Апелляционное определение СК по уголовным делам Московского городского суда от 07 ноября 2018 г. по делу N 10-19094/2018

 

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе:

председательствующего - судьи Додоновой Т.С,

судей - Федоровой С.В, Рыжовой А.В,

при секретаре - Шайбаковой Л.К,

с участием:

прокурора апелляционного отдела уголовно-судебного управления прокуратуры г. Москвы - Фроловой Е.С,

осужденного - Кибальниченко,

защитника - адвоката Фейзрахманова Ш.А,

потерпевшего - Ча,

представителя потерпевшего - адвоката Мясникова В.В,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу потерпевшего Ча и апелляционное представление государственного обвинителя Пресненской межрайонной прокуратуры г.Москвы Трубниковой Ю.Н. на приговор Пресненского районного суда г. Москвы от 24 июля 2018 года, которым

Кибальниченко осужден по ч. 4 ст. 159 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 2 года, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, с лишением права занимать должности и проходить службу в органах МВД РФ на срок 3 года.

Срок отбытия наказания осужденному Кибальниченко исчислен с 24 июля 2018 года, зачтено в срок отбытия наказания время нахождения его под стражей с 26 апреля 2018 года по 23 июля 2018 года.

Мера пресечения Кибальниченко в виде заключения под стражей до вступления приговора в законную силу оставлена без изменения.

Гражданский иск потерпевшего Ча передан для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

Приговором решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Федоровой С.В, выслушав мнения участников процесса по доводам апелляционной жалобы и апелляционного представления, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Кибальниченко признан виновным в мошенничестве, то есть в хищении чужого имущества, путем обмана, совершенном группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере.

Преступление совершено в г. Москве в 2016 году при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании Кибальниченко полностью согласился с предъявленным ему обвинением и приговор в отношении него постановлен в особом порядке. Как следует из представленных материалов, Кибальниченко заключено досудебное соглашение о сотрудничестве и дело судом подлежало рассмотрению в порядке главы 40-1 УПК РФ, при соблюдении предусмотренных законом условий.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Пресненской межрайонной прокуратуры г.Москвы

Трубникова Ю.Н, не отпаривая квалификацию действий осужденного, не соглашается с приговором, поскольку считает, что он подлежит изменению в связи с неправильным применением уголовного и уголовно-процессуального законов при назначении наказания. Ссылаясь на нормы действующего законодательства, указывает, что судом не выполнены требования о том, что в описательно-мотивировочной части приговора должны быть указаны мотивы, по которым судья пришел к выводу о необходимости применения дополнительного наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на основании ч.3 ст.47 УК РФ, а также должна быть ссылка на данную статью, учитывая, что санкция ч.4 ст. 159 УК РФ не предусматривает указанное дополнительное наказание. Кроме того, высказывает мнение о том, что при наличии обстоятельства, признанного судом отягчающим, применение при назначении наказания в условиях досудебного соглашения о сотрудничестве ч.4 ст. 62 УК РФ исключается, вместе с тем, данная норма закона судом применена. Просит приговор изменить, исключить из описательно-мотивировочной части наказания указание на применение ч.4 ст. 62 УК РФ; в описательно-мотивировочной части приговора указать о применении ч.3 ст. 47 УК РФ, в остальной части приговор оставить без изменения.

В апелляционной жалобе потерпевший Ч, не оспаривая правильность квалификации действий осужденного, считает приговор несправедливым, вследствие чрезмерной мягкости; высказывает мнение о том, что назначенное Кибальниченко наказание не соответствует тяжести преступления, личности осужденного и иным обстоятельствам дела.

Ссылается на то, что судом должно быть принято, как отягчающее обстоятельство, то, что осужденный на момент совершения преступления являлся действующим сотрудником полиции и осознавал противоправный характер своих действий; роль осужденного была достаточно активной; после получения от него (потерпевшего) требуемой денежной суммы Кибальниченко совместно с соучастником распорядились ею по своему усмотрению. Обращает внимание на то, что за время, прошедшее после совершения преступления, не предпринимались попытки загладить причиненный вред; полагает, что у осужденного имелась материальная возможность возвратить денежные средства. Высказывает мнение о том, что срок назначенного наказания не является достаточным для достижения целей наказания, полагая, что судом не приняты во внимание вышеназванные обстоятельства, и считает, что он подлежит увеличению.

Кроме того, автор жалобы не согласен с приговором в части гражданского иска, указывая на то, что требование о возмещении имущественного вреда, заявленное в ходе производства по уголовному делу, не ставится в зависимость от предъявленного лицу обвинения и квалификации совершенного преступления, при этом делает вывод о том, что суд был вправе удовлетворить заявленные им исковые требования, независимо от формы искового заявления. Приводит положения закона о порядке разрешения вопросов, связанных с признанием по делу лиц гражданскими истцами и ответчиками. Просит приговор изменить, назначить осужденному более строгое наказание; удовлетворить заявленный по делу гражданский иск.

В судебном заседании

прокурор

Фролова Е.А. просила приговор отменить и направить дело на новое судебное разбирательство в тот же суд, в ином составе, в связи с нарушением судом установленного уголовно-процессуальным законом порядка рассмотрения уголовного дела, по которому заключено досудебное соглашение о сотрудничестве.

Потерпевший Ч и его представитель - адвокат Мясников В.В. поддержали доводы апелляционной жалобы, просили ее удовлетворить; доводы апелляционного представления оставили на усмотрение суда.

Осужденный Кибальниченко и адвокат Фейзрахманов Ш.А. с доводами апелляционного представления и апелляционной жалобы не согласились, просили оставить их без удовлетворения, приговор - без изменения.

Выслушав участников процесса, проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в апелляционном представлении и в апелляционной жалобе, судебная коллегия находит обжалуемое судебное решение подлежащим отмене.

Согласно положениям статей 7, 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным, справедливым и таковым он признается, если постановлен в соответствии с требованиями норм УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

Вместе с тем, обжалуемый приговор вышеуказанным требованиям закона не соответствует.

В соответствии с положениями п. 2 ч. 1 ст. 389.15, ч. 1 ст. 389.17 УПК РФ, основанием отмены судебного решения в апелляционном порядке являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

В соответствии с требованиями ст. 317.6 УПК РФ, суд, при наличии установленных законом оснований и условий, принимает решение об особом порядке проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по уголовному делу в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, в порядке, предусмотренном главой 40.1 УПК РФ.

Между тем, в нарушение вышеуказанных положений закона, суд вынес постановление о назначении судебного заседания по уголовному делу по обвинению Кибальниченко в особом порядке.

В соответствии со ст. 317.7 УПК РФ в судебном заседании государственный обвинитель подтверждает содействие подсудимого следствию, а также разъясняет суду, в чем именно оно выразилось.

При этом, кроме обстоятельств, характеризующих личность подсудимого, суд обязан был исследовать характер и содействие подсудимого следствию, значение сотрудничества с подсудимым для раскрытия и расследования преступления, изобличения и уголовного преследования других соучастников, розыска имущества, добытого преступным путем, а также степень угрозы личной безопасности, которой подвергались подсудимый в результате сотрудничества со стороной обвинения, его родственники и близкие лица.

В зависимости от указанных выше обстоятельств суд приводит в приговоре описание преступного деяния, а также свои выводы о соблюдении подсудимым условий и выполнении обязательств, предусмотренных заключенным с ним досудебным соглашением о сотрудничестве.

Несмотря на наличие таких выводов суда в приговоре, данные требования закона по настоящему делу не выполнены, уголовное дело фактически рассмотрено в порядке, предусмотренном ст. 316 УПК РФ, а не ст. 317.7 УПК РФ.

Кроме того, из протокола судебного заседания следует, что в нарушении ч. 4 ст. 317.7 УПК РФ в судебном заседании не исследовались доказательства, подтверждающие соблюдение подсудимым условий досудебного соглашения о сотрудничестве и значение этого сотрудничества для раскрытия и расследования преступления. Следовательно, вывод суда о возможности рассмотрения дела в порядке гл. 40-1 УПК РФ является преждевременным и необоснованным.

Согласно требованиям закона, проверяя обстоятельства, указанные в пунктах 1, 2 и 3 части 4 статьи 317.7 УПК РФ, суд исследует не только имеющиеся в уголовном деле материалы (справки, заявление о явке с повинной, протоколы и копии протоколов следственных действий и т.д.), но и иные представленные сторонами документы, в том числе относящиеся к другим уголовным делам, возбужденным в результате сотрудничества с подсудимым (материалы оперативно-розыскной деятельности, материалы проверки сообщения о преступлении, копии постановлений о возбуждении уголовного дела и (или) о предъявлении обвинения, копии протокола обыска, документа, подтверждающего факт получения потерпевшим похищенного у него имущества, и др.).

Как следует из протокола судебного заседания, в подготовительной части судебного заседания государственный обвинитель не изложил своих доводов относительно активного содействия Кибальниченко в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, а суд в свою очередь не выяснил у государственного обвинителя, чем подтверждается выполнение подсудимым условий заключенного с ним досудебного соглашения, как того требует закон.

В протоколе судебного заседания отсутствуют данные, отраженные в приговоре, как имевшие место при проведении судебного заседания, о том, что государственный обвинитель подтвердила содействие Кибальниченко следствию в раскрытии и расследовании преступления, указав, что это содействие выразилось в даче признательных показаний, результатом выполнения обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве явилось установление органом расследования роли и степени участия в преступной деятельности, что подсудимый Кибальниченко в судебном заседании, согласившись с предъявленным обвинением и полностью признав себя виновным, заявил, что на протяжении всего предварительного следствия он активно способствовал полному раскрытию и расследованию преступления, изобличению других соучастников, и что досудебное соглашение о сотрудничестве заключено им добровольно и при участии защитников; что защитники подтвердили, что Кибальниченко добровольно и осознанно заключил досудебное соглашение и выполнил все его условия.

Исходя из положений ст. 317.7 УПК РФ, регламентирующей порядок проведения судебного заседания и постановления приговора в отношении подсудимого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, судья не только опрашивает подсудимого, понятно ли ему обвинение, согласен ли он с обвинением, но и предлагает подсудимому дать показания по существу предъявленного обвинения, после чего участвующие в рассмотрении дела защитник и государственный обвинитель вправе задать подсудимому вопросы. Подсудимый также сообщает суду, какое содействие следствию им оказано и в чем именно оно выразилось, и отвечает на вопросы участников судебного заседания.

Вместе с тем, согласно протоколу судебного заседания, в нарушение вышеуказанных требований закона судья не предложил Кибальниченко дать показания по существу предъявленного обвинения, не выяснил у подсудимого, какое содействие следствию им оказано и в чем именно оно выразилось. Подсудимый лишь подтвердил свое ходатайство о рассмотрении уголовного дела в особом порядке, сообщив о том, что правовые последствия такого ходатайства ему понятны.

В протоколе судебного заседания отсутствуют какие-либо данные о том, что прокурор документально подтвердил выполнение подсудимым условий досудебного соглашения, а самому подсудимому была предоставлена возможность сообщить суду о характере его содействия следствию, что, в свою очередь, является одним из условий для применения особого порядка судебного разбирательства и вынесения судебного решения по уголовному делу в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, наличие которого по делу суд первой инстанции тем самым не проверил.

Между тем, сведения о подтверждении самим Кибальниченко и материалами уголовного дела заключенного с прокурором соглашения имеются в приговоре суда.

Таким образом, протокол судебного заседания, в нарушение требований ч. 4 ст. 317.7 УПК РФ, не содержит необходимых сведений о том, что судом были исследованы имеющиеся в уголовном деле материалы относительно характера и пределов содействия Кибальниченко следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников, розыске имущества, добытого в результате преступления, а также материалы о значении сотрудничества с подсудимым для раскрытия и расследования преступления, изобличения и уголовного преследования других соучастников, розыска имущества, добытого в результате преступления.

Вышеизложенные обстоятельства свидетельствуют о том, что при рассмотрении уголовного дела судом первой инстанции допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые не могут быть устранены судом апелляционной инстанции, вследствие чего приговор суда подлежит отмене, а уголовное дело - направлению на новое судебное разбирательство, в ходе которого суду необходимо устранить вышеуказанные нарушения уголовно-процессуального закона, на основе материалов уголовного дела решить вопрос об обоснованности предъявленного Кибальниченко обвинения и его подтверждении доказательствами, собранными по уголовному делу в ходе предварительного следствия, и с учетом этого дать надлежащую правовую оценку действиям подсудимого.

Доводы, изложенные в апелляционном представлении прокурора и в апелляционной жалобе потерпевшего, подлежат проверке при новом рассмотрении уголовного дела судом первой инстанции.

С учетом данных о личности Кибальниченко, конкретных обстоятельств дела и тяжести предъявленного ему обвинения, судебная коллегия не находит оснований для изменения ранее избранной ему меры пресечения в виде заключения под стражу, и считает необходимым установить срок содержания его под стражей на 3 месяца, т.е. до 07 февраля 2019 года

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Пресненского районного суда г. Москвы от 24 июля 2018 года в отношении Кибальниченко отменить, направить уголовное дело на новое судебное разбирательство в Пресненский районный суд г. Москвы, в ином составе.

Меру пресечения Кибальниченко оставить без изменения - в виде заключения под стражу, установив срок содержания его под стражей на 3 месяца, т.е. до 07 февраля 2019 года.

Апелляционное представление и апелляционн ую жалоб у оставить без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.