Апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 30 октября 2018 г. по делу N 33-43083/2018

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе:

председательствующего Иваненко Ю.С,

судей Бузуновой Г.Н, Анашкина А.А,

при секретаре Румянцевой М.А,

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Бузуновой Г.Н. дело по частной жалобе представителя АО "Страховая компания Опора" по доверенности Труновой В.А. на определение Таганского районного суда г. Москвы от 30 июня 2017 года, которым постановлено:

заменить по делу N 2-905/2016 по иску Штылько Л.Н. к АО "Страховая группа "УралСиб" о взыскании страхового возмещения, неустойки, компенсации морального вреда, судебных расходов, ответчика Акционерного общества "Страховая группа "УралСиб" на правопреемника - Акционерное общество "Страховая компания Опора",

УСТАНОВИЛА:

АО "СГ УралСиб" обратилось в суд с заявлением о замене стороны ответчика в порядке процессуального правопреемства по гражданскому делу N 2-905/2016, ссылаясь на заключение договора передачи обязательств по договорам страхования (страховой портфель) с АО "Страховая Компания Опора", которым АО "СГ УралСиб" передал АО "Страховая Компания Опора" свои обязательства перед Штылько Л.Н.

Судом постановлено указанное выше определение, об отмене которого просит представитель АО "Страховая Компания Опора" по доверенности Трунова В.А. по доводам частной жалобы, ссылаясь на то, что правопреемник взял на себя обязательства исключительно по страховой выплате; обязательства по выплате штрафа и неустойки, морального вреда не учитываются при определении признаков передачи страхового портфеля, поскольку по своей правовой природе являются санкцией за неисполнение или не надлежащее исполнение обязательства, и обязанность их возмещения лежит на стороне, виновной в допущении нарушения.

В соответствии с частью 3 статьей 333 ГПК РФ частная жалоба на определение суда первой инстанции рассматривается без извещения лиц, участвующих в деле.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, обсудив доводы частной жалобы, приходит к выводу о том, что не имеется оснований для отмены обжалуемого определения, постановленного в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями действующего законодательства.

В соответствии с ч. 1 ст. 44 ГПК РФ, в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства.

Аналогичная норма закреплена в части 1 статьи 52 Федерального закона "Об исполнительном производстве".

Как следует из письменных материалов дела, решением Таганского районного суда города Москвы от 11 ноября 2016 года, с АО "СГ УралСиб" было взыскано в пользу Штылько Л.Н. в счет страхового возмещения 109 836,91 руб, компенсация морального вреда в размере 5 000 руб, неустойка в размере 20 000 руб, штраф в размере 20 000 руб, судебные расходы, а всего в размере 183 635,25 руб.

Решение вступило в законную силу 13 декабря 2016 года.

23 января 2017 года был выдан исполнительный лист на основании выше названного решения суда.

19 апреля 2017 года между АО "СГ УралСиб" и АО "Страховая Компания Опора" был заключен договор о передаче страхового портфеля N 2 и подписан соответствующий акт приема - передачи страхового портфеля.

Из смысла ст. 44 ГПК РФ следует, что процессуальное правопреемство допускается после того, как произойдет замена в материальном правоотношении.

Удовлетворяя заявление о процессуальном правопреемстве, суд первой инстанции, руководствуясь положениями ст. 44 ГПК РФ, ст. 26.1 Закона РФ "Об организации страхового дела в Российской Федерации", исходил из того, что в соответствии с договором передачи страхового портфеля от 19.04.2017 года АО "СК УралСиб" передал АО "Страховая компания Опора" свои обязательства по договору страхования, заключенному со Штылько Л.Н.

Судебная коллегия соглашается с указанным выводом суда.

Доводы частной жалобы о том, что правопреемник взял на себя обязательства исключительно по страховой выплате; обязательства по выплате штрафа и неустойки, компенсации морального вреда не учитываются при определении признаков передачи страхового портфеля, поскольку по своей правовой природе являются санкцией за неисполнение или не надлежащее исполнение обязательства, и обязанность их возмещения лежит на стороне, виновной в допущении нарушения, судебной коллегией отклоняются в силу следующего.

В соответствии со статьей 26.1 Закона РФ от 27 ноября 1992 года N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации", страховщик может передать, а в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, обязан передать обязательства по договорам страхования (страховой портфель) одному страховщику или нескольким страховщикам (за исключением общества взаимного страхования), удовлетворяющим требованиям финансовой устойчивости и платежеспособности с учетом вновь принятых обязательств и имеющим лицензии на осуществление видов страхования, по которым передается страховой портфель (замена страховщика) (пункт 1).

В состав передаваемого страхового портфеля включаются обязательства по договорам страхования, соответствующие сформированным страховым резервам.

Страховщик, передающий страховой портфель, передает страховой портфель, сформированный на дату принятия решения о передаче страхового портфеля, в составе, указанном в пункте 2 настоящей статьи, включая обязательства по договорам страхования, действующим на дату принятия решения о передаче страхового портфеля, и договорам страхования, срок действия которых истек на дату принятия решения о передаче страхового портфеля, но обязательства по которым страховщиком не исполнены в полном объеме, вместе с правами требования уплаты страховых премий (страховых взносов) по указанным договорам страхования страховщику, принимающему - страховой портфель. Обязательства по одному договору страхования могут быть переданы только одному страховщику.

Передача страхового портфеля осуществляется на основании договора о передаче страхового портфеля, заключенного между страховщиком, передающим страховой портфель, и страховщиком, принимающим страховой портфель, а также акта приема-передачи страхового портфеля.

Страховщик, передающий страховой портфель, размещает уведомление о намерении передать страховой портфель на своем сайте в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет", опубликовывает это уведомление в печатном органе, определенном органом страхового надзора, и двух периодических печатных изданиях, тираж каждого из которых составляет не менее чем десять тысяч экземпляров и которые распространяются на территории осуществления деятельности страховщика.

Со дня подписания акта приема-передачи страхового портфеля к страховщику, принимающему страховой портфель, переходят все права и обязанности по договорам страхования.

Исходя из содержания договора о передаче страхового портфеля N 2 от 19 апреля 2017 года, под страховым портфелем понимается совокупность обязательств страховщика, возникающих их всех договоров страхования, которые соответствуют сформированным страховым резервам, а также активов, принимаемых для покрытия сформированных страховых резервов (п. 1.1 договора).

При этом, п. 1.1 договора о передаче страхового портфеля во избежание двойного толкования установлен исчерпывающий перечень обязательств, которые понятие "Обязательства" не покрывает и которые не передаются Управляющей страховой организации по договору. В указанный перечень обязательства по возмещению штрафа и неустойки, компенсации морального вреда не входят.

В силу раздела 2 названого договора о передаче страхового портфеля, его предметом является передача страхового портфеля.

Согласно п. 2.2.2 договора, в страховой портфель включаются обязательства по всем договорам страхования, срок действия которых истек на дату принятия страховщиком решения о передаче страхового портфеля, не исполненные страховщиком в полном объеме или частично (вне зависимости от того заявлены ли по таким договорам страховые требования о возмещении убытков либо вреда или нет, определена ли сумма убытков/ вреда или нет, принят ли и вступил ли по ним в силу судебный акт о взыскании со страховщика суммы убытков/ вреда или нет.)

При таких обстоятельствах, оснований полагать, что АО "Страховая компания Опора" приняло на себя обязательства исключительно по страховой выплате, не имеется.

Доводов, влияющих на правильность вынесенного судом определения и указывающих на обстоятельства, которые могли бы послужить основаниями к отмене определения суда, частная жалоба не содержит.

Учитывая изложенное, судебная коллегия, принимая во внимание положения ст. 44 ГПК РФ, полагает, что определение суда от 30 июня 2017 года постановлено в соответствии положениями действующего процессуального законодательства, каких-либо нарушений норм процессуального права, влекущих отмену определения, судом допущено не было.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 333, 334 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Определение Таганского районного суда г. Москвы от 30 июня 2017 года оставить без изменения, частную жалобу представителя АО "Страховая компания Опора" по доверенности Труновой В.А. - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.