• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Постановление Московского городского суда от 06 ноября 2018 г. по делу N 4а-6929/2018

 

Заместитель председателя Московского городского суда Базькова Е.М. , рассмотрев жалобу МК на вступившие в законную силу постановление мирового судьи судебного участка N 166 района Северное Тушино города Москвы от 03 мая 2017 года и решение судьи Тушинского районного суда города Москвы от 14 июля 2017 года по делу об административном правонарушении,

УСТАНОВИЛ:

Постановлением мирового судьи судебного участка N 166 района Северное Тушино города Москвы от 03 мая 2017 года М.К. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде административного штрафа в размере 30 000 (тридцать тысяч) рублей с лишением права управления транспортными средствами сроком на 1 (один) год 6 (шесть) месяцев.

Решением судьи Тушинского районного суда города Москвы от 14 июля 2017 года указанное постановление оставлено без изменения, жалоба М.К. - без удовлетворения.

В настоящей жалобе М.К. просит об отмене названных судебных актов, ссылаясь на то, что выводы судов о его виновности основаны на неполном и необъективном выяснении, исследовании и учете всех обстоятельств и фактических данных по делу, имеющих непосредственное значение для правильного выяснения обстоятельств, предусмотренных ст. 24.1 КоАП РФ; при применении мер обеспечения производства по делу права, предусмотренные ст. 25.1 КоАП РФ и ст. 51 Конституции РФ, сотрудниками ГИБДД ему (М.К.) не разъяснялись; имеющаяся в материалах дела видеозапись является недопустимым доказательством по делу, поскольку является неполной и не отражает полный ход произведенных процессуальных действий;

Проверив представленные материалы, изучив доводы жалобы, нахожу обжалуемые судебные акты законными и обоснованными.

В силу п. 2.3.2 Правил дорожного движения РФ водитель по требованию должностных лиц, которым предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью дорожного движения и эксплуатации транспортного средства, обязан проходить освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

Невыполнение водителем законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, если такие действия (бездействие) не содержат уголовно наказуемого деяния, образует состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что 02 апреля 2017 года в * часов * минут водитель М.К, управляя транспортным средством марки "***", государственный регистрационный знак **, следовал по улице в городе Москве, где в районе дома N 5 был остановлен сотрудником ГИБДД.

В связи с наличием у водителя М.К. внешних признаков опьянения: запах алкоголя изо рта, неустойчивость позы, нарушение речи, сотрудник ГИБДД предложил ему пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения.

Поскольку от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения М.К. отказался, 02 апреля 2017 года в * час. * мин. сотрудник ГИБДД направил его на медицинское освидетельствование на состояние опьянения. Однако от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения М.К. также отказался, о чем собственноручно указал в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

Таким образом, М.К. не выполнил законное требование уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, чем нарушил требования п. 2.3.2 ПДД РФ, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

Указанные обстоятельства, вопреки доводам жалобы, подтверждены совокупностью доказательств, допустимость и достоверность которых сомнений не вызывают, а именно: протоколом об административном правонарушении; протоколом об отстранении от управления транспортным средством; актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения; протоколом о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения; рапортом инспектора ДПС ОБ ДПС ГИБДД УВД по СЗАО ГУ МВД России по г. Москве; карточкой водителя на имя М.К.; видеозаписью и другими материалами.

Оценив имеющиеся в материалах дела доказательства всесторонне, полно, объективно, в их совокупности, в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ, судебные инстанции пришли к обоснованному выводу о виновности М.К. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ. Факт отказа М.К. от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения объективно подтвержден совокупностью перечисленных выше доказательств и сомнений не вызывает.

При получении доказательств, положенных в основу постановления мирового судьи о назначении административного наказания, каких-либо процессуальных нарушений, которые могли бы повлиять на их оценку, сотрудниками ГИБДД допущено не было.

Все протоколы, отражающие применение мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, и протокол об административном правонарушении составлены последовательно уполномоченным должностным лицом, нарушений требований закона при их составлении не допущено. Составленные сотрудником ГИБДД процессуальные документы обоснованно признаны в качестве допустимых доказательств по делу и получили надлежащую оценку в судебных постановлениях.

Согласно ч. 2 и ч. 6 ст. 25.7 КоАП РФ в случаях, предусмотренных главой 27 и статьей 28.1.1 настоящего Кодекса, обязательно присутствие понятых или применение видеозаписи.

На основании ч. 2 ст. 27.12 КоАП РФ освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения осуществляются должностными лицами, которым предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортного средства соответствующего вида, в присутствии двух понятых либо с применением видеозаписи.

Из представленных материалов усматривается, что для фиксации процедуры применения в отношении М.К. мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении сотрудником ГИБДД велась видеозапись, о чем сделаны соответствующие отметки в протоколе об административном правонарушении, протоколе об отстранении от управления транспортным средством, акте освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, протоколе о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

Доводы заявителя в жалобе о том, что сделанная инспектором ДПС видеозапись является недопустимым доказательством, так как является неполной и не отражает полный ход произведенных в отношении М.К. процессуальных действий, являются несостоятельными. Указанная видеозапись являлась предметом исследования мирового судьи и судьи районного суда, оценена по правилам ст. 26.11 КоАП РФ и обоснованно признана нижестоящими судебными инстанциями в качестве допустимого доказательства, в связи с чем оснований для признания данной видеозаписи недопустимым доказательством по делу не имеется.

Равным образом не может повлечь удовлетворение жалобы ссылка М.К. на то, что при составлении процессуальных документов по делу об административном правонарушении сотрудник ГИБДД не разъяснил ему права, предусмотренные КоАП РФ и положения ст. 51 Конституции РФ.

Как усматривается из представленных материалов, М.К. присутствовал при составлении процессуальных документов, знакомился с их содержанием, подписал протокол об отстранении от управления транспортным средством, акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, протокол о направлении на медицинское освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и протокол об административном правонарушении без каких-либо замечаний. При составлении актов применения мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении М.К. были разъяснены процессуальные права, предусмотренные ст. 25.1 КоАП РФ, и ст. 51 Конституции РФ, что подтверждается его подписью в соответствующей графе протокола об административном правонарушении. Кроме того, протокол об административном правонарушении составлен на типовом бланке, рекомендованном к использованию приказом МВД России 02 марта 2009 года N 185, согласно которому на оборотной стороне его копии воспроизводится содержание ст. 25.1 КоАП РФ и ст. 51 Конституции РФ. Копию указанного протокола М.К. получил лично.

Таким образом, при применении мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении право М.К. на защиту нарушено не было.

В ходе рассмотрения данного дела об административном правонарушении, вопреки доводам жалобы, в соответствии с требованиями ст. 24.1 КоАП РФ мировым судьей были всесторонне, полно, объективно и своевременно выяснены обстоятельства совершенного административного правонарушения. Так, в силу требований ст.26.1 КоАП РФ установлены: наличие события административного правонарушения, водитель, не выполнивший законное требование уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, виновность указанного водителя в совершении административного правонарушения, иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, а также причины и условия совершения административного правонарушения.

Все доказательства, имеющиеся в деле, были непосредственно исследованы мировым судьей при рассмотрении дела и оценены по правилам ст. 26.11 КоАП РФ. Оснований не согласиться с вышеуказанной оценкой не имеется.

Бремя доказывания по делу распределено правильно, с учетом требований ст. 1.5 КоАП РФ. Принцип презумпции невиновности судебными инстанциями не нарушен.

Из материалов дела не усматривается наличие каких-либо противоречий или неустранимых сомнений, влияющих на правильность вывода судебных инстанций о доказанности вины М.К. в совершении описанного выше административного правонарушения.

 

Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи проверил дело в полном объеме в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес законное и обоснованное решение.

Жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных актов, отвечающих требованиям ч. 1 ст. 29.10 и ч.2 ст. 30.7 КоАП РФ.

При назначении учтены данные о личности М.К, характер совершенного им административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения.

Административное наказание в виде административного штрафа с лишением права управления транспортными средствами назначено М.К. в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.5, 3.8 и 4.1 КоАП РФ в пределах санкции ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

Порядок и срок давности привлечения М.К. к административной ответственности не нарушены.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.30.13, 30.17 КоАП РФ,

ПОСТАНОВИЛ:

постановление мирового судьи судебного участка N 166 района Северное Тушино города Москвы от 03 мая 2017 года и решение судьи Тушинского районного суда города Москвы от 14 июля 2017 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, в отношении МК оставить без изменения, жалобу М.К. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда Е.М. Базькова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.