Апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 08 ноября 2018 г. по делу N 33-49322/2018

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Новиковой О.А.,

судей Кирпикова Н.С, Фроловой Л.А,

при секретаре Демьяненко О.М,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Новиковой О.А. дело по апелляционной жалобе истцов Голубева С.Н. и Андроновой Е.Н. на решение Хорошевского районного суда г. Москвы от 30 августа 2018 года, которым постановлено:

В иске Голубева С.Н, Андроновой Е.Н. к Голубевой Л.М. о признании завещания недействительным отказать,

установила:

Истцы Голубев С.Н. и Андронова Е.Н. обратились в суд с иском к ответчику Голубевой Л.М, просят признать недействительным завещание от 03.04.2017, составленное Голубевым И.А, ********** года рождения, удостоверенное нотариусом Поддубской Л.М, зарегистрированное в реестре нотариальных действий за N 1-1956; применить последствия недействительности сделки; обязать нотариуса Кирееву Л.Н. выдать истцу Голубеву С.Н. свидетельство о праве на наследство по завещанию от 17.12.2014; обязать нотариуса Кирееву Л.Н. выдать истцу Андроновой Е.Н. свидетельство о праве на наследство по завещанию от 29.04.2010.

Свои требования истцы мотивировали тем, что ********** умер их родной дядя - Голубев И.А, 20.12.1921 года рождения, после смерти которого открылось наследство, состоящее из квартир, расположенных по адресам: ********** и **********. Голубев И.А. проживал один, своей семьи не имел, являлся участником ВОВ, инвалидом-колясочником, нуждался в постоянном уходе, самостоятельно передвигаться не мог. Других родственников, кроме истцов, у него не было. При жизни, 17.12.2014, Голубевым И.А. было составлено завещание истцу Голубеву С.Н, удостоверенное нотариусом Киреевой Л.Н. Также, в 2010 году Голубевым И.А. было составлено завещание Андроновой Е.Н.

Как указывают истцы, после смерти Голубева И.А. они обратились к нотариусу г. Москвы Киреевой Л.Н. с заявлением об открытии наследства, однако стало известно, что Голубев И.А. незадолго до своей смерти, а именно 03.04.2017, составил новое завещание, удостоверенное нотариусом г. Москвы Поддубской Л.М, согласно которому завещал все свое имущество супруге Голубевой Л.М.

Данное завещание истцы считают недействительным в соответствии с п. 1 ст. 177 ГК РФ, поскольку в момент его составления Голубев И.А. находился в таком состоянии, в котором не мог понимать значение своих действий и руководить ими, являлся глубоко больным, престарелым человеком, инвалидом ВОВ, имел последствия военной травмы, постоянно находился на лечении в больнице по поводу обострений сердечно-сосудистых и иных заболеваний, самостоятельно себя не обслуживал, на улицу не выходил, кроме того, находился в тяжелом психоневрологическом состоянии вследствие утраты родственника (супруга племянницы), испытывал проблемы со снижением памяти, слуха, речи, координации движений, передвигался на коляске. До 2017 года истец Голубев С.Н. регулярно поддерживал связь со своим родным дядей Голубевым И.А, совместно с Андроновой Е.Н. осуществлял уход за ним, оплачивал необходимые нужды, связанные с его заболеванием. В связи с тем, что Голубев И.А. нуждался в постоянном уходе, в 2014 году истцы предложили ему нанять новую сиделку, для чего обратились в ГОО "Московский дом ветеранов войн и вооруженных сил". В качестве сиделки к Голубеву И.А. была приглашена Хафизова Л.М, но с указанного момента общение истцов с дядей прекратилось, поскольку ответчик круглосуточно находилась в квартире Голубева И.А, изолировала его от общества, родственников, настраивала Голубева И.А. против родственников, соседей, всячески препятствовала общению с истцом, при посещении Голубева И.А. Хафизова Л.М. постоянно и неотступно находилась рядом с Голубевым И.А, слушала разговоры и не давала поговорить с ним наедине. В декабре 2014 года истцу Голубеву С.Н. от дяди стало известно, что Хафизова Л.М. намеревается заключить с ним брак. В связи с указанными обстоятельствами истец обращался в полицию и в ГОО "Московский дом ветеранов войны и Вооруженных сил", однако 19.01.2015 ответчик уволилась из данной организации по собственному желанию.

Впоследствии истцам также стало известно, что в сентябре 2015 года их дядя Голубев И.А. заключил брак с Хафизовой Л.М, она сменила фамилию на Голубеву, а 15.12.2015 зарегистрировалась по месту жительства в квартире Голубева И.А. по адресу: г..Москва, проспект Маршала Жукова, д. 20, корп. 3, кв.72. Данный брак истцы считают фиктивным, при каких обстоятельствах данный брак был зарегистрирован им не известно, однако считают, что в силу возраста и состояния здоровья Голубев И.А. не мог самостоятельно явиться в органы ЗАГС и поставить подпись в заявлении о регистрации брака и в книге записи актов гражданского состояния. В настоящее время ответчик проживает и зарегистрирована в квартире, которая ранее была завещана истцу Голубеву С.Н, а вторая квартира сдается ответчиком в аренду посторонним людям. Истцы также указывали, что оспариваемое завещание было составлено Голубевым И.А. под влиянием и по принуждению ответчика, в отсутствие волеизъявления Голубева И.А, не способного противостоять давлению со стороны ответчика, от ухода которой он зависел в силу состояния здоровья и возраста. Кроме того, имеются основания считать, что завещание от 03.04.2017 в пользу ответчика подписано не самим завещателем Голубевым И.А. и, возможно, был нарушен порядок составления и удостоверения завещания. Истцы также обращают внимание, что 09.10.2017 на завещании от 17.12.2014 нотариусом проставлена запись о том, что данное завещание не отменялось, не изменялось, новое не составлялось, факт смерти проверен. Данное обстоятельство, с учетом наличия электронной базы регистрационных действий, по мнению истцов, может свидетельствовать о нарушении нотариусом Поддубской Л.М. порядка удостоверения завещания Голубева И.А. от 03.04.2017.

Истцы и их представитель Журавлева Е.А. в судебном заседании суда первой инстанции исковые требования поддержали в полном объеме

Ответчик и ее представитель Лузина К.В. в судебном заседании иск не признала по доводам письменных возражений.

Третьи лица - нотариус г. Москвы Поддубская Л.М, нотариус г. Москвы Киреева Л.Н. в судебное заседание не явились, извещались надлежащим образом о дне, времени и месте рассмотрения дела.

Третье лицо - Управление Росреестра по г. Москве в судебное заседание не явилось, извещалось надлежащим образом о дне, времени и месте рассмотрения дела.

Суд первой инстанции постановилприведенное выше решение, об отмене которого по доводам апелляционной жалобы просят Голубев С.Н. и Андронова Е.Н.

Третьи лица - нотариус г. Москвы Поддубская Л.М. и нотариус г. Москвы Киреева Л.Н, представитель третьего лица Управления Росреестра по г. Москве в заседание суда апелляционной инстанции не явились, о месте и времени судебного разбирательства извещались надлежащим образом, в связи с чем, руководствуясь ст.ст. 167, 327 ГПК РФ, судебная коллегия сочла возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, выслушав объяснения истцов Андроновой Е.Н, Голубева С.Н. и их представителя Храбровой Е.А, возражения ответчика Голубевой Л.М. и её представителя Лузиной К.В, обсудив доводы апелляционной жалобы, приходит к следующему.

В соответствии с ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Согласно ст. 330 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются:

неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела;

недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела;

несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела;

нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Указанных нарушений норм процессуального и материального права, влекущих отмену постановленного решения, судом первой инстанции допущено не было.

Разрешая спор, суд первой инстанции верно установилимеющие значение для дела фактические обстоятельства и дал им надлежащую юридическую оценку в соответствии с нормами материального права, правильный анализ которых изложен в решении суда.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, ********** умер Голубев И.А, который на момент своей смерти был зарегистрирован по адресу: **********.

Совместно с ним на указанной жилой площади с 15.12.2015 зарегистрирована его супруга Голубева Л.М. Брак между Голубевым И.А. и Голубевой (до брака Хафизовой Л.М.) зарегистрирован 02.09.2015 в Хорошевском отделе ЗАГС Управления ЗАГС г. Москвы.

09.10.2017 нотариусом г. Москвы Киреевой Л.Н. к имуществу Голубева И.А. заведено наследственное дело.

С заявлениями о принятии наследства по закону и по завещанию от 17.12.2014, удостоверенному Дроновым В.А, временно исполняющим обязанности нотариуса г. Москвы Киреевой Л.Н, к нотариусу Киреевой Л.Н. обратился Голубев С.Н.

Также с заявлением о принятии наследства по закону обратилась племянница наследодателя - Андронова Е.Н.

Кроме того, с заявлением о принятии наследства по всем основаниям к нотариусу обратилась супруга наследодателя - Голубева Л.М, предъявив при этом завещание, составленное Голубевым И.А. 03.04.2017 и удостоверенное нотариусом г. Москвы Поддубской Л.М.

Оспаривая завещание Голубева И.А, составленное им 03.04.2017, истцы ссылались на то, что в момент составления указанного завещания Голубев И.А. находился в таком состоянии, в котором не был способен понимать значение своих действий и руководить ими.

Поскольку гражданский процесс подчиняется действию принципов диспозитивности и состязательности сторон (ст. 12, 56, 57 и др. ГПК РФ), постольку правомерность заявленных исковых требований определяется судом, рассматривающим соответствующее гражданское дело, на основании оценки доказательств, представленных сторонами, в обоснование их правовой позиции.

Таким образом, в случае непредставления доказательств, подтверждающих исковые требования, суд в порядке гражданского судопроизводства обязан принять решение об отказе в иске (ст. 56, 57, 67, 195, 196, 198 ГПК РФ).

В судебном заседании по обстоятельствам дела были допрошены свидетели, истребована медицинская документация в отношении Голубева И.А, получены объяснения сторон.

Объяснения стороны истцов повторяют доводы, изложенные в исковом заявлении.

Возражая против удовлетворения иска, ответчик Голубева Л.М. указала, что с Голубевым И.А. она познакомилась в 2014 году, поскольку осуществляла за ним постоянный уход, впоследствии между ними сложились более близкие и теплые отношения, они совместно отмечали праздники, неоднократно ездили в санатории, много гуляли, летний период времени проводили вместе на даче; в период госпитализации ответчик ухаживала и навещала своего супруга, они много разговаривали, поскольку Голубев И.А. был очень умным, начитанным, интеллигентным человеком; у Голубева И.А. было две квартиры, одну из которых он сдавал самостоятельно, получал арендные платежи и лично распоряжался своими деньгами; родственники Голубева И.А. не навещали, за ним не ухаживали; предложение оформить брак поступило от самого Голубева И.А, на регистрацию брака истцы приглашались, но не пришли, о регистрации брака они знали. В 2017 году Голубев И.А. сам поехал к нотариусу, для чего вызывался специальный автомобиль для инвалидов-колясочников, хотел оформить доверенность для решения вопросов по поводу реновации, там же он составил завещание; при его составлении ответчик не присутствовала. В подтверждение своих доводов ответчиком представлены многочисленные фотографии Голубева И.А. с Голубевой Л.М, копии санаторных путевок.

Из материалов также дела следует, что Голубев И.А. на учете в психоневрологическом диспансере не состоял.

Вместе с тем, объяснения сторон по делу и показания свидетелей о психическом состоянии и состоянии здоровья Голубева И.А. основаны на их субъективном восприятии его поведения, что в отсутствии заключения специалистов в области психиатрии само по себе недостаточно для решения вопроса о том, отдавал ли он отчет своим действиям и мог ли руководить ими в юридически значимый период времени.

С целью проверки доводов истцов о том, что Голубев И.А. в момент составления оспариваемого завещания не мог понимать значения своих действий, судом первой инстанции была назначена судебно-психиатрическая экспертиза, проведение которой было поручено экспертам ПКБ N 1 им. Н.А. Алексеева ДЗМ.

Из представленного в суд заключения комиссии экспертов N 254-7 от 24.07.2018 следует, что у Голубева И.А. обнаруживалось органическое расстройство личности в связи с сосудистым заболеванием. Однако, в связи с отсутствием в материалах гражданского дела объективных сведений о психическом состоянии Голубева И.А. непосредственно в юридически значимый период, оценить характер и степень выраженности имевшихся у Голубева И.А. психических нарушений и решить вопрос о его способности понимать значение своих действий и руководить ими в юридически значимый период (в период составления и подписания завещания от 03.04.2017) не представляется возможным.

Оценив представленное в суд экспертное заключение, суд признал его допустимым и достоверным доказательством, учитывая также, что эксперты предупреждались об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, прямо и косвенно в исходе дела не заинтересованы, их выводы основаны на медицинских документах.

Ходатайство об истребовании дополнительных доказательств, необходимых для назначения дополнительной (повторной) экспертизы, а также о допросе врача-докладчика экспертной комиссии Самылкина Д.В, суд отклонил как несостоятельное, поскольку противоречий в заключении экспертов, оснований подвергнуть сомнению объективность и компетентность экспертов, проводивших исследование, не имеется.

Установив указанные обстоятельства, правильно руководствуясь ст. 167, 177 ГК РФ, оценив представленные по делу доказательства в их совокупности, в том числе объяснения сторон, показания допрошенных свидетелей Арсиновой Л.Б, Зайцева Г.Я, Мазуровой Н.С, Федоровой Н.Г, экспертное заключение, суд не нашел оснований для удовлетворения заявленных требований, и исходил из того, что в процессе рассмотрения дела изложенные в иске доводы своего объективного подтверждения не нашли.

Выводы решения сделаны на основании правильно и полно установленных юридически значимых обстоятельств по делу, при верном применении норм материального права, коллегия с ними согласна.

В силу ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ, п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.06.2012 года N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции", суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Согласно разъяснениям, содержащимся в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 года N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции", судам необходимо учитывать, что по смыслу ст. 327 ГПК РФ повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции (п. 21). В соответствии с частями 1, 2 ст. 327.1 ГПК РФ суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность судебного постановления суда первой инстанции только в обжалуемой части исходя из доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно них (п. 24).

Доводы апелляционной жалобы о том, что суд незаконно отказал в истребовании дополнительных доказательств, не назначил повторную экспертизу, а также не допросил врача-докладчика экспертной комиссии Самылкина Д.В, к отмене постановленного решения не ведут.

В силу ч. 2 ст. 156 ГПК РФ председательствующий руководит судебным заседанием, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств и обстоятельств дела, устраняет из судебного разбирательства все, что не имеет отношения к рассматриваемому делу.

При этом, судебная коллегия учитывает, что в силу ч. 2 ст. 56 ГПК РФ именно суд, а не сторона по делу, определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

По правилам ст. 166 ГПК РФ, удовлетворение ходатайства стороны является правом, а не обязанностью суда, в связи с чем несогласие с результатами рассмотрения судом первой инстанции заявленных ходатайств, сами по себе, применительно к обстоятельствам данного дела, не свидетельствуют о нарушении судом норм ГПК РФ и не является основанием для отмены обжалуемого решения суда.

Доказательственная деятельность, в первую очередь, связана с поведением сторон, процессуальная активность которых по доказыванию ограничена процессуальными правилами об относимости, допустимости, достоверности и достаточности доказательств ( ст. ст. 56, 59, 60, 67 ГПК РФ).

Отказывая в удовлетворении иска, суд исходил из отсутствия доказательств, подтверждающих, что Голубев И.А. в момент составления завещания находился в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими.

Судебная коллегия считает, что суд первой инстанции правильно оценил представленные по делу доказательства по правилам, установленным ст. 67 ГПК РФ, верно приняв заключение судебной экспертизы в качестве достоверного и допустимого доказательства по делу, принимая во внимание, что эксперты были предупреждены судом об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, экспертиза проведена в полном соответствии с требованиями законодательства квалифицированными специалистами в требуемой области, имеющими значительный стаж экспертной деятельности. Допустимых и достоверных доказательств, опровергающих выводы экспертного заключения, равно как и доказательств в подтверждение своих доводов, стороной истцов представлено не было.

Вместе с тем, следует отметить, что экспертам для целей проведения экспертизы была предоставлена медицинская документация на Голубева И.А, исследование которой приведено в заключении экспертов. О получении дополнительных медицинских документов экспертами заявлено не было, равно как не содержится в заключении и вывод о недостаточности именно медицинской документации; отказ от дачи категоричного заключения сделан экспертами на основе отсутствия в медицинских документах сведений о психическом состоянии Голубева И.А, а не на недостаточности самой медицинской документации.

По иным основаниям признания сделки недействительной судом решение не принималось, что не лишает истцов права на обращение в суд с соответствующим иском.

Доводы жалобы, что 09.10.2017 на завещании от 17.12.2014 нотариусом проставлена запись о том, что данное завещание не отменялось, не изменялось и новое не составлялось, к отмене решения не ведут. Как следует из письменных объяснений нотариуса г. Москвы Киреевой Л.Н, указанная запись была сделана исключительно по сведениям архива нотариуса, которым было удовлетворено завещание от 17.12.2014, то есть архива нотариуса Киреевой Л.Н, тогда как оспариваемое завещание было удовлетворено нотариусом Поддубской Л.М.

Другие доводы апелляционной жалобы, оспаривающие выводы суда по существу рассмотренного спора, направлены на иную оценку доказательств, не могут повлиять на содержание постановленного судом решения, правильность определения судом прав и обязанностей сторон в рамках спорных правоотношений, не свидетельствуют о наличии предусмотренных ст. 330 ГПК РФ, оснований к отмене состоявшегося судебного решения.

Таким образом, нарушений норм материального и процессуального права, повлекших вынесение незаконного решения, в том числе тех, на которые имеются ссылки в апелляционной жалобе, судом не допущено, юридически значимые обстоятельства установлены полно и правильно, доводы жалобы не содержат оснований к отмене либо изменению решения.

Решение суда соответствует требованиям ст. 198 ГПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 327-330 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Хорошевского районного суда г. Москвы от 30 августа 2018 года - оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.