Апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 24 октября 2018 г. по делу N 33-47155/2018

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Вишняковой Н.Е.,

судей Зельхарняевой А.И, Казакова М.Ю,

при секретаре Футерко И.А,

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Зельхарняевой А.И. гражданское дело по апелляционной жалобе истца Панова А.М. на решение Останкинского районного суда г.Москвы от 13 июня 2018 года, которым постановлено:

"В удовлетворении исковых требований Панова Андрея Михайловича к Артеменковой Марине Сергеевне о взыскании неосновательного обогащения - отказать.

Взыскать с Панова А.М. ФБУ РФЦСЭ Минюста России в возмещение судебных расходов 22186 руб. 30 коп.",

Установила:

Панов А.М. обратился в суд с иском, уточненным в порядке ст.39 ГПК РФ, к Артеменковой М.С. о взыскании неосновательного обогащения в размере 9 000 000 рублей.

Иск мотивирован тем, что между сторонами 05 мая 2017 года был заключен договор купли-продажи квартиры, во исполнение условий которого истец передал ответчику в общей сумме 9 000 000 рублей, ответчиком была составлена расписка в получении денежных средств, при этом в договоре были неверно указаны ФИО ответчика, место жительства, представлены недостоверные сведения об объекте недвижимости. Полагая, что ответчик не имела намерения заключить договор купли-продажи, неосновательно получила указанную денежную сумму, истец обратился в суд с данным иском.

Истец Панов А.М. в судебное заседание явился, иск поддержал по основаниям, изложенным в исковом заявлении, наряду с этим указал на то, что при составлении расписки на 9000000 рублей денежные средства фактически не передавались, однако на протяжении длительного времени истцом ответчику без установленных законом или сделкой оснований перечислялись на счет и передавались лично денежные средства, общий размер которых и составляет сумму 9000 000 рублей.

Ответчик Артеменкова М.С. в судебном заседании с исковыми требованиями не согласилась, указав на то, что стороны на протяжении более чем 10 лет состояли в близких отношениях, в этот период истцом действительно на ее банковскую карту перечислялись денежные средства по различным поводам, в том числе в качестве подарков на праздники или дни рождения, на лечение, также с целью дальнейшей передачи суммы перечисления третьим лицам по просьбе самого истца, полагала, что заявленная к взысканию сумма в размере 9 000 000 рублей не может быть взыскана с нее в качестве неосновательного обогащения, факт составления и подписания расписки на дату рассмотрения спора не оспаривала, вместе с тем указала, что в действительности денежные средства не передавались, а перечисленные на банковскую карту денежные средства в общей сумме не составляют 9 000 000 руб.

Судом постановлено указанное выше решение, об отмене которого по доводам апелляционной жалобы просит истец, считая его незаконным и необоснованным.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения истца, поддержавшего доводы апелляционной жалобы, обсудив доводы апелляционной жалобы с учетом дополнения, учитывая надлежащее извещение ответчика, судебная коллегия считает возможным рассмотрение дела в отсутствие ответчика и приходит к следующему выводу.

При разрешении указанных заявленных требований, суд правильно руководствовался ст.ст. 1102,1109 ГК РФ.

В силу ст. 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 Кодекса.

Для возникновения обязательства вследствие неосновательного обогащения необходимо одновременное наличие трех условий: 1) наличие обогащения; 2) обогащение за счет другого лица; 3) отсутствие правового основания для такого обогащения.

Согласно пункту 2 указанной статьи правила, предусмотренные настоящей главой, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

При этом основания возникновения неосновательного обогащения могут быть различными: требование о возврате ранее исполненного при расторжении договора, требование о возврате ошибочно исполненного по договору, требование о возврате предоставленного при незаключенности договора, требование о возврате ошибочно перечисленных денежных средств при отсутствии каких-либо отношений между сторонами и т.п.

В силу пункта 4 статьи 1109 ГК Российской Федерации не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

Для применения пункта 4 статьи 1109 ГК Российской Федерации необходимо наличие одного из двух юридических фактов: а) предоставление имущества во исполнение заведомо (для потерпевшего) несуществующего обязательства; б) предоставление имущества во исполнение несуществующего обязательства в благотворительных целях. Бремя доказывания наличия этих обстоятельств лежит на приобретателе. Недоказанность приобретателем факта заведомого осознания потерпевшим отсутствия обязательства, по которому передается имущество, является достаточным условием для отказа в применении статьи 1109 ГК Российской Федерации.

Таким образом, пункт 4 статьи 1109 ГК Российской Федерации может быть применен лишь в тех случаях, когда лицо действовало с намерением одарить другую сторону и с осознанием отсутствия обязательства перед последней.

Судом установлено, что 05 мая 2017 года сторонами был подписан договор купли-продажи квартиры N 21 по адресу: город Москва, ул. Профсоюзная, дом 18, корп. 1, а 05 мая 2017 года сторонами составлена расписка, в соответствии с которой Артеменкова М.С. получила от Панова А.М. за проданную квартиру денежную сумму в размере 9 000 000 рублей.

Суд первой инстанции установил, что в договоре купли-продажи и расписке фамилия ответчика искажена, между тем, подпись в указанных документах принадлежит ответчику, что подтверждается результатами судебной почерковедческой экспертизы.

Также судом было установлено, что денежные средства по расписке от 05 мая 2017 года, выданной в подтверждение факта передачи денежных средств по договору купли-продажи квартиры от 05 мая 2017 года, в действительности не передавались, в связи с чем, суд обоснованно пришел к выводу о безденежности данной расписки и не нашел предусмотренных достаточных законом оснований для взыскания спорной суммы в размере 9 000 000 рублей по основаниям возврата предоставленного по незаключенному договору.

Суд дал надлежащую оценку объяснениям сторон о перечислениях денежных средств на счет ответчика, передачу наличными денежных средств, общий размер которых составляет 9 000 000 рублей, как указал истец, в подтверждение перечисления которых представлены онлайн выписки по счетам, указав, что письменных доказательств передачи ответчику наличных денежных средств истцом суду не представлено, а из представленных документов следует, что истцом на счет ответчика вносились денежные средства в период с 2008 года по 2017 год, т.е. в период длительного времени, когда они состояли в близких отношениях, и истец знал об отсутствии у него обязательств по перечислению денежных средств на банковскую карту ответчика.

С учетом изложенного, суд, руководствуясь статьей 1109 ГК РФ и ст. 56 ГПК Российской Федерации, пришел к правильному выводу об отказе в удовлетворении исковых требований, поскольку истцом не представлено каких-либо доказательств подтверждающих, что его действия не несли под собой намерения одарить ответчика при той ситуации, когда истец знал об отсутствии обязательств перед ответчиком.

Одновременно с разрешением спора суд в соответствии со ст. 98 ГПК РФ правомерно взыскал с истца, как с проигравшей стороны, расходы на проведение судебной почерковедческой экспертизы - 50% оплаты, которые оплачены не были (44372,60/2) 22186,30 рублей.

Судебная коллегия полагает, что, разрешая заявленные требования, суд правильно определилюридически значимые обстоятельства дела, применил закон, подлежащий применению, дал надлежащую правовую оценку собранным и исследованным в судебном заседании доказательствам и постановилрешение, отвечающее нормам материального права при соблюдении требований гражданского процессуального законодательства.

Доводы апелляционной жалобы не содержат данных, которые не были бы проверены судом первой инстанции при рассмотрении дела, но имели бы существенное значение для его разрешения или сведений, опровергающих выводы решения суда, в связи с чем, оснований, предусмотренных ст. 330 ГПК РФ, для отмены решения суда судебная коллегия не усматривает.

Руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Останкинского районного суда г. Москвы от 13 июня 2018 года оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.