Апелляционное определение Московского городского суда от 31 октября 2018 г. по делу N 33а-7816/2018

 

Судебная коллегия апелляционной инстанции Московского городского суда в составе председательствующего Лукашенко Н.И.,

судей Егоровой Ю.Г, Юдиной А.М,

при секретареАсташкиной Н.С,

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Егоровой Ю.Г. административное дело по апелляционной жалобеМВД России, ГУ МВД России по Москвена решение Московского городского суда от 21 мая 2018 года, которым постановлено:

Административное исковое заявление Омарова Омара Магомедовича о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок удовлетворить частично.

Взыскать с Российской Федерации в лице Министерства финансов Российской Федерации за счёт средств федерального бюджета в пользу Омарова О.М. компенсацию за нарушение права на досудебное производство по уголовному делу в разумный срок в размере 75 000 (семьдесят пять тысяч) рублей, перечислив платёж по следующим реквизитам: получатель Омаров О.М, счёт получателя: *****, банк получателя: Московский банк Сбербанка России *****************.

Взыскать с Российской Федерации в лице Министерства финансов Российской Федерации за счёт средств федерального бюджета в пользу Омарова О.М. госпошлину в размере 300 (триста) рублей.

В остальной части административного искового заявления Омарова О.М. отказать.

Решение в части присуждения компенсации за нарушение права на досудебное производство по уголовному делу в разумный срок подлежит немедленному исполнению,

УСТАНОВИЛА:

Омаров О.М. обратился в Московский городской суд с административным исковым заявлением о присуждении компенсации за нарушение права на досудебное производство по уголовному делу в разумный срок в размере 10 000 000 рублей, мотивируя свои требования тем, что в производстве 7 отдела ГСУ ГУ МВД России по г..Москве находится уголовное дело N64158, возбуждённое 18 июля 2012 года по признакам преступления, предусмотренного частью 4 статьи 159 Уголовного кодекса Российской Федерации. 18 декабря 2012 года Омаров О.М. признан потерпевшим по данному уголовному делу. До настоящего времени окончательное решение по его делу не принято, общая продолжительность досудебного производства по уголовному делу превысила 6 лет, что по мнению, истца нарушает его право на судопроизводство в разумный срок. Административный истец указывает, что существенное затягивание сроков проведения досудебного расследования имело место по не зависящим от него обстоятельствам, а вследствие незаконных действий органов исполнительной власти, уполномоченных в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации осуществлять уголовное преследование. Так, возбуждению уголовного дела предшествовали 2 незаконно вынесенных постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, которые впоследствии были отменены, в связи с неполнотой проверки. Его заявление о возбуждении уголовного дела, вместе с материалами проверки неоднократно пересылалось из одного подразделения в другое. За период следствия по уголовному делу сменилось 9 следователей. Более 10 раз производство по делу приостанавливалось без наличия к тому законных оснований. По мнению административного истца, затягивание предварительного расследования по данному уголовному делу, не профессионализм должностных лиц, имеющих отношение к его расследованию, привело к тому, что виновное лицо, на которое истец с первого дня указывал как на лицо совершившие преступление, скрылось за пределами Российской Федерации.

При этом срок привлечения к уголовной ответственности за совершение данного преступления истекает в июне 2018 года.

Административный истец Омаров О.М. в судебном заседании первой инстанции поддержал требования, просил удовлетворить иск в полном объёме.

Представитель Министерства внутренних дел Российской Федерации и Главного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по городу Москве в судебном заседании первой инстанции возражал против удовлетворения заявленных требований, полагая их необоснованными.

Иные лица, участвующие в деле, в судебное заседание не явились, извещены надлежащим образом.

Судом постановлено указанное выше решение, об отмене которого просит представитель МВД России, ГУ МВД России по Москвессылаясь на неправильное применение норм материального права и нарушение норм процессуального права.

Проверив материалы дела, выслушав представителя ГУ МВД России по Москве,разрешив вопрос о возможности рассмотрения дела при данной явке, обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения решения суда, постановленного в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями закона.

Согласно части 2 статьи 1 Федерального закона от 30.04.2010 г. N 68-ФЗ "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок", которым руководствовался суд при разрешении настоящего иска, компенсация за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок присуждается в случае, если такое нарушение имело место по причинам, не зависящим от лица, обратившегося с заявлением о присуждении компенсации, за исключением чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств (непреодолимой силы).

В соответствии со ст. 6.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации уголовное судопроизводство осуществляется в разумный срок; уголовное судопроизводство осуществляется в сроки, установленные данным Кодексом, продление этих сроков допустимо в случаях и в порядке, которые предусмотрены названным Кодексом, но уголовное преследование, назначение наказания и прекращение уголовного преследования должны осуществляться в разумный срок; при определении разумного срока уголовного судопроизводства, который включает в себя период с момента начала осуществления уголовного преследования до момента прекращения уголовного преследования или вынесения обвинительного приговора, учитываются такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность уголовного дела, поведение участников уголовного судопроизводства, достаточность и эффективность действий суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя, производимых в целях своевременного осуществления уголовного преследования или рассмотрения уголовного дела, и общая продолжительность уголовного судопроизводства.

При определении разумного срока досудебного производства, который включает в себя период со дня подачи заявления, сообщения о преступлении до дня принятия решения о приостановлении предварительного расследования по уголовному делу по основанию, предусмотренному пунктом 1 части первой статьи 208 настоящего Кодекса, учитываются такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность уголовного дела, поведение потерпевшего и иных участников досудебного производства по уголовному делу, достаточность и эффективность действий прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя, производимых в целях своевременного возбуждения уголовного дела, установления лица, подлежащего привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления, а также общая продолжительность досудебного производства по уголовному делу ( ч.ч. 1 - 3.1).

При определении разумного срока досудебного производства, который включает в себя период со дня подачи заявления, сообщения о преступлении до дня принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела либо о прекращении уголовного дела по основанию, предусмотренному пунктом 3 части первой статьи 24 настоящего Кодекса, учитываются такие обстоятельства, как своевременность обращения лица, которому деянием, запрещенным уголовным законом, причинен вред, с заявлением о преступлении, правовая и фактическая сложность материалов проверки сообщения о преступлении или материалов уголовного дела, поведение потерпевшего, лица, которому деянием, запрещенным уголовным законом, причинен вред, иных участников досудебного производства по уголовному делу, достаточность и эффективность действий прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя, производимых в целях своевременного возбуждения уголовного дела, установления лица, подлежащего привлечению в качестве подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, а также общая продолжительность досудебного производства по уголовному делу (часть 3.3).

Судом установлено и из материалов уголовного дела N 64158, следует, что 30 сентября 2011 года Омаров О.М. обратился с заявлением в УВД по г. Мытищи, в котором сообщал о совершённом в отношении него Гаджиевым Г.Х. преступлении.

6 октября 2011 года указанное сообщение о преступлении передано по подследственности в УВД ЦАО ГУ МВД России по г. Москве.

21 ноября 2011 года и 29 декабря 2011 года, указанное сообщение передавалось по подследственности между различными подразделениями правоохранительных органов.

16 февраля 2012 года оперуполномоченным УВД по ЮАО ГУ МВД России по г. Москвы вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

20 февраля 2012 года указанное постановление отменено.

19 марта 2012 года указанное сообщение о преступлении вновь передано под подследственности.

Постановлением от 29 марта 2012 года в возбуждении уголовного дела отказано.

30 марта 2012 года указанное постановление отменено.

Постановлением от 3 мая 2012 года в возбуждении уголовного дела отказано.

11 мая 2012 года указанное постановление отменено.

14 мая 2012 года сообщение о преступлении передано по подследственности.

Постановлением от 9 июня 2012 года в возбуждении уголовного дела отказано.

18 июня 2012 года указанное постановление отменено.

16 июля 2012 года сообщение о преступлении передано по подследственности.

18 июля 2012 года возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного частью 4 статьи 159 Уголовного кодекса Российской Федерации, в отношении неустановленных лиц.

18 декабря 2012 года Омаров О.М. признан потерпевшим по указанному уголовному делу, а 22 апреля 2014 года гражданским истцом.

В ходе предварительного следствия по делу проведено более 23 допросов свидетелей, Омаров О.М. допрошен в качестве потерпевшего, проведены очные ставки с его участием, проводились выемки документов, имеющих доказательственное значение для дела, давались отдельные поручения на проведение оперативно-розыскных мероприятий.

28 декабря 2017 года в отношении подозреваемого Омарова О.М. (1984 г.р.) избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

5 января 2018 года Омарову О.М. предъявлено обвинение в совершении преступления.

12 марта 2018 года постановлением следователя по делу назначено проведение амбулаторной комплексной психолого-психиатрической судебной экспертизы в отношении Омарова О.М. (1984 г.р.).

22 июня 2017 года Гаджиеву Г.Х. предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного частью 4 статьи 159 Уголовного кодекса Российской Федерации.

27 июля 2017 года Гаджиев Г.Х. задержан в соответствии со статьями 91, 92 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

28 июля 2017 года в отношении Гаджиева Г.Х. избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

4 декабря 2017 года Гаджиев Г.Х. объявлен в розыск.

В ходе предварительного следствия по делу проведено более 23 допросов свидетелей, Омаров О.М. допрошен в качестве потерпевшего, проведены очные ставки с его участием, проводились выемки документов, имеющих доказательственное значение для дела, давались отдельные поручения на проведение оперативно-разыскных мероприятий.

15 апреля 2013 года, 12 ноября 2013 года, 23 января 2014 года и 19 октября 2017 года по делу назначено проведение почерковедческих экспертиз.

21 января 2018 года по делу назначено проведение бухгалтерской экспертизы.

11 августа 2017 года Омаров О.М. обращался с заявлением об ускорении рассмотрения уголовного дела в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации.

В целом, предварительное следствие по уголовному делу приостанавливалось, в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого постановлениями от 18 сентября 2012 года, от 2 ноября 2012 года, от 11 декабря 2012 года, от 27 февраля 2013 года, от 25 апреля 2013 года, от 25 мая 2013 года, от 13 июня 2013 года, от 11 декабря 2013 года, от 11 января 2014 года, от 14 февраля 2014 года, от 28 февраля 2014 года, от 21 мая 2014 года, от 10 августа 2014 года, от 28 декабря 2014 года, от 10 сентября 2016 года, от 10 декабря 2016 года, 15 января 2017 года, 1 марта 2017 года, 27 апреля 2017 года.

Все указанные постановления были отменены, производство по делу возобновлено.

Срок предварительного следствия на момент рассмотрения настоящего дела судом первой инстанции был продлен до 29 месяцев, то есть до 3 июня 2018 года.

Также из материалов дела усматривается, что 22 ноября 2016 года и 12 декабря 2016 года заместителем прокурора ЮАО г. Москвы вынесены требования об устранении руководителем СУ УВД по ЮАО г. Москвы нарушения статей 6.1, 21, 73 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Общий срок судопроизводства в период с 30 сентября 2011 года по 27 марта 2018 года (день поступления заявления о компенсации в суд) составил 6 лет 5 месяц 27 дней.

Порядок и срок обращения в суд с заявлением о компенсации Омаровым О.М. соблюдён.

В обжалуемом решении судом подробно изложена хронология производства предварительного расследования по уголовному делу N *****.

Судом исследованы материалы уголовного дела N *****, из которого установлено, что в рамках досудебного производства сообщение Омарова О.М. о совершении преступления более 5 раз передавалось по подследственности между различными подразделениями правоохранительных органов. Более того 4 раза по делу выносились незаконные постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

Кроме того, производство по уголовному делу приостанавливалось 19 раз. Каждый раз постановления о приостановлении производства по делу отменялись как незаконные и необоснованные, органам предварительного расследования давались указания о производстве дополнительных следственных действий, которые выполнялись неполно и некачественно, в связи с чем отменялись последующие подобные постановления и давались новые указания.

Вместе с тем, изначально круг лиц, которые могли быть заподозрены в совершении преступления в отношении Омарова О.М, был изначально известен следствию. На них, как на лиц совершивших в отношении административного истца преступление, указывал Омаров О.М. и следствию в данной ситуации надлежало в сжатые сроки провести проверку этого сообщения, оперативно собрав необходимый объём доказательств для подтверждения или опровержения причастности этих лиц к преступлению. Однако, исходя из исследованных в ходе судебного разбирательства материалов дела, этого своевременно не было сделано.

Таким образом, проанализировав материалы уголовного дела, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что уголовное дело не представляло ни правовой, ни фактической сложности, к валификация содеянного также сложности не представляла.

Ввиду длительности расследования уголовного дела, многократных необоснованных отказов административному истцу в возбуждении уголовного дела, суд пришел к выводу о том, что действия органов предварительного расследования нельзя признать эффективными.

Оценив в соответствии с положениями статьи 258 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации факт нарушения права административного истца на уголовное судопроизводство в разумный срок исходя из доводов, изложенных в административном исковом заявлении, содержания принятых по уголовному делу процессуальных документов, из материалов дела и с учетом правовой и фактической сложности дела; поведения административного истца и иных участников уголовного процесса; достаточности и эффективности действий органов предварительного расследования, производимых в целях своевременного осуществления уголовного преследования или рассмотрения уголовного дела; общей продолжительности уголовного расследования уголовного дела, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что срок осуществления предварительного расследования по данному уголовному делу являлся чрезмерным и не соответствующим требованию разумности.

Как следует из анализа материалов уголовного дела N 64158, произведенные по делу процессуальные и следственные действия не были достаточными для эффективного и тщательного расследования уголовного дела.

Действия органов представительного расследования нельзя признать эффективными, так как данные действия осуществлялись несвоевременно, после отмены постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела указания вышестоящих органов не выполнялись, в возбуждении уголовного дела неоднократно отказывалось, постановления впоследствии отменялись как незаконные в связи с невыполнением ранее данных указаний.

Учитывая, что действия со стороны Омарова О.М. в период предварительного расследования нельзя признать недобросовестными, за указанное времяОмарова О.М. способствовал раскрытию преступления, с его стороны никаких нарушений действующего закона не допущено, суд пришел к правильному выводу о том, что действия лиц, осуществляющих расследование уголовного дела, исходя из совокупности проведенных действий, и имевших место неоднократных нарушений норм уголовно-процессуального законодательства, эффективными и достаточными не являлись, в то время как в силу закона на органах предварительного расследования лежит обязанность действовать с особым усердием с тем, чтобы избежать негативных последствий.

С учетом изложенного, судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции о том, что правоОмарова О.М. на досудебное производство по уголовному делу в разумный срок нарушено, в связи с чемсуд обосновано частично удовлетворил заявленные требования, посчитав сумму компенсации, заявленную истцом ко взысканию в размере 10 000 000рублей завышенной, и взыскал с учетом принципов разумности, справедливости и исходя из практики Европейского Суда по правам человека в пользу Омарова О.М.с Российской Федерации в лице Министерства финансов Российской Федерации за счет средств федерального бюджета компенсацию в размере 75 000 рублей, а также судебные расходы по оплате государственной пошлины в размере 300 рублей.

Апелляционная коллегия не находит оснований для отмены решения, о чем просит автор апелляционной жалобы, поскольку компенсация взыскана и ее размер определен судом в соответствии с требованиями части 2 статьи 2 Закона о компенсации, с учетом обстоятельств дела, по которому было допущено нарушение права на судопроизводство в разумный срок, продолжительности нарушения и значимости наступивших вследствие этого нарушения последствий для заявителя, данный размер компенсации отвечает принципам разумности, справедливости и согласуется с практикой Европейского Суда по правам человека.

При рассмотрении и разрешении настоящего дела все имеющие значение обстоятельства были учтены судом и получили оценку. Изложенные в решении выводы суда основаны на нормах Закона о компенсации, мотивированы и подтверждаются материалами дела.

Доводы апелляционной жалобы о том, что органами предварительного расследования в ходе расследования уголовного дела проведен необходимый комплекс процессуальных и следственных действий направленных на тщательное расследование преступления, а также в рамках норм уголовного процессуального законодательства принимало законные и обоснованные решения об отказе в возбуждении уголовного дела, не влекут отмену решения, поскольку не основаны на материалах дела. В возбуждении уголовного дела Омарову О.М.неоднократно отказывалось, несмотря на имеющиеся постановления, которыми были отменены предыдущие постановления по уголовному дела вследствие невыполнения всех необходимых процессуальных действий. В связи с указанными обстоятельствами суд обоснованно признал данные факты, нарушающими права истца на объективное и своевременное расследование уголовного дела, возбужденного по факту совершения указанного преступления.

Другие доводы апелляционной жалобы сводятся к иной оценке доказательств и иному толкованию закона, являлись предметом обсуждения суда первой инстанции, в решении им дана правильная правовая оценка, с которой судебная коллегия согласна. При рассмотрении дела судом не допущено нарушения или неправильного применения норм материального или процессуального права, повлекших вынесение незаконного решения, а поэтому оснований для отмены судебного постановления по доводам апелляционной жалобы, не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 309, 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

Решение Московского городского суда от 21 мая 2018 года оставить без изменения, апелляционную жалобу МВД России, ГУ МВД России по Москве- без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Судья Казаков М.Ю.

Адм. дело N 33а-7816

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

31 октября 2018 года

Судебная коллегия апелляционной инстанции Московского городского суда в составе председательствующего Лукашенко Н.И,

судей Егоровой Ю.Г, Юдиной А.М,

при секретаре Асташкиной Н.С,

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Егоровой Ю.Г. административное дело по апелляционной жалобе МВД России, ГУ МВД России по Москве на решение Московского городского суда от 21 мая 2018 года,

руководствуясь ст. ст. 309, 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

Решение Московского городского суда от 21 мая 2018 года оставить без изменения, апелляционную жалобу МВД России, ГУ МВД России по Москве - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.