Апелляционное определение СК по административным делам Московского городского суда от 12 ноября 2018 г. по делу N 33а-8586/2018

 

Судебная коллегия по административным делам Московского городского суда в составе

председательствующего Д.В. Шаповалова,

судей А.Н. Пономарёва и В.В. Ставича,

при секретаре Д.Б. Сангаджиевой,

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению О.В. Макарова к судебному приставу-исполнителю ОСП по ЮВАО УФССП России по городу Москве Е.В. Сухановой об оспаривании оценки недвижимого имущества

по апелляционной жалобе О.В. Макарова на решение Люблинского районного суда г. Москвы от 31 июля 2018 года,

заслушав доклад судьи А.Н. Пономарёва, выслушав объяснения представителя судебного пристава-исполнителя ОСП по ЮВАО УФССП России по городу Москве - Д.И. Галева,

установила:

О.В. Макаров обратился в суд с указанным выше административным иском к судебному приставу-исполнителю ОСП по ЮВАО УФССП России по городу Москве, в котором просил признать незаконным постановление о принятии оценки недвижимого имущества, полагая её заниженной, что нарушает его права взыскателя в рамках исполнительного производства о взыскании денежных средств с должника О.В. Лапшина.

Решением Люблинского районного суда г. Москвы от 31 июля 2018 года в удовлетворении административного иска отказано.

В апелляционной жалобе О.В. Макарова ставится вопрос об отмене решения, как незаконного.

В заседании судебной коллегии представитель судебного пристава-исполнителя ОСП по ЮВАО УФССП России по городу Москве - Д.И. Галев, по доверенности от 19 сентября 2018 года, просил решение суда оставить без изменения.

О.В. Макаров, судебный пристав-исполнитель ОСП по ЮВАО УФССП России по городу Москве Е.В. Суханова, УФССП России по городу Москве, О.В. Лапшин, ООО "Агентство Оценки АвтоВелью" не явились. Судебная коллегия на основании статей 150, 152 КАС РФ нашла возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Заслушав доклад, выслушав объяснения представителя судебного пристава-исполнителя ОСП по ЮВАО УФССП России по городу Москве Д.И. Галева, обсудив доводы, изложенные в апелляционной жалобе, возражения на неё, судебная коллегия пришла к выводу об отсутствии предусмотренных частью 2 статьи 310 КАС РФ оснований для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке.

При этом судебная коллегия исходила из следующего.

Конституция Российской Федерации признает и гарантирует каждому право на судебную защиту его прав и свобод как основное неотчуждаемое право человека (статья 17, части 1 и 2; статья 46, часть 1; статья 47, часть 1).

Именно конституционный принцип равенства - в силу своего универсального характера - оказывает, как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, регулирующее воздействие на все сферы общественных отношений и выступает конституционным критерием оценки законодательного регулирования не только прав и свобод, закреплённых непосредственно в Конституции Российской Федерации, но и прав, приобретаемых на основании закона.

В соответствии с этим в целях реализации прав лиц, участвующих в деле, а также возможности исполнения ими своих процессуальных обязанностей, закреплённых в статье 45 КАС РФ, суд в силу пункта 7 статьи 6, статьи 14 КАС РФ, проявляя активную роль, обеспечивает состязательность и равноправие сторон, не только проверяет, чтобы последние были извещены о месте и времени судебного заседания по правилам главы 9 КАС РФ, но и применительно к части 9, части 11 статьи 226, части 3 статьи 62 КАС РФ распределяет бремя доказывания между сторонами и устанавливает имеющие значение для дела обстоятельства согласно нормам права, регулирующим спорные правоотношения.

Суд применил приведённые законоположения целесообразно части 1 статьи 218, части 2 статьи 227 КАС РФ, согласно которым достаточным условием для отказа в удовлетворения административного иска, рассматриваемого в порядке главы 22 КАС РФ, является наличие обстоятельств, свидетельствующих о том, что права административного истца не нарушены.

При этом обязанность по доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о нарушении прав административного истца, возложена на последнего.

Административный ответчик обязан доказать, что принятое им решение, действия (бездействие) соответствуют закону.

В результате суд пришёл к верному выводу о том, что О.В. Макаров, не соглашаясь с принятой судебным приставом-исполнителем оценкой недвижимого имущества О.В. Лапшина, указанную процессуальную обязанность не исполнил.

Так, никем из лиц, участвующих в деле, не оспариваются обстоятельства, установленные судом первой инстанции на основании имеющихся в деле доказательств, в соответствии с которыми предметом исполнительного производства, находящегося в производстве судебного пристава-исполнителя ОСП по ЮВАО УФССП России по городу Москве, является взыскание в пользу О.В. Макарова долга в размере *** р, процентов в размере *** р. расходов на услуги представителя в размере *** р.

В порядке статьи 64 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" судебным приставом-исполнителем был наложен арест на нежилые помещения должника О.В. Лапшина, расположенные в ***, в соответствии с постановлением от 22 мая 2017 года.

26 декабря 2017 года судебным приставом-исполнителем ОСП по ЮВАО УФССП России по городу Москве вынесено постановление о принятии результатов оценки указанного имущества, составившей *** р, проведённой по поручению судебного пристава-исполнителя ООО "Агентство Оценки АвтоВелью", как членом саморегулируемой организации оценщиков.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд пришёл к выводу о том, что ни указанная стоимость оценки, ни стоимость оценки, проведённой О.В. Макаровым, ни результаты судебной экспертизы, которые близки к оценке административного истца, не могут быть приняты во внимание, так как с даты оценки, которая производилась по состоянию на 2 ноября 2017 года, прошло более 6 месяцев, а потому права О.В. Макарова не могут считаться нарушенными оценкой, которая не может использоваться для целей продажи имущества О.В. Лапшина с торгов.

Судебная коллегия сочла приведённые выводы суда первой инстанции правильными, мотивированными, подтверждёнными имеющимися в деле доказательствами, получившими оценку по правилам статьи 84 КАС РФ. В то же время судебная коллегия не согласилась с доводами апелляционной жалобы, направленными на отмену обжалуемого судебного постановления.

Предметом оценки явилось недвижимое имущество с кадастровыми номерами ***,***,***,***,***,***,***,***.

На указанное имущество не обращено взыскание по решению суда, равно как и не накладывался судом арест в целях принудительного исполнения обязательств О.В. Лапшина перед О.В. Макаровым.

При таком положении арест на данное имущество, наложенный судебным приставом-исполнителем ОСП по ЮВАО УФССП России по городу Москве в порядке статьи 64 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве", не направлен на последующую оценку недвижимости в целях её продажи с торгов, в обоснование чего судебная коллегия исходит из следующего.

Статьёй 24 Гражданского кодекса РФ определено, что гражданин отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом, за исключением имущества, на которое в соответствии с законом не может быть обращено взыскание.

Подпунктом 1 пункта 1 статьи 235 Гражданского кодекса РФ установлено, что принудительное изъятие у собственника имущества не допускается, кроме случаев, когда по основаниям, предусмотренным законом, производятся обращение взыскания на имущество по обязательствам (статья 237).

Согласно пункту 1 статьи 237 Гражданского кодекса РФ изъятие имущества путём обращения взыскания на него по обязательствам собственника производится на основании решения суда, если иной порядок обращения взыскания не предусмотрен законом или договором.

Исходя из пункта 7 части 1 статьи 64, частей 1, 3 и 4 статьи 80 Федерального закона "Об исполнительном производстве" судебный пристав- исполнитель в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях, вправе наложить арест на имущество должника. Арест имущества должника включает запрет распоряжаться имуществом, а при необходимости - ограничение права пользования имуществом или изъятие имущества.

Кроме того, арест может накладываться в порядке совершения исполнительных действий или в порядке принудительного исполнения, в зависимости от чего закон разделяет основания для наложения ареста и условия, при которых арест не может быть наложен как судом, так и судебным приставом-исполнителем.

В соответствии с частью 1 статьи 68 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" мерами принудительного исполнения, в отличие от исполнительных действий, являются не только действия судебного пристава-исполнителя, но и действия, которые указаны в исполнительном документе.

Иными словами, арест на недвижимое имущество в качестве исполнительного действия может быть наложен судебным приставом-исполнителем при отсутствии указания на совершение такого действия в исполнительном документе, однако, в порядке принудительного исполнения арест может быть наложен судебным приставом-исполнителем лишь тогда, когда совершение указанного исполнительного действия прямо усматривается из исполнительного документа.

Так, в соответствии с абзацем вторым части 1 статьи 446 ГПК РФ взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением.

Согласно части 1 статьи 64 Федерального закона "Об исполнительном производстве" исполнительными действиями являются совершаемые судебным приставом-исполнителем в соответствии с настоящим Федеральным законом действия, направленные на создание условий для применения мер принудительного исполнения, а равно на понуждение должника к полному, правильному и своевременному исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе.

Перечень исполнительных действий, приведённый в части 1 статьи 64 указанного Федерального закона, не является исчерпывающим, и судебный пристав-исполнитель вправе совершать иные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов, если они соответствуют задачам и принципам исполнительного производства, не нарушают защищаемые федеральным законом права должника и иных лиц. К числу таких действий относится установление запрета на распоряжение принадлежащим должнику имуществом (в том числе запрета на совершение в отношении него регистрационных действий).

В силу пункта 7 части 1 статьи 64 Федерального закона "Об исполнительном производстве" не допускается: арест заложенного имущества в целях обеспечения иска взыскателя, не имеющего преимущества перед залогодержателем в удовлетворении требований (часть 3.1 статьи 80 Федерального закона "Об исполнительном производстве"); арест имущества должника по исполнительному документу, содержащему требование о взыскании денежных средств, за исключением ареста денежных средств, ареста заложенного имущества, подлежащего взысканию в пользу залогодержателя, и ареста имущества по исполнительному документу, содержащему требование о наложении ареста, если сумма взыскания по исполнительному производству не превышает 3 000 рублей (часть 1.1 статьи 80 Федерального закона "Об исполнительном производстве").

Применительно к части 1, пунктам 1 и 5 части 3 статьи 68 Федерального закона "Об исполнительном производстве" мерами принудительного исполнения являются действия, указанные в исполнительном документе, или действия, совершаемые судебным приставом-исполнителем в целях получения с должника имущества, в том числе денежных средств, подлежащего взысканию по исполнительному документу. В частности, к таким мерам относятся обращение взыскания на имущество должника, в том числе на денежные средства и ценные бумаги, а также наложение ареста на имущество должника, находящееся у должника или у третьих лиц, во исполнение судебного акта об аресте имущества.

В последнем случае - в целях принудительного исполнения - арест на имущество должника применяется судебным приставом-исполнителем лишь при наличии правовых оснований, названных в части 3 статьи 80 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве": для обеспечения сохранности имущества, которое подлежит передаче взыскателю или реализации; при исполнении судебного акта о конфискации имущества; при исполнении судебного акта о наложении ареста на имущество, принадлежащее должнику и находящееся у него или у третьих лиц.

Согласно части 1 статьи 69 Федерального закона "Об исполнительном производстве" обращение взыскания на имущество должника включает изъятие имущества и (или) его реализацию, осуществляемую должником самостоятельно, или принудительную реализацию либо передачу взыскателю.

При этом нормы Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" не предусматривают порядок обращения взыскания на недвижимое имущество должника, которое не является предметом залога и находится в непосредственном обладании должника, а не третьих лиц.

Как следует из приведённых норм, и на это было обращено внимание в Определении Верховного Суда РФ от 11 января 2016 г. N 78-КГ15-42, апелляционном определении Московского городского суда от 16 сентября 2016 года N 33а-35253/2016, арест в качестве исполнительного действия может быть наложен судебным приставом-исполнителем в целях обеспечения исполнения решения суда, содержащего требования об имущественных взысканиях (пункт 7 части 1 статьи 64 и часть 1 статьи 80 Федерального закона "Об исполнительном производстве").

В качестве меры принудительного исполнения арест налагается при исполнении судебного акта о наложении ареста на имущество должника, находящееся у него или у третьих лиц (часть 1 и пункт 5 части 3 статьи 68 данного Федерального закона).

На основании изложенного и принимая во внимание, что арест на указанное имущество О.В. Лапшина и обращение взыскания на имущество судом не производились, сам О.В. Лапшин самостоятельно реализацию имущества не осуществляет, последнее не является предметом залога и не находится у третьих лиц, арест такого имущества, произведённый в порядке статьи 64 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве", является исполнительным действием и в настоящий момент не направлен на обращение взыскания на арестованные объекты недвижимости.

Соответственно, оценка указанного имущества, также согласно пункту 8 части 1 статьи 64 названного Федерального закона является исполнительным действием, то есть совершённым судебным приставом-исполнителем в соответствии с Федеральным законом действием, направленным на создание условий для применения мер принудительного исполнения, а равно на понуждение должника к полному, правильному и своевременному исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе.

Такая оценка прав взыскателя не нарушает, потому что не предопределяет цену, по которой имущество будет реализовано. Об этом же свидетельствует и вывод в решении суда первой инстанции, мотивированный тем, что с момента оценки имущества прошло более 6 месяцев, в связи с чем оспариваемая оценка является неактуальной.

Доводы жалобы не учитывают приведённых законоположений, не оспаривают установленные судом первой инстанции обстоятельства, а потому не могут повлечь отмену судебного акта.

Руководствуясь статьёй 311 КАС РФ, судебная коллегия по административным делам Московского городского суда

определила:

решение Люблинского районного суда г. Москвы от 31 июля 2018 года оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.