Апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 18 октября 2018 г. по делу N 33-45651/2018

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда

в составе:

председательствующего судьи Климовой С.В.

судей Масленниковой Л.В, Мызниковой Н.В.

с участием прокурора Оглио Е.Ф.

при секретаре Воропаевой Е.С.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Масленниковой Л.В.

дело по апелляционной жалобе представителя Центрального банка Российской Федерации по доверенности фио на решение Мещанского районного суда г. Москвы от 23 мая 2018 года, которым постановлено:

Отменить приказ Центрального банка Российской Федерации N180205-001/ЛС от 05.02.2018 об увольнении фио

Восстановить фио на работе в Центральном банке Российской Федерации в должности ведущего эксперта отдела надзора за финансовыми посредниками Управления надзора за финансовыми посредниками и контроля надзорной деятельности территориальных учреждений Департамента рынка ценных бумаг и товарного рынка.

Взыскать с Центрального банка Российской Федерации в пользу фио средний заработок за время вынужденного прогула в размере 379494,29 руб, компенсацию расходов по найму жилого помещения в размере 112869,49 руб, компенсацию морального вреда в размере 5000,00 руб.

Решение суда в части восстановления на работе подлежит немедленному исполнению.

УСТАНОВИЛА:

фио обратилась в суд к Центральному банку Российской Федерации, с иском, уточнив который, просила отменить приказ N 180205-001/Л/С от 05 февраля 2018 года, восстановить на работе в отделе надзора за финансовыми посредниками Управления надзора за финансовыми посредниками и контроля надзорной деятельности территориальных учреждений Департамента рынка ценных бумаг и товарного рынка в должности ведущего эксперта, взыскать средний заработок за время вынужденного прогула, компенсацию расходов по найму жилого помещения за период с 15.01.2018 года по день вынесения решения суда и компенсацию морального вреда в размере 300 000 рублей.

В обоснование заявленных требований фио ссылалась на то, что 03 сентября 2015 года была принята на работу к ответчику, с 30 июня 2017 года занимала должность ведущего эксперта отдела надзора за финансовыми посредниками Управления надзора за финансовыми посредниками и контроля надзорной деятельности территориальных учреждений Департамента рынка ценных бумаг и товарного рынка, приказом N180205-001/ЛС от 05 февраля 2018 года она была уволена с занимаемой должности по п.п. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ за прогул 20 декабря 2018 года, однако увольнение является незаконным, поскольку отсутствовала на рабочем месте по уважительной причине в связи с ухудшением состояния здоровья и экстренным обращением за медицинской помощью, о чем она представила работодателю подтверждающие документы, и, кроме того, ответчиком был нарушен установленный законом порядок увольнения по данному основанию.

В судебное заседание истец и ее представитель явились, заявленные требования, с учетом внесенных изменений, поддержали.

Представители ответчика в суд явились, против удовлетворения требований истца возражали по основаниям, изложенным в письменном отзыве на иск.

Суд постановилприведенное выше решение, об отмене которого представитель Центрального банка Российской Федерации по доверенности фио в апелляционной жалобе.

Проверив материалы дела, выслушав фио и ее представителя по доверенности фио, представителей Центрального банка Российской Федерации по доверенности фио и фио, заслушав прокурора, полагавшего решение суда законным и не подлежащим отмене, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что решение суда первой инстанции является законным и отмене не подлежит, по следующим основаниям.

Заключая трудовой договор, работник обязуется добросовестно выполнять свои трудовые обязанности, соблюдать трудовую дисциплину и правила внутреннего трудового распорядка организации (статья 21 Трудового кодекса Российской Федерации).

Виновное неисполнение данных требований может повлечь привлечение работника к дисциплинарной ответственности, что является одним из способов защиты нарушенных прав работодателя.

В соответствии со ст.192 ТК РФ за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить дисциплинарное взыскание, в том числе, в виде увольнения по соответствующим основаниям.

В силу ч. 1 ст. 193 ТК РФ до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт.

Согласно подпункту "а" пункта 6 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей - прогула, то есть отсутствия на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня (смены), независимо от его (ее) продолжительности, а также отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня (смены).

В пункте 23 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" разъяснено, что при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, решение работодателя о признании конкретной причины отсутствия работника на работе неуважительной и, как следствие, увольнение его за прогул может быть проверено в судебном порядке. При этом, осуществляя судебную проверку и разрешая конкретное дело, суд действует не произвольно, а исходит из общих принципов юридической, а следовательно, и дисциплинарной ответственности (в частности, таких, как справедливость, соразмерность, законность), и, руководствуясь подпунктом "а" пункта 6 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации во взаимосвязи с другими его положениями, оценивает всю совокупность конкретных обстоятельств дела, в том числе причины отсутствия работника на работе (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 19 февраля 2009 г. N 75-О-О, от 24 сентября 2012 г. N 1793-О, от 24 июня 2014 г. N 1288-О, от 23 июня 2015 г. N 1243-О и др.).

В пункте 38 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" разъяснено, что при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, уволенного по пункту 6 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, что работник совершил одно из грубых нарушений трудовых обязанностей, указанных в этом пункте. При этом следует иметь в виду, что перечень грубых нарушений трудовых обязанностей, дающий основание для расторжения трудового договора с работником по пункту 6 части первой статьи 81 Кодекса, является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.

В силу положений пункта 53 Постановления Пленума ВС РФ N 2 от 17 марта 2004 года, работодателю необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, предшествующее поведение работника, его отношение к труду.

По смыслу приведенных нормативных положений трудового законодательства, правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации, при рассмотрении судом дела по спору о законности увольнения работника на основании подпункта "а" пункта 6 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации за прогул обязательным для правильного разрешения названного спора является установление обстоятельств и причин (уважительные или неуважительные) отсутствия работника на рабочем месте. При этом с учетом таких общих принципов юридической, а значит, и дисциплинарной ответственности, как справедливость, соразмерность и законность, суду также надлежит проверить обоснованность признания работодателем причины отсутствия работника на рабочем месте неуважительной.

В соответствии с частью 1 статьи 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

Суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел ( часть 2 статьи 12 ГПК РФ).

В силу части 2 статьи 56 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

При принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению ( часть 1 статьи 196 ГПК РФ).

Учитывая это, а также принимая во внимание то, что суд, являющийся органом по разрешению индивидуальных трудовых споров, в силу части 1 статьи 195 ГПК РФ должен вынести законное и обоснованное решение, обстоятельством, имеющим значение для правильного рассмотрения дел об оспаривании дисциплинарного взыскания или о восстановлении на работе и подлежащим доказыванию работодателем, является соблюдение им при применении к работнику дисциплинарного взыскания вытекающих из статей 1, 2, 15, 17, 18, 19, 54 и 55 Конституции Российской Федерации и признаваемых Российской Федерацией как правовым государством общих принципов юридической, а следовательно, и дисциплинарной ответственности, таких, как справедливость, равенство, соразмерность, законность, вина, гуманизм. В этих целях работодателю необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка и обстоятельства, при которых он был совершен ( часть 5 статьи 192 Трудового кодекса Российской Федерации), а также предшествующее поведение работника, его отношение к труду. Если при рассмотрении дела о восстановлении на работе суд придет к выводу, что проступок действительно имел место, но увольнение произведено без учета вышеуказанных обстоятельств, иск может быть удовлетворен ( абзацы второй, третий, четвертый пункта 53 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2).

Частью 4 статьи 57 Трудового кодекса Российской Федерации установлено, что в трудовом договоре могут предусматриваться дополнительные условия, не ухудшающие положение работника по сравнению с установленным трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами.

В соответствии со ст. 169 ТК РФ при переезде работника по предварительной договоренности с работодателем на работу в другую местность работодатель обязан возместить работнику: расходы по обустройству на новом месте жительства.

Порядок и размеры возмещения расходов при переезде на работу в другую местность работникам других работодателей определяются коллективным договором или локальным нормативным актом либо по соглашению сторон трудового договора, если иное не установлено настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Судом установлено, что 03 сентября 2015 года фио была принята на работу в Центральный банк РФ на должность ведущего экономиста в отделе контроля и надзора за деятельностью профессиональных участников рынка ценных бумаг Управления контроля и надзора за деятельностью некредитных финансовых организаций Южного главного управления Центрального банка РФ г. Краснодар и с ней был заключен трудовой договор N1721 от 03 сентября 2015 года.

В соответствии с дополнительным соглашением к трудовому договору от 30 июня 2017 года фио была переведена на должность ведущего эксперта в Москву в отдел надзора за финансовыми посредниками Управления надзора за финансовыми посредниками и контроля надзорной деятельности территориальных учреждений Департамента рынка ценных бумаг и товарного рынка.

В соответствии с п.п. 5.1, 5.2 Положения "О правилах внутреннего трудового распорядка Банка России" от 25.03.2016 года N536-П в подразделениях Банка России устанавливается пятидневная рабочая неделя с предоставлением работникам двух выходных дней в неделю, по общему правилу в подразделениях Банка России устанавливается начало работы в 9 часов 00 минут и окончание работы в 18 часов 00 минут, в пятницу - в 16 часов 45 минут.

Приказом ЦБ РФ N180205-001/ЛС от 05 февраля 2018 года фио была уволена с занимаемой должности по п.п. "а" пункта 6 статьи 81 ТК РФ за прогул без уважительных причин в течение всего рабочего дня 20 декабря 2017 года с 09 часов 00 минут до 18 часов 00 минут.

Основанием для издания данного приказа послужил акт об отсутствии работника на рабочем месте от 20 декабря 2017 года, письмо Департамента рынка ценных бумаг и товарного рынка от 12.01.2018 года N ВН-55-7-1\51, объяснительные записки фио от 22.12.2017 года и от 24.01.2018 года.

Также суд установил, что фио отсутствовала на рабочем месте 20 декабря 2017 года с 09 часов 00 минут до 18 часов 00 минут, о чем свидетельствует составленный ответчиком акт от 20 декабря 2017 года, выписка из табеля учета использования рабочего времени за декабрь 2017 года и что не оспаривалось самой фио

В период с 21 декабря 2017 года по 29 декабря 2017 года истцу был предоставлен основой и дополнительный оплачиваемый отпуск.

22 декабря 2017 года и 24 января 2018 года фио представила работодателю объяснительную записку и дополнения к объяснительной записке, соответственно, в которых указала, что 20 декабря 2017 года не вышла на работу в связи с плохим самочувствием, из-за которого ошибочно посчитала начало отпуска с 20 декабря 2017 года, признает свою ошибку, совершила ее не умышленно.

В период 12 января 2018 года по 19 января 2018 года истец находилась на листке нетрудоспособности 289 956 777 940.

В обоснование уважительности своего отсутствия на рабочем месте 20 декабря 2017 года истец также ссылалась на то, что 18 и 19 декабря 2017 года чувствовала себя плохо, однако принимала лекарства и выходила на работу, а 20 декабря 2017 года обратилась в ГКБ N24, где была осмотрена врачом-гинекологом и ей было назначено медикаментозное лечение и рекомендована госпитализация, однако от госпитализации она отказалась, что было официально зафиксировано медицинским работником.

В подтверждение изложенных в объяснении фактов фио приложила к объяснительной записке медицинскую справку от 20 декабря 2017 года.

Согласно представленной в материалы дела медицинской справке, выданной женской консультации N 2 ГБУЗ ГКБ N 24 ДЗМ "Перинатальный центр", истец была осмотрена врачом, установлен диагноз, от госпитализации отказалась, даны рекомендации, дата осмотра 20.12.2017 года.

В целях проверки указанных обстоятельств судом был направлен запрос в женскую консультацию N 2 ГБУЗ ГКБ N24 ДЗМ "Перинатальный центр" и ответом от 21 мая 2018 года N1007 данное медицинское учреждение приведенные факты подтвердило, предоставив заверенную надлежащим образом выписку из амбулаторной карты истца (л\д 176 - 183).

Кроме того суд установил, что дополнительным соглашением к трудовому договору от 30 июня 2017 года работодатель принял на себя обязательства возмещать работнику расходы по найму жилого помещения, исходя из предельной суммы ежемесячных расходов по найму жилого помещения 26 307 руб. 93 коп, до момента предоставления работнику специализированного жилого помещения (приобретения собственного жилья) в г. Москве, но не более полутора лет со дня перевода на новое место работы в соответствии с Положением Банка России от 01.02.2011 года N366-П "О порядке компенсации Банком России расходов, связанных с переездом работника Банка России и членов его семьи в другую местность при переводе работника в другое структурное подразделение Банка России".

В подтверждение понесенных расходов по найму жилого помещения истцом был представлен договор от 15.08.2017 года коммерческого найма жилого помещения по адресу: г. Москва, ул. Братеевская, д. 21, корп. 4, кв. 86 с условием о ежемесячной плате в сумме 36 000 руб, расписки наймодателя о получении от фио оплаты за аренду квартиры за период с 15 января 2018 года по 14 июня 2018 года.

За указанный период расходы по найму жилого помещения истцу ответчиком возмещены не были, что последним не оспаривалось.

Изложенные обстоятельства подтверждаются материалами дела и ничем не опровергнуты.

Исследовав и оценив представленные доказательства в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ, в том числе показания допрошенных в ходе слушания дела свидетелей, руководствуясь названными правовыми нормами, регулирующими спорные правоотношения, суд первой инстанции правомерно пришел к выводу о незаконности увольнения фио по п.п. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ за прогул, исходя из того, что у ответчика отсутствовали мотивы для увольнения истца с занимаемой должности по указанному основанию, так как отсутствие фио на рабочем месте 20 декабря 2017 года с 09 часов 00 минут до 18 часов 00 минут было вызвано уважительными причинами, а именно обращением за медицинской помощью, что подтверждается соответствующими медицинскими документами и о чем истец поставила работодателя в известность в своих письменных объяснениях по обстоятельствам совершения вменяемого ей дисциплинарного проступка и дополнениях к ним, приложив к ним справку медицинского учреждения. При этом сомнений в достоверности сведений, изложенных в медицинской справке, у ответчика не возникло, проверку факта обращения фио за медицинской помощью 20 декабря 2017 года ответчик осуществлять не стал. Более того, согласно представленным сведениям, в медицинском учреждении истец находилась 20 декабря 2017 года с 8 часов 30 минут до 15 часов 00 минут, то есть время после посещения врача до окончания рабочего дня (18 часов 00 минут) составило менее 04 часов, что не достаточно для квалификации действий работника как прогул, в связи с чем увольнение истца по указанным основаниям не может быть признано законным.

Также суд первой инстанции обоснованно сослался на то обстоятельство, что увольнение фио было произведено ответчиком в нарушение требований ст. 192 ТК РФ, без учета предшествующего поведения истца, ее отношения к труду, отсутствия у нее дисциплинарных взысканий и без учета фактических обстоятельств, которыми было вызвано отсутствие истца на рабочем месте 20 декабря 2017 года, из чего следует, что примененное к истцу дисциплинарное взыскание в виде увольнения по п.п. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ за прогул не соразмерно тяжести вменяемого ей проступка.

Поскольку со стороны ответчика имело место нарушение трудовых прав истца, суд первой инстанции правомерно взыскал в ее пользу средний заработок за время вынужденного прогула и компенсацию морального вреда, размер которой, с учетом обстоятельств дела и характера допущенного ответчиком нарушения, определен судом в сумме 5 000 рублей. Расчет среднего заработка за время вынужденного прогула произведен судом в полном соответствии с требованиями закона и представленными в материалы дела сведениями о среднедневном заработке истца и не опровергнут ответчиком.

Кроме того, суд первой инстанции правильно взыскал с ответчика в пользу фио компенсацию расходов по найму жилого помещения, поскольку они прямо предусмотрены дополнительным соглашением к трудовому договору и подтверждены документально.

Доводы представителя ответчика о том, что представленная истцом справка врача не может являться доказательством уважительности причин ее отсутствия на рабочем месте и фио должна была представить оформленный в установленном порядке листок временной нетрудоспособности, суд первой инстанции обоснованно признал несостоятельными, так как юридически значимым обстоятельством в данном случае является не временная нетрудоспособность работника, а наличие уважительных причин отсутствия на работе, на которые ссылается истец, а именно ухудшение состояния здоровья и обращение за медицинской помощью. Представленной истцом медицинской справкой и заверенной надлежащим образом копией медицинской карты, полученной по запросу суда из медицинского учреждения, с достоверностью подтвержден факт обращения истца 20 декабря 2017 года за медицинской помощью в связи с заболеванием. При этом отсутствие у истца листка нетрудоспособности может быть учтено работодателем при оплате дня отсутствия на работе, однако не свидетельствует о допущенном истцом прогуле.

При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает, что судом первой инстанции были исследованы все юридически значимые по делу обстоятельства и дана надлежащая оценка собранным по делу доказательствам, в связи с чем решение суда первой инстанции является законным и в обжалуемой части отмене не подлежит.

Доводы апелляционной жалобы, в том числе касающиеся уважительности отсутствия истца на рабочем месте и наличия доказательств, подтверждающих данное обстоятельство, аналогичны позиции ответчика, изложенной в суде первой инстанции, были предметом исследования и оценки судом первой инстанции, необоснованность их отражена в судебном решении с изложением соответствующих мотивов, доводы апелляционной жалобы не содержат обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке, нарушений норм процессуального законодательства по делу не установлено.

Учитывая требования закона и установленные судом обстоятельства, суд правильно разрешилвозникший спор, а доводы, изложенные в апелляционной жалобе, являются необоснованными, направлены на иную оценку собранных по делу доказательств и иное толкование норм материального и процессуального права и не могут служить основанием для отмены решения суда.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Мещанского районного суда г. Москвы от 23 мая 2018 года - оставить без изменения, а апелляционную жалобу представителя Центрального банка Российской Федерации по доверенности фио, - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Судья: Жолудова Т.В. Дело N 33-45651/2018

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

18 октября 2018 года

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда

в составе:

 

председательствующего судьи Климовой С.В.

судей Масленниковой Л.В, Мызниковой Н.В.

с участием прокурора Оглио Е.Ф.

при секретаре Воропаевой Е.С.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Масленниковой Л.В.

дело по апелляционной жалобе представителя Центрального банка Российской Федерации по доверенности фио на решение Мещанского районного суда г. Москвы от 23 мая 2018 года, которым постановлено:

Отменить приказ Центрального банка Российской Федерации N180205-001/ЛС от 05.02.2018 об увольнении фио

Восстановить фио на работе в Центральном банке Российской Федерации в должности ведущего эксперта отдела надзора за финансовыми посредниками Управления надзора за финансовыми посредниками и контроля надзорной деятельности территориальных учреждений Департамента рынка ценных бумаг и товарного рынка.

Взыскать с Центрального банка Российской Федерации в пользу фио средний заработок за время вынужденного прогула в размере 379494,29 руб, компенсацию расходов по найму жилого помещения в размере 112869,49 руб, компенсацию морального вреда в размере 5000,00 руб.

Решение суда в части восстановления на работе подлежит немедленному исполнению.

Руководствуясь ст. ст. 193, 328, 329 ГПК РФ судебная коллегия,

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Мещанского районного суда г. Москвы от 23 мая 2018 года - оставить без изменения, а апелляционную жалобу представителя Центрального банка Российской Федерации по доверенности фио, - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.