• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Определение Московского городского суда от 16 ноября 2018 г. по делу N 4г-14099/2018

 

Судья Московского городского суда Г.А. Тихенко, изучив кассационную жалобу истца (ответчика по встречному иску) Т. В.А., поступившую в Московский городской суд 15.10.2018 г., на решение Чертановского районного суда г. Москвы от 16.03.2018 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 14.09.2018 г. по гражданскому делу по иску Т. В.А. к

Ш. А.В. о признании договора купли-продажи квартиры недействительным и применении последствий недействительности оспоримой сделки, прекращении права собственности, признании права собственности, взыскании судебных расходов; по встречному иску Ш. А.В. к Т. В.А, Т. Г.М, действующих в своих интересах и в интересах несовершеннолетней Т. М.В, о признании прекратившими право пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета, выселении,

установил:

Т. В.А. обратился в суд с иском к Ш. А.В. о признании договора купли-продажи квартиры недействительным и применении последствий недействительности оспоримой сделки, прекращении права собственности, признании права собственности, взыскании судебных расходов. Свои требования обосновывает тем, что к концу 2015 года истец имел четыре кредита в банках и кредиты в МФО. Зарплаты их платить истцу не хватало. Единственная возможность расплатиться по долгам - взять деньги под залог квартиры. В декабре 2015г. истец обратился к частному инвестору за получением денег под залог квартиры, которую получил по наследству после смерти отца. Истцу предоставили займ в размере 1 800 000 руб. Три месяца истец платил, но в последующем возникли сложности с работой и оплату истец прекратил. В марте 2016 года, найдя объявление в интернете о предоставлении услуг залога под меньший процент и соответственно с меньшим ежемесячным платежом, истец обратился в ООО "СК АВАН". 14.04.2016г. истец заключил договор займа на сумму 1 875 000 руб. с гр. П. А.А. В дальнейшем этот договор перезаключался и долг увеличивался. Истец попал в финансовую кабалу, т.к. выплачивать ежемесячно такие огромные суммы не было возможности. Поскольку в банках отказывали в выдаче кредита под залог квартиры, истец был вынужден заложить квартиру в АО "Городская сберегательная касса" (микрофинансовая организация). 02.09.2016г. истца принудили подписать с ответчиком Ш. А.С. договор купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: Москва, *, д. 128, корп.1, в. 137. На момент заключения договора истец являлся собственником квартиры, согласно условиям договора квартира оценивалась и продавалась за денежную сумму в размере 11 400 000 руб. Часть стоимости квартиры в сумме 6 115 000 руб. покупатель должен был оплатить за счет собственных средств, а оставшуюся часть стоимости квартиры в сумме 5 285 000 руб. за счет кредитных денежных средств.

Денежных средств, указанных в договоре, истец не получил, т.к. ответчик их не передавал, заявив, что все расчеты будут производиться после возврата квартиры. Данный факт подтверждается отсутствием у истца расписки в получении указанной в договоре суммы. Акт приема- передачи квартиры истец не подписывал, т.к. намерений продать квартиру не имел. Начиная с 02.09.2016г, истец ежемесячно выплачивал ответчику на его расчетный счет N* в ОАО "Сбербанк России" 62 900 руб. За 8 месяцев истец выплатил 503 200 руб. в счет основного долга в размере 1 875 000 руб. по первоначальному договору займа. На неоднократные просьбы о передачи квартиры в собственность истца путем заключения договора купли-продажи, ответчик не реагировал, все документы на спорную квартиру находятся у ответчика. Заключение договора купли-продажи лишило истца права собственности на квартиру, которая являлась для него единственным жильем. Кроме того, в указанной квартире на момент заключения договора по месту жительства зарегистрированы жена истца Т. Г.М. и несовершеннолетняя дочь Т. М.В, * г..р. Другого места жительства ни у истца, ни у его жены и дочери нет. Таким образом, оказались нарушенными права и охраняемые законом интересы несовершеннолетнего ребенка. Истец считает, что ответчик воспользовался доверием истца, незнанием им законов и тяжелой финансовой ситуацией, обманным путем вынудил заключить с ним сделку купли- продажи квартиры.

На основании изложенного, истец просил признать договор купли-продажи указанной квартиры недействительным на основании ст. 197 ГК РФ; применить последствия недействительности сделки: прекратить право собственности Ш. А.В. на квартиру, расположенную по адресу: Москва, *, д. 128, корп.1, кв. 137, признать запись ЕГРП о государственной регистрации права собственности на квартиру, расположенную по адресу: Москва, *, д. 128, корп.1, кв. 137 в отношении Ш. А..В. недействительной, признать право собственности Т. В.А. на квартиру, расположенную по адресу: Москва, * д.128, корп.1, кв.137; восстановить запись в ЕГРП о государственной регистрации права собственности в отношении Т. В.А. на квартиру, расположенную по адресу: Москва, *, д. 128, корп.1, кв. 137. Возместить истцу реальный ущерб, причинённый вследствие заключения сделки купли-продажи: судебные расходы, связанные с оплатой государственной пошлины в размере 60000 руб, расходы на оплату услуг представителя в размере 100 000 руб.

Ш. А.В. обратился в суд со встречными исковыми требованиями к Т. В.А, Т. Г.М, действующих в своих интересах и интересах несовершеннолетней Т. М.В. о признании прекратившими право пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета, выселении, указывая, что знакомство Т. В.А. и Ш. А.В. состоялось в августе 2016 года в связи с продажей истцом квартиры, расположенной по адресу: Москва, *, д. 128, корп. 1, кв. 137. Ответчик работал фрилансером на разные компании. Один из его клиентов - компания ООО "СК АВАН", которая занимается риэлтерскими услугами и выполняет роль кредитного брокера. Данная компания помогала в осуществлении сделки по покупке данной квартиры. 02.09.2016г. между сторонами был заключен договор купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: Москва, *, д.128, корп.1, кв. 137. При покупке данной квартиры были использованы кредитные средства, предоставленные ответчику ПАО "Сбербанк России" на основании кредитного договора. 12.09.2016г. государственная регистрация права собственности и ипотеки произведены в установленном законом порядке. Договор купли- продажи содержит все существенные условия, позволяющие определённо установить недвижимое имущество, подлежащее передаче покупателю по договору, а также цену продаваемого (покупаемого) имущества. Согласованная сторонами цена продаваемого имущества составляет 11 400 000 руб. Согласно п.5 Договора купли-продажи квартиры, сумма 6 115 000 руб. выплачивается покупателем за счет собственных средств. Продавец получил от покупателя данную сумму наличными деньгами в день сделки до подписания основного договора купли-продажи. В подтверждение получения суммы в размере 6 115 000 руб. продавец выдал покупателю расписку, оформленную в простой письменной форме, которая предоставлялась сторонами в ПАО "Сбербанк России" при подписании кредитного договора. Оставшаяся сумма в размере 5285000 руб. оплачивалась продавцу за счет кредитных средств.

Которые закладывались в сейф-ячейку ПАО "Сбербанк России", что следует из п.5 Договора. В день сделки (02.09.2016) был заключен Договор N9038-11111-* аренды индивидуального сейфа между ПАО "Сбербанк России", истцом и ответчиком. Согласно данному договору, банковский сейф арендовался с целью проведения расчетов по сделке купли-продажи объекта недвижимости. Выемка кредитных средств 5 285 000 руб. производилась истцом лично, после регистрации перехода права собственности на имя Ш. А.В, что подтверждает Акт о вскрытии банковского сейфа, выданный ПАО "Сбербанк России". После сделки купли- продажи стороны договорились, что истец и его члены семьи будут проживать в квартире, расположенной по адресу: Москва, *, д. 128, корп.1, кв. 137 в качестве арендаторов. Письменного договора аренды нет, по устной договоренности истец оплачивает коммунальные платежи и арендную плату в размере

63000 руб. Истец перестал оплачивать арендные платежи и был подан иск о признании договора купли-продажи недействительным. Договор купли- продажи исполнен покупателем полностью. Расчеты по сделке полностью произведены, что подтверждает расписка на первоначальный взнос и акт о вскрытии банковского сейфа. Истец лично подписал договор купли- продажи, произвел выемку денег из банковского сейфа после регистрации перехода права собственности. Ранее получил наличные средства по расписке. Подобное поведение истца после сделки являлось для ответчика поведением, дающим основание ответчику думать о действительности сделки. Договор купли-продажи собственноручно подписан истцом; водя истца была направлена на отчуждение квартиры; в договоре указаны все существенные условия сделки. Порок воли при совершении оспариваемой сделки истцом не доказан, переход права собственности на недвижимое имущество был зарегистрирован в установленном законом порядке, обязательства по сделке исполнены ответчиком, доказательств обратного суду не представлено.

Т. В.А. и его представитель Дятлова М.И. в судебное заседание суда первой инстанции явились, поддержали заявленные требования, по основаниям, изложенным в иске.

Ш. А.В. в судебное заседание не явился, о дате, времени и месте слушания дела извещен надлежащим образом, обеспечив явку своего представителя по доверенности Сухоцкой Е.М, которая в судебное заседание явилась, возражала по предъявленным требованиям по следующим основаниям, просила в иске отказать, встречные исковые требования поддержала.

Представитель третьего лица ПАО "Сбербанк России" по доверенности Аксенов А.П. в судебное заседание явился, возражал по предъявленным требованиям о признании договора купли- продажи недействительным, применении последствий недействительности сделки по следующим основаниям. Квартира, расположенная по адресу: Москва, *, д. 128, корп.1, кв. 137 до 02.09.2016г. принадлежала на праве собственности Т. В.А, что подтверждается свидетельством о праве собственности. 02.09.2016г. между Т. В.А. и Ш. А.В. был заключен договор купли- продажи спорной квартиры с использованием кредитных средств ПАО "Сбербанк России", согласно которому истец продает, а ответчик покупает квартиру N137, расположенную по адресу: Москва, *, д. 128, корп.1, кв. 137 за 11 400 000 руб. Часть стоимости квартиры в сумме 6 115 000 руб. оплачивается за счет собственных средств Ш. А.В, а часть в сумме 5 285 000 руб, за счет кредитных средств, предоставленных Ш. А.В. ПАО "Сбербанк России". 02.09.2016г. между Банком и Ш. А.В, Ш.ой Я.С. был заключен кредитный договор N40378631, согласно условиям которого, Заемщики получили кредит по программе "Приобретение готового жилья" в размере 5 285 000 руб, сроком возврата 240 месяцев из расчета 13,25% годовых и обязались возвратить полученный кредит и уплатить проценты за пользование им в размере, сроки и на условиях, указанных в договоре. В обеспечение исполнения обязательств по данному кредиту Заемщики предоставляют кредитору объект недвижимости, а именно квартиру, расположенную по адресу: Москва, *, д. 128, корп.1, кв. 137, принадлежащую им на праве собственности с обременением в виде ипотеки, о чем в ЕГРП 12.09.2016г. сделана запись N* об ипотеке в силу закона. 0209.2016г в связи с осуществлением расчетов по сделке купли-продажи объекта недвижимости, между ПАО "Сбербанк России", Ш. А.В, Т. В.А. был заключен договор аренды индивидуального сейфа N9038-111-*.

Во исполнение условия аренды индивидуального сейфа стороны произвели вложение денежных средств 02.09.2016г. в индивидуальный сейф N111/*, что подтверждается записью в персональной карточке клиента по регистрации посещений хранилища ценностей клиентов. 16.09.2016г. истец получил доступ к индивидуальному сейфу N111/*, что также подтверждается записью в персональной карточке клиента по регистрации посещений хранилища ценностей клиентов. После чего, договор аренды индивидуального сейфа, согласно условиям, был завершен. Истцом не доказан факт неполучения денежных средств по договору купли- продажи объекта недвижимости. В то время как ответчик выполнил все условия договора купли- продажи объекта недвижимости, что подтверждается не только государственной регистрацией данного договора, но и выполнением условий договора аренды индивидуального сейфа, согласно условиям которого денежные средства, вложенные Ш. А.В. и Т. В.А. одновременно в индивидуальный сейф, не могли быть оттуда извлечены никем кроме самого Т. В.А. Истец самостоятельно заключил договор купли-продажи спорной квартиры, истцом не доказано оказание на него воздействия с целью принуждения к заключению данной сделки. Задолженности истца не имеют отношения к сделке купли-продажи объекта недвижимости.

Т. Г.М, действующая в своих интересах и интересах несовершеннолетней Т. М.В. в судебное заседание явилась, доводы, изложенные Т. В.А. поддержала.

Представители третьих лиц ОУФМС России по району Чертаново-Центральное

г. Москве, нотариус г Москвы Соловьева Ю.О, Ш. Я.С, Управление Россрестра по

г. Москве в судебное заседание не явились, о дате, времени и месте слушания дела извещались надлежащим образом.

Третье лицо Ш. Я.С. в судебное заседание не явилась, о дате, времени и месте слушания дела извещена надлежащим образом, ранее в судебном заседании дала пояснения, предоставила письменный отзыв на исковое заявление, в котором просила в удовлетворении исковых требований Т. В.А. отказать, встречные требования Ш. А.В. удовлетворить в полном объеме по следующим основаниям.02.09.2016г. между

Т. В.А. и Ш. А.В. был заключен договор купли- продажи квартиры, расположенной по адресу: Москва, *, д. 128, корп.1, кв. 137 в офисе ПАО "Сбербанк России". Согласованная сторонами цена продаваемой квартиры - 11 400 000 руб. Для приобретения данной квартиры были использованы кредитные средства ПАО "Сбербанк России" в размере 5 285 000 руб. Истец лично подписал договор купли-продажи, потратил деньги с первоначального взноса для погашения своих долгов, лично подписал доверенность на регистрацию перехода права собственности, лично подписал договор аренды сейфа для расчётов, произвел выемку кредитных средств, из сейф-ячейки после регистрации перехода права собственности, подписав акт выемки в ПАО "Сбербанк России". Подобное поведение истца после сделки являлось поведением, дающим основание полагать о действительности сделки. На протяжении длительного времени у истца отсутствовали какие- либо претензии к ответчику Ш. А.В, а требование о признании сделки недействительной заявлено истцом по истечении очень большого срока времени после перехода права собственности. Воля истца при совершении сделки была направлена на отчуждение вышеуказанной квартиры, что следовало из его поведения, последовательных действиях на протяжении длительного времени, что давало понять, что сделка купли-продажи действительна.

Решением Чертановского районного суда г. Москвы от 16.03.2018 г, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 14.09.2018 г, в удовлетворении исковых требований Т. В.А. отказано, встречный иск Ш. А.В. удовлетворен.

Т. В.А, не согласившись с вышеназванными судебными постановлениями, обратился в Московский городской суд с кассационной жалобой, в которой ставит вопрос об их отмене и направлении дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В соответствии с ч. 2 ст. 381 ГПК РФ по результатам изучения кассационной жалобы или представления прокурора судья выносит определение:

1) об отказе в передаче кассационных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, если отсутствуют основания для пересмотра судебных постановлений в кассационном порядке. При этом кассационные жалоба, представление, а также копии обжалуемых судебных постановлений остаются в суде кассационной инстанции;

2) о передаче кассационных жалобы, представления с делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (ст. 387 ГПК РФ).

Таких нарушений судами не допущено.

Судом первой инстанции установлено, что Т. В.А. принадлежала на праве собственности квартира N137, расположенная по адресу: Москва, *, д. 128, корп.1; 02.09.2016г. между Т. В.А. и Ш. А.В. заключен договор купли-продажи спорной квартиры с использованием кредитных средств.

Согласно п.1 Договора продавец продал, а покупатель купил в собственность квартиру, расположенную по адресу: Москва, *, д. 128, корп.1, кв. 137, стоимость которой определена сторонами в сумме 11 400 000 руб. (п. 4 Договора).

Согласно п.5.1 Договора часть стоимости квартиры в сумме 6 155 000 руб. оплачивается за счет собственных средств Покупателя; оставшаяся часть стоимости квартиры в сумме

5 285 000 руб. оплачивается за счет целевых кредитных денежных средств, предоставляемых ПАО "Сбербанк России" в соответствии с кредитным договором N* от 02.09.2016г, заключенным между Покупателем и Банком. Условия предоставления кредита предусмотрены кредитным договором. Кредитные денежные средства предоставлены на приобретение квартиры (п. 5.2 Договора).

Также судом первой инстанции установлено, что договор купли-продажи спорной квартиры с использованием кредитных денежных средств от 02.09.2016г. прошел государственную регистрацию в соответствии с законодательством, о чем имеются отметки о государственной регистрации органа, осуществляющего государственную регистрацию прав. Собственником спорной квартиры является Ш. А.В.

02.09.2016г. между ПАО "Сбербанк России" и Ш. А.В, Ш.ой Я.С. заключен кредитный договор N40378631 на сумму 5 285 000 руб. на приобретение квартиры, находящейся по адресу: Москва, *, д. 128, корп.1, кв. 137 по договору купли- продажи квартиры от 02.09.2016г.; 02.09.2016г. между ПАО "Сбербанк России", Т. В.А, Ш. А.В. заключен договор N9038-1111-* аренды индивидуального сейфа; согласно п. 1.1 Договора сейф предоставляется для хранения в нем денежных средств, предназначенных для осуществления клиентами расчетов между ними по договору купли-продажи недвижимого имущества с использованием кредитных денежных средств от 02.09.2016г.

12.09.2016г. спорный договор купли-продажи прошел государственную регистрацию, о чем имеется отметка регистрирующего органа, после чего 16.09.2016г. истец получил доступ к индивидуальному сейфу N111/*, что подтверждается записью в персональной карточке клиента по регистрации посещений хранилища ценностей клиентов. После чего договор аренды индивидуального сейфа, согласно условиям завершен.

По состоянию на 26.05.2017 г. в данном жилом помещении зарегистрированы ответчики Т. В.А, Т. Г.М, несовершеннолетняя Т. М.В. Какого-либо соглашения о дальнейшем использовании спорной квартиры для проживания ответчиков по встречному иску между сторонами достигнуто не было. Доказательств, подтверждающих проживание ответчиков по встречному иску в спорной квартире на законных основаниях, ответчиками не представлено.

В ходе рассмотрения дела был допрошен в качестве свидетеля Филатов М.В, который пояснил суду, что он присутствовал при совершении сделки, предоставлял интересы Ш. А.В, выполнял услуги брокера и риелтора. Также свидетель пояснил, что при совершении сделки истец вел себя спокойно, осознавал, что делает; истцу было передано около 6 000 000 руб, точную сумму он не помнит; ответчик взял расписку о получении денег истцом; данная расписка должна быть в досье банка.

В соответствии с заключением помощника Чертановского межрайонного прокурора

г. Москвы следует, что обязательства по договору исполнены в полном объеме.

Разрешая заявленные сторонами требования, оценив в совокупности доказательства, собранные по делу, установленные в процессе его разбирательства фактические обстоятельства, суд первой инстанции, руководствуясь, в том числе, ст.ст. 166, 167, 179, 209, 218, 288, 304, 421, 549, 556, 558 ГК РФ, ст. 30 ЖК РФ, обоснованно отказал в удовлетворении первоначальных исковых требований в полном объеме, поскольку оспариваемый договор купли-продажи не противоречит закону, условия договора исполнены в полном объеме, имущество в виде квартиры передано покупателю, который в результате совершения сделки приобрел право собственности на квартиру. Также суд отметил, что в материалах дела отсутствуют доказательства совершения Ш. А.В. каких-либо действий, направленных на обман Т. В.А. относительно совершаемой сделки - договора купли-продажи квартиры, либо факта вынужденного заключения истцом договора, вследствие стечения тяжелых условий, чем сознательно воспользовался ответчик.

Довод истца о том, что он не получал денежные средства по договору, что из банковской ячейки он взял некий еженедельник, отклонены судом, как несостоятельные, поскольку в материалы дела была представлена ксерокопия расписки о получении Т. В.А. денежных средств в сумме 6 115 000 руб. в качестве оплаты за проданную квартиру, расположенной по адресу: Москва, *, д. 128, корп.1, кв. 137, которая заверена банком. Материалами дела подтверждено, что после заключения и подписания договора, истец принял денежные средства по нему, выдал доверенность на проведение регистрации перехода права собственности, лично подписал договор аренды индивидуального сейфа для расчетов от 02.09.2016 года, произвел выемку кредитных средств из сейф-ячейки после регистрации перехода права собственности, подписав акт приема-передачи в ПАО "Сбербанк России". Данное поведение истца давало основание полагаться ответчику на действительность оспариваемого договора. Доказательств иного, материалы дела не содержат.

Довод истца о том, что он не имел намерения продавать квартиру, т.к. не подписан акт приема-передачи спорной квартиры отклонен районным судом по причине того, что отсутствие акта приема-передачи квартиры не является основанием для признания договора купли-продажи квартиры недействительным, при соблюдении всех существенных условий договора.

Одновременно суд пришел к выводу об удовлетворении встречных исковых требований, поскольку из спорного договора купли-продажи следует, что на момент заключения договора в квартире по месту жительства зарегистрированы Т. В.А, Т. Г.М, Т. М.В, *г.р, которые должны сняться с регистрационного учета в течение 30 календарных дней после государственной регистрации перехода права собственности на квартиру по договору, а также государственной регистрации ипотеки квартиры в силу закона в Управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Москве. Согласно ст.558 ГК РФ лиц, сохраняющих право пользования квартирой после ее приобретения Покупателем, не имеется (п. 19 Договора).

Судебная коллегия, проверив дело с учетом требований ст.327.1 ГПК РФ, с выводами районного суда обоснованно согласилась.

Довод настоящей кассационной жалобы о нарушении оспариваемыми судебными актами прав и охраняемых законом интересов несовершеннолетнего ребенка

Т. М.В, которая фактически с момента совершения сделки по отчуждению квартиры лишилась конституционного права на жилище, является необоснованным, поскольку согласно установленным по делу обстоятельствам, истец Т. В.А. самостоятельно своими целенаправленными действиями произвел отчуждение спорного имущества в пользу ответчика.

Довод жалобы о том, что судом должен был быть привлечен к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования, ООиП района Чертаново Северное г. Москвы, также несостоятельны, поскольку в соответствии с п. 1 ст. 64 СК РФ защита прав и интересов детей возлагается на их родителей; родители являются законными представителями своих детей и выступают в защиту их прав и интересов в отношениях с любыми физическими и юридическими лицами, в том числе в судах, без специальных полномочий.

Иные доводы кассационной жалобы являлись предметом рассмотрения судов нижестоящих инстанций и были ими обоснованно отклонены. В силу ст. ст. 56, 59, 67 ГПК РФ суд определяет какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне их надлежит доказывать, принимает только те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела, оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

Применительно к положениям ст. ст. 378, 386, 387 ГПК РФ судом кассационной инстанции не производится переоценка имеющихся в деле доказательств и установление обстоятельств, которые не были установлены судами первой и второй инстанции или были ими опровергнуты.

Существенных нарушений судами норм процессуального права, а также норм материального права, повлиявших на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов, не выявлено.

Выводы суда в части заявленных требований являются верными.

В данной связи основания для передачи кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции отсутствуют.

На основании изложенного, руководствуясь п. 1 ч. 2 ст. 381, ст. 383 ГПК РФ,

определил:

в передаче кассационной жалобы истца (ответчика по встречному иску) Т. В.А. на решение Чертановского районного суда г. Москвы от 16.03.2018 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 14.09.2018 г. для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции отказать.

 

Судья Московского

городского суда Г.А. Тихенко

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.