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Выслушав мнение участников процесса, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений государственного обвинителя на них, судебная коллегия приходит к следующему.

Вывод суда о доказанности вины осужденного в совершении преступления, за которое он осужден, соответствует фактическим обстоятельствам, установленным судом первой инстанции, подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, подробно приведенных в приговоре, в том числе: показаниями потерпевшей *** Г.М. об обстоятельствах совершенного на нее *** года, после *** на платформе "***" нападения, в ходе которого уверенно опознанный ею впоследствии Редин С.А, придушив ее локтем правой руки и угрожая раскладным ножом, требовал у нее передачи принадлежащего ей имущества.

После чего, выхватил у нее телефон, отбросил его в сторону, и забрал сумку, достал из нее кошелек, и, бросив сумку на месте совершения преступления, убежал; показаниями свидетелей *** Т.Ю, *** М.Д, присутствовавших при проведении опознания, об обстоятельствах, при которых после разъяснения всем участвовавшим в нем лицам их прав и обязанностей, потерпевшая *** Г.М. уверенно и добровольно опознала Редина С.А, как лицо, совершившее на нее нападение; письменными материалами дела: рапортом ***, согласно которому, потерпевшая *** Г.М. сообщила о совершенном на нее нападении; заявлением потерпевшей *** Г.М. от *** года о привлечении к уголовной ответственности неизвестного ей лица, которое, *** года открыто похитило с применением ножа кошелек, в котором находились денежные средства в сумме *** рублей на посадочной платформе ***в *** часа *** минут; карточкой происшествия N *** от *** года; протоколом обыска (выемки) от *** года, в ходе проведения которого *** Г.М. добровольно выдала сумку темно-синего цвета, которую у нее выхватил нападавший; протоколами получения образцов оттисков и отпечатков пальцев у *** Г.М. и Редина С.А.; протоколом предъявления лица для опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение им опознающего от *** года, в ходе проведения которого, в присутствии понятых, потерпевшая *** Г.М. прямо указала на мужчину под N ***, оказавшимся Рединым С.А, который *** года похитил у нее кошелек с деньгами на станции *** *** направления, придушив локтем, угрожал ей ножом.

Данного мужчину она опознает, так как его лицо она хорошо запомнила, когда он ее душил, а также по особым приметам: припухлость над глазом, ссадина, на лице родинка; заключением эксперта N ***от *** года, согласно выводам которого: след папиллярного узора пальца руки размером ****0мм, расположенный на отрезке темной дактилоскопической пленки размером ***мм и описанный в заключение эксперта N***от *** года, электрофотографическая копия которой предоставлена на экспертизу, оставлен ногтевой фалангой безымянного пальца правой руки Редина С.А, *** г..р, дактилоскопическая карта которого предоставлена для сравнения; протоколами осмотра места происшествия, вещественными и иными доказательствами, подробно приведенными в приговоре.

Доводы, изложенные в апелляционных жалобах о недоказанности вины Редина С.А. в совершении преступления и о наличии у него алиби на момент совершения преступления, были, вопреки доводам жалоб, подробно исследованы и мотивированно отвергнуты судом первой инстанции, как противоречащие материалам уголовного дела, при этом, им дана надлежащая оценка, не согласиться с которой у судебной коллегии оснований не имеется. Суд первой инстанции, придя к выводу о недостоверности данных доводов стороны защиты, обосновано сослался на то обстоятельство, что они объективно опровергаются не только показаниями потерпевшей, которая будучи предупрежденной за дачу заведомо ложных показаний, в ходе предварительного следствия и в суде давала логичные и последовательные показания, но и письменными материалами уголовного дела, в том числе, заключением эксперта, согласно выводам которого на сумке потерпевшей, которую у нее из рук выхватил в момент нападения Редин С.А. обнаружен его отпечаток пальца.

Достоверность показаний допрошенных по делу потерпевшей и свидетелей обвинения у судебной коллегии сомнений не вызывает, поскольку какой-либо заинтересованности со стороны указанных лиц при даче показаний в отношении Редина С.А, как и оснований для его оговора, вопреки доводам жалоб, судебной коллегией не установлено. При этом судебная коллегия отмечает, что каких-либо противоречий относительно обстоятельств, подлежащих доказыванию по настоящему уголовному делу, в их показаниях, вопреки доводам жалоб, не имеется, поскольку, как усматривается из материалов дела, допрошенные по нему потерпевшая *** Г.М. и свидетели *** Т.Ю. и *** М.Д, давали последовательные и логичные показания относительно обстоятельств дела, которые полностью согласуются между собой, а так же с материалами уголовного дела, и не содержат в себе каких-либо существенных противоречий относительно обстоятельств совершения осужденным преступления.

При этом, отвергая вышеприведенные доводы стороны защиты, в том числе и о непоследовательности противоречивости показаний потерпевшей, судебная коллегия отмечает, что потерпевшая *** Г.М. на протяжении всего следствия однозначно указывала, что может опознать нападавшего на нее мужчину, подробно приводя его приметы. При этом, при рассмотрении дела судом первой инстанции, потерпевшая настаивала на том, что нападение совершил на нее именно Редин С.А, и отмечала, что хорошо разглядела его в момент нападения. Одновременно, отвергая версию стороны защиты о том, что потерпевшая якобы опознал Редина С.А. по указанию сотрудников полиции, судебная коллегия отмечает, что *** Г.М, будучи предупрежденной за дачу заведомо ложных показаний, однозначно утверждала в судебном заседании, что хорошо запомнила и сама опознала по характерным приметам Редина С.А, как лицо, совершившее на нее нападение, пояснив, что данные показания она подтвердила и в ходе проведенной между ними очной ставки. Данные показания *** Г.М. подтвердили и допрошенные по делу понятые *** Т.Ю. и *** М.Д, которые прямо указали, что процедура опознания проводилась в свободной форме всем были разъяснены их права и обязанности и что потерпевшая сама добровольно и уверенно указала на Редина С.А, настаивая на том, что именно он совершил на нее нападение.

Каких-либо нарушений при проведении опознания в условиях исключающих визуальное наблюдение, вопреки доводам стороны защиты, не имеется, так как данное следственное действие было проведено в строгом соответствии с требованиями ст. 193 УПК РФ.

Объективных данных, подтверждающих версию стороны защиты о наличии у потерпевшей оснований для оговора осужденного, в представленных материалах не имеется, и судебной коллегией также установлено не было.

Версия осужденного о том, что он в момент совершения преступления находился дома, что подтверждают свидетели стороны защиты - знакомые и родственники осужденного, являлась предметом рассмотрения судом первой инстанции, была подробна исследована и мотивированно отвергнута, как противоречащая материалами уголовного дела, при этом ей дана надлежащая оценка, не согласиться с которой у судебной коллегии оснований не имеется, поскольку, данная версия стороны защиты полностью опровергается не только показаниями потерпевшей однозначно утверждавшей, что именно Редин С.А. совершил на нее нападение, но и заключением эксперта, согласно выводам которого, на сумке, принадлежащей потерпевшей был обнаружен отпечаток его пальца, а так же протоколом опознания, в ходе проведения которого, в присутствии двух понятых, потерпевшая однозначно указала на Редина С.А. как на лицо, совершившее в отношении нее преступление.

Доводы стороны защиты о том, что отпечаток пальца на сумке потерпевшей был оставлен Рединым С.А. в тот момент, когда он, будучи доставленным по непонятным ему причинам *** г. в *** по просьбе сотрудника полиции, починил на ней молнию, так же являлись предметом рассмотрения судом первой инстанции и были мотивировано отвергнуты со ссылкой на конкретные материалы дела, в том числе и на противоречивость показаний осужденного в данной части. Не согласиться с выводами суда первой инстанции о несостоятельности данной версии стороны защиты, у судебной коллегии оснований не имеется. Тем более, что каких-либо объективных данных подтверждающих версию осужденного не имеется и судебной коллегией, равно, как и судом первой инстанции установлено не было. Согласно ответу на запрос, поступившему из ***, Редин С.А. ни *** г. ни *** г. в данный отдел не доставлялся, согласно протоколу выемки, сумка была выдана сотрудникам полиции потерпевшей *** Г.М. *** г. в *** часов *** минут, а Редин С.А. по подозрению в совершении данного преступления был задержан только после проведения опознания *** г.

Учитывая вышеизложенное, судебная коллегия приходит к выводу, что нахождение телефона, которым пользовался Редин С.А. на удаленном от места совершения преступления расстоянии, не подтверждает его версию как таковую, и не ставит под сомнение выводы суда первой инстанции о его виновности в совершении преступления в отношении потерпевшей *** Г.М.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия приходит к выводу, что суд первой инстанции, в соответствии с требованиями ст.ст. 87, 88 УПК РФ должным образом проверил и оценил все представленные ему доказательства, проанализировал их в приговоре и указал основания, по которым он признал допустимыми и достоверными вышеперечисленные доказательства, представленные обвинением, и отверг доводы осужденного и его защитника о непричастности Редина С.А. к совершению преступления, справедливо отметив, что данная версия осужденного несостоятельна, поскольку она в категоричной форме опровергнута собранными по делу данными, в том числе, показаниями потерпевшей *** Г.М, понятых, протоколом опознания и заключением дактилоскопической экспертизы.

Признавая обоснованным вывод суда о виновности Редина С.А. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 162 УК РФ, то есть в нападении в целях хищения чужого имущества, совершенного с угрозой применения насилия, опасного для жизни, с применением предмета, используемого в качестве оружия, судебная коллегия находит правильной квалификацию действий осужденного и не может согласиться с доводами защиты о необъективной оценке судом представленных доказательств и о несоответствии выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела.

Нарушений уголовно-процессуального закона, ограничивающих права участников судопроизводства и способных повлиять на правильность принятого в отношении Редина С.А. судебного решения, либо обвинительного уклона, в ходе расследования настоящего дела и рассмотрения его судом не допущено.

Как следует из материалов уголовного дела, в том числе из протокола судебного заседания, вопреки доводам жалоб, дело расследовано и рассмотрено с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, в соответствии с принципами состязательности и равноправия сторон, нарушений норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства, влекущих безусловную отмену или изменение приговора, по делу допущено не было. Все ходатайства, заявленные участниками процесса, были рассмотрены, каких-либо данных, свидетельствующих о незаконном и необоснованном отклонении судом либо следственным органом ходатайств, судебной коллегией не установлено.

В связи с тем, что органы обвинения самостоятельны в определении объема доказательств, которые они представляют суду в подтверждение предъявленного обвинения, то обстоятельство, что по делу не проведен ряд следственных действий, в том числе экспертизы, о проведении которых ходатайствовала сторона защиты, не свидетельствует о нарушении закона, так как не влияет на правильность установления судом фактических обстоятельств дела и на выводы суда о виновности Редина С.А, основанные на доказательствах, содержащих исчерпывающие сведения относительно всех обстоятельств, подлежащих доказыванию и имеющих значение для принятия правильного решения по делу. Доводы защиты о неполноте предварительного и судебного следствия судебная коллегия находит несостоятельными, соглашаясь с оценкой данной судом представленным сторонами доказательств с точки зрения их достаточности для разрешения дела.

Одновременно, судебная коллегия отмечает, что заключения экспертов, имеющиеся в материалах дела являются объективными, а выводы экспертов - научно аргументированными, обоснованными и достоверными, поскольку экспертные исследования полностью соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, ФЗ РФ "О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ", утверждены подписью, проводивших их экспертов, которые предупреждались об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ за дачу заведомо ложного заключения, о чем свидетельствуют их личные подписи, а так же печать экспертных учреждений. Каких-либо нарушений при проведении по делу экспертиз следственным органом не допущено

Вопреки доводам стороны защиты, каких-либо объективных данных, свидетельствующих о том, что материалы уголовного дела были сфальсифицированы, в материалах уголовного дела не имеется, стороной защиты не представлено, и судебной коллегией не установлено.

Наличие каких-либо противоречий в приговоре судебная коллегия не усматривает, поскольку он постановлен в строгом соответствии с требованиями ст.ст. 307-309 УПК РФ. Описание преступного деяния, признанного судом доказанным; доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении осужденного, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства; указание на обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание; мотивы решения вопросов, относящихся к назначению уголовного наказания; обоснование принятых судом решений по вопросам, указанным в статье 299 УПК РФ, в приговоре изложено в соответствии с требованиями ст. 307 УПК РФ.

Наказание Редину С.А. назначено в соответствии с требованиями ст.ст. 6, 60 УК РФ, с учетом степени и характера общественной опасности содеянного, данных о личности осужденного, а также с учетом конкретных и заслуживающих внимание обстоятельств дела, влияния назначенного наказания на исправление осужденного, условия жизни его семьи и необходимости достижения целей назначенного наказания. При этом суд первой инстанции должным образом учел совокупность всех смягчающих наказание обстоятельств, в том числе, и те на которые имеется ссылка в жалобе и пришел к обоснованному выводу о необходимости назначения подсудимому наказания, связанного с изоляцией от общества, не найдя оснований для применения к нему положений ст.ст. 15 ч. 6, 64, 73 УК РФ.

Новых данных о смягчающих обстоятельствах, которые бы не были известны суду первой инстанции, в суд апелляционной инстанции представлено не было, и в апелляционных жалобах не содержится.

Признавая приговор в отношении Редина С.А. отвечающим требованиям ст.ст. 297, 307, 308, 309 УПК РФ, судебная коллегия не усматривает оснований для его отмены по доводам апелляционных жалоб.

Одновременно, принимая во внимание обстоятельства осуждения Редина С.А. вид, размер назначенного ему наказания и вид исправительного учреждения назначенный для его отбывания, судебная коллегия, в соответствии с требованиями ст. 10 УК РФ, считает необходимым изменить приговор, приведя его в соответствие с положениями ст. 72 УК РФ в редакции Федерального закона N 186-ФЗ от 3 июля 2018 года, как улучшающего положение осужденного.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Щербинского районного суда г. Москвы от 25 мая 2018 года в отношении Редина С.А. изменить.

Н а основании п. "б" ч. 3 1 ст. 72 УК РФ (в редакции Федерального Закона Российской Федерации от 3 июля 2018 года) время содержания Редина С.А. под стражей с 10 мая 2017 г. по день вступления приговора в законную силу зачесть в срок отбывания осужденным наказания из расчета один день содержания под стражей за полтора дня лишения свободы в исправительной колонии общего режима с учетом положений ч. 3 3 ст. 72 УК РФ.

В остальном приговор Щербинского районного суда г. Москвы от 25 мая 2018 года в отношении Редина С.А. - оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.