Апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 08 ноября 2018 г. по делу N 33-44027/2018

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе: председательствующего судьи Семченко А.В.,

и судей Мызниковой Н.В, Дегтеревой О.В,

с участием прокурора Храмовой О.П,

при секретаре Долгой И.И,

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Дегтеревой О.В. гражданское дело по апелляционной жалобе Резниченко С.А. на решение Чертановского районного суда города Москвы от 16 января 2018 года, которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований Резниченко С.А. к ФГБОУ ВО к ФГБОУ ВО "Академия государственной противопожарной службы МЧС России" о восстановлении на работе, взыскании денежных средств, компенсации морального вреда - отказать.

УСТАНОВИЛА:

Истец Резниченко С.А. обратился в суд с иском к ФГБОУ ВО "Академия государственной противопожарной службы МЧС России", просил восстановить его на работе в должности декана факультета комплексной безопасности, взыскать с ответчика в его пользу средний заработок за время вынужденного прогула, компенсацию морального вреда и судебные издержки, ссылаясь на то, что состоял в трудовых отношениях с ответчиком на основании трудового договора N *** от *** г, занимал в ФГБОУ ВО "Академия государственной противопожарной службы МЧС России" должность декана факультета комплексной безопасности института управления и комплексной безопасности. Приказом N *** от *** г. истец с 28.08.2017 г. был уволен по п. 8 ч. 1 ст. 81 ТК РФ (за совершение работником, выполняющим воспитательные функции, аморального проступка, несовместимого с продолжением данной работы). Свое увольнение истец со ссылкой на п. 46 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", считает незаконным, поскольку указанная в заключении служебной проверки причина увольнения - ненадлежащее исполнение служебных обязанностей, выразившееся в неправомерных действиях при использовании бланков строгой отчетности не представляет собой аморальный проступок, и в соответствии с должностной инструкцией истец как декан факультета не занимался воспитательной деятельностью и не являлся лицом, ответственным за использование бланков строгой отчетности. Кроме того, ответчик нарушил процедуру увольнения, не затребовав с истца письменных объяснений в ходе проведения служебной проверки, не учел, что ранее за истцом не числилось нарушений трудовой дисциплины и дисциплинарных взысканий. Указанные обстоятельства стали причиной нравственных переживаний истца и ухудшения состояния его здоровья.

Истец Резниченко С.А, его представители Потапова М.В, Кочка М.В, Димарев М.Ю. в суде уточненный исковые требования поддержали в полном объеме по изложенным в нем основаниям.

Представители ФГБОУ ВО "Академия государственной противопожарной службы МЧС России" по доверенности Терехов М.Ю, Рогова Л.Л. в суде не признали по доводам представленного ранее письменного отзыва.

Суд постановилприведенное выше решение, об отмене которого просит истец Резниченко С.А. по доводам апелляционной жалобы.

Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность постановленного по делу судебного решения, выслушав истца Резниченко С.А. и его представителя Сурова М.А, возражения представителя ответчика Терехова М.Ю, заключение прокурора, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к выводу об отмене решения суда по следующим основаниям.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что истец *** г. между ФГБОУ ВО "Академия государственной противопожарной службы МЧС России" (работодателем) и Резниченко С.А. (работником) был заключен трудовой договор N ***, по которому Резниченко С.А. был принят на работу на должность декана в структурном подразделении факультета платных образовательных услуг с заработной платой в размере должностного оклада *** руб. 00 коп, стимулирующих выплат (выплат за выслугу лет - *** % от должностного оклада, надбавки за особые условия труда - *** % от должностного оклада, премии за добросовестное выполнение должностных обязанностей по итогам года - *** оклада).

Кроме того, Резниченко С.А. в период с 15.05.2013 г. по 24.07.2014 г, с 25.07.2014 г. по 28.02.2015 г. занимал должность профессора кафедры гражданской защиты на 0.5 ставки (по внутреннему совместительству), с 25.07.2015 г. по 31.08.2016 г. занимал должность профессора кафедры гражданской защиты на 0.25 ставки (по внутреннему совместительству), с 01.04.2017 г. по 26.07.2017 г. занимал должность профессора кафедры государственного и муниципального управления на 0.25 ставки (по внутреннему совместительству).

Приказом N *** от *** г. Резниченко С.А. был переведен на должность декана факультета управления комплексной безопасности института управления и комплексной безопасности, приказом N *** от *** г. - на должность проректора по учебной работе института управления и комплексной безопасности, приказом N *** от *** г. - на должность декана факультета управления комплексной безопасности института управления и комплексной безопасности, приказом N *** от *** г. - на должность декана факультета комплексной безопасности института управления и комплексной безопасности.

Приказом N *** от *** г. Резниченко С.А. был уволен с должности декана факультета комплексной безопасности института управления и комплексной безопасности по п. 8 ч. 1 ст. 81 ТК РФ (за совершение работником, выполняющим воспитательные функции, аморального проступка, несовместимого с продолжением данной работы) на основании служебной проверки, по причине предоставления больничных листов приказами N *** от *** г. и N *** от *** г. в приказ N *** от *** г. были внесены изменения в части даты увольнения, измененной на 14.09.2017 г, затем на 02.10.2017 г.

Объяснения по факту совершенного проступка о ведении видеозаписи представлены 24 августа 2017 года при ознакомлении с заключением проверки.

Основанием для применения меры дисциплинарного взыскания в форме увольнения послужил аморальный поступок от 22.06.2017г, который был совершен истцом, описание его изложено в заключении от *** года.

Так, согласно заключению, *** г. проводилась сверка с зачетными и экзаменационными ведомостями итоговых баллов выпускников, при подсчете среднего балла студентки 4 курса К* и было выявлено несоответствие баллов для выдачи диплома с отличием. Проректор Академии по учебной и научной работе ИУиКБ Б*, дал указание получить для печати бланк диплома и приложения к нему без отличия. Тогда как, *** г. старший методист Т* по указанию Резниченко С.А. отпечатала диплом и приложение к нему с отличием, два комплекта дипломов на одно лицо были направлены на утверждение председателю Государственной экзаменационной комиссии Е*. Начальник НИО УМЦ С* доложил об этом заместителю начальника Академии по учебной работе Б*, бланк диплома с отличием был изъят и передан в УМЦ Академии для списания. То есть, в нарушение решения проректора истец дал неправомерное указание отпечатать на имя студентки К* дополнительно бланк и приложение диплома с отличием, которые в соответствии с п. 23 Приказа Министерства образования и науки РФ N 112 от 13.02.2014 г. "Об утверждении порядка заполнения документов о высшем образовании и о квалификации их дубликатов" являются бланком строгой отчетности и не могут быть использованы таким образом. Также в ходе проверки установлено некачественное ведение сводных ведомостей успеваемости студентов, что истец не согласовывал проводимую методистами факультета учебную работу. В связи с этим комиссия рекомендовала расторгнуть с Резниченко С.А. трудовой договор за совершение работником, выполняющим воспитательные функции, аморального проступка, несовместимого с продолжением данной работы (л.д. 91-63).

Приказом N *** от *** года трудовой договор, заключенный между сторонами был расторгнут по вышеуказанному основанию.

Разрешая спор на основании установленных по делу обстоятельств с учетом собранных по делу письменных доказательств, объяснений сторон, руководствуясь положениями ст. ст. 21, 22, 81, 192 Трудового кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции пришел к выводу об отказе в удовлетворении заявленных исковых требований, при этом исходил из того, что факт совершения истцом аморального проступка, несовместимого с продолжением работы, связанной с выполнением воспитательной функции, нашел подтверждение в ходе судебного разбирательства, нарушений порядка увольнения истца с работы, установленного ст. 193 Трудового кодекса Российской Федерации, ответчиком не допущено, сроки привлечения истца к дисциплинарной ответственности в виде увольнения соблюдены, от истца были истребованы объяснения по факту инцидента.

Судебная коллегия полагает, что при рассмотрении спора об увольнении юридически значимые по делу обстоятельства судом установлены неправильно, выводы, изложенные в решении, не соответствуют обстоятельствам дела и доказательствам, имеющимся в нем, установленные обстоятельства, имеющие значение для дела, не доказаны.

В силу п. 8 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае совершения работником, выполняющим воспитательные функции, аморального проступка, несовместимого с продолжением данной работы.

Как отмечается в п. п. 46 и 47 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", при рассмотрении дел о восстановлении на работе лиц, трудовой договор с которыми прекращен в связи с совершением ими аморального проступка, несовместимого с продолжением данной работы ( п. 8 ч. 1 ст. 81 Кодекса), судам следует исходить из того, что по этому основанию допускается увольнение только тех работников, которые занимаются воспитательной деятельностью, например учителей, преподавателей учебных заведений, мастеров производственного обучения, воспитателей детских учреждений, и независимо от того, где совершен аморальный проступок: по месту работы или в быту.

Если виновные действия, дающие основание для утраты доверия, либо аморальный проступок совершены работником по месту работы и в связи с исполнением им трудовых обязанностей, то такой работник может быть уволен с работы (соответственно по п. п. 7 или 8 ч. 1 ст. 81) при условии соблюдения порядка применения дисциплинарных взысканий, установленного ст. 193 Кодекса.

При этом необходимо учитывать, что работодатель должен подтвердить факт совершения работником аморального проступка. Помимо этого при решении вопроса о мере ответственности, применяемой к работнику, необходимо учитывать, что она должна быть соразмерна совершенному проступку.

Федеральный закон от 29 декабря 2012 года N 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации" обязывает педагогических работников соблюдать правовые, нравственные и этические нормы, следовать требованиям профессиональной этики; уважать честь и достоинство обучающихся и других участников образовательных отношений; соблюдать устав образовательной организации, положение о специализированном структурном образовательном подразделении организации, осуществляющей обучение, правила внутреннего трудового распорядка (пункты 2, 3, 11 ч. 1 ст. 48).

В силу ч. 8 Модельного кодекса профессиональной этики педагогических работников организаций, осуществляющих образовательную деятельность, педагогические работники призваны соблюдать правовые, нравственные и этические нормы; осуществлять свою деятельность на высоком профессиональном уровне; уважать честь и достоинство обучающихся и других участников образовательных отношений; воздерживаться от поведения, которое могло бы вызвать сомнения в добросовестном исполнении педагогическим работником трудовых обязанностей; избегать конфликтных ситуаций, способных нанести ущерб его репутации или авторитету организации, осуществляющей образовательную деятельность.

В соответствии с п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 N 2 при рассмотрении дел о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

Исходя из буквального толкования положений п. 8 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации следует, что именно совершение аморального проступка, а не поведение является основанием для увольнения работника.

Кроме того, к валификации проступка, совершенного работником, выполняющим воспитательные функции, в качестве аморального недостаточно увольнения работника по п. 8 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации. Обязательным условием применения данного основания расторжения трудового договора является несовместимость совершенного проступка с продолжением работы выполнению воспитательных функций. Поскольку между работником, совершившим аморальный проступок, воспитываемым в большинстве случаев существует постоянный контакт, работодатель должен оценить, как этот проступок отразится на воспитательном процессе. Вывод о несовместимости аморального проступка с продолжением воспитательной работы может быть сделан работодателем только в следующих случаях: совершенный работником аморальный проступок оказал пагубное воздействие на воспитываемого; совершенный работником, аморальный проступок дает основания предполагать, что работник в будущем может совершить аналогичный или другой проступок, который окажет пагубное воздействие на воспитываемого.

Учитывая изложенное, для разрешения вопроса о законности увольнения истца юридически значимым обстоятельством является установление действий, которые совершил истец, которые впоследствии стали причиной увольнения.

Из акта служебной проверки от *** года и показаний допрошенных судом свидетелей Д*, Т*, Л*, К*, пояснений истца в суде и его докладной записки от *** г. и объяснительной старшего методиста Т*, следует, что истец не совершал каких-либо действий, однозначно говорящих о совершении им аморального проступка, с учетом того, что в обязанности Резниченко С.А. не входила выдача и оформление дипломов студентов с учетом подсчитанных баллов для их оформления, а кроме того, оформление диплома с отличием К* старшим методистом Т* по устному распоряжению истца в связи с несвоевременным подсчетом окончательных баллов для оформления дипломов студентов, аморальным проступком признано быть не может. Как и не могут служить основанием к увольнению истца по п. 8 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации выводы в заключении проверки относительно нарушений методическим отделом подсчета оценок при оформлении ведомостей и дипломов, сроков выдачи дипломов, с учетом того, что данные действия свидетельствуют о нарушении должностных обязанностей работниками, и не связаны с аморальным проступком вменяемым истцу.

Также материалы дела не содержат доказательств того, что Резниченко С.А. совершил аморальный проступок, оказавший пагубное воздействие на студентов (воспитываемых), дающий основания предполагать, что он в будущем может совершить аналогичный или другой проступок, который окажет пагубное воздействие на воспитанников. Кроме того, оснований полагать, что при наложении дисциплинарного взыскания работодателем учтены тяжесть совершенного именно истцом проступка, фактические обстоятельства, при которых он был совершен, а также предшествующее поведение работника, его отношение к труду, не имеется.

При таких данных, условия полагать, что у работодателя имелись достаточные основания для применения к Резниченко С.А. дисциплинарного взыскания в виде увольнения по п. 8 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ и работодателем соблюден установленный законом порядок при применении взыскания в виде увольнения, у суда отсутствовали.

В силу части 2 статьи 56 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

В силу ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным; положения ст. 198 ГПК РФ устанавливают, что в мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства; законы, которыми руководствовался суд.

Согласно п. п. 2 и 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 года N 23 "О судебном решении" решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению. Обоснованным решение является тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании ( ст. ст. 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Судебная коллегия приходит к выводу, что указанным требованиям решение суда от 16.01.2018 не соответствует, оно не может быть признано законным и обоснованным, в связи с чем состоявшееся по делу судебное решение подлежит отмене.

С учетом положений ст. 394 Трудового кодекса РФ Резниченко С.А. подлежит восстановлению на работе в прежней должности, со взысканием с ответчика в его пользу среднего заработка за все время вынужденного прогула.

В данном случае временем вынужденного прогула является период с 03 октября 2017 года по 08 ноября 2018 года, исходя из размера среднедневного заработка истца представленного ответчиком (т.1 л.д. 81) в сумме *** руб. ( *** руб. х 272 дня), подлежит взысканию вынужденный прогул в размере 1 681 411 руб. 52 коп.), который подлежит взысканию с ответчика в пользу истца.

В соответствии с ч. 1 ст. 237 Трудового кодекса Российской Федерации моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. Поскольку в судебном заседании нашло свое подтверждение нарушение трудовых прав истца, судебная коллегия приходит к выводу о том, что требования истца о взыскании компенсации морального вреда подлежат удовлетворению. Определяя размер компенсации морального вреда, судебная коллегия, учитывает приведенные выше обстоятельства дела, степень вины ответчика и нравственных страданий истца, отсутствие тяжких необратимых последствий для него, исходя из требований разумности и справедливости, полагает возможным взыскать с ответчика в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 3 000 руб.

На основании изложенного и, руководствуясь ст. ст. 328 - 330 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Чертановского районного суда г. Москвы от 16 января 2018 года, отменить, постановить новое решение.

Восстановить Резниченко С.А. в ФГБУ ВО "Академия ГПС МЧС России" в должности декана факультета комплексной безопасности института управления и комплексной безопасности.

Взыскать с ФГБУ ВО "Академия ГПС МЧС России" в пользу Резниченко С.А. заработную плату за период вынужденного прогула в размере 1 681 411 руб. 52 коп, компенсацию морального вреда в размере 3000 руб.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.