Апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 06 ноября 2018 г. по делу N 33-48627/2018

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Вьюговой Н.М.,

судей Удова Б.В, Мухортых Е.Н,

при секретаре Буряковой А.С,

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Удова Б.В. дело по апелляционной жалобе истца Лифар Е.В. и дополнениям к апелляционной жалобе представителя истца Лифар Е.В. по доверенности Воловинского В.И. на решение Головинского районного суда г. Москвы от 31 мая 2017 года в редакции определения Головинского районного суда г. Москвы об исправлении описки от 26 июля 2018 года, которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований Лифар Е.В. к Закрытому акционерному обществу Акционерный банк "Банк Проектного Финансирования" об обязании включить сумму вклада в реестр обязательств перед вкладчиками - отказать.

установила:

Лифар Е.В. обратилась в суд с иском к ЗАО АБ "Банк Проектного Финансирования" об обязании включения суммы вклада в размере 681 634, 97 рублей в реестр обязательств банка перед вкладчиками.

В качестве обоснования требований истцом указано, что 29 ноября 2013 года между ним и ответчиком заключен договор срочного банковского вклада "Заботливый" N 13/32435 ФЛ на сумму 680 000 рублей.

Приказом Банка России от 13 декабря 2013 года у ответчика отозвана лицензия на осуществление банковских операций. Однако, в осуществлении страховой выплаты истцу отказано.

Суд постановилвышеприведенное решение, об отмене которого на основании доводов апелляционной жалобы и дополнениям к ней просят истец и его представитель Воловинский В.И.

В заседание суда апелляционной инстанции явился представитель ответчика Карагишиев А.М, который просил об оставлении решения без изменения, а апелляционной жалобы без удовлетворения.

Истец в судебное заседание суда апелляционной инстанции не явился, представителя не направил, о дате, времени и месте судебного разбирательства извещен надлежащим образом.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав представителя ответчика, проверив законность и обоснованность оспариваемого решения, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

В силу статей 309, 310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства. Не допускается односторонний отказ от исполнения обязательства.

В соответствии со статьей 401 ГК РФ лицо, не исполнившее обязательство, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности). Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство.

Согласно статье 834 ГК РФ по договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее.

В пункте 1 статьи 845 ГК РФ указано, что по договору банковского счета банк обязуется принимать и зачислять поступающие на счет, открытый клиенту (владельцу счета), денежные средства, выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету.

Статьей 846 ГК РФ предусмотрено, что при заключении договора банковского счета клиенту или указанному им лицу открывается счет в банке на условиях, согласованных сторонами.

Согласно пункту 2 статьи 846 ГК РФ банк обязан заключить договор банковского счета с клиентом, обратившимся с предложением открыть счет на объявленных банком для открытия счетов данного вида условиях, соответствующих требованиям, предусмотренным законом и установленными в соответствии с ним банковскими правилами.

Банк не вправе отказать в открытии счета, совершение соответствующих операций по которому предусмотрено законом, учредительными документами банка и выданным ему разрешением (лицензией), за исключением случаев, когда такой отказ вызван отсутствием у банка возможности принять на банковское обслуживание либо допускается законом или иными правовыми актами.

В силу статьи 38 Федерального закона от 02 декабря 1990 года N 395-1 "О банках и банковской деятельности" для обеспечения гарантий возврата привлекаемых банками средств граждан и компенсации потери дохода по вложенным средствам создается система обязательного страхования вкладов физических лиц в банках. Участниками системы обязательного страхования вкладов физических лиц в банках являются организация, осуществляющая функции по обязательному страхованию вкладов, и банки, привлекающие средства граждан. Порядок создания, формирования и использования средств системы обязательного страхования вкладов физических лиц в банках определяется федеральным законом.

В соответствии со статьей 7 Федерального закона от 23 декабря 2003 года N 177-ФЗ "О страховании вкладов физических лиц в банках РФ" вкладчики имеют право: получать возмещение по вкладам в порядке, установленном Федеральным законом.

Статьей 8 Федерального закона от 23 декабря 2003 года N 177-ФЗ "О страховании вкладов физических лиц в банках РФ" предусмотрено, что для целей настоящего Федерального закона страховым случаем признается одно из следующих обстоятельств: отзыв (аннулирование) у банка лицензии Банка России на осуществление банковских операций (далее - лицензия Банка России) в соответствии с Федеральным законом "О банках и банковской деятельности". Страховой случай считается наступившим со дня отзыва (аннулирования) у банка лицензии Банка России либо со дня введения моратория на удовлетворение требований кредиторов банка.

В статье 10 Федерального закона от 23 декабря 2003 года N 177-ФЗ "О страховании вкладов физических лиц в банках РФ" указано, что вкладчик (его представитель или наследник (представитель наследника) вправе обратиться в Агентство с требованием о выплате возмещения по вкладам со дня наступления страхового случая до дня завершения конкурсного производства, а при введении Банком России моратория на удовлетворение требований кредиторов - до дня окончания действия моратория.

Согласно статье 11 от 23 декабря 2003 года N 177-ФЗ "О страховании вкладов физических лиц в банках РФ" размер возмещения по вкладам каждому вкладчику устанавливается исходя из суммы обязательств по вкладам банка, в отношении которого наступил страховой случай, перед этим вкладчиком. При исчислении суммы обязательств банка перед вкладчиком в расчет принимаются только вклады, застрахованные в соответствии со статьей 5 настоящего Федерального закона. Возмещение по вкладам в банке, в отношении которого наступил страховой случай, выплачивается вкладчику в размере 100 процентов суммы вкладов в банке, но не более 700 000 рублей.

В силу статьи 12 Федерального закона от 23 декабря 2003 года N 177-ФЗ "О страховании вкладов физических лиц в банках РФ" выплата возмещения по вкладам производится Агентством в соответствии с реестром обязательств банка перед вкладчиками, формируемым банком, в отношении которого наступил страховой случай, в течение трех рабочих дней со дня представления вкладчиком в Агентство документов, предусмотренных частями 4 и 5 статьи 10 настоящего Федерального закона, но не ранее 14 дней со дня наступления страхового случая.

Из материалов дела следует, что Лифар В.И. по состоянию на декабрь 2013 года являлся вкладчиком ответчика с остатком денежных средств, превышающим 700 000 рублей.

В реестре операций по текущим счетам физических лиц ответчика за 02 декабря 2013 года имеются записи о двух приходных операциях по зачислению на денежных средств во вклады 2 физических лиц через кассу банка в общем размере 1 359 147, 50 рублей, в том числе на счет истца в сумме 680 000 рублей и на счет Соловьева Н.А. в размере 679 147, 50 рублей, а также двух расходных операциях по снятию Лифар В.И. денежных средств со своего счета в общей сумме 1 359 147, 50 рублей суммами по 330 000 рублей и 1 029 147, 50 рублей.

02 декабря 2013 года между истцом и ответчиком заключен Договор срочного банковского вклада с физическим лицом "Заботливый" N 13/32435, на основании которого, банк принимает от вкладчика денежные средства на условиях вклада "Заботливый" в размере 680 000 рублей и обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на неё в размере 8% годовых. Договор заключен на срок 32 календарных дня до 09 января 2014 года (л.д. 11-12).

В подтверждение доводов иска в материалы дела представлен приходный кассовый ордер N 453 от 02 декабря 2013 года на сумму 680 000 рублей (л.д. 9).

15 января 2014 года истец обратился в Государственную корпорацию "Агентство по страхованию вкладов" за страховой выплатой, в удовлетворении которого было отказано в связи с отсутствием в реестре обязательств Банка сведений об истце ( л.д.12-13). На обращение в Государственную корпорацию "Агентство по страхованию вкладов" дан ответ об отказе во внесении истца в реестр обязательств банка.

Из письменных возражений Государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" следует, что оснований для внесения изменений в реестр обязательств Банка перед вкладчиками и выплаты истцу страхового возмещения не установлено, поскольку операции по снятию денежных средств со счета кредитора и их зачисление на счет истца представляют собой совершение технических корреспондирующих записей в данных бухгалтерского учета Банка и не означают поступление на счет истца реальных денежных средств, в связи с чем нельзя считать, что истцом был совершен вклад, так как операции совершены с единственной целью - создать обязательства, формально подлежащие страхованию.

Указанные возражения ответчика нашли свое подтверждение при разрешении спора по существу.

В частности, из представленных ответчиком материалов следует, что в течение 2013 года Банком России в связи с нарушением нормативных актов Банка России и плохим финансовым состоянием к ответчику неоднократно применялись меры воздействия. Предписанием Отделения N 2 МГТУ Банка России от 17 октября 2013 года введено ограничение сроком на 6 месяцев на привлечение денежных средств физических лиц во вклады (до востребования и на определенный срок) и на банковские счета в рублях и иностранной валюте; на величину максимальной процентной ставки в размере - не выше 8,5% годовых в рублях (ранее Банк привлекал под 12,25%) и 2,5% в иностранной валюте. Введенное предписанием ограничение систематически нарушалось.

С ноября 2013 года банк начал задерживать выдачу вкладов физическим лицам и осуществление платежей клиентов юридических лиц, а с 25 ноября 2013 года фактически утратил платежеспособность, поскольку предъявленные в эту дату в Банк платежные поручения не исполнены вплоть до отзыва лицензии, выдача физическим лицам вкладов прекратилась.

В связи с неисполнением вышеуказанного предписания и ухудшением финансового положения Банка, предписанием Отделения N 2 МГТУ Банка России от 06 декабря 2013 года с 07 декабря 2013 года в отношении Банка введен запрет на привлечение денежных средств физических лиц во вклады и на банковские счета.

Предписанием Отделения N 2 МГТУ Банка России от 11 декабря 2013 года утверждается, что за период с 28 ноября по 05 декабря 2013 года поступило 25 обращений клиентов Банка, из которых 22 обращения от физических лиц, 3 обращения юридических лиц. Согласно письму Банка от 04 декабря 2013 года, по состоянию на 02 декабря 2013 года Банк не исполнил платежей клиентов на общую сумму 1 325 132 219, 92 рублей, что свидетельствует о дефиците ликвидности. В связи с изложенным был введен запрет Банку на осуществление ряда банковских операций с 12 декабря 2013 года на 6 месяцев. Приказом Банка России от 13 декабря 2013 года у ответчика была отозвана лицензия на осуществление банковских операций.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 27 января 2014 года по делу N А40-184548/13 ответчик признан несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство с возложением обязанностей конкурсного управляющего на Государственную корпорацию "Агентство по страхованию вкладов".

Пояснения представителя истца о том, что отец истца снял денежные средства со своего счета и подарил Лифар Е.В. и её сестре подтверждают доводы ответчика о том, что денежные средства для открытия вклада на имя Лифар Е.В. 02 декабря 2013 года были образованы из средств, списанных с банковского счета Лифар В.И.

При таких обстоятельствах, оценивая доказательства с точки зрения допустимости, достоверности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности, с учетом конкретных обстоятельств дела, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что внесение денежных средств 02 декабря 2013 года в размере 680 000 рублей на вклад истца, при одновременном снятии денежных средств с банковского счета Лифар В.И, представляют собой формальную внутрибанковскую бухгалтерскую проводку, не свидетельствующую об исполнении условий договора банковского вклада, поскольку в условиях недостаточности денежных средств на корреспондентском счете реализация прав и обязанностей по договору банковского вклада невозможна, а действия по зачислению денежных средств на счет истца не могут быть признаны, с учетом требований статьи 834 ГК РФ, действиями по исполнению договора банковского вклада, и не порождают правовых последствий, характерных для данного вида договоров.

При этом суд первой инстанции учел, что в результате совершенных операций объем вкладов физических лиц не увеличивается, но при этом увеличивается размер страховой ответственности Государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов", чем очевидно нарушаются соответствующие публичные интересы.

Кроме того, предписанием Отделения N 2 МГТУ Банка России от 17 октября 2013 года в отношении ответчика введено ограничение сроком на 6 месяцев на привлечение денежных средств физических лиц во вклады, что само по себе, в силу закона, говорит о невозможности внесения денежных средств во вклад в указанный период. Операция, совершенная банком в нарушение вынесенного в отношении него предписания, является ничтожной сделкой.

Указанное предписание, как и иные доказательства, представленные в материалы дела, достоверно подтверждают факт неплатежеспособности ответчика на момент открытия счета истца.

Доводы представителя истца о том, что денежные средства были подарены истцу отцом, который разделил принадлежащий ему вклад между своими дочерями, не имеют правового значения для рассматриваемого спора, поскольку не опровергают установленных судом первой инстанции обстоятельств, а именно в совокупности с данными о размере и сроке вклада, включая данные об операциях иных вкладчиков, в данном случае о снятии денежных средств со счета Лифар В.И, имеющем очевидные признаки дробления.

При таких обстоятельствах, оценивая вышеизложенные обстоятельства в совокупности и учитывая положения статьи 10 ГК РФ, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что законных оснований для удовлетворения исковых требований не имелось.

Судебная коллегия отклоняет доводы апелляционной жалобы о том, что на момент совершения операции истцу не было известно об утрате ответчиком своей платежеспособности и размещении в 1 квартале 2013 года Национальным рейтинговым агентством сведений о кредитоспособности ответчика на уровне "А".

Из материалов дела следует, что 27 ноября 2013 года на сайте Национального Рейтингового Агентства размещена информация о приостановлении рейтинга кредитоспособности ответчика. Данная информация являлась общедоступной, следовательно, доступ к ней не был ограничен (л.д.137).

Таким образом, вопреки доводам апелляционной жалобы, истец не был лишен возможности обладать сведениями о действительном состоянии ответчика, сведения о котором размещались в общедоступной форме, в том числе посредством публикации в сети Интернет.

Судебная коллегия не соглашается с доводом апелляционной жалобы о том, что истцом был открыт банковский вклад и при его наличии требования об обязании внести сумму вклада в реестр обязательств перед вкладчиками подлежали удовлетворению, поскольку отказывая в удовлетворении исковых требований суд первой инстанции исходил из невозможности осуществления операции, о которой заявляется истцом, при этом суд учитывал предписания Банка России и многочисленные обращения клиентов ответчика о неисполнении им своих обязательств.

Доводы апелляционной жалобы не опровергают выводов суда первой инстанции и направлены на иную оценку имеющихся в деле доказательств, а так же иное толкование закона.

Данное обстоятельство, равно как и само по себе несогласие с выраженным в решении мнением суда первой инстанции по существу спора, основанием для отмены решения не является.

Суд первой инстанции с достаточной полнотой исследовал обстоятельства дела, значимые по делу обстоятельства судом установлены правильно. Нарушений норм материального права коллегией не установлено.

Ссылок на какие-либо иные процессуальные нарушения, указанные в части 4 статьи 330 ГПК РФ, являющиеся безусловным основанием для отмены правильного по существу решения суда, судебная коллегия не установила.

Таким образом, постановленное судом первой инстанции решение является законным, обоснованным и отмене не подлежит.

Руководствуясь статьями 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Головинского районного суда г. Москвы от 31 мая 2017 года в редакции определения об исправлении описки 26 июля 2018 года оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.