Апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 08 ноября 2018 г. по делу N 33-48847/2018

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе:

председательствующего Грибова Д.В,

судей Павловой И.П, Матлахова А.С,

при секретаре Леоничевой Е.А,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Павловой И.П. дело по апелляционной жалобе Огородова С.А. на решение Измайловского районного суда г. Москвы от 17 июля 2018 года, которым постановлено:

в удовлетворении исковых требований Огородову С.А. к ООО "Микрофинансовая компания "Кредит 911" о компенсации морального вреда, обязании прекратить обработку персональных данных- отказать,

установила:

истец Огородов С.А. обратился в суд с иском к ответчику ООО "Микрофинансовая компания "Кредит 911", и просил обязать его прекратить обработку персональных данных истца и удалить их из базы; взыскать компенсацию морального вреда в размере *** руб. Требования мотивированы тем, что на телефонный номер истца от ответчика неоднократно поступали звонки с целью выяснения места нахождения знакомого истца - ФИО, который имеет перед ответчиком задолженность по договору займа. После того, как истец сообщил, что не располагает интересующими ответчика сведениями, звонки не прекратились. Действия ответчика нарушают законодательство, в том числе, о персональных данных истца, и причинили ему нравственные страдания.

В судебном заседании истец исковые требования поддержал.

Представитель ответчика в судебное заседание не явился, извещался надлежащим образом.

Суд постановилвышеуказанное решение, об отмене которого просит истец Огородов С.А. в апелляционной жалобе, ссылаясь на то, что судом не приняты во внимание фактические обстоятельства дела, нарушены нормы материального права.

Представитель ООО "Микрофинансовая компания "Кредит 911" в заседание судебной коллегии не явился, о дате и времени рассмотрения дела извещен.

Изучив материалы дела, выслушав истца Огородова С.А, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Как установилсуд и не оспаривалось сторонами в ходе рассмотрения дела, **** между ФИО и ООО МФК "Кредит 911" заключен договор займа N ***. Срок возврата денежных средств согласован сторонами и составляет ** (***) недели.

В качестве контактных лиц в договоре займа, помимо прочих лиц, заемщиком указан истец Огородов С.А, его номер телефона и тип отношений- коллега.

Суд согласился с позицией ответчика и отказывая в удовлетворении требований указал, что взаимодействие истца и ответчика осуществлялось в рамках требований законодательства и при несогласии истца телефон был удален из базы и звонки прекратились.

Судебная коллегия с указанными выводами суда первой инстанции согласиться не может, поскольку суд нарушил нормы как материального, так и процессуального права, неправильно распределил бремя доказывания, что привело к вынесению неправильного решения, исходя из следующего.

Конституцией Российской Федерации к основным правам человека и гражданина отнесены достоинство личности (часть 1 статьи 21), а также неприкосновенность частной жизни (часть 1 статьи 23).

Согласно статье 150 Гражданского кодекса Российской Федерации достоинство личности и неприкосновенность частной жизни относятся к нематериальным благам, нарушение которых действиями, причиняющими физические или нравственные страдания, в силу статьи 151 названного кодекса является основанием для компенсации морального вреда.

Согласно сформулированным Европейским судом по правам человека позициям личная (частная) жизнь является широким понятием, которому невозможно дать исчерпывающее определение, охватывающим, в частности, право на личную автономию (пункт 27 постановления от 7 мая 2009 г. по делу Калачаева против Российской Федерации, пункт 8 постановления от 9 октября 2014 г. по делу Коновалова против Российской Федерации). Частная жизнь является широкой концепцией, включающей в себя, помимо прочего, право на установление и развитие отношений между людьми (пункт 43 постановления от 22 января 2008 г. по делу Е.В. против Франции). Понятие "частная жизнь" ёмкая категория, которая охватывает как физическую, так и моральную сторону жизни индивида (пункт 29 постановления от 18 декабря 2012 г. по делу G.B. и R.B. против Молдовы). Понятие "частная жизнь" является широким и не поддаётся исчерпывающему определению. Оно может в зависимости от обстоятельств включать моральную и физическую неприкосновенность личности (пункт 538 постановления от 24 июля 2014 г. по делу Аль Нашири против Польши). Европейский суд признаёт, что каждый имеет право на частную жизнь, свободную от нежелательного внимания (пункт 70 постановления Большой палаты от 5 сентября 2017 г. по делу Бэрбулеска против Румынии). Телефонные коммуникации относятся к понятиям "личной жизни" и "корреспонденции" в значении статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (пункт 167 постановления по делу Ассоциация 21 декабря 1984 года против Румынии) и др.

Как неоднократно указывалось Верховным Судом Российской Федерации, избыточные и необоснованные звонки, а также направление смс-сообщения на телефонный номер гражданина с требованием возвратить несуществующие долги посягают на достоинство человека и являются вмешательством в его частную жизнь.

По общим правилам ответственности за причинение вреда лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинён не по его вине (пункт 2 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с частью 5 статьи 4 Федерального закона от 03.07.2016 N 230-ФЗ "О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности и о внесении изменений в Федеральный закон "О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях" направленное на возврат просроченной задолженности взаимодействие кредитора или лица, действующего от его имени и (или) в его интересах, с любыми третьими лицами, под которыми для целей настоящей статьи понимаются члены семьи должника, родственники, иные проживающие с должником лица, соседи и любые другие физические лица, по инициативе кредитора или лица, действующего от его имени и (или) в его интересах, может осуществляться только при одновременном соблюдении следующих условий:

1) имеется согласие должника на осуществление направленного на возврат его просроченной задолженности взаимодействия с третьим лицом;

2) третьим лицом не выражено несогласие на осуществление с ним взаимодействия.

При этом из формулировки п. 1 ч. 5 комментируемой статьи можно сделать вывод, что согласие должника на осуществление направленного на возврат его просроченной задолженности взаимодействия с третьими лицами не должно носить абстрактный и общий характер, а должно быть выражено применительно к конкретному третьему лицу.

Пункт 2 ч. 5 указанной статьи позволяет сказать, что такое взаимодействие может осуществляться только до выражения самим третьим лицом несогласия с этим. Иными словами, согласие третьего лица на осуществление с ним взаимодействия, направленного на возврат просроченной задолженности, презюмируется до того момента, когда от него не поступит несогласие.

Как следует из материалов дела в частности искового заявления, истец выразил несогласие на осуществление с ним взаимодействия на втором звонке от ответчика, тогда как звонки продолжались длительное время, вплоть до обращения истца в суд.

Указанное подтверждается распечаткой телефонных разговоров, представленной истцом и не оспоренной ответчиком, из которой следует, что на телефон истца ответчиком произведено не менее 23 звонков.

В опровержение доводов истца доказательств иного, ответчиком не представлено.

Судебная коллегия также отмечает, что ответчиком также не представлено доказательств, свидетельствующих об исключении данных истца из базы ответчика.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия находит решение суда, как постановленное с нарушением норм материального права подлежащим отмене и считает необходимым, в силу ст. 328 ГПК РФ постановить по делу новое решение.

Учитывая, что ответчиком посредством необоснованных и назойливых телефонных звонков нарушена неприкосновенность частной жизни истца, судебная коллегия, руководствуясь ст. 151 ГПК РФ считает возможным взыскать с ответчика в пользу истца компенсацию морального вреда, с учетом принципов разумности и справедливости в сумме ** рублей.

Судебная коллегия также находит подлежащими удовлетворению требования истца об обязании ответчика прекратить обработку персональных данных истца.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 328-330 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Измайловского районного суда г. Москвы от 17 июля 2018 года отменить.

Постановить по делу новое решение.

Обязать ООО "Микрофинансовая компания "Кредит 911" прекратить обработку персональных данных Огородова С.А.

Взыскать в пользу Огородова С.А. с ООО "Микрофинансовая компания "Кредит 911" компенсацию морального вреда в сумме *** рублей.

В остальной части требований отказать.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.