Апелляционное постановление Московского городского суда от 07 ноября 2018 г. по делу N 10-19547/2018

 

Московский городской суд в составе председательствующего судьи Хреновой Т.В.,

при секретаре Ломовицкой Н.Б,

с участием прокурора отдела управления по надзору за расследованием особо важных дел Генеральной прокуратуры РФ фио,

следователя следственной группы Следственного комитета РФ фио,

обвиняемого фио,

защитников - адвокатов фио и Юроша С.В, представивших удостоверения и ордера,

рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционную жалобу адвоката фио на постановление Басманного районного суда г. Москвы от 19 сентября 2018 г, которым в отношении

фио, паспортные данные, гражданина Российской Федерации, образование среднее техническое, разведенного, имеющего несовершеннолетнего ребенка паспортные данные, пенсионера, зарегистрированного по адресу: адрес, коттедж 107, фактически проживающего по адресу: адрес, не судимого, подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного п.п. "а,в" ч.2 ст.126 УК РФ,

избрана мера пресечения в виде заключения под стражу сроком на 02 месяца 00 суток, то есть до 17 ноября 2018 г.

Изучив поступивший материал, выслушав выступление адвокатов фио, Юроша С.В, обвиняемого фио, поддержавших доводы апелляционной жалобы, мнение следователя фио, полагавшей необходимым оставить постановление суда без изменения, прокурора фио, полагавшей, что имеются основания для изменения меры пресечения в отношении фио на более мягкую, суд апелляционной инстанции

УСТАНОВИЛ:

17 сентября 2018 г. старшим следователем по особо важным делам ГУ по расследованию особо важных дел Следственного комитета РФ возбуждено уголовное дело в отношении фио, фиоо. и неустановленных лиц по признакам преступления, предусмотренного п.п. "а,в" ч.2 ст.126 УК РФ.

17 сентября 2018 г. в соответствии со ст.ст.91, 92 УПК РФ задержан фио

Постановлением Басманного районного суда г. Москвы от 19 сентября 2018 г. в отношении фио избрана мера пресечения в виде заключения под стражу сроком на 02 месяца 00 суток, то есть до 17 ноября 2018 г.

В апелляционной жалобе адвокат фио, полагая, что судебное решение не отвечает положениям ч.4 ст.7 УПК РФ, считает, что суд формально подошел к проверке причастности фио к совершению преступления, не сопоставив содержание показаний потерпевшего, изложенных в протоколе очной ставки, и самого фио, к обстоятельствам, послужившим основанием для возбуждения уголовного дела в отношении фио и неустановленных лиц по признакам преступления, предусмотренного п.п. "а,в" ч.2 ст.126 УК РФ, не приведя надлежащей оценки представленным в обоснование ходатайства материалам. По мнению защитника, анализ показаний потерпевшего фио свидетельствует об отсутствии в действиях фио состава указанного преступления. Считает, что содержащиеся в представленном суду материале рапорт следователя и заключение судебно-медицинской экспертизы не являются относимыми доказательствами, подтверждающими обоснованность подозрения в причастности фио к похищению потерпевшего, поскольку в рапорте отсутствуют сведения о фио как о лице, совершившем какое-либо преступление, а заключение экспертизы свидетельствует лишь о причинении потерпевшему телесных повреждений. Вместе с тем, обращая внимание на данные о личности своего подзащитного, в том числе состояние его здоровья, наличие несовершеннолетнего ребенка, автор жалобы указывает на отсутствие в судебном решении убедительных доводов о невозможности применения к фио иной, более мягкой меры пресечения. При этом утверждения о том, что последний может скрыться, продолжить заниматься преступной деятельностью, угрожать участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства, иным образом воспрепятствовать производству по уголовному делу, не подтверждены конкретными и обоснованными сведениями. Отмечает, что с 2012 г..фио никаких отношений с фио не поддерживает, место жительства потерпевшего, как и свидетелей ему не известно.

Кроме того, как считает адвокат фио, в отношении фио не были соблюдены основания задержания, предусмотренные ст.91 УПК РФ, а при избрании меры пресечения ни следователем, ни судом не указаны исключительные случаи, как того требуют положения ч.1 ст.100 УПК РФ. В апелляционной жалобе также приводится позиция прокурора, участвовавшего в судебном заседании, возражавшего против удовлетворения ходатайства следователя об избрании в отношении фио меры пресечения в виде заключения под стражу, делается акцент на истечении сроков давности уголовного преследования. С учетом изложенного автор жалобы просит отменить постановление Басманного районного суда г..Москвы, отказать в удовлетворении ходатайства старшего следователя по особо важным делам ГУ по расследованию особо важных дел Следственного комитета РФ фио об избрании в отношении подозреваемого фио меры пресечения в виде заключения под стражу, освободить фио из-под стражи.

В возражениях на апелляционную жалобу следователь по особо важным делам ГУ по расследованию особо важных дел Следственного комитета РФ фио считает доводы защитника несостоятельными. При этом обращает внимание, что 24 сентября 2018 г. фио предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного п.п. "а,в" ч.2 ст.126 УК РФ, которое относится к категории особо тяжких преступлений, обвиняемый в полной мере осведомлен о месте проживания потерпевшего и свидетелей по уголовному делу, кроме того, постоянно перемещается за пределы Российской Федерации и может поддерживать связь с руководителем преступной группы фио, находящимся в международном розыске. По мнению следователя, в случае избрания иной меры пресечения, не связанной с изоляцией от общества, фио может скрыться от следствия и суда. Просит оставить постановление Басманного районного суда г. Москвы без изменения, а апелляционную жалобу адвоката - без удовлетворения.

Изучив представленный материал, выслушав выступление участников процесса, обсудив доводы апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции не усматривает оснований для отмены или изменения судебного решения.

Согласно ст.97 УПК РФ суд вправе избрать меру пресечения в виде заключения под стражу при наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый, подозреваемый скроется от дознания, предварительного следствия и суда, может продолжать заниматься преступной деятельностью, может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Положениями ч.1 ст.108 УПК РФ предусмотрено, что заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше трех лет при невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения.

Принимая решение об избрании в отношении фио меры пресечения в виде заключения под стражу, суд в полной мере учел обстоятельства, приведенные в ст.99 УПК РФ, а именно, тяжесть инкриминируемого преступления, сведения о личности обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства, а также положения ч.1 ст.108 УПК РФ, устанавливающей возможность принятия такого решения только в исключительных случаях.

Как видно из поступившего материала, фио подозревается в совершении умышленного особо тяжкого преступления, связанного с похищением человека, задержание произведено с соблюдением положений ст.ст.91, 92 УПК РФ, поскольку очевидцы указали на фио как на лицо, совершившее преступление.

Вопреки доводам стороны защиты суд должным образом проверил обоснованность подозрения в причастности фио к инкриминируемому преступлению, убедился, что ходатайство следователя и приобщенные к нему материалы содержат конкретные и достаточные сведения, подтверждающие названные обстоятельства, дал им соответствующую юридическую оценку в постановлении.

Проанализировав исследованные в судебном заседании материалы, обосновывающие ходатайство органа следствия, суд пришел к правомерному выводу о наличии оснований, предусмотренных ст.97 УПК РФ, ч.1 ст.108 УПК РФ, ст.100 УПК РФ, для избрания в отношении фио меры пресечения в виде заключения под стражу, поскольку находясь на свободе, фио может скрыться от предварительного следствия и суда, иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

В обжалуемом постановлении приведены конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых суд счел невозможным применение в отношении подозреваемого иной, более мягкой меры пресечения.

Документов о наличии медицинских противопоказаний, установленных Постановлением Правительства РФ от 14.01.2011 г. N 3 "О медицинском освидетельствовании подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений", исключающих возможность содержания фио под стражей, в материалах дела не имеется.

Представленные стороной защиты в судебное заседание апелляционной инстанции медицинские документы о получении фио контузии в 1996 г. при нахождении в служебной командировке в адрес, не свидетельствует о том, что по своему состоянию здоровья он не может содержаться в условиях следственного изолятора.

Суд принимает во внимание документы характеризующие личность фио, а также подтверждающие наличие у него постоянного места жительства и регистрации на адрес, между тем считает, что данные обстоятельства не могут являться безусловным основанием для отмены обжалуемого судебного решения, поскольку мера пресечения в виде заключения под стражу, с учетом категории преступления и иных обстоятельств расследуемого уголовного дела, в наибольшей степени гарантирует обеспечение задач уголовного судопроизводства на данной стадии, охрану прав и законных интересов всех участников процесса.

С учетом изложенного суд апелляционной инстанции не усматривает оснований для применения положений ч.1 ст.110 УПК РФ и изменения действующей в отношении фио меры пресечения на более мягкую, в том числе в виде залога, домашнего ареста.

Из протокола судебного заседания следует, что судебное разбирательство проведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Суд первой инстанции с соблюдением принципов состязательности и равноправия сторон оценил доводы всех участников процесса, предоставив сторонам обвинения и защиты равные возможности для реализации своих прав, при этом ограничений прав участников уголовного судопроизводства, допущено не было.

Доводы жалобы адвоката фио о том, что мера пресечения в отношении фио виде заключения под стражу избрана судом вопреки позиции прокурора, который в судебном заседании дал заключение об отсутствии оснований для удовлетворения ходатайства следователя, не могут быть признаны состоятельными. Соблюдая принцип состязательности сторон, суд принимает во внимание мнение по ходатайству следователя о мере пресечения, высказанное как стороной обвинения, так и стороной защиты. Вместе с тем, в соответствии со ст.29 УПК РФ решение вопроса об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста либо залога является исключительной прерогативой суда.

Постановление суда отвечает требованиям ч.4 ст.7 УПК РФ. Нарушений норм уголовно-процессуального законодательства РФ, а также нарушений прав, предусмотренных Конституцией РФ и Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, влекущих отмену либо изменение обжалуемого постановления, в том числе по доводам апелляционной жалобы, судом апелляционной инстанции не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:

Постановление Басманного районного суда г. Москвы от 19 сентября 2018 г. об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении фио - оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий Хренова Т.В.

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.