• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Определение Московского городского суда от 14 ноября 2018 г. по делу N 4г-14083/2018

 

Судья Московского городского суда Ермилова В.В., рассмотрев кассационную жалобу ответчика Гусейнзаде, подписанную его представителем - адвокатом Антиповым, поданную в суд кассационной инстанции 15 октября 2018 года, на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 сентября 2018 года по гражданскому делу по иску Жмулина к Агаеву, Агаевой, Гусейнзаде о признании договора купли-продажи недействительным, применении последствий недействительности сделки, передаче права требования,

УСТАНОВИЛ:

Жмулин обратился в суд с иском к ответчикам Агаеву, Агаевой Гусейнзаде, ссылаясь на нарушение своих прав по вине ответчиков, в котором, уточнив исковые требования, просил признать договор купли-продажи ? доли в праве общей долевой собственности на нежилые помещения, расположенные по адресу: адрес, заключенный между ответчиками Агаевым и Агаевой 14 сентября 2016 года недействительным, применить последствия недействительности сделки путем погашения в Едином государственном реестре недвижимости записи о регистрации права собственности Агаевой на ? доли в праве общей долевой собственности на нежилые помещения, расположенные по вышеуказанному адресу, и записи о регистрации обременения в виде ипотеки в пользу Гусейнзаде, передать истцу права требования обращения взыскания на ? доли в праве собственности на названные нежилые помещения в рамках исполнительного производства.

Решением Зюзинского районного суда города Москвы от 21 марта 2018 года в удовлетворении исковых требований Жмулина было отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 сентября 2018 года решение суда отменено, постановлено:

- признать недействительным договор купли-продажи ? в праве общей долевой собственности на нежилые помещения, расположенные по адресу: адрес, от 14.09.2016, заключенный между Агаевым и Агаевой, удостоверенной нотариусом города Москвы Цабриным 14.09.2016, зарегистрированным в реестре за N *;

- применить последствия недействительности ничтожной сделки путем погашения в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним записи N * от 21.09.2016 о регистрации права собственности Агаевой на ? в праве общей долевой собственности на нежилые помещения, расположенные по адресу:адрес, и записи N * от 06.03.2017 о регистрации обременения в виде ипотеки в пользу Гусейнзаде, восстановить в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним запись о регистрации права собственности Агаева на ? в праве общей долевой собственности на нежилые помещения, расположенные по адресу: адрес;

- в удовлетворении остальной части исковых требований - отказать.

В кассационной жалобе представитель ответчика Гусейнзаде - Антипов выражает несогласие с апелляционным определением судебной коллегии, считая его незаконным и необоснованным.

Изучив кассационную жалобу, исследовав представленные документы, судья приходит к следующим выводам.

В силу статьи 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Подобных нарушений в настоящем случае по доводам кассационной жалобы не усматривается.

Из представленных документов следует и судом установлено, что решением Мещанского районного суда города Москвы от 31 января 2017 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 2 августа 2017 года, удовлетворены исковые требования Жмулина о взыскании с Агаева задолженности по договору займа в размере 6 300 000 руб, процентов на сумму займа в размере 3 850 000 руб, процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 494 424 руб, судебных расходов в размере 60 000 руб, а всего 10 704 424 руб.

На основании договора купли-продажи от 25 сентября 2014 года ответчик Агаев являлся правообладателем права собственности в отношении ? в праве общей долевой собственности на нежилые помещения, находящиеся по адресу: адрес, назначение нежилое, площадью 742,2 кв.м, этаж подвал N 0, этаж N 1, номера на поэтажном плане: подвал, помещение I - комнаты 1.3,10,10а, 12, 12а, 12б, 12в, с 14 по 16, 16а, с 17 по 19, 22, 23, этаж 1, помещение I- комнаты 1, а2, 3, 5, 5а, с 6 по 12, 14. В ходе рассмотрения Мещанским районным судом города Москвы гражданского дела по иску Жмулина к Агаеву о взыскании долга меры по обеспечению иска не применялись, арест на имущество должника, равно как запрет на совершение регистрационных действий по отчуждению принадлежащего ему имущества в судебном порядке не принимался, в удовлетворении заявлений Жмулина о принятии обеспечительных мер при подаче иска и в ходе рассмотрения дела Мещанским районным судом г..Москвы было отказано. 14 сентября 2016 года, в период рассмотрения Мещанским районным судом города Москвы гражданского дела по иску Жмулина о взыскании с Агаева долга, между Агаевым и Агаевой заключен договор купли-продажи ? доли в праве общей долевой собственности на нежилые помещения, находящиеся по адресу: адрес, назначение нежилое, площадью 742,2 кв.м, этаж подвал N 0, этаж N 1, номера на поэтажном плане: подвал, помещение I - комнаты 1.3,10,10а, 12, 12а, 12б, 12в, с 14 по 16, 16а, с 17 по 19, 22, 23, этаж 1, помещение I- комнаты 1, а2, 3, 5, 5а, с 6 по 12, 14.

Обратившись в суд с исковым заявлением, Жмулин исходил из того, что договор купли-продажи ? доли в праве общей долевой собственности на нежилые помещения от 14 сентября 2016 года, заключенный между ответчиками Агаевым и Агаевой, является мнимой (ничтожной) сделкой в силу ч. 1 ст. 170 ГК РФ, так как данная сделка была заключена между родственниками дядей и племянницей, без намерения реального порождения юридических последствий, была совершена с целью сокрытия недвижимого имущества от дальнейшего обращения взыскания для погашения долга перед Жмулиным; фактически недвижимое имущество осталось во владении того же лица; расчеты между продавцом и покупателем по договору купли-продажи не произведены, денежные средства не переданы.

Возражая против удовлетворения заявленных исковых требований, сторона ответчиков пояснила, что договор купли-продажи квартиры заключен в связи с тем, что Агаев в силу состояния здоровья не может самостоятельно заниматься управлением спорным недвижимым имуществом, имеет заболевание, и с 2012 живет в Азербайджане. Договор купли-продажи сторонами исполнен, ответчик Агаева, как собственник спорного нежилого помещения, пользовалась и распоряжалась объектом недвижимого имущества по своему усмотрению, несла бремя содержания. Ответчик Агаев не сохраняет контроль над указанным жилым помещением.

В ходе рассмотрения заявленных требований сторона ответчиков также пояснила суду, что для приобретения объекта недвижимости в виде ? доли в праве общей долевой собственности на нежилые помещения, 14 сентября 2016 года Агаева, заключила с Гусейнзаде договор займа, в соответствии с которым сумма займа в размере 10 000 000 руб, полученная Агаевой от Гусейнзаде, была использована для приобретения в собственность Агаевой ? доли в праве собственности на нежилые помещения.

14 декабря 2016 года между Агаевой и Гусейнзаде был заключен договор залога недвижимости, в соответствии с которым спорное нежилое помещение передано в обеспечение исполнения обязательств Агаевой перед Гусейнзаде по договору займа. Договор залога зарегистрирован в Управлении Росреестра по г..Москве в установленном порядке. 16 января 2017 года Агаева, выступая в качестве собственника доли в праве на недвижимое имущество, заключила дополнительное соглашение к договору аренды имущества с ООО "*". Также судом установлено, что решением Никулинского районного суда города Москвы от 26 июля 2017 года удовлетворены исковые требования Гусейнзаде к Агаевой о взыскании долга в размере 10 000 000 руб, процентов за пользование займом в размере 375 342 руб. 50 коп, неустойки в размере 560 000 руб, государственной пошлины в размере 60 000 руб, обращено взыскание на заложенное имущество, а именно - ? в праве общей долевой собственности на нежилые помещения, находящиеся по адресу: адрес, назначение нежилое, площадью 742,2 кв.м, этаж подвал N 0, этаж N 1, номера на поэтажном плане: подвал, помещение I - комнаты 1.3,10,10а, 12, 12а, 12б, 12в, с 14 по 16, 16а, с 17 по 19, 22, 23, этаж 1, помещение I- комнаты 1, а2, 3, 5, 5а, с 6 по 12, 14. На основании определения Никулинского районного суда города Москвы от 5 октября 2017 года утверждено мировое соглашение на стадии исполнения судебного решения, согласно которому должник Агаева в качестве оплаты суммы, подлежащей взысканию с нее в пользу взыскателя Гусейнзаде, в размере 10 995 342 руб. 50 коп, передает (уступает) взыскателю ? в праве общей долевой собственности на нежилые помещения, находящиеся по адресу: адрес, назначение нежилое, площадью 742,2 кв.м, этаж подвал N 0, этаж N 1, номера на поэтажном плане: подвал, помещение I - комнаты 1.3,10,10а, 12, 12а, 12б, 12в, с 14 по 16, 16а, с 17 по 19, 22, 23, этаж 1, помещение I- комнаты 1, а2, 3, 5, 5а, с 6 по 12, 14.

На основании апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22 ноября 2017 года апелляционная жалоба, поданная от имени не привлеченного к участию в деле Жмулина, оставлена без рассмотрения по существу.

Рассматривая данное дело, суд первой инстанции на основании ст.ст. 163,166,167,170,218,223,237,432,454,549,550,558 Гражданского кодекса РФ, ст.ст. 24 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", ст. 69,79,87,89 Федерального закона от 2 октября 2007 года N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве", руководствуясь п.п. 1,86 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 года N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", на основании оценки собранных по делу доказательств в их совокупности, пришел к выводу об отказе в удовлетворении исковых требований Жмулина исходя из того, что доказательств мнимости сделки представлено не было, поскольку стороны по договору купли-продажи имущества от 14.09.2016 определили все существенные условия договора, исполнили принятые на основании договора обязательства, осуществили реальную передачи прав в отношении спорного имущества, в то время как сделка по отчуждению принадлежащего Агаеву имущества была зарегистрирована в ЕГРН в установленном законом порядке.

С этими выводами суда по существу не согласилась судебная коллегия, указав, что доказательств реальной передачи денежных средств в размере 11 978 666 руб. 39 коп. от покупателя Агаевой в пользу продавца Агаева в ходе рассмотрения настоящего гражданского дела представлено не было, равно как и доказательств реального наличия у покупателя указанной денежной суммы. Также судебная коллегия указала, что доказательств реальности передачи заемных денежных средств по договору займа от 14 сентября 2016 года, заключенному между Гусейнзаде и Агаевой представлено также не было, в то время как состоявшееся судебное решение о взыскании с Агаевой долга в пользу Гусейнзаде таким доказательством признано быть не может, поскольку включает в себя установление иных юридических обстоятельств; сам по себе факт государственной регистрации перехода прав собственности в отношении ? в праве на нежилые помещения от Агаева в пользу Агаевой, доказательством реальности сделки явиться не может и признается в качестве действий, носящих формальных характер и направленных на создание вида ее реального исполнения.

Кроме того, судебная коллегия указала, что денежные средства в размере 11 978 666 руб. 39 коп, переданные согласно п. 5 оспариваемого договора Агаевой продавцу Агаеву, последним в счет погашения долговых обязательств перед Жмулиным С. В. не передавались.

При этом судебная коллегия отклонила доводы ответчиков о том, что с целью приобретения у Агаева имущественных прав в отношении недвижимого имущества его племянница Агаева заключила договор займа с Гусейнзаде на сумму 10 000 000 руб, указав, что данное обстоятельство доказательством реальности расчетов между дядей и племянницей явиться не может; при этом, наличие родственных отношений между Агаевым и его племянницей Агаевой в ходе рассмотрения дела ответчиками не оспаривалось.

Судебная коллегия согласилась с доводами истца относительно отчуждения Агаевым имущественных прав в отношении нежилых помещений в ходе рассмотрения Мещанским районным судом города Москвы гражданского дела по иску Жмулина о взыскании долга с Агаева, указав, что указанные обстоятельства соответствуют дате принятия иска к производству и дате отчуждения должником имущества. При этом, судебная коллегия ссылки стороны ответчика Агаева на то, что в период отчуждения имущественных прав о судебных правопритязаниях Жмулина должнику известно не было, а претензий от истца и судебных извещений он не получал, посчитала несостоятельными, поскольку, принимая во внимание наличие между Жмулиным и Агаевым длительных долговых правоотношений, Агаев ко времени отчуждения принадлежащего ему имущества знал и должен был знать о наличии неисполненных перед Жмулиным денежных обязательств.

Также судебная коллегия отклонила доводы стороны Агаева о том, что отчуждение принадлежащих ему имущественных прав в отношении нежилых помещений было вызвано состоянием здоровья, исходя из того, что, во-первых, не доказаны соответствующими документами, а во-вторых, противоречат обстоятельствам заключенной им сделки купли-продажи от 14 сентября 2016 года, оформлению которой состояние здоровья названного лица препятствием не явилось.

Судебная коллегия также приняла во внимание то, что, несмотря на утверждения ответчиков, способ использования имущественных прав в отношении нежилых помещений при перемене собственника изменен не был, а помещения продолжают находиться в пользовании прежнего арендатора; доказательств реального вступления Агаевой Ф.А. в права собственника и реализации ею указанных прав суду представлено не было.

Принимая во внимание то, что обстоятельства, свидетельствующие о мнимости заключенного между Агаевым и Агаевой договора купли-продажи доли в праве на нежилые помещения от 14 сентября 2016 года нашли свое подтверждение в ходе рассмотрения настоящего гражданского дела, а также учитывая, что недействительная сделка, в силу положений ст. 166 ГК РФ, не влечет юридических последствий, судебная коллегия, применяя последствия недействительности ничтожности названной сделки пришла к выводу о наличии оснований для погашения в ЕГРН записи о праве собственности Агаевой в отношении ? доли в праве собственности на нежилые помещения, а также обременения в виде ипотеки в пользу Гусейнзаде, с восстановлением в ЕГРН записи о праве собственности Агаева на указанное имущество.

Между тем, судебная коллегия не нашла оснований для удовлетворения иска Жмулина в части передачи прав требования обращения взыскания на принадлежащие Агаеву спорное имущество в рамках исполнительного производства, указав, что указанные права, в силу действующего законодательства, в том числе положений Федерального закона от 2 октября 2007 года N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве", подлежат реализации в ином порядке в ходе применения мер принудительного исполнения судебного решения.

Выводы, приведенные в апелляционном определении судебной коллегии, мотивированы и в кассационной жалобе по существу не опровергнуты, так как никаких существенных нарушений норм материального или процессуального права со стороны судебной коллегии по доводам кассационной жалобы из представленных документов не усматривается, а правом устанавливать новые обстоятельства по делу и давать самостоятельную оценку собранным по делу доказательствам суд кассационной инстанции не наделен.

Довод кассационной жалобы о том, что представлено достаточно доказательств, подтверждающих факт передачи денежных средств в размере 11 978 666 руб. 39 коп, как и доказательств реального наличия у Агаевой указанной денежной суммы не может быть принят во внимание, поскольку направлен на иную оценку представленных по делу доказательств.

Ссылки в кассационной жалобе на п. 5 нотариально удостоверенного договора купли-продажи, несостоятельны, поскольку факт нотариального удостоверения договора купли-продажи не подтверждает добросовестность намерений сторон данной сделки, а только удостоверяет подписи данных лиц, как и не подтверждает факта передачи денежных средств, поскольку как следует из представленных документов, расчет произведен до подписания договора купли-продажи, нотариус при передаче денежных средств не присутствовал.

Довод кассационной жалобы о том, что Агаеву стало известно о предъявленных к нему исковых требованиях только 28 октября 2016 года, т.е. после совершения оспариваемого договора купли-продажи, не может быть принят во внимание, поскольку также был предметом рассмотрения суда апелляционной инстанции и получил надлежащую правовую оценку. Данных о том, что Агаев, действуя добросовестно и разумно, до 28 октября 2016 года не мог знать о наличии у него неисполненных перед Жмулиным денежных обязательств, не представлено. Ссылка в кассационной жалобе на то, что Агаев исходил из того, что фактически обязательства перед Жмулиным были исполнены, несостоятельна, данное обстоятельство ничем не подтверждается.

Довод кассационной жалобы о том, что у Агаева имеется регулярный доход, из которого в рамках исполнительного производства производятся удержания денежных средств в счет исполнения решения Мещанского районного суда г. Москвы в пользу Жмулина, в связи с чем указанное решение может быть исполнено и без возврата в собственность Агаева ? доли в нежилом помещении, не может быть принят во внимание, поскольку судом первой инстанции установлено, что Агаев является получателем пенсии, при этом возможность удержания денежных средств в счет исполнения решения суда установлена не была. Кроме того, учитывая сумму задолженности в размере 10 704 424 руб, предположение представителя ответчика Антипова А.А. о возможности исполнения решения суда путем удержания денежных средств из пенсии Агаева, основанное на субъективном мнении, не может служить основанием для отмены оспариваемого апелляционного определения, поскольку такая возможность не будет способствовать реальной защите нарушенных прав или охраняемых законом интересов взыскателя Жмулина, так как исполнение судебного акта будет производиться в течение длительного времени, что не отвечает принципам и задачам судопроизводства, ведет к нарушению прав взыскателя, который вправе рассчитывать на восстановление своего нарушенного права в разумные сроки.

Доводы кассационной жалобы, направленные на иную оценку представленных по делу доказательств, не могут служить основанием к отмене апелляционного определения в кассационном порядке, поскольку в силу ст. 390 ГПК РФ суд кассационной инстанции не вправе производить переоценку представленных по делу доказательств. Суд апелляционной инстанции в соответствии со ст. 67 ГПК РФ оценил в совокупности представленные по делу доказательства.

Доводов, подтверждающих существенные нарушения норм материального и процессуального права, которые могли повлиять на исход дела и являются достаточным основанием для пересмотра обжалуемого судебного акта в кассационном порядке, истцом не представлено.

Иная точка зрения на то, как должно было быть разрешено дело, не может являться поводом для отмены или изменения вступившего в законную силу судебного постановления нижестоящего суда в кассационном порядке.

При таких данных, апелляционное определение судебной коллегии сомнений в его законности с учетом доводов кассационной жалобы представителя ответчика Гусейнзаде - Антипова не вызывает, а предусмотренные статьей 387 ГПК РФ основания для его отмены или изменения в настоящем случае отсутствуют.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 381, 383 ГПК РФ,

ОПРЕДЕЛИЛ:

В передаче кассационной жалобы ответчика Гусейнзаде, подписанной его представителем - адвокатом Антиповым, на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 сентября 2018 года по гражданскому делу по иску Жмулина к Агаеву, Агаевой, Гусейнзаде о признании договора купли-продажи недействительным, применении последствий недействительности сделки, передаче права требования для рассмотрения в судебном заседании Президиума Московского городского суда - отказать.

 

Судья Московского

городского суда В.В. Ермилова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.