Апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 12 ноября 2018 г. по делу N 33-49324/2018

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе Председательствующего Дементьевой Е.И.,

судей Раскатовой Н.Н, Шипиковой А.Г,

при секретаре В М.А,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Дементьевой Е.И,

дело по апелляционным жалобам представителя истцов Крамара А.В, Косолаповой Н.А. по доверенности Волошиной Е.Б. на решение Пресненского районного суда г. Москвы от 16 апреля 2018 года, которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований Крамара А В к Газиной А Р о признании недействительным завещания от 03 марта 2016 года, составленного Гамаюновой ВН в пользу Газиной А.Р. - отказать.

В удовлетворении исковых требований Косолаповой Н А, Крамара А В к Газиной АР о признании недействительным завещания от 03 марта 2016 года, составленного Гамаюновой Валерией Николаевной в пользу Газиной А.Р. - отказать.

УСТАНОВИЛА:

Крамар А.В. обратился в суд с иском к Газиной А.Р. о признании недействительным завещания от 03 марта 2016 года, составленного Гамаюновой В.Н. в пользу Газиной А.Р.

Исковые требования мотивированы тем, что Крамар А.В. является родным дядей Гамаюновой В.Н, умершей 27.04.2016 г, наследников 1 и 2 очереди к имуществу Гамаюновой В.Н. нет, вместе с истцом наследников 3 очереди к имуществу умершей является Косолапова Н.А. После смерти Гамаюновой В.Н. истцу стало известно о наличии завещания составленного в пользу Газиной А.Р, которая совместно с ней не проживала, не являлась ее родственником, медицинский уход за Гамаюновой В.Н. не осуществляла. Наследодатель страдала заболеванием меланома, от которого умерла, о своей болезни Гамаюнова В.Н. сообщила истцу и другим родственникам в конце 2015г, а также впоследствии сообщила, что поедет в Индию, куда она регулярно и надолго ездила в последние годы жизни, и попытается там справиться с болезнью. Наследодатель Гамаюнова В.Н. страдала заболеванием, препятствующим ей адекватно воспринимать сложившуюся ситуацию, критически оценивать важные обстоятельства, осуществлять свои гражданские права и обязанности, прогнозировать возможные последствия своих действий и принимать на основании этого самостоятельные решения, т.е. ее способность к свободному волеизъявлению на момент составления завещания была нарушена. Ответчик, воспользовавшись беспомощным и болезненным состоянием Гамаюновой В.Н, могла оказывать на нее психологическое давление. Завещание было составлено Гамаюновой В.Н. на следующий день после получения паспорта по факту достижения 45-летнего возраста по настоянию ответчика. Кроме, того в завещании не указано место жительства ответчика, оно оформлено в упрощенной форме, вместе с генеральной доверенностью на распоряжение имуществом Гамаюновой В.Н. на имя ответчика, в связи с чем наследодатель могла не осознать, что выдает именно завещание. Гамаюнова В.Н, заботясь о своих родственниках, выразила перед смертью волю с подробным перечислением имущества и наследников по каждому объекту.

Косолапова Н.А. обратилась в суд с иском к Газиной А.Р. о признании недействительным завещания от 03 марта 2016 года, составленного Гамаюновой В.Н. в пользу Газиной А.Р, указывая на то, что является родной тетей Гамаюновой В.Н, умершей 27.04.2016 г. Ближайшими родственниками наследодателя являются истец и Крамар А.В. В 2015 г. Гамаюновой В.Н. было обнаружено онкологическое заболевание и с этого времени она стала активным участником неизвестной родственникам секты. При этом Гамаюнова В.Н. поддерживала родственные отношения с истцом, о вступлении в секту не сообщала, однако ее поведение изменилось, она стала подавленной. После смерти Гамаюновой В.Н. истцу стало известно о том, что все свое имущество Гамаюнова В.Н. завещала ответчику. Гамаюнова В.Н. в момент подписания завещания находилась в наркотическом опьянении, вызванном необходимостью снятия болей из-за перенесенной онкологической операции и была введена ответчиком в заблуждение относительно подписываемого документа в связи с выдачей ответчику доверенности на оформление невидимости в г. Новороссийске, оставшегося после смерти родителей, поэтому в момент в момент совершения завещания Гамаюнова В.Н. находилась в таком состоянии, когда не была способна понимать значение своих действий или руководить ими, завещание является недействительным.

Определением суда от 17.01.2017 г. гражданские дела по искам Крамара А.В. и Косолаповой Н.А. объединены в одно производство.

Истец Крамар А.В. в судебное заседание не явился, извещен надлежащим образом.

В судебном заседании истец Косолапова Н.А. и представитель истцов исковые требования поддержали.

Представитель ответчика в судебном заседании исковые требования не признал.

Третье лицо нотариус города Москвы Керенцева С.В. в судебное заседание не явилась, извещена надлежащим образом, просила о рассмотрении дела в ее отсутствие.

Судом постановлено вышеизложенное решение, об отмене которого просит представитель истцов по доводам апелляционных жалоб.

В заседание судебной коллегии истец Крамар А.В, третье лицо нотариус г.Москвы Керенцева С.В. не я вились, о дате рассмотрения дела извещались надлежащим образом, о причинах неявки не уведомили, в связи с чем судебная коллегия рассмотрела дело в их отсутствие.

Выслушав истца Косолапову Н.А, представителя истцов, поддержавших доводы апелляционных жалоб, представителя ответчика, возражавшего против удовлетворения жалоб, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда, постановленного в соответствии с нормами материального и процессуального права.

В соответствии со ст. 195 ГПК РФ, решение суда должно быть законным и обоснованным.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ N 23 от 19 декабря 2003 года, решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 ГПК РФ).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Данным требованиям закона решение суда первой инстанции соответствует в полном объеме.

На основании п. 1 ст. 1111 ГК РФ наследование осуществляется по завещанию и по закону.

В соответствии с ч. 2 ст. 1111 ГК РФ наследование по закону имеет место, когда и поскольку оно не изменено завещанием, а также в иных случаях, установленных настоящим Кодексом.

В соответствии с п. 1 и п. 2 ст. 1118 ГК РФ распорядиться имуществом на случай смерти можно только путем совершения завещания.

Завещание может быть совершено гражданином, обладающим в момент его совершения дееспособностью в полном объеме.

Согласно п. 1 ст. 1119 ГК РФ завещатель вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам, любым образом определить доли наследников в наследстве, лишить наследства одного, нескольких или всех наследников по закону, не указывая причин такого лишения, а также включить в завещание иные распоряжения, предусмотренные правилами настоящего Кодекса о наследовании, отменить или изменить совершенное завещание.

В силу п.5 ст. 1118 ГК РФ завещание является односторонней сделкой, которая создает права и обязанности после открытия наследства.

В соответствии с п. 1 ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что 27.04.2016 г. умерла Гамаюнова В.Н, * г.р...

03.03.2016 г. Гамаюнова Н.В. составила завещание, удостоверенное нотариусом г.Москвы Керенцевой С.В, в соответствии с которым все имущество, какое на день смерти окажется ей принадлежащим, в чем бы таковое ни заключалось и где бы оно не находилось, она завещала Газиной А.Р, * г.р.

С заявлениями о принятии наследства по закону после смерти Гамаюновой Н.В. обратились наследники 3 очереди - Крамар А.В. и Косолапова Н.А, также с заявлением о принятии наследства по завещанию обратилась Газина А.Р.

Допрошенная в качестве свидетеля Крамар Л.В. пояснила, что является знакомой Косолаповой Н.А, Крамар А.В. является отцом мужа свидетеля, с Газиной А.Р, не знакома. С Гамаюновой В.Н. свидетель знакома с 1984 г. в связи с регистрацией брака с двоюродным братом Гамаюновой В.Н. Впервые Гамаюновой В.Н. стало плохо в 2014 г, но она не обратила на это внимания, в последствии Гамаюновой В.Н. становилось хуже. Когда Гамаюнова В.Н. приезжала в г. Москву к Крамар Л.В, то выглядела она плохо. В 2016 г. состояние Гамаюновой В.Н. ухудшилось, она не понимала, что говорит. В связи с нахождением Гамаюновой В.Н. в Индии, Крамар Л.В. общалась с ней по телефону и по скайпу, Гамаюнова В.Н. было сложно говорить. 07.04.2016 г. Гамаюнова В.Н. позвонила Крамар Л.В и попросила приехать к ней в Индию, сказав, что Крамар Л.В. встретит ее гражданский муж по имени Шивам. Гамаюнова В.Н. понимала, что говорит. По приезду Крамар Л.В. в Индию, Гамаюнова В.Н. находилась в грязной, неубранной комнате, уколы ей делали одним шприцом. В Индии за Гамаюновой В.Н. ухаживал Шивам, с которым она общалась в основном на английском языке. Гамаюнова В.Н. говорила Крамар Л.В, что хочет свое имущество распределить по близким людям, о том, кому и что хотела оставить, написала на листике 19 апреля 2016 года. Гамаюнова В.Н. до последнего верила, что поправится, она понимала, что находится в Индии, узнавала Крамар Л.В, хорошо кушала, знала, что у нее (Гамаюновой В.Н.) в собственности есть имущество.

Допрошенный в качестве свидетеля Крамар В.А. суду пояснил, что является сыном истца Крамара А.В, истцу Косолаповой Н.А. является дальним родственником, ответчика Газину А.Р. видел один раз, умершая Гамаюнова В.Н. являлась его двоюродной сестрой. Первые признаки заболевания у Гамаюновой В.Н. появились в 2015 г. Крамар В.А. постоянно общался с Гамаюновой В.Н. по телефону, а также во время ее приездов в г.Санкт-Петербург. После проведенной Гамаюновой В.Н. операции, она заторможено отвечала на вопросы, это было заметно, примерно в конце февраля.

В целях проверки доводов истцов, судом была назначена посмертная судебная психиатрическая экспертиза Гамаюновой В.Н, проведение которой было поручено Государственному научному центру социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского.

Согласно заключению комиссии судебно-психиатрических экспертов от 10.10.2017 N 381/з Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского, в материалах гражданского дела и представленной медицинской документации не содержится сведений о наличии Гамаюновой В.Н. в юридически значимый период предшествующий составлению, а также непосредственно в момент составления завещания от 03.03.2016 года, какого-либо психического расстройства. Анализ материалов гражданского дела и представленной в медицинской документации свидетельствует о том, что с 2015 г..состояние Гамаюновой В.Н. было обусловлено выявленным у заболеванием: меланомой передней брюшной стенки с метастазами на фоне опухолевой прогрессии с множественным метастазирование лимфатические узлы, прямую мышцу живота, у Гамаюновой В.Н. отмечалось развитие выраженного болевого синдрома, что послужило поводом для ее госпитализации с 13.03.2016 г..по 16.03.2016 г, необходимости назначения опиоидных анальгетиков (трамадол, морфин) для снятия болевого синдрома с того периода, в последующем привело к ее смерти 27.04.2016 г..Однако у Гамаюновой В.Н. не отмечалось снижения когнитивных процессов, интеллектуально-мнестического снижения, нарушения мышления, эмоционально-волевой сферы, расстройства сознания, какой-либо психотической симптоматики, нарушения критических способностей, которые могли бы существенно снизить ее способность правильно воспринимать события, правильно оценивать их значение и выражать свою волю. Поэтому по своему психическому состоянию Гамаюнова В.Н. в момент составления завещания от 03.03.2016 года могла понимать значение своих действий и руководить ими.

Психологический анализ материалов гражданского дела и представленной медицинской документации свидетельствует, что относительно юридически значимого периода не содержится объективных сведений, чтобы полно и подробно исследовать индивидуально-психологические особенности Гамаюновой В.Н, характерные для нее в период составления завещания 03.03.2016 г, в том числе обнаружить у нее повышенную внушаемость, подчиняемость, способных оказать влияние на сознание, поведение, волю, способность понимать значение своих действий и руководить ими в исследуемой ситуации.

Судом был опрошен эксперт Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского Мустафина Т.Б, участвовавшая в проведении посмертной психолого-психиатрической экспертизы (врач-докладчик), которая пояснила, что в связи с поступлением в суд после получения экспертного заключения новых медицинских карт Гамаюновой В.Н. имеется необходимость проведения дополнительной посмертной судебно-психиатрической экспертизы.

Определением суда от 06.02.2018 г. была назначена повторная судебная психолого-психиатрическая экспертиза, проведение которой было поручено Государственному научному центру социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского.

Как следует из заключения повторной посмертной судебной комплексной психолого-психиатрической экспертизы N 94/з от 07.03.2018 г..Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского, Гамаюнова В.Н. в период, предшествующий составлению завещания, а также непосредственно в момент составления завещания 03.03.2016 г..каким-либо психическим расстройством не страдала. Согласно анализу материалов гражданского дела, свидетельских показаний, медицинской документации у Гамаюновой В.Н. с 2015г. имелось онкологическое заболевание (меланома кожи передней брюшной стенки с метастазами в правый подмышечный узел и стенку тонкой кишки) с явлениями прогрессирующей опухолевой интоксикации, с множественным метастазированием в лимфатические узлы, прямую мышцу живота, развитием выраженного болевого синдрома, что послужило поводом для ее госпитализации с 13.03.2016г. по 16.03.2016г. в подразделение терапевтической онкологии "Меданта Медисити", необходимостью назначения опиоидных анальгетиков. Указанное онкологическое заболевание у Гамаюновой В.Н. в юридически значимый период не сопровождалось болезненными нарушениями мышления, эмоционально-волевой сферы, интеллекта, памяти, какой-либо психотической симптоматикой, нарушением критики.

Поэтому Гамаюнова В.Н по своему психическому состоянию могла понимать значение своих действий и руководить ими, осознавать в полном объеме последствия совершения завещания 03.03.2016 г..По заключению психолога, в представленных для анализа объективных данных медицинской документации не содержится сведений, позволяющих оценить психологическое (эмоциональное) состояние Гамаюновой В.Н. в момент составления завещания от 03.03.2016 г..Вместе с тем следует отметить, что каких-либо признаков нарушений в когнитивной, эмоционально-волевой и личностной сферах, в том числе и нарушений критических и прогностических способностей, которые могли бы ограничить, либо нарушить способность к смысловой оценке и волевой регуляции собственных действий, осуществлению свободного волеизъявления, Гамаюнова В.Н. в тот период не обнаруживала.

Первоначальная и повторная экспертизы проводились разными экспертами.

Оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, руководствуясь положениями вышеуказанных правовых норм, суд пришел к выводу об отказе в удовлетворении заявленных требований, поскольку истцами не представлено доказательств того, что в момент совершения завещания от 03.03.2016 г. Гамаюнова В.Н. не могла понимать значение своих действий и руководить ими.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции.

Доводы апелляционных жалоб о том, что суд не выяснил обстоятельства того, что по каким причинам представленная ответчиком копия медицинской карты Гамаюновой В.Н. медицинских учреждений Индии оказалась на руках у представителя ответчика, по какой причине копия медицинской карты представлена не на индийском языке, а на английском языке, когда и при каких обстоятельствах был осуществлен перевод медицинской карты умершей с индийского языка на английский язык, когда и при каких обстоятельствах была выдана медицинская карта постороннему лицу, не дал оценку имеющимся разночтениям медицинской карты, представленной ответчиком, основанием к отмене решения суда не являются. Суд первой инстанции оценил доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании всех имеющихся в деле доказательств оснований для иной оценки у судебной коллегии не имеется. Доказательств, позволяющих усомниться в подлинности представленной медицинская документация в отношении Гамаюновой В.Н. у суда не имелось. При этом судебная коллегия учитывает, что составление медицинской документации в Индии на английском языке не может служить основанием для признания представленных доказательств недопустимыми, поскольку английский язык является одним из государственных языков Индии. В материалы дела представлены переводы медицинской документации на русский язык, выполненные переводчиком, подпись переводчика удостоверена нотариально.

Не являются основаниями для отмены решения суда доводы апелляционных жалоб о том, что несмотря на удовлетворение судом ходатайств представителей истцов о направлении запросов в медицинские учреждения в пределах г. Москвы, суд не направлял их, в связи с чем суду был заявлен отвод.

Из материалов дела усматривается, что все поступившие по запросам суда медицинские документы были представлены в распоряжение экспертов при проведении повторной экспертизы.

Не может судебная коллегия согласиться с доводами жалоб о том, что судом не была дана должная оценка показаниям свидетеля Крамар Л.В, поскольку показания указанного свидетеля были оценены судом в совокупности с другими доказательствами по делу.

Доводы о том, что судом не исследовались обстоятельства замены Гамаюновой В.НЖ паспорта за день до составления завещания, не могут являться основанием к отмене решения суда, поскольку действия по замене паспорта не свидетельствуют о недействительности завещания по основаниям, предусмотренным ст.177 ГК РФ.

Также несостоятельными судебная коллегия находит доводы представителя истцов о том, что судом не была дана оценка собственноручно написанному завещанию Гамаюновой В.Н, представленному в материалы дела. При этом коллегия отмечает, что представленный в материалы дела истцами лист бумаги, содержащий рукописный перечень имущества с указанием имен родственников, не может быть признан завещанием, соответствующим требованиям ГК РФ.

Судебная коллегия приходит к выводу о том, что доводы апелляционной жалобы не содержат правовых оснований к отмене решения суда, по существу сводятся к изложению обстоятельств, являвшихся предметом исследования и оценки суда первой инстанции, а также к выражению несогласия с произведённой судом оценкой представленных по делу доказательств, не содержат фактов, не проверенных и не учтённых судом первой инстанции при рассмотрении дела и имеющих юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияющих на обоснованность и законность судебного постановления, либо опровергающих выводы суда первой инстанции, в связи с чем являются несостоятельными и не могут служить основанием для отмены законного и обоснованного решения суда.

Судебная коллегия считает, что суд с достаточной полнотой исследовал все обстоятельства дела, дал надлежащую оценку представленным доказательствам, выводы суда не противоречат материалам дела, обстоятельства, имеющие значение по делу судом установлены правильно. Нарушений норм материального и процессуального права не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 328,329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Пресненского районного суда г. Москвы от 16 апреля 2018 года оставить без изменения, апелляционные жалобы представителя истцов Крамара А.В, Косолаповой Н.А. по доверенности Волошиной Е.Б. - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.