Апелляционное постановление Московского городского суда от 29 октября 2018 г. по делу N 10-18995/2018

 

Московский городской суд в составе:

председательствующего судьи

Олихвер Н.И,

при секретаре

Голубеве А.М,

с участием:

прокурора апелляционного отдела уголовно-судебного управления прокуратуры города Москвы

Поддубровского К.В,

защитника - адвоката

Амосова А.Л, предоставившего удостоверение N 909 и ордер N 609 от 29 октября 2018 года;

подозреваемого

Глинки К.И,

рассмотрел в открытом судебном заседании материал по апелляционной жалобе адвоката Мириева Б.А. на постановление судьи Черемушкинского районного суда г. Москвы от 08 октября 2018 года, которым в отношении

Глинки К. И,

подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного п. "з" ч.2 ст. 111 УК РФ,

избрана мера пресечения в виде заключения под стражу на срок на два месяца 00 сутки, то есть до 6 декабря 2018 года.

Доложив содержание постановления и доводы жалоб, выслушав выступления обвиняемого Глинки К.И. и адвоката Амосова А.Л., поддержавших доводы апелляционной жалобы, мнение прокурора Поддубровского К.В, полагавшего постановление суда оставить без изменения, суд

УСТАНОВИЛ:

Настоящее уголовное дело возбуждено 6 октября 2018 года следователем СО ОМВД России по району Коньково города Москвы по признакам состава преступления, предусмотренного п. "з" ч.2 ст. 111 УК РФ в отношении Глинки К.И.

6 октября 2018 года Глинка К.И. был в порядке ст.ст. 91, 92 УПК РФ по подозрению в совершении данного преступления задержан, и в тот же день был допрошен в качестве подозреваемого.

08 октября 2018 года постановлением Черемушкинского районного суда г. Москвы ходатайство следователя было удовлетворено и в отношении подозреваемого Глинки К.И. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу на срок на 2 месяца 00 сутки, то есть до 6 декабря 2018 года.

В апелляционной жалобе адвокат Мириев Б.А. выражает своё несогласие с постановлением суда. В своей жалобе защитник приводит выдержки из обжалуемого постановления, и считает, что судом не учтено наличие у его подзащитного постоянного места жительства, что он не судим, на его иждивении малолетний ребенок, в содеянном раскаивается и дал признательные показания, способствуя расследованию преступления. По мнению защитника, выводы суда о том, что его подзащитный может скрыться, или иным образом воспрепятствовать следствию ничем не подтверждены. По результатам рассмотрения просит постановление суда отменить, отказать в удовлетворении ходатайства следователя.

Проверив представленные материалы, обсудив доводы жалобы, суд апелляционной инстанции не находит оснований для её удовлетворения.

Согласно ст. 97 и ст. 99 УПК РФ мера пресечения избирается при наличии достаточных оснований полагать, что подозреваемый или обвиняемый скроется от предварительного следствия или суда, может продолжать заниматься преступной деятельностью, угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

В соответствии с ч. 1 ст. 108 УПК РФ заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше трех лет при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения.

Названные и другие требования уголовно процессуального закона, регламентирующие порядок избрания подозреваемому и обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу, не нарушены.

Как следует из представленных материалов, Глинка К.И. подозревался, а в настоящее время обвиняется в совершении тяжкого преступления против личности, за которое предусмотрено наказание только в виде лишения свободы свыше трех лет, сведений об источнике дохода не представлено, предварительное следствие по делу не завершено.

Выводы суда о необходимости избрания меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении Глинки К.И, и невозможности избрания в отношении него меры пресечения, не связанной с изоляцией от общества, к которым относятся, в том числе, залог и домашний арест, вопреки доводам жалобы, в постановлении суда надлежащим образом мотивированы и основаны только на материалах, подтверждающих обоснованность принятого судом решения.

Принимая решение об избрании Глинке К.И. меры пресечения в виде заключения под стражу, суд руководствовался требованиями уголовно-процессуального закона и мотивировал свои выводы о необходимости избрания данной меры пресечения, обоснованно указав в постановлении наличие оснований для избрания меры пресечения. Суд первой инстанции, исследовав поступившие материалы, пришел к обоснованному выводу, что представленные в обоснование ходатайства следователя документы свидетельствуют о необходимости избрания в отношении Глинки К.И. меры пресечения в виде заключения под стражу, поскольку он подозревался, а в настоящее время обвиняется в совершении тяжкого преступления против личности, за которое уголовным законом предусмотрено наказание только в виде лишения свободы до 10 лет, проводятся следственные действия, направление на установление всех обстоятельств, подлежащих доказыванию.

При принятии решения, вопреки доводам жалобы, судом в полной мере учтены данные о личности Глинки К.И, отсутствие судимости, его семейное положение, наличие гражданства РФ, регистрации на территории города Москвы, наличие ребенка, состояние здоровья, и другие обстоятельства, сообщенные о себе обвиняемым. Указанные данные о личности, с учетом приведенных выше обстоятельств, не являются безусловным и достаточным основанием для отказа в удовлетворении ходатайства следователя об избрании в отношении Глинки К.И. меры пресечения в виде заключения под стражу, и не свидетельствуют об отсутствие у него намерений и возможности скрыться, либо иным путем воспрепятствовать производству по делу.

Из представленных материалов следует, что задержание Глинки К.И. произведено при наличии оснований и с соблюдением порядка задержания, предусмотренных ст. 91 УПК РФ, следственные действия с его участием проведены в соответствии с общими правилами их производства.

Суд первой инстанции правильно указал в постановлении о достаточности данных об имевшем место событии преступления, а также об обоснованности подозрения именно Глинки К.И. в инкриминируемом ему деянии, поскольку в представленных материалах имеются такие сведения. Не согласиться с выводами суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции оснований не находит, поскольку выводы суда мотивированы и основаны только на представленных и исследованных в судебном заседании материалах.

Вопреки доводам жалоб, судебное решение об избрании меры пресечения в отношении Глинки К.И. в виде заключения под стражу принято судом с соблюдением норм уголовно-процессуального законодательства, регламентирующих разрешение судом данного вопроса. Рассмотрение ходатайства следователя проведено с соблюдением принципов состязательности и равноправия сторон, все представленные документы исследованы судом, заявленные ходатайства обсуждались и по ним были приняты мотивированные решения.

Медицинских противопоказаний, препятствующих дальнейшему содержанию Глинки К.И. в условиях следственного изолятора, а также документов, свидетельствующих о наличии у него заболеваний, входящих в Перечень заболеваний, препятствующих содержанию под стражей, обвиняемых и подозреваемых в совершении преступлений, утвержденный Постановлением Правительства РФ от 14 января 2011 года N 3, в материалах дела не содержится, суду первой инстанции и суду апелляционной инстанции не представлено.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих безусловную отмену постановления, не установлено. Таким образом, постановление полностью соответствуют требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ.

Вопреки доводам жалоб, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что на начальном этапе сбора доказательств, связанных с допросами свидетелей, а также закреплением конкретных фактов преступной деятельности в процессуальных документах, мера пресечения в виде заключения под стражу с учетом характера предъявленного обвинения, является обоснованной.

Вопрос о виновности либо невиновности Глинки К.И. в инкриминируемом ему деянии подлежит обсуждению при рассмотрении уголовного дела по существу, а поэтому доводы жалобы в этой части также являются необоснованными.

С учетом изложенного, суд апелляционной инстанции также не усматривает оснований для изменения Глинке К.И. меры пресечения на иную более мягкую.

Таким образом, постановление полностью соответствует требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ. Каких-либо нарушений уголовно-процессуального законодательства РФ, а также нарушений прав, предусмотренных Конституцией РФ и Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, влекущих изменение или отмену данного постановления, в том числе и по доводам жалобы, не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, суд

ПОСТАНОВИЛ:

Постановление Черемушкинского районного суда г. Москвы от 08 октября 2018 года об избрании меры пресечения в виде заключения под стражей в отношении

Глинки К.И. оставить без изменения, а апелляционную жалобу адвоката Мириева Б.А. - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.