Апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 16 ноября 2018 г. по делу N 33-50502/2018

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе: председательствующего Ворониной И.В.,

судей Казакова М.Ю,Зельхарняевой А.И,

при секретаре Кальченко А.Г,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Ворониной И.В,

дело по апелляционной жалобе Вейса Г.В.

на решение Чертановского районного суда г.Москвы от 10 июля 2018 года, которым постановлено:

взыскать с Вейса Гари Викторовича в пользу Лазарева Евгения Игоревича в счет возмещения материального ущерба 196 770 руб, а также расходы по госпошлине 3 317 руб. 50 коп, расходы за технический паспорт 3 492 руб.

Взыскать с Вейса Гари Викторовича в пользу Лазаревой Марины Александровны в счет возмещения материального ущерба 196 770 руб, расходы по госпошлине 3 317 руб. 50 коп, расходы за экспертизы 40 000 руб.

В остальной части требований Лазарева Е.И, Лазаревой М.А. к Вейсу Г.В, а также в иске Лазарева Е.И, Лазаревой М.А. к ПАО "Мосэнергосбыт", АО "Мособлэнерго" - отказать,

УСТАНОВИЛА:

1.05.2017 г. произошел пожар, в результате которого пострадал жилой дом N ***, расположенный на земельном участке по адресу: ***, владельцами части которого являются Лазаревы Евгений Игоревич и Лазарева Марина Александровна (по 1/4 доле в праве в общей долевой собственности).

Истцы Лазарев Е.И, Лазарева М.А. обратились в Пушкинский городской суд Московской области с иском к ответчикуВейсу Г.В. о возмещении материального ущерба, причиненного в результате пожара их имуществу; просили взыскать 343 540 руб. в равных долях, а также в пользу Лазаревой М.А. - расходы за экспертизы по определению технического состояния конструкций жилого дома в размере 25 000 руб. и определению рыночной стоимости ущерба дома в размере 15 000 руб, в пользу Лазарева Е.И. - расходы на получение технического паспорта на жилой дом в размере 3 492 руб. ирасходы по госпошлине в размере 6 635 руб. Требования мотивированы тем, что причиной пожара явилось нарушение ответчиком Вейсом Г.В. правил использования электрооборудования (аварийный режим работы электрооборудования), что привело к замыканию электропроводов в районе ввода в правую часть жилого дома и возгоранию части домовладения, принадлежащей ответчику, в зоне балансовой и эксплуатационной ответственности ответчика; пожар, уничтожив часть жилого дома, принадлежащую ответчику Вейсу Г.В, распространился на часть жилого дома, принадлежащего истцам, полностью уничтожив жилой дом. Ответственность за нарушение требований пожарной безопасности возложена на владельцев объектов частной собственности. В добровольном порядке возместить причиненный в результате пожара ущерб - компенсировать стоимость сгоревшего имущество ответчик отказался (л.д.3-8).

В заявлении об уточнении исковых требований в порядке ст. 39 ГПК РФ истцы также просят взыскать с ответчика в счет компенсации материального ущерба в связи с повреждением имущества, находящегося на момент пожара в жилом доме: бытовой техники, мебели, предметов интерьера, посуды, одежды, постельных принадлежностей и др. 171 845 руб. в равных долях и в счет причинного морального вреда взыскать компенсацию в размере 300 000 руб. в равных долях (л.д.139-144).

На основании определения Пушкинского городского суда Московской области от 15.01.2018 г. дело передано по подсудности на рассмотрение в Чертановский районный суд г. Москвы (л.д.178).

Судом к участию в деле в качестве соответчиков привлечены ПАО "Мосэнергосбыт" и АО "Мособлэнерго".

Представитель истцов по доверенности Шарендо С.В. в судебное заседание явилась, исковые требования поддержала в полном объеме по основаниям, изложенным в исковых заявлениях, дополнив, что сгоревший дом являлся постоянным местом жительства истцов; причина пожара установлена постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела; не сохранились документы на имущество, экспертная оценка сгоревшего имущества не производилась.

Представители ответчика по доверенности Лукин С.А, Мамаев И.Я. в судебное заседание явились, поддержали возражения относительного заявленных исковых требований, ссылаются на то, что электрический кабель ввода в помещение дома не является собственностью Вейса Г.В. и зоной его эксплуатационной ответственности; ответственность лежит наэнергоснабжающей организации на основании заключенного договора; отделение сбыта электрической энергии обязано обеспечивать надежность электроснабжения абонента на границе балансовой принадлежности сетей сетевой организации и внутридовомых сетей в точке поставки, которая определяется в акте разграничения балансовой принадлежности, а до составления акта - в точке присоединения (месте физического соединения энергопринимающих устройств потребителя услуг с электрической сетью сетевой организации), на счетчике; кабель до счетчика является балансовой принадлежностью сетевой организации.

Представитель АО "Мособлэнерго" по доверенности Долгая Н.Н. в судебное заседание явилась, исковые требования не признала, указав, что АО "Мособлэнерго" не является лицом, ответственным за причинный ущерб, поскольку сетевая организация несет ответственность перед потребителем за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору электроснабжения, т.е. за качество коммунальной услуги; граница балансовой и эксплуатационной ответственности находилась в зоне контакта провода ВЛ-0,4кВ на ближайшей к границам земельного участка, опоре ВЛ-0,4 кВ от КТП-1484, а наиболее вероятной причиной пожара послужило замыкание и возгорание электропроводов в районе ввода в правую часть дома, в деревянной обшивке здания, находящего на земельном участке ответчика Вейса Г.В.; ответственность за содержание инженерных систем, в т.ч. придомовой электрической проводки, приборов учета, находящихся в передах земельного участка, возложена действующим законодательством на собственников имущества.

Представитель ответчика ПАО "Мосэнергосбыт" по доверенностиИваннушкина И.Ю. в судебное заседание явилась, поддержала возражения относительно заявленных требований, ссылаясь на то, что ПАО "Мосэнергосбыт" является гарантирующим поставщиком электрической энергии, собственником объектов электросетевого хозяйства являются сетевые организации, которые обслуживают свои электрические сети; ПАО "Мосэнергосбыт" и сетевая организация несут ответственность за качество передаваемой электроэнергии до границы балансовой и эксплуатационной ответственности (до столба, находящегося рядом с земельным участком истцов); за общедомовое имущество внутридомовых сетей ответственность несет балансодержатель жилого дома (собственник); противоправность действий (бездействия) поставщика электроэнергии, а также размер причиненного ущерба истцами не доказан.

Суд постановилприведенное выше решение, об отмене которого просит ответчик Вейс Г.В. по доводам апелляционной жалобы, ссылаясь на его незаконность и необоснованность.

Истцы Лазарев Е.И, Лазарева М.А. в судебное заседание апелляционной инстанции не явились, обеспечили явку представителя по доверенности Шарендо С.В, которая доводы жалобы не признала, просила решение суда не отменять, жалобу отклонить.

Ответчик Вейс Г.В. и его представители по доверенности Лукин С.А, Князева В.А. в судебное заседание коллегии явились, доводы жалобы поддержали, просили решение суда отменить и принять по делу новое решение.

Представитель ответчика АО "Мособлэнерго" по доверенности Буркова И.Д. в судебное заседание апелляционной инстанции явилась, доводы жалобы не признала, просила решение суда не отменять, жалобу отклонить.

Остальные лица, участвующие в деле, в заседание судебной коллегии не явились, о времени и месте рассмотрения дела извещены надлежащим образом, что подтверждается отчетами об отслеживании отправления с почтовым идентификатором. Кроме того, информация о слушании дела является общедоступной, содержится на сайтах суда первой инстанции и Мосгорсуда, в связи с чем, судебная коллегия сочла возможным рассмотреть дело в их отсутствие в порядке ст. 167 ГПК РФ.

Изучив материалы дела, выслушав лиц, явившихся в судебное заседание, проверив законность и обоснованность судебного решения в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что оснований для отмены обжалуемого решения не имеется.

Как было установлено судом первой инстанции и подтверждается материалами дела, 1.05.2017 г. произошел пожар на земельном участке по адресу: *** в расположенном на нем жилом доме N ***, находящегося в общей долевой собственности Лазарева Е.И. (1/4 доля в праве), Лазаревой М.А. (1/4 доля в праве), Вейса Г.В. (1/2 доля в праве);основание возникновения права собственности Лазаревых Е.В, М.А. на доли жилого дома - свидетельства о праве на наследство по завещанию от 18.01.2016 г, выданные после смерти Одинцова Н.А, свидетельства о государственной регистрации права от 25.01.2016 г. Вейсу Г.В. право собственности на ? долю жилого дома принадлежит на основании договора пожизненного содержания от 27.09.2001 г. (л.д.13-16,21-31).

По состоянию на 1.05.2017 г. по данному адресу было открыто два лицевых счета: *** на абонента Одинцова Н.А. (прибор учета СО-5 N 863631) и 17883-160-08 на абонента Вейса Г.В. (прибор учета Меркурий 201.1 N 521850) (л.д.350).

Согласно постановления об отказе в возбуждении уголовного дела ОНД по Пушкинскому району от 5.05.2017 г. в результате пожара повреждено строение дома изнутри по всей площади, мансарда выгорела и обрушилась, обгорела наружная стена дома с южной стороны, наибольшие следы термического воздействия огня на сгораемые конструкции прослеживаются на мансарде и на наружной стене дома в южной части в месте ввода электрических проводов в правую часть дома, принадлежащую Вейсу Г.В, данное место является очаговой зоной пожара; наиболее вероятной причиной пожара послужило замыкание электропроводов в районе ввода в правую часть дома, принадлежащую Вейсу Г.В.; из объяснений Алимова М.Э, проживавшего в левой части дома (части Лазаревых) и Вейса Г.В, проживавших в отдельно стоящем доме на этом же земельной участке установлено, что возгорание произошло на фасаде старого дома в месте ввода электрического кабеля, питающего дом (л.д.32,33).

Таким образом, суд пришел к выводу, что возгорание произошло в части жилого дома, принадлежащего ответчику Вейсу Г.В.

При этом довод ответчика Вейса Г.В. о том, что электрический кабель ввода в дом не является его собственностью и зоной его эксплуатационной ответственности, что вводной кабель от домового изолятора до электросчетчика в доме на момент пожара являлся зоной эксплуатационной ответственности электроснабжающей организации - ПАО "Мосэнергосбыт", суд счел несостоятельным, указав, что ответчик ссылался на то, что согласно договора сбыта электрической энергии, ПАО "Мосэнергосбыт" (электроснабжающая организация) обязана обеспечивать надежность электроснабжения абонента на границе балансовой принадлежности сетей сетевой организации и внутридомовых сетей в точках поставки, перечисленных в приложении к договору. Точка поставки определяется в акте разграничения балансовой принадлежности электросетей, а до составления акта - в точке присоединения энергопринимающих устройств потребителя (место физического присоединения энергопринимающего устройства потребителя с электрической сетью сетевой организации). Точкой поставки (присоединения) энергии является счетчик, который на момент пожара находился внутри дома после вводного кабеля.

Согласно схеме электроснабжения, утвержденной 19.08.2016 г, энергоснабжение дома по адресу: *** осуществлялось от опоры N42 ВЛ 0,4кВ КТП -1484.

1 мая 2017 года сообщений о повышении напряжения, сообщений о нарушении электроснабжения, сообщений о перенапряжении по сети в оперативно-диспетчерской службе Пушкинского производственного отделения Мытищинского филиала АО "Мособлэнерго" от потребителей, электроснабжение которых осуществляется направлением от ТП - 1484 не поступало, о чем свидетельствуют сведения, отраженные в оперативно-диспетчерском журнале от 1.05.2017 г. и архивные записи оперативных переговоров в оперативно-диспетчерской службе 1.05.2017 г. в 23:11 оперативно-диспетчерской службой Мытищинского филиала АО "Мособлэнерго" была зафиксирована заявка от Единой дежурной диспетчерской службы Пушкинского муниципального района о пожаре в жилом доме по адресу: ***. Заявка зарегистрирована под N671, 1.05.2017 г. в 23:55 оперативно-выездная бригада обесточила горящий дом (л.д. 330-334).

Между Вейсом Г.В. (потребитель электрической энергии, энергопринимающие устройства которого расположены по адресу *** и гарантирующим поставщиком электроэнергии в Пушкинском муниципальном районе - Северным территориальным отделением АО "Мосэнергосбыт" заключен договор энергоснабжения индивидуального жилого дома - лицевой счет N***. Договор энергоснабжения жилого дома является публичным и не требует обязательного письменного заключения. По условиям указанного договора гарантирующий поставщик несет ответственность за нарушение показателей качества коммунальной услуги электроснабжения в соответствии с действующим законодательством.

Между Вейсом Г.В. (потребителем электрической энергии) и АО "Мособлэнерго" договорные отношения по поставке электроэнергии отсутствуют.

Каких-либо доказательств, свидетельствующих о наличии причинно-следственной связи между действиями АО "Мособлэнерго" и возможной неисправностью в электропроводке, приведшей к пожару, ответчиком Вейсом Г.В. в материалы дела не представлено.

В акте разграничения границ балансовой принадлежности сторон от 19.05.2017 г. N15/2/17-134 (сторона Вейс Г.В.), в акте разграничения границ эксплуатационной ответственности сторон от 11.05.2017 г. N15/2/17-134 (сторона Вейс Г.В.), подписанных после пожара, указаны границы балансовой и эксплуатационной ответственности сторон "контактные соединения провода ВЛ-0,4 кВ на ближайшей к границам участка опоре ВЛ-0,4 кВ от КТП-1484 и провода СИП- 2*16мм2, направлением к шкафу учета, установленному на трубостойке" (л.д.345-349).

Ранее 19.05.2017 г. акты не оформлялись в письменном виде, в связи с давностью технологического присоединения, но граница балансовой и эксплуатационной ответственности сторон, так и находилась в зоне контактного соединения провода ВЛ-0,4 кВ на ближайшей к границам участка опоре ВЛ-0,4 кВ от КТП-1484.

Из протокола осмотра места пожара установлено, что наибольшие следы термического воздействия огня обнаружены на мансарде и на наружной стене дома в южной части в месте ввода электрических проводов в правую часть дома, принадлежащую Вейсу Г.В, данное место является очаговой зоной пожара. Наиболее вероятной причиной возникновения пожара послужило замыкание электропроводов в районе ввода в правую часть дома, принадлежащую Вейсу Г.В. Кроме того, эксперт указал на расположение очага пожара на деревянной обшивке здания.

Таким образом, суд пришел к выводу, что обязанность по содержанию в надлежащем состоянии внутридомовой электрической проводки, приборов учета, возложена действующим законодательством на Вейса Г.В, являющегося собственником данного имущества.

Очаг пожара расположен в месте ввода электрических проводов в правую часть дома, принадлежащую Вейсу Г.В. (т.е, исходя из п. 16.1 Правил не дискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, утв. Постановлением Правительства РФ от 27.12.2004 года N 861) в пределах зоны ответственности ответчика Вейса Г.В. Нахождение счетчика до пожара внутри дома ответчика не изменяло границ ответственности Вейса Г.В, определяемых границами земельного участка.

В силу пункта 2.1.20 данных Правил конструктивные элемент зданий и сооружений, замкнутые каналы и пустоты которых используются для прокладки проводов и кабелей, должны быть несгораемыми.

Согласно пункту 2.1.6 указанных Правил вводом от воздушной линии электропередачи называется электропроводка, соединяющая ответвление от ВЛ с внутренней электропроводкой, считая от изоляторов, установленных на наружной поверхности (стене, крыше) здания или сооружения, до зажимов вводного устройства.

Возгорание произошло в деревянных конструкциях дома, фактически в самой стене дома, в месте прохождения электропроводов через деревянные конструкции дома, то есть в зоне эксплуатационной ответственности ответчика. На основании вышеприведенных норм права обязанность по содержанию в надлежащем состоянии электрических сетей, расположенных на территории домовладения возложена на ответчика Вейса Г.В. являющегося сособственником указанных электрических сетей. Следовательно, от указанной точки прохождения электропроводов через деревянные конструкции дома до энергопринимающих устройств, находящихся в домовладении, именно на ответчике Вейсе Г.В. лежит обязанность по надлежащему исправному содержанию принадлежащих ему электрических сетей.

При таких обстоятельствах, оценив представленные по делу доказательства, руководствуясь положениями ст.ст. 539, 543, п. 1 ст. 1095, ст. 1098, ст. 1064, ст. 210, п. 2 ст. 15, ст. 151 ГК РФ, ст. 38 ФЗ "О пожарной безопасности" от 22.12.1994 N 69-ФЗ, разъяснениями, указанными в Постановлении Пленума ВС РФ от 5.06.2002 N 14 "О судебной практике по делам о нарушении правил пожарнойбезопасности, уничтожения или повреждения имущества путем пожара либо в результате неосторожного обращения с огнем", п. 30 раздела III Основных положений функционирования розничных рынков электрической энергии, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 4 мая 2012 г. N 442, п. 2 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 27 декабря 2004года N 861, Правилами технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 N 861, п. 2 Правил предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 06.05.2011 N 354, суд пришел к выводу о том, что обязанность по возмещению ущерба, причиненного имуществу истцов, лежит на ответчике Вейсе Л.В. как владельце части строения и расположенных в нем электрических сетей и электроустановок, лице, ответственном за состояние принадлежащего ему имущества; ПАО "Мосэнергосбыт" - гарантирующий поставщик электрической энергии и АО "Мособлэнерго" - сетевая организация являются ненадлежащими ответчиками, их вина в причинении вреда отсутствует.

В предмет доказывания также входит установление у истца права собственности на сгоревшее имущество и выяснение того обстоятельства, что оно действительно находилось на месте пожара.

Согласно Акта экспертного исследования N э34-07-17 АНО "Международный центр судебных экспертиз и исследований" от 8.07.2017 г. об определении технического состояния конструкций дома после пожара и возможности проведения восстановительных работ с использованием оставшихся конструкций общее состояние конструкций дома не работоспособное, восстановительные работы с использованием оставшихся конструкций проводить не возможно, так как состояние стен и перекрытий является неработоспособным и их использование может привести к разрушению строения; возможность вторичного использования оставшихся материалов для восстановительного ремонта может быть определена только после разборки всей конструкции объекта (л.д.101-120).

Согласно отчета об оценке N 112/07/2017 ООО "Оценка и закон" от 8.07.2017 г. стоимость ущерба, причиненного в результате пожара на 1.05.2017 г. помещению по адресу: *** (лит. А1 с верандой лит.а), принадлежащему Лазареву Е.И. и Лазаревой М.А. составляет 343 540 руб. (л.д.37-97).

В связи с чем, суд счел возможным взыскать с ответчика в пользу истца ущерб, причиненный помещению, в размере 343 540 руб.

В обоснование стоимости поврежденных пожаром электрооборудования, предметов мебели, бытовой техники, обихода, личных вещей истцами представлены сведения о ценах на имущество, продаваемое на avito (л.д.145-164).

Положить в основу решения о возмещении ущерба данный информационный источник суд не счел невозможным, поскольку признакам допустимости и относимости данное доказательство не отвечает. Кроме того, в список уничтоженного имущества включен антикварный кухонный сервант-горка, при этом, старость, редкость или уникальность, несерийность, связанность с исторической эпохой или историческими событиями, невозможность воспроизводства, художественная ценность данного имущества никак не подтверждены.

Суд критически отнесся к заявлению истцов, что сгоревшее помещение являлось единственным и постоянным жильем истцов. Истцы зарегистрированы по месту жительства по адресу: ***; из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, материалов по факту проверки следует, что в левой части дома на момент пожара проживали *** с женой (л.д.200-254).

С учетом объяснений сторон, материалов проверки, суд признал факт использования левой части дома для целей проживания и факт уничтожения в результате пожара какого-то имущества, имевшегося в собственности у истцов в виде предметов бытовой техники и мебели, личных вещей, постельных принадлежностей, посуды, одежды, обуви, и, пришел к выводу о возможности взыскания в счет компенсации за утрату имущества в пользу истцов 50 000 руб. в равных долях.

Таким образом, общая сумма подлежащая возмещению в пользу истцов в качестве материального ущерба, причинного вследствие пожара, составляет 395 540 руб. (343 540 руб. + 50 000 руб. : 2), по 196 770 руб. в пользу каждого истца.

Истцами также заявлено требование о возмещении морального вреда в размере 300 000 руб. в равных долях.

Поскольку истцами не представлено доказательств причинения морального вреда (физических или нравственных страдания) действиями (бездействием) ответчика, нарушающими их личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, суд пришел к выводу, что в удовлетворении заявленного требования о возмещении морального вреда следует отказать.

Расходы Лазаревой М.А. по оплате услуг экспертов-оценщиков составили 25 000 руб. и 15 000 руб, всего 40 000 руб, что подтверждаются документально (л.д.98-100), и поскольку требования подлежат удовлетворению, суд на основании ст.ст. 94, 98 ГПК РФ пришел к выводу, что с ответчика в пользу указанного истца подлежат возмещению данные расходы.

Для целей оценки и установления состава объекта и сведений об объекте Лазаревым Е.И. понесены расходы на получение технического паспорта в ГУП МО МОБТИ и кадастрового паспорта в ФГБУ "Федеральная кадастровая палата Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии" в размере 3 492 руб. (л.д.10-31). Поскольку требования указанного истца подлежат удовлетворению, суд также счел, что данные расходы подлежат взысканию с ответчика в пользу Лазарева Е.И.

При подаче иска истцу понесли расходы по оплате госпошлины в размере 6 635 руб. (л.д.137,138). Поскольку требования истца подлежат удовлетворению, суд взыскал с ответчика в пользу истца в равных долях указанную госпошлину.

Проверив дело с учетом требований ст. 327.1 ГПК РФ, согласно которой суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления, судебная коллегия соглашается с выводами суда об удовлетворении требований.

Оснований сомневаться в объективности оценки и исследования доказательств не имеется. Мотивы, по которым суд пришел к выводу о частичном удовлетворении требований, а также оценка доказательств, подтверждающих эти выводы, приведены в мотивировочной части решения суда, и считать их неправильными у судебной коллегии не имеется оснований. Оснований сомневаться в объективности оценки и исследования доказательств не имеется.

Доводы жалобы о том, что суд пришел к необоснованному выводу о вине ответчика в причинении истцам ущерба в результате пожара дома и возложении на него ответственности по возмещению ущерба; электрический кабель ввода в помещение дома не является собственностью Вейса Г.В. и зоной его эксплуатационной ответственности, вводной кабель до электросчетчика в доме на момент пожара являлся зоной эксплуатационной ответственности электроснабжающей организации; вводной кабель до счетчика, расположенного внутри дома, является балансовой принадлежностью сетевой организации, в связи с чем, Вейс Г.В. не является надлежащим ответчиком по делу, сетевая организация должна отвечать за причинение ущерба истцам, по существу направлены на переоценку выводов суда о фактических обстоятельствах дела и имеющихся в деле доказательствах, они не опровергают выводов суда, а повторяют правовую позицию ответчика, выраженную им в суде первой инстанции, тщательно исследованную судом и нашедшую верное отражение и правильную оценку в решении суда и поэтому не могут служить основанием для отмены постановленного по делу решения.

Доводы жалобы о том, что суд необоснованно включил в сумму ущерба компенсацию за утрату имущества в размере 50 000 руб. в пользу каждого из истцов, истцами не подтверждено наличие имущества в доме на момент пожара, суд произвольно определилуказанную сумму, не влекут отмены принятого решения, поскольку в соответствии со ст. 15 ч. 1 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Согласно п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. По смыслу пункта 1 статьи 15 ГК РФ в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению.Данная позиция подтверждена Обзором судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 2 (2018), утвержденным Президиумом Верховного Суда РФ 04.07.2018 г. Учитывая, что истцы являются собственниками 1\2 сгоревшего дома, на момент пожара они пользовались домом, указанные обстоятельства подтверждаются их пояснениями и письменными материалами дела; что невозможно без наличия в нем необходимого имущества в виде мебели и техники, предметов домашнего обихода, суд с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности допущенного ответчиком нарушения, пришел к верному выводу о взыскании с ответчиков в пользу истца ущерба в размере 50 000 руб.

Доводы жалобы о том, что согласно протокола судебного заседания от 10 июля 2018 г. судебное заседание проходило в закрытом судебном заседании, однако в решении суда от 10 июля 2018 г. указано, что судебное заседание проходило в открытом судебном заседании, не влекут отмены принятого решения, поскольку из материалов дела следует, что 3 октября 2018 г. судом первой инстанции было постановлено определение, которым удостоверена правильность замечаний представителя Вейса Г.В. - Арутюнова А.А. на протокол судебного заседания от 10 июля 2018 г, согласно которым суд рассмотрел дело 10 июля 2018 г. в открытом судебном заседании.

Иные доводы апелляционной жалобы не опровергают выводов суда первой инстанции, были предметом оценки суда первой инстанции, не содержат обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке, выражают несогласие с решением суда, в связи с чем, не могут служить основанием для отмены решения суда.

Выводы суда основаны на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств, оценка которым дана судом по правилам ст. 67 ГПК РФ, нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену решения, по делу не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Чертановского районного суда г. Москвы от 10 июля 2018 года - оставить без изменения, а апелляционную жалобу Вейса Г.В. - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.