Апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 14 ноября 2018 г. по делу N 33-49934/2018

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Удова Б. В.,

судей Соловьевой Т. П, Дубинской В. К,

при секретаре Яковлеве Д. И,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Удова Б. В. гражданское дело по апелляционной жалобе истца Закирова И. Р. на решение Головинского районного суда г. Москвы от 18 апреля 2018 года, которым постановлено:

Отказать Закирову И. Р. в удовлетворении требований к СПАО "Ингосстрах" о взыскании страхового возмещения, расходов по экспертизе, неустойки, финансовой санкции, расходов по оплате услуг представителя, расходов по копированию, почтовых расходов, штрафа,

УСТАНОВИЛА:

Истец обратился в суд с иском к ответчику о взыскании страхового возмещения в размере 21 477 руб, расходов на оплату услуг независимого специалиста в размере 13 000 руб, неустойки в размере 27 009 руб. 85 коп, расходов по оплате услуг представителя в размере 20 000 руб, расходов по изготовлению копий документов в размере 1 955 руб, расходов по оплате госпошлины в размере 2 653 руб. 61 коп, почтовых расходов в размере 304 руб. 79 коп, финансовой санкции в размере 2 600 руб, штрафа в размере 50% от присужденной суммы. Свои требования истец мотивирует тем, что 24.05.2017 произошло ДТП с участием автомобиля марки ***, г..р.з. ***, принадлежащего Соломатину В.Н, и автомобиля марки ***, г..р.з. ***, под управлением водителя Пирогова А.Л. Виновным в ДТП признан водитель Пирогов А.Л, нарушивший п. 8.4 ПДД. В результате ДТП автомобилю Соломатина В.Н. были причинены механические повреждения. Гражданская ответственность Соломатина А.Н. на момент ДТП была застрахована в СПАО "Ингосстрах". 30.05.2017 Соломатин В.Н. обратился к ответчику с заявлением о выплате страхового возмещения. 19.06.2017 СПАО "Ингоссстрах" по результатам осмотра поврежденного транспортного средства специалистами произвело выплату страхового возмещения в размере 34 300 руб. 17.07.2017 между Соломатиным В.Н. и Закировым И.Р. заключен договор уступки прав (цессии), согласно условиям которого Соломатин В.Н. уступил, а Закиров И.Р. принял в полном объеме права требования к СПАО "Ингосстрах" по выплате страхового возмещения за повреждение автомобиля марки ***, г..р.з. ***, по страховому событию от 24.05.2017, а также другие требования (неустойка, штраф, финансовая санкция). Стоимость объема уступаемых прав по договору цессии стороны определили в размере 18 100 руб.

Не согласившись с размером выплаченного страхового возмещения, 17.07.2017 истец обратился к независимому специалисту ИП Демееву Г.А, согласно отчету которого от 17.07.2017 стоимость восстановительного ремонта автомобиля марки ***, г..р.з. ***, с учетом износа, составляет 55 777 руб. 28.08.2017 истец обратился к ответчику с претензией о выплате дополнительного страхового возмещения. Поскольку требования истца оставлены ответчиком без удовлетворения, истец обратился с названным исковым заявлением в суд.

Судом постановлено приведенное выше решение, об отмене которого по доводам апелляционной жалобы просит истец.

Стороны и третьи лица в судебное заседание не явились, о рассмотрении дела извещены надлежащим образом, о причинах неявки не сообщили, доказательств уважительности причин неявки не представили, в связи с чем судебная коллегия считает возможным рассмотреть апелляционную жалобу в их отсутствие.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, не находит оснований к изменению или отмене обжалуемого решения, постановленного в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями действующего законодательства.

Согласно ст. 931 ГК РФ по договору страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, может быть застрахован риск ответственности самого страхователя или иного лица, на которое такая ответственность может быть возложена. В случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы.

Судом первой инстанции установлено, что 24.05.2017 произошло ДТП с участием автомобиля марки ***, г.р.з. ***, принадлежащего Соломатину В.Н, и автомобиля марки ***, г.р.з. ***, под управлением водителя Пирогова А.Л. Виновным в ДТП признан водитель Пирогов А.Л, нарушивший п. 8.4 ПДД.

В результате ДТП автомобилю Соломатина В.Н. были причинены механические повреждения. Гражданская ответственность Соломатина А.Н. на момент ДТП была застрахована в СПАО "Ингосстрах".

30.05.2017 Соломатин В.Н. обратился к ответчику с заявлением о выплате страхового возмещения. 19.06.2017 СПАО "Ингоссстрах" по результатам осмотра поврежденного транспортного средства специалистами произвело выплату страхового возмещения в размере 34 300 руб.

17.07.2017 между Соломатиным В.Н. и Закировым И.Р. заключен договор уступки прав (цессии), согласно условиям которого Соломатин В.Н. уступил, а Закиров И.Р. принял в полном объеме права требования к СПАО "Ингосстрах" по выплате страхового возмещения за повреждение автомобиля марки ***, г.р.з. ***, по страховому событию от 24.05.2017, а также другие требования (неустойка, штраф, финансовая санкция). Стоимость объема уступаемых прав по договору цессии стороны определили в размере 18 100 руб.

Не согласившись с размером выплаченного страхового возмещения, 17.07.2017 истец обратился к независимому специалисту ИП Демееву Г.А, согласно отчету которого от 17.07.2017 стоимость восстановительного ремонта автомобиля марки ***, г.р.з. ***, с учетом износа, составляет 55 777 руб.

28.08.2017 истец обратился к ответчику с претензией о выплате дополнительного страхового возмещения, оставленной ответчиком без удовлетворения.

Разрешая исковые требования по существу, суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для взыскания с ответчика страхового возмещения, штрафных санкций и судебных расходов.

Анализируя доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона.

В соответствии с пунктом 1 статьи 384 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права.

Согласно ст. 388 ГК РФ уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону.

В соответствии с ч. 2 ст. 390 ГК РФ обязательным для цессии условием является факт существования требования в момент уступки, если только это требование не является будущим требованием.

Между тем, заключенный 17.07.2017 между Соломатиным В.Н. и Закировым И.Р. договор уступки прав (цессии) не отвечает требованиям закона, в том числе вышеприведенным положениям ст. 382, 390 ГК РФ, поскольку законодателем предусмотрена возможность уступки только реально существующего права, а на момент заключения договора цессии ущерб Соломатину В.Н. был возмещен, с претензией относительно размера выплаченного возмещения в адрес страховой компании не обращался, то есть уступаемым по договору правом требования он не обладал. Указанный вывод, в том числе усматривается из следующего.

Согласно ст. 16.1 Федерального закона от 25.04.2002 N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" при наличии разногласий между потерпевшим и страховщиком относительно исполнения последним своих обязательств по договору обязательного страхования до предъявления к страховщику иска, вытекающего из неисполнения или ненадлежащего исполнения им обязательств по договору обязательного страхования, несогласия потерпевшего с размером осуществленной страховщиком страховой выплаты, несоблюдения станцией технического обслуживания срока передачи потерпевшему отремонтированного транспортного средства, нарушения иных обязательств по проведению восстановительного ремонта транспортного средства потерпевший направляет страховщику претензию с документами, приложенными к ней и обосновывающими требование потерпевшего, которая подлежит рассмотрению страховщиком в течение десяти календарных дней, за исключением нерабочих праздничных дней, со дня поступления.

Как отмечалось выше, страховое возмещение по факту ДТП, имевшего место 24.05.2017, было выплачено по обращению Соломатина В.Н. в размере 34 300 руб. 19.06.2017. Доказательств наличия у Соломатина В.Н. претензий к ответчику в отношении размера выплаченного страхового возмещения суду представлено не было. В установленном порядке с претензией относительно выплаты дополнительного страхового возмещения Соломатин В.Н. к ответчику не обращался. Таким образом, с учетом совокупного толкования положений ст. 382, 384 ГК РФ и ст. 16.1 Федерального закона от 25.04.2002 N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии у Соломатина В.Н. притязаний относительно выплаты дополнительного страхового возмещения и, следовательно, отсутствия объекта имущественных прав, оговоренного в договоре цессии от 17.07.2017. Все юридически значимые действия (по обращению к независимому специалисту, направлению претензии в страховую компанию) совершены уже после заключения договора уступки прав непосредственно цессионарием. К независимому специалисту ИП Демееву Г.А. обращался непосредственно Закиров И.Р, что следует из договора об оказании услуг по осмотру и оценки транспортного средства от 17.07.2017 и квитанции от 17.07.2017.

Таким образом, судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии предмета договора цессии от 17.07.2017, в связи с чем указанный договор не может быть признан заключенным в установленном законом порядке.

Более того, возникновение у сторон по договору цессии прав и обязанностей, в силу основополагающих принципов гражданского законодательства, неразрывно связано с надлежащим исполнением в порядке ст. 309 ГК РФ обязательств, принятых на основании условий договора.

Согласно п. 3.1 Договора цессии от 17.07.2017, за уступаемые права (требования) по договору цессионарий принял на себя обязательства по выплате в пользу цедента денежных средств в размере 18 100 руб.

Между тем, доказательств оплаты цеденту стоимости уступаемых прав суду не представлено, в связи с чем к возникновению у сторон по договору цессии прав и обязанностей судебная коллегия относится критически. Факт подписания сторонами акта приема-передачи права требования надлежащим доказательством денежных расчетов сторон явиться не может.

Кроме того, представленный в качестве подтверждения обоснованности требований о выплате дополнительного страхового возмещения отчет ИП Демеева Г.А. основан на акте осмотре поврежденного транспортного средства. Между тем, акт осмотра транспортного средства от 17.07.2017, составлен в отсутствие представителя страховщика, доказательств уведомления страховщика о месте и времени проведения осмотра транспортного средства в материалы дела не представлено.

При таких обстоятельствах, правовых оснований для принятия во внимание отчета ИП Демеева Г.А. от 17.07.2017 в качестве подтверждения наличия прав требования дополнительного страхового возмещения у судебной коллегии не имеется.

Учитывая все вышеизложенные выводы, решение суда первой инстанции об отказе в удовлетворении исковых требования является законным, тогда как доводы апелляционной жалобы направлены на переоценку установленных по делу обстоятельств и представленных суду доказательств, в связи с чем оснований для удовлетворения требований апелляционной жалобы у судебной коллегии не имеется.

Таким образом, судебная коллегия не усматривает в обжалуемом решении нарушения или неправильного применения норм как материального, так и процессуального права, иные доводы апелляционной жалобы, проверенные в порядке ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ, не содержат обстоятельств, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали доводы суда, поскольку по существу выражают лишь несогласие с принятым решением, направлены на переоценку исследованных судом доказательств и основаны на субъективном толковании заявителем норм материального права.

Руководствуясь ст.ст. 328-329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 18 апреля 2018 года оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.