Апелляционное определение СК по уголовным делам Московского городского суда от 26 ноября 2018 г. по делу N 10-19835/2018

 

Судебная коллегия по уголовным делам апелляционной инстанции Московского городского суда в составе председательствующего судьи Васиной И.А., судей Кузнецовой Н.А., Котлышевой Н.Р.

при секретаре Степановой И.А.

с участием прокурора Старостиной Е.Л.

защитника адвоката Хабаровой Я.Г.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы осужденного Витука Е.С. и адвоката Дудкина А.В. на приговор Савеловского районного суда г. Москвы от 23 августа 2018 года, которым:

Витук Е.С, "данные изъяты", несудимый,

осужден по ст.105 ч.1 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 9 лет, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Мера пресечения в виде заключения под стражу до вступления приговора в законную силу оставлена без изменения. Срок отбытия наказания исчислен с 23 августа 2018 года. Зачтено в срок отбытия наказания время содержания под стражей в период с 06 декабря 2017 года по 22 августа 2018 года.

Разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Васиной И.А, пояснения защитника адвоката Хабаровой Я.Г, поддержавшей доводы апелляционных жалоб, мнение прокурора Старостиной Е.Л, полагавшей приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

По приговору суда первой инстанции Витук Е.С. признан виновным в том, что совершил убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку.

При изложенных в приговоре обстоятельствах 04 декабря 2017 года на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений совершил удушающий захват рукой шеи В.М.А, прижав его к себе, повалил на пол, продолжив сдавливать шею потерпевшего между плесом и предплечьем до тех пор, пока последний не перестал дышать. Смерть В.М.А. наступила 04 декабря 2017 года от асфиксии, развившейся при удавлении.

Осужденный Витук Е.С. в суде первой инстанции виновным себя в причинении смерти В.М.А. признал, но настаивал на том, что умысла на убийство потерпевшего не имел.

В апелляционной жалобе осужденный Витук Е.С. высказывает несогласие с приговором, считает его излишне суровым, несправедливым, вынесенным с существенным нарушением уголовно-процессуального закона, неправильным применением уголовного закона.

Автор жалобы указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, не подтверждены доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, являются противоречивыми, сделанными без учета обстоятельств, которые могли повлиять на выводы суда, при этом суд не указал, по каким основаниям при наличии противоречивых доказательств он принял одни и отверг другие доказательства.

По мнению осужденного, суд необоснованно квалифицировал его действия по ст.105 ч.1 УК РФ, поскольку в его действиях имело место превышение необходимой обороны или причинение смерти по неосторожности.

В апелляционной жалобе адвокат Дудкин А.В. считает, что положенные в основу приговора доказательства свидетельствуют об отсутствии у его подзащитного умысла на убийство В.М.А. Так, заключение эксперта, в котором отражены повреждения на теле потерпевшего и причины наступления его смерти, полностью соответствует показаниям Витука о том, что он был вынужден защищаться от действий В, так как в руках у последнего был нож, и его поведение было агрессивным.

Причин для убийства потерпевшего, которого Витук считал своим братом и лучшим другом, с которым никогда ранее не конфликтовал, дружил с его родными, у осужденного не было. Согласно показаниям Витука, он вынужден был одной рукой удерживать руку В, в которой находился нож, а другой рукой удерживать его за шею, сдавливая ее, с целью ограничения его активности, при этом сдавливание шеи происходило в течение 1-2 минут, что также свидетельствует о направленности действий на удержание потерпевшего, а не на лишение его жизни. Поскольку Витук занимался в юности борьбой, то, что произошло, произошло по неосторожности.

Принимая во внимание вышеизложенное, адвокат ставит под сомнение обоснованность квалификации действий осужденного по ст.105 ч.1 УК РФ, просит переквалифицировать его действия на ст.109 ч.1 УК РФ и назначить по ней наказание с учетом исключительно положительных данных о личности Витука Е.С.

Изучив материалы уголовного дела, выслушав участников процесса, обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым, а апелляционные жалобы не подлежащими удовлетворению.

Осужденный Витук Е.С. по факту убийства В.М.А. показал, что 04 декабря 2017 года после распития спиртных напитков с потерпевшим пошел спать, но последний беспричинно набросился на него с ножом. Увернувшись от удара и, защищаясь, он схватил потерпевшего сзади правой рукой, произведя удушающий захват в области шеи. В процессе борьбы он упал на спину, Воронин упал на него, при этом он продолжал удерживать потерпевшего за шею рукой в удушающем захвате, что длилось минуту или две, не давая потерпевшему, который пытался нанести ему удары ножом, сделать это. Почувствовав, что В. обмяк, он захват отпустил, и понял, что потерпевший умер.

Несмотря на занятую осужденным позицию об отсутствии у него умысла на причинение смерти В.М.А. и совершение его убийства по неосторожности и в состоянии обороны, судом первой инстанции сделан обоснованный вывод о его виновности в совершении инкриминированного ему преступления, который подтверждается достаточной совокупностью допустимых и достоверных доказательств, собранных на предварительном следствии, исследованных в судебном заседании с участием сторон, и подробно изложенных в приговоре.

Так, виновность Витука Е.С. в совершении умышленного убийства потерпевшего Воронина М.А. при изложенных в приговоре обстоятельствах подтверждается:

-показаниями потерпевшей В.И.И. о том, что ее брат проживал совместно с Витуком, в связи с чем стал употреблять спиртное. 04 декабря 2017 года она не смогла дозвониться до В.М.А, так как он не отвечал на звонки, а 05 декабря 2017 года узнала о его смерти от сотрудников полиции;

-показаниями свидетелей Б, С, Г, Б, согласно которым 04 декабря 2017 года в переписке по телефону Витук сообщил Б, что убил человека, а Б, которая по его просьбе приехала к нему 04 декабря 2017 года в вечернее время поговорить, показывал находящийся в диване труп, рассказав, что убил В.М.А, а затем сообщил сидящей на диване С, которая вместе с Г. и Б. также находилась в квартире, что она сидит на трупе. Затем Витук рассказал им об имевшем месте конфликте, в ходе которого он задушил В.М.А.;

-показаниями свидетелей П. и В, из которых следует, что 04 декабря 2017 года после 08 часов 47 минут в процессе общения по телефону осужденный сообщил, что придушил В.М.А.;

-показаниями свидетелей С. и М. об обстоятельствах задержания Витука Е.С. и обнаружения трупа В.М.А.;

-протоколом осмотра места происшествия от 05 декабря 2017 года - жилого помещения по адресу: "данные изъяты", в котором отражен факт обнаружения трупа потерпевшего В.М.А. и мобильного телефона со сведениями о последних соединениях, имевших место 04 декабря 2017 года в 07 часов 00 минут;

-протоколом проверки показаний на месте от 06 декабря 2017 года, согласно которому Витук Е.С. самостоятельно указал на место совершения преступления и изложил и показал обстоятельства его совершения;

-заключением эксперта с выводами о том, что у потерпевшего В.М.А. выявлен комплекс повреждений, который образовался вследствие сдавления шеи пострадавшего твердым тупым предметом (предметами), в направлении спереди назад и преимущественно слева направо, при этом сдавление могло осуществляться рукой (руками) нападавшего, одним или двумя предплечьями либо между плесом и предплечьем нападавшего, повреждения могли быть причинены как путем сдавления шеи пострадавшего, лежавшего на задней поверхности тела, так и путем захвата при положении нападавшего сзади, причинение комплекса повреждений в области шеи сопровождалось развитием асфиксии, от которой и наступила смерть В.М.А.

Кроме того, у В.М.А. были выявлены многочисленные повреждения, которые каждое в отдельности и в своей совокупности, не являются опасными для жизни и у живых лиц не влекут за собой кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности, поэтому расцениваются как повреждения, не причинившие вред здоровью человека. Повреждения в области шеи, вызвавшие развитие асфиксии, образовались несколько позже остальных, а повреждения, не причинившие вреда здоровью, могли образоваться прижизненно незадолго (первые минуты-первые десятки минут) до наступления смерти, несколько ранее, так и одновременно с повреждениями в области шеи;

-вещественными доказательствами, осмотренными в ходе предварительного следствия в установленном законом порядке, и иными доказательствами, исследованными в судебном заседании, содержание которых приведено в приговоре.

Суд первой инстанции, исследовав и оценив все собранные доказательства в совокупности, дал им надлежащую оценку в соответствии с требованиями ст. ст. 17, 88 УПК РФ, и привел мотивы, по которым признал положенные в основу обвинительного приговора доказательства достоверными, соответствующими установленным фактическим обстоятельствам дела, а также указал мотивы и основания, по которым он принял одни доказательства и отверг другие. В соответствии с требованиями закона каждое из доказательств оценено с точки зрения относимости и допустимости, а совокупность доказательств с точки зрения достаточности для разрешения уголовного дела, при этом, относимость, достоверность и допустимость положенных в основу провора доказательств сомнений у судебной коллегии не вызывает, поскольку они собраны по делу с соблюдением требований ст.ст.74, 84 и 86 УПК РФ.

Данная судом оценка доказательств не противоречит материалам дела, оснований для признания ее ошибочной не имеется. Выводы суда, изложенные в приговоре, основаны только на исследованных в ходе судебного разбирательства доказательствах и соответствуют им.

Доводы апелляционных жалоб о том, что приговор суда является необоснованным и незаконным, так как выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а сам приговор постановлен без учета доказательств, убедительно свидетельствующих об отсутствии у Витука Е.С. умысла на убийство потерпевшего, при существенном нарушении уголовно-процессуального и уголовного законов, судебная коллегия признает несостоятельными, поскольку они полностью опровергаются материалами уголовного дела и проверенными непосредственно в судебном заседании с участием сторон, приведенными в приговоре доказательствами, которые согласуются между собой, дополняют друг друга, позволяют объективно установить хронологию рассматриваемых событий и действия осужденного, которым в приговоре дана надлежащая оценка в их совокупности.

Не доверять показаниям потерпевшей и свидетелей, не имеющим существенных противоречий, у суда не было оснований, и они обоснованно признаны объективными и достоверными, положены в основу судебного решения, поскольку согласуются как между собой, так и с другими доказательствами по делу, проанализированными в судебном решении.

Доказательств надуманности показаний потерпевшей и свидетелей, а также данных об оговоре осужденного с их стороны, либо их заинтересованности в исходе по делу, в материалах дела не имеется, суду первой и апелляционной инстанции не представлено, и судом не выявлено.

Согласно требованиям п.2 ст.307 УПК РФ в приговоре указаны убедительные мотивы, по которым суд отверг доводы осужденного об отсутствии у него умысла на убийство В.М.А, а также о наличии между ним и потерпевшим конфликта с использованием последним ножа, в ходе которого он вынужден был защищаться от противоправных действий потерпевшего, что и привело к причинению ему смерти, и обоснованно признал их несостоятельными, не соответствующими фактическим обстоятельствам дела и собранным доказательствам, изобличающим Витука Е.С. в совершении убийства, а также обоснованно расценил их, как способ избранной им защиты от предъявленного обвинения и желание избежать уголовной ответственности за содеянное, обоснованно взяв за основу только те из них, которые соответствуют совокупности положенных в основу приговора доказательств.

Оснований не согласиться с мотивами и основаниями такого решения судебная коллегия не усматривает, в связи с чем признает несостоятельными, не основанными на фактических обстоятельствах дела и собранных по делу доказательствах, выводы стороны защиты о наличии оснований для переквалификации действий Витука Е.С. на ст. 109 ч.1 УК РФ.

Изложенные в жалобах доводы о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, а также о неправильном применении уголовного закона, являются неубедительными и основанными на переоценке доказательств по делу.

Исходя из совокупности собранных доказательств, суд правильно установилфактические обстоятельства содеянного, значимые для разрешения дела по существу, в том числе, время, место, мотив и способ совершения преступления, а также направленность умысла осужденного.

Так, судом установлено, что после убийства В.М.А, Витук Е.С, спрятав труп последнего, длительный период времени имел возможность обдумать произошедшее и выработать более выгодную для себя позицию защиты, которой и стал придерживаться с момента встречи со свидетелями С, Б. и Г, на которой он настаивал, и которым сообщил, что, защищаясь от противоправных действий В.М.А, напавшего на него с ножом, неосторожно придушил его.

Согласно показаниям осужденного, потерпевший набросился на него с ножом без причины, уйдя от удара, он оказался за спиной В. и обхватил его шею рукой, произведя удушающий захват, затем они упали, потерпевший лежал на нем сверху, при этом одной рукой держался за его, Витука, руку, которая обхватывала шею, а другой рукой пытался нанести удары ножом, чему он препятствовал, продолжая производить удушающий захват до наступления смерти потерпевшего.

Вместе с тем, в соответствии со справкой, выданной городской поликлиникой N *** г. Москвы 05.12.2017 года, в ходе осмотра Витука Е.С. каких-либо костно-травматических повреждений у него выявлено не было.

Исходя из описанных Витуком обстоятельств произошедшей между ним и В. борьбы с использованием последним ножа, обладающего колюще-режущими свойствами, при которой осужденный в ходе борьбы активно защищался от попыток В. нанести ему удар указанным предметом, а потерпевший, не только пытался освободиться от удушающего захвата рукой, но и нанести удары ножом осужденному, с учетом расположения Витука и В. при этом относительно друг друга, отсутствие характерных в таком случае телесных повреждений у осужденного и потерпевшего, а также каких-либо иных телесных повреждений у Витука, по мнению судебной коллегии, свидетельствует о сомнительности предложенной им версии.

Показания осужденного расцениваются судебной коллегией, как надуманные, направленные на избежание уголовной ответственности за содеянное, и с учетом того, что они не согласуются с заключением судебно-медицинского эксперта, бесспорно свидетельствующего о том, что выявленные у В.М.А. телесные повреждения, с учетом времени их образования, их количества и локализации, не могли образоваться при указанных осужденным обстоятельствах.

Судом первой инстанции обоснованно указано в приговоре, что версия Витука Е.С. о совершении им действий в состоянии необходимой обороны не имеет в материалах уголовного дела объективного подтверждения, вступает в противоречие с его собственными показаниями, в соответствии с которыми удушающий захват В.М.А. был произведен им со спины последнего, когда последний был ограничен в движениях, не имел возможности, не только нападать на осужденного и угрожать его жизни и здоровью, но и в должной степени противодействовать Витуку Е.С, о чем и свидетельствует наступившая от действий последнего смерть потерпевшего.

Доводы стороны защиты о причинении Витуком Е.С. смерти потерпевшему В.М.А. по неосторожности также признаются судебной коллегией несостоятельными, поскольку характер и локализация причиненных телесных повреждений, а также фактические обстоятельства их нанесения объективно свидетельствуют о том, что Витук Е.С, в том числе, обладая навыками борьбы, применяя к потерпевшему насилие в форме удушающего захвата в течение длительного периода времени, имел умысел именно на причинение смерти потерпевшему.

Судом тщательно, посредством анализа фактических обстоятельств и представленных сторонами доказательств, проверялись и иные доводы осужденного, однако своего объективного подтверждения по материалам дела эти доводы не нашли, поскольку по своему существу основаны на неверном толковании норм действующего законодательства, направлены на переоценку исследованных судом доказательств и не могут служить основанием к отмене или изменению судебного решения.

Какие-либо не устраненные судом существенные противоречия по обстоятельствам дела и сомнения в виновности осужденного, требующие истолкования в его пользу, по делу отсутствуют.

Таким образом, при изложенных доказательствах в своей совокупности суд, придя к правильному выводу о виновности Витука Е.С. и доказанности его вины в инкриминированном деянии, верно квалифицировал его действия по ст.105 ч.1 УК РФ, и привел в приговоре основания, по которым пришел к выводу о наличии в действиях осужденного состава данного преступления, с которыми судебная коллегия полностью соглашается.

В соответствии с положениями ст.ст.6, 43 и 60 УК РФ при назначении Витуку Е.С. наказания суд в полной мере учел фактические обстоятельства, характер и степень общественной опасности совершенного им преступления, данные о личности виновного, смягчающие наказание обстоятельства, отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, влияние назначаемого наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

В приговоре мотивирован вывод суда о том, что исправление осужденного возможно только в условиях изоляции его от общества, оснований не согласиться с которым судебная коллегия не усматривает, и с учетом фактических обстоятельств, характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности виновного, а также при отсутствии совокупности смягчающих обстоятельств, связанных с целью и мотивом совершенного преступления, поведением осужденного после совершения преступления, и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности содеянного, считает, что суд первой инстанции обоснованно не усмотрел оснований для применения положений ст.ст.64 и 73 УК РФ.

Вид исправительного учреждения судом назначен в полном соответствии с положениями ст.58 УК РФ.

Таким образом, вопреки позиции осужденного и защитника, суд находит назначенное Витуку Е.С. наказание справедливым и соразмерным содеянному, соответствующим общественной опасности совершенного им преступления и личности виновного, закрепленным в уголовном законодательстве РФ принципам гуманизма и справедливости и полностью отвечающим задачам исправления осужденного и предупреждения совершения им новых преступлений.

Судом в соответствии с требованиями п.6-1 ч.1 ст.299 УПК РФ разрешен вопрос, касающийся изменения категории преступления на менее тяжкую на основании ч.6 ст.15 УК РФ. Вывод суда об отсутствии для этого оснований признается судебной коллегией обоснованным.

Приходя к выводу, что доводы апелляционных жалоб не обоснованы, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения приговора суда по доводам жалоб, и, соответственно, оснований для их удовлетворения.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.389.13, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Савеловского районного суда г. Москвы от 23 августа 2018 года в отношении

Витука Е.С. оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденного и адвоката без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.