Апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 16 ноября 2018 г. по делу N 33-50554/2018

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе: председательствующего Удова Б.В.,

судей Мухортых Е.Н, Сальниковой М.Л,

при секретаре С,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Мухортых Е.Н. дело по апелляционной жалобе ответчика АКБ "Кредит-Москва" (ПАО) в лице конкурсного управляющего государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" на решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 20 апреля 2017 года, с учетом дополнительного решения Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 28 апреля 2018 года, которым постановлено:

исковые требования А.Б.А. к ПАО АКБ "Кредит-Москва" в лице конкурсного управляющего государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" о включении в реестр обязательств банка перед вкладчиком, взыскании страхового возмещения, процентов за пользование чужими денежными средствами, компенсации морального вреда удовлетворить частично.

Обязать ПАО АКБ "Кредит-Москва" в лице конкурсного управляющего Государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" включить требование А.Б.А. в реестр вкладчиков, установив обязательства перед А.Б.А. в размере 435 000 руб.

Взыскать с ПАО АКБ "Кредит Москва" в лице конкурсного управляющего Государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" в пользу А.Б.А. судебные расходы в размере 10 000 руб.

Взыскать с ПАО АКБ "Кредит-Москва", в лице конкурсного управляющего Государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" в бюджет г. Москвы государственную пошлину в размере 7 550 руб.

В остальной части в удовлетворении исковых требований отказать.

В удовлетворении исковых требований А.Б.А. к Государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" о взыскании страхового возмещения в размере 435 000 рублей отказать,

установила:

А.Б.А. обратился в суд с иском к АКБ "Кредит-Москва" (ПАО), государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" о включении требований в размере 435 000 руб. в реестра вкладчиков банка, взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 12 348 руб. 77 коп, компенсации морального вреда в размере 150 000 руб, расходов по оплате услуг представителя в размере 70 000 руб.

В обоснование заявленных требований указал о том, что 21 ноября 2013 года заключил с АКБ "Кредит-Москва" (ПАО) договор банковского счета, по условиям которого на имя истца был открыт рублевый банковский счет N ***. 22 июля 2016 года наступил страховой случай, приказом Банка России N ОД-2339 у Банка с 22 июля 2016 года была отозвана лицензия на осуществление банковской деятельности. На момент отзыва лицензии на банковском счете истца находились денежные средства в размере 481 628 руб. 98 коп. Банком-агентом по выплате суммы страхового возмещения вкладчикам АКБ "Кредит-Москва" (ПАО) был назначен ПАО "Сбербанк России". Обратившись за выплатой суммы страхового возмещения, истец получил 46 628 руб. 98 коп. 12 августа 2016 года истец обратился в государственную корпорацию "Агентство по страхованию вкладов" с заявлением о несогласии с произведенной выплатой. 30 сентября 2016 года истец получил сообщение от Государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов", в котором сообщалось об отказе в выплате страхового возмещения. Данные действия истец считает незаконными.

В судебном заседании суда первой инстанции истец А.Б.А. и его представитель по доверенности М.А.С. исковые требования поддержали в полном объеме.

Представитель государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" по доверенности М.И.И. в судебном заседании исковые требования не признала по доводам, изложенным в письменных возражениях на иск.

Представитель третьего лица ООО "Б." в судебное заседание не явился, о времени и месте судебного разбирательства извещен надлежащим образом, о причинах неявки не сообщил.

Судом постановлено вышеуказанное решение, об отмене которого как незаконного и необоснованного по доводам апелляционной жалобы просит ответчик АКБ "Кредит-Москва" (ПАО) в лице конкурсного управляющего государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов", ссылаясь на допущенные судом нарушения норм материального и процессуального права, на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам.

В судебном заседании коллегии представитель АКБ "Кредит-Москва" (ПАО), государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" по доверенности М.М.А. доводы апелляционной жалобы поддержал.

Представитель истца А.Б.А. по доверенности М.А.С. в судебном заседании коллегии против удовлетворения апелляционной жалобы и отмены решения суда возражал, представил письменный отзыв на апелляционную жалобу.

В суд апелляционной инстанции представитель третьего лица ООО "Б.", извещавшийся о времени и месте судебного разбирательства, не явился, о причинах неявки суду не сообщил, ходатайств об отложении слушания по делу не заявил.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения явившихся лиц, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений на неё, судебная коллегия приходит к выводу об отмене решения суда по следующим основаниям.

Как усматривается из материалов дела, 21 ноября 2013 года истец А.Б.А. заключил с АКБ "Кредит-Москва" (ПАО) договор банковского счета, по условиям которого на имя истца был открыт рублевый банковский счет N ***.

АКБ "Кредит-Москва" (ПАО) является участником государственной системы страхования вкладов, и в случае отзыва у него лицензии на осуществление банковских операций его вкладчики - физические лица имеют право на получение от государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" страхового возмещения в размере 100% вклада, но не более 1 400 000 руб.

22 июля 2016 года наступил страховой случай, приказом Банка России N ОД-2339 у АКБ "Кредит-Москва" (ПАО) с 22 июля 2016 года была отозвана лицензия на осуществление банковской деятельности.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 24 октября 2016 года АКБ "Кредит-Москва" (ПАО) признан несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство. Функции конкурсного управляющего возложены на государственную корпорацию "Агентство по страхованию вкладов".

Банком-агентом по выплате страхового возмещения вкладчикам Банка был назначен ПАО "Сбербанк России".

Обратившись за выплатой суммы страхового возмещения, истец получил 46 628 руб. 98 коп.

12 августа 2016 года истец обратился в Государственную корпорацию "Агентство по страхованию вкладов" с заявлением о несогласии с произведенной выплатой.

Письмом от 30 сентября 2016 года ответчик Государственная корпорация "Агентство по страхованию вкладов" сообщила истцу о том, что в представленном банком реестре обязательств перед вкладчиками сведения об обязательствах перед А.Б.А. отсутствуют, оснований для выплаты истцу страхового возмещения не имеется.

По утверждению истца А.Б.А, на момент отзыва лицензии на его банковском счете находились денежные средства в размере 481 628 руб. 98 коп. В подтверждение данных доводов истцом в материалы дела представлены платежное поручение N 43 от 12 мая 2016 года, согласно которому 04 мая 2016 года ООО "Б." перевело на счет истца N *** денежные средства в размере 435 000 руб, а также платежное поручение, согласно которому 20 июля 2016 года ООО "Б." перевело на счет истца сумму в размере 435 000 руб.

Разрешая спор и удовлетворяя иск частично, суд первой инстанции исходил из того, что ООО "Б." 22 июля 2016 года перевело на банковский счет истца сумму в размере 435 000 руб, что подтверждается платежным поручением. 22 июля 2016 года наступил страховой случай (отзыв лицензии на осуществление банковской деятельности), поэтому требование А.Б.А. в размере остатка по вкладу 435 000 руб. должно быть включено в реестр обязательств Банка перед вкладчиками, который представляется в ГК "Агентство по страхованию вкладов" и на основании которого Агентством производится выплата страхового возмещения по вкладам в установленном размере.

Судебная коллегия полагает, что с такими выводами суда согласиться нельзя по следующим основаниям.

Согласно части 1 статьи 5 Федерального закона от 23 декабря 2003 года N 177-ФЗ "О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации" подлежат страхованию вклады в порядке, размерах и на условиях, которые установлены главой 2 названного Закона, за исключением денежных средств, указанных в части 2 данной статьи.

При этом под вкладом понимаются денежные средства в валюте Российской Федерации или иностранной валюте, размещаемые физическими лицами или в их пользу в банке на территории Российской Федерации на основании договора банковского вклада или договора банковского счета, включая капитализированные (причисленные) проценты на сумму вклада ( пункт 2 статьи 2 Закона).

На основании статьи 140 Гражданского кодекса Российской Федерации рубль является законным платежным средством, обязательным к приему по нарицательной стоимости на всей территории Российской Федерации. Платежи на территории Российской Федерации осуществляются путем наличных и безналичных расчетов.

По смыслу приведенных правовых норм, для возникновения оснований для включения требований истца в реестр вкладчиков банка и возникновения у ГК "Агентство по страхованию вкладов" обязательства по выплате страхового возмещения необходимо подтвердить наличие на банковском счете денежных средств вкладчика.

Согласно пункту 2 статьи 433 Гражданского кодекса Российской Федерации, если в соответствии с законом для заключения договора необходима также передача имущества, договор считается заключенным с момента передачи соответствующего имущества ( статья 224 Кодекса).

В соответствии с пунктом 1 статьи 834 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором.

Таким образом, договор банковского вклада является реальным, то есть считается заключенным с момента внесения вкладчиком денежных средств в банк, что следует из нормативных положений статей 433 и 834 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В пункте 11 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации, N 4 (2016), утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 20 декабря 2016 года, указано, что технические записи по счетам клиентов в банке, совершенные в условиях его неплатежеспособности, при отсутствии доказательств реального внесения вкладчиком денежных средств по договору банковского вклада не влекут правовых последствий в связи с фактической неплатежеспособностью кредитной организации в виде выплаты страхового возмещения по вкладу.

Таким образом, исковые требования А.Б.А. о включении в реестр обязательств перед вкладчиками могли быть удовлетворены только в случае установления судом обстоятельства реального внесения денежных средств на счет истца, открытый в АКБ "Кредит-Москва" ПАО.

Вместе с тем, из материалов дела следует, что финансовое положение Банка на тот момент свидетельствовало о невозможности законного совершения операции по перечислению на банковский счет истца денежных средств.

Так, в Предписании Банка России от 18.07.2016 N 85-2-05/104022 ДСП, вынесенным в отношении АКБ "Кредит-Москва" ПАО, отмечаются многочисленные факты нарушений Банком финансовой дисциплины. При этом Предписанием с 19.07.2016 введен запрет на привлечение денежных средств физических лиц и индивидуальных предпринимателей во вклады в рублях и иностранной валюте.

С 19.07.2016 АКБ "Кредит-Москва" ПАО перестал исполнять в полном объеме свои обязательства по перечислению денежных средств по платежным поручениям клиентов, что п одтверждается, в том числе жалобами клиентов Банка на неисполнение обязательств перед ними.

ООО "Б.", генеральным директором которого являлся А.Б.А, имело в Банке счет, остаток по которому не подлежит страхованию в соответствии с Законом о страховании вкладов. Требования ООО "Б." могли быть удовлетворены только в ходе конкурсного производства в порядке удовлетворения требований кредиторов третьей (последней) очереди.

В условиях неплатежеспособности Банка, отсутствия достаточного количества денежных средств на корреспондентском счете для исполнения поручений клиентов, остатки на счетах внутри самой кредитной организации перестают быть реальными деньгами, а становятся лишь записями на счетах, отражающими размер денежных требований к банку, фактические операции по перечислению денежных средств со счетов клиентов банка не могли проводиться, поскольку Банк не мог обеспечивать оборотоспособность денежных средств, отражавшихся на счетах клиентов в Банке, включая счета третьего лица и истца.

Действия ООО "Б." по переводу средств не повлекли фактического поступления денежных средств на счет истца, а, следовательно, указанные действия не могут быть признаны действиями по исполнению договора банковского счета и не порождают правовых последствий, характерных для данного вида договоров.

Верховный суд Российской Федерации в пункте 11 Обзора судебной практики N 4 (2016) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20 декабря 2016 г.) указал, что технические записи по счетам клиентов в банке, совершенные в условиях его неплатежеспособности, при отсутствии доказательств реального внесения вкладчиком денежных средств по договору банковского вклада не влекут правовых последствий в связи с фактической неплатежеспособностью кредитной организации в виде выплаты страхового возмещения по вкладу.

Кроме того, в указанном Обзоре указано, что по смыслу статьи 140 Гражданского кодекса Российской Федерации технические записи по счетам клиентов в банке, совершенные в условиях его неплатежеспособности, нельзя считать деньгами (денежными средствами), они не влекут правовых последствий.

Поскольку установлено, что по состоянию на 21.07.2016 Банк не мог реально исполнять обязательства по договору банковского счета, заключенного с истцом, у истца не возникло право на получение страхового возмещения из фонда страхования вкладов физических лиц.

Принимая во внимание изложенное, коллегия считает, что на счет вкладчика А.Б.А. не были реально внесены денежные средства, фактически операции по перечислению денежных средств со счета ООО "Б." на счет А.Б.А. банком не производились, банковские проводки имели фиктивный характер.

В этой связи ссылка истца на платежное поручение от 22 июля 2016 года о перечислении на счет истца 435 000 руб. является необоснованной и не может быть принята во внимание.

В соответствии с п. 1 ст. 10 ГК РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

По общему правилу п. 5 ст. 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.

Поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения. В этом случае суд при рассмотрении дела выносит на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, даже если стороны на них не ссылались.

Если будет установлено недобросовестное поведение одной из сторон, суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения отказывает в защите принадлежащего ей права полностью или частично, а также применяет иные меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестной стороны или третьих лиц от недобросовестного поведения другой стороны ( пункт 2 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В данном случае, в условиях утраты Банком платежеспособности, имели место действия по переводу средств со счета юридического лица на счет истца с целью получения страхового возмещения, что свидетельствует о злоупотреблении правом.

Учитывая изложенное, судебная коллегия приходит к выводу о том, что у суда первой инстанции отсутствовали основания для удовлетворения исковых требований А.Б.А, в связи с чем принятое по делу решение не может быть признано законным и обоснованным, подлежит отмене с вынесением нового решения об отказе в иске А.Б.А. в полном объеме.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328-330 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 20 апреля 2017 года, с учетом дополнительного решения Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 28 апреля 2018 года - отменить.

Принять по делу новое решение.

В удовлетворении исковых требований А.Б.А. к АКБ "Кредит-Москва" (ПАО), государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" о включении требований в реестр вкладчиков, взыскании страхового возмещения, процентов за пользование чужими денежными средствами, компенсации морального вреда, судебных расходов - отказать.

 

Председательствующий

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.