• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Постановление Московского городского суда от 01 ноября 2018 г. по делу N 4а-4822/2018

 

Заместитель председателя Московского городского суда Базькова Е.М., рассмотрев жалобу Надирова *** на вступившие в законную силу постановление судьи Останкинского районного суда города Москвы от 26 декабря 2017 года и решение судьи Московского городского суда от 14 марта 2018 года по делу об административном правонарушении,

УСТАНОВИЛ:

постановлением судьи Останкинского районного суда г. Москвы от 26 декабря 2017 года гражданин Республики Таджикистан Надиров А. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 18.8 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде административного штрафа в размере 5 000 (пять тысяч) рублей с административным выдворением за пределы Российской Федерации в форме контролируемого самостоятельного выезда.

Решением судьи Московского городского суда от 14 марта 2018 года указанное постановление судьи районного суда оставлено без изменения, жалоба Надирова А. - без удовлетворения.

В настоящей жалобе Надиров А, выражая несогласие с названными судебными актами, просит об их отмене и прекращении производства по делу, ссылается на то, что сотрудниками полиции он был выявлен не по адресу: г. Москва, ул. Яблочкова, д. ***, а в бытовке, расположенной по адресу: г. Москва, ул. Милашенкова, ***, в которой он никогда не проживал, а пришёл туда переодеться после работы; на момент выявления сотрудниками правоохранительных органов он работал в ГБУ "Жилищник Бутырского района г. Москвы"; назначенное ему наказание является чрезмерно суровым, так как ранее он не привлекался к административной ответственности, был официально трудоустроен на территории Российской Федерации; судебными инстанциями нарушены требования ст. 24.1 КоАП РФ о полном, объективном и всестороннем выяснении обстоятельств дела, а также принцип презумпции невиновности.

Проверив материалы дела, изучив доводы жалобы, прихожу к следующим выводам.

Отношения в сфере миграционного учёта и режима пребывания иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации регулируются Федеральным законом от 18 июля 2006 года N 109-ФЗ "О миграционном учёте иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации" (далее - Федеральный закон от 18 июля 2006 г. N 109-ФЗ, положения которого приводятся в настоящем постановлении в редакции, действующей на момент выявления обстоятельств, послуживших основанием для возбуждения дела об административном правонарушении).

На основании п. 1 ч. 4 ст. 4 Федерального закона от 18 июля 2006 года N 109-ФЗ миграционный учёт включает в себя, в том числе регистрацию по месту жительства и учёт по месту пребывания, а также фиксацию иных сведений, установленных настоящим Федеральным законом.

В соответствии с ч. 1 ст. 20 Федерального закона от 18 июля 2006 года N 109-ФЗ иностранный гражданин в случае нахождения в месте пребывания обязан встать на учёт по месту пребывания в порядке и на условиях, которые установлены в соответствии с настоящим Федеральным законом или международным договором Российской Федерации.

Иностранный гражданин, временно проживающий или временно пребывающий в Российской Федерации, обязан встать на миграционный учёт по месту пребывания (проживания) по истечении семи рабочих дней со дня прибытия в место пребывания, за исключением установленных законом случаев.

На основании п. 3 и п. 7 ч. 1 ст. 4 Федерального закона от 18 июля 2006 года N 109-ФЗ миграционный учёт осуществляется в целях формирования полной, достоверной, оперативной и актуальной информации о перемещениях иностранных граждан, необходимой для прогнозирования последствий указанных перемещений, а также для ведения государственного статистического наблюдения в сфере миграции; систематизации сведений об иностранных гражданах, находящихся в Российской Федерации (в том числе их персональных данных), и о перемещениях иностранных граждан.

Таким образом, миграционный учёт, исходя из указанных выше целей, призван отражать факт нахождения иностранного гражданина по конкретному месту (адресу), определяемому как место пребывания, и тем самым обеспечивать органам публичной власти, а также другим субъектам, с которыми иностранный гражданин вступает в правоотношения, возможность непосредственных контактов с ним.

Место пребывания иностранного гражданина определено в п. 4 ч. 1 ст. 2 Федерального закона от 18 июля 2006 года N 109-ФЗ как жилое помещение, не являющееся местом его жительства, а также иное помещение, учреждение или организация, в которых иностранный гражданин находится и (или) по адресу которых иностранный гражданин подлежит постановке на учёт по месту пребывания.

При этом в соответствии с п. 7 ч. 1 ст. 2 Федерального закона от 18 июля 2006 года N 109-ФЗ к стороне, принимающей иностранного гражданина в Российской Федерации, относятся находящиеся в Российской Федерации физические и юридические лица, у которых иностранный гражданин фактически проживает или осуществляет трудовую деятельность (находится).

Системный анализ приведённых норм свидетельствует о том, что цели миграционного учёта, перечисленные в ч. 1 ст. 4 Федерального закона от 18 июля 2006 года N 109-ФЗ, в случае постановки иностранного гражданина на миграционный учёт по месту нахождения принимающей стороны (юридического лица), а не по месту его фактического проживания могут быть достигнуты только в том случае, если между иностранным гражданином и принимающей стороной имеются правоотношения, предметом которых является участие иностранного гражданина в деятельности принимающей стороны, влекущее необходимость его нахождения по её адресу, и которые оформляются в соответствии с требованиями законодательства РФ.

Согласно правовой позиции, изложенной в Постановлении Конституционного Суда РФ от 19 июля 2017 года N 22-П, положения части 1 и пункта 2 части 2 статьи 20 Федерального закона "О миграционном учёте иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации" признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации, её статьям 19 (части 1 и 2), 27 (часть 1), 55 (часть 3) и 62 (часть 3), в той мере, в какой - во взаимосвязи с другими положениями данного Федерального закона - они содержат неопределённость как в вопросе о том, допустима ли и в каком случае в отношении иностранного гражданина (лица без гражданства) временно пребывающего в Российской Федерации, постановка его на учёт по месту пребывания по месту нахождения (адресу) принимающей стороны, так и в вопросе о том, каким образом соотносятся обязанности в сфере миграционного учёта временно пребывающего в Российской Федерации иностранного гражданина (лица без гражданства) и принимающей стороны в части обеспечения постановки его на учёт именно по месту (адресу), по которому он должен быть в соответствии с установленным порядком поставлен на учёт по месту пребывания, притом что нарушение установленного порядка может повлечь привлечение иностранного гражданина (лица без гражданства) к юридической ответственности.

При решении вопроса о выборе места постановки иностранного гражданина (лица без гражданства) на учёт по месту пребывания, равно как и при оценке наличия в его действиях признаков нарушения режима пребывания (проживания) в Российской Федерации положения части 1 и пункта 2 части 2 статьи 20 названного Федерального закона не могут рассматриваться как обязывающие временно пребывающего в Российской Федерации иностранного гражданина (лица без гражданства), поставленного на миграционный учёт по месту нахождения (адресу) пригласившей его организации (принимающей стороны), правовая связь с которой, основанная на положениях законодательства Российской Федерации, в период пребывания в Российской Федерации им не утрачивается, вставать на миграционный учёт по месту нахождения (адресу) жилого помещения, которое ему предоставила принимающая сторона и в котором он временного проживает;

во всех иных случаях иностранные граждане и лица без гражданства должны, если в названном Федеральном законе прямо не указаны иные правила миграционного учёта, вставать на учёт по месту пребывания в месте их фактического проживания.

Согласно материалам дела, 25 декабря 2017 года в 21 час 00 минут по адресу: г. Москва, ул. Яблочкова, д. **, кв. *** в ходе проверки соблюдения требований миграционного законодательства сотрудниками ОМВД России по Бутырскому району г. Москвы выявлен гражданин Республики Таджикистан Надиров А, который, въехав на территорию Российской Федерации 22 августа 2017 года в порядке, не требующем получения визы, был поставлен на миграционный учёт по месту пребывания по адресу: г. Москва, ул. Академика Анохина, д. 13 ООО "НИКА", с которым у него отсутствуют какие-либо правоотношения (в том числе трудовые), на срок до 10 февраля 2018 года, однако фактически проживал по адресу: г. Москва, ул. Яблочкова, д. **, кв. **. Указанными действиями Надиров А. нарушил правила миграционного учёта, установленные ст.ст. 20, 21, 22 Федерального закона от 18 июля 2006 года N 109-ФЗ "О миграционном учёте иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации", совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 3 ст. 18.8 КоАП РФ.

Факт административного правонарушения и вина Надирова А. в его совершении подтверждаются собранными по делу доказательствами, допустимость и достоверность которых сомнений не вызывают, а именно: протоколом об административном правонарушении; рапортом УУП ОМВД по Бутырскому району г. Москвы; письменными объяснениями Надирова А.; копиями миграционной карты, отрывной части бланка уведомления о прибытии иностранного гражданина или лица без гражданства в место пребывания, паспорта на имя Надирова А.; информацией из АС ЦБДУИГ.

Оценив представленные доказательства всесторонне, полно, объективно, в их совокупности, в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ, судья районного суда пришёл к обоснованному выводу о доказанности вины Надирова А. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 18.8 КоАП РФ.

Довод жалобы о том, что Надиров А. был выявлен сотрудниками правоохранительных органов не по адресу: г. Москва, ул. Яблочкова, д. **, кв. *, а в бытовке, расположенной по адресу: г. Москва, ул. Милашенкова, д. *, в которой он никогда не проживал, а пришёл туда переодеться после работы, проверялся судьёй Московского городского суда при рассмотрении жалобы и правильно был признан несостоятельным, поскольку он опровергается приведёнными выше доказательствами. Так, согласно рапорту УУП ОМВД России по Бутырскому району г. Москвы Надиров А. был выявлен 25 декабря 2017 года в 21 час 00 минут по адресу: г. Москва, ул. Яблочкова, д. *** кв. *, где фактически проживал, однако был поставлен на миграционный учёт по месту пребывания адресу: г. Москва, ул. Академика Анохина, д. *.

Приведённые обстоятельства подтвердил в своих письменных объяснениях Надиров А. после разъяснения ему ст. 51 Конституции РФ, который, ознакомившись с содержанием объяснений, внесённых в бланк, собственноручно указал, что с его слов они записаны верно, удостоверив этот факт своей подписью, каких-либо замечаний и дополнений не имел.

При составлении протокола об административном правонарушении Надиров А. также признал вину в совершении административного правонарушения.

Совокупность исследованных судом доказательств является достаточной для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 18.8 КоАП РФ, в отношении Надирова А.

Жалоба не содержит доводов, влекущих отмену постановления судьи районного суда и решения судьи Московского городского суда.

Порядок и срок давности привлечения Надирова А. к административной ответственности не нарушены.

Вместе с тем имеются основания для изменения обжалуемых судебных актов.

В силу ст. 3.1 КоАП РФ административное наказание является установленной государством мерой ответственности за совершение административного правонарушения и применяется в целях предупреждения совершения новых правонарушений как самим правонарушителем, так и другими лицами.

В соответствии с общими правилами назначения административного наказания, основанными на принципах справедливости, соразмерности и индивидуализации ответственности, административное наказание за совершение административного правонарушения назначается в пределах, установленных законом, предусматривающим ответственность за данное административное правонарушение, в соответствии с КоАП РФ (ч. 1 ст. 4.1 КоАП РФ).

Согласно ч. 2 ст. 4.1 КоАП РФ при назначении административного наказания физическому лицу учитываются характер совершённого им административного правонарушения, личность виновного, его имущественное положение, обстоятельства, смягчающие административную ответственность, и обстоятельства, отягчающие административную ответственность.

На основании ч. 3 ст. 18.8 КоАП РФ нарушения, предусмотренные частями 1 и 2 настоящей статьи, совершённые в городе федерального значения Москве и Санкт-Петербурге либо в Московской или Ленинградской области, влекут наложение административного штрафа в размере от пяти тысяч до семи тысяч рублей с административным выдворением за пределы Российской Федерации или без такового.

Как усматривается из материалов дела, Надиров А. ранее не привлекался к административной ответственности, на момент выявления сотрудниками полиции с 23 ноября 2017 года был официально трудоустроен в ГБУ г. Москвы "Жилищник Бутырского района", что подтверждается данными о направлении указанным учреждением в миграционный орган уведомления о заключении с Надировым А. трудового контракта; 09 октября 2017 года Надиров А. УФМС России по г. Москве получил патент на работу серии 77 N 1703320***.

Таким образом, назначение Надирову А. наказания в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации не является действительно необходимым для достижения баланса публичных и частных интересов в производстве по делу об административном правонарушении и не соответствует целям административного наказания.

Согласно п. 2 ч. 2 ст. 30.17 КоАП РФ по результатам рассмотрения жалобы, протеста на вступившие в законную силу постановление по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалоб, протестов выносится постановление об изменении постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, протеста, если допущенные нарушения настоящего Кодекса и (или) закона субъекта Российской Федерации об административных правонарушениях могут быть устранены без возвращения дела на новое рассмотрение и при этом не усиливается административное наказание или иным образом не ухудшается положение лица, в отношении которого вынесены указанные постановление, решение.

При таких обстоятельствах постановление судьи Останкинского районного суда города Москвы от 26 декабря 2017 года и решение судьи Московского городского суда от 14 марта 2018 года подлежат изменению путём исключения из них указания на назначение Надирову А. дополнительного административного наказания в виде административным выдворения за пределы Российской Федерации в форме контролируемого самостоятельного выезда.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 30.13, 30.17 и 30.18 КоАП РФ,

ПОСТАНОВИЛ:

жалобу Надирова А. удовлетворить частично.

Постановление судьи Останкинского районного суда города Москвы от 26 декабря 2017 года и решение судьи Московского городского суда от 14 марта 2018 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 18.8 КоАП РФ, в отношении Надирова Алишера, 11 октября 19*** года рождения, изменить: исключить из них указание на назначение Надирову *** дополнительного наказания в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации в форме контролируемого самостоятельного выезда.

В остальной части постановление судьи Останкинского районного суда города Москвы от 26 декабря 2017 года и решение судьи Московского городского суда от 14 марта 2018 года оставить без изменения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда Е.М. Базькова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.